.NET разработчик, найдись! или история о строителях социальных сетей

    Кадр из фильма «Офисное пространство»
    Кадр из фильма «Офисное пространство»

    На прошлой неделе технологическая компания, занимающаяся автоматизацией сетей общественного питания, опубликовала в соцсетях фотографию одной из своих точек питания при входе в которую висело объявление о поиске .NET-разработчика. Объявление содержало текст «.NET разработчик найдись» и QR-код, содержащий ссылку на описание вакансии. Этот нестандартный метод хантинга разработчиков заставил меня вспомнить о событиях 14-летней давности, свидетелем которых мне довелось быть. История, о которой пойдет речь, является примером самого быстрого найма разработчиков из всех, что я видел за свою карьеру. Поскольку я собираюсь рассказать эту историю без прикрас, то я последую примеру Игоря Ашманова и напишу статью в жанре «зашифрованных мемуаров». Поэтому вы не увидите здесь ни имен людей, ни названий компаний.

    Немного обо мне

    К осени 2006 года я уже был опытным веб-разработчиком. За плечами были 3 года опыта коммерческой разработки в крупном ИТ-холдинге и веб-студии. Также был и 1 год опыта некоммерческой разработки (pet-проекты я не учитываю), который был получен при создании интернет-портала своего вуза. В тот момент я искал финансовой стабильности, а где ее найти, как не в финансовой сфере, поэтому я устроился работать в Инвестиционную компанию.

    Проекты

    Я должен был переписать старый интернет-проект о ценных бумагах (далее Первый проект), с Classic ASP на ASP.NET. Поскольку на проекте за один год уже успели смениться 2 разработчика, то сначала нужно было доделать незаконченные задачи и навести небольшой порядок. Я, в принципе, был не против этого, потому что подобные задачи позволяли лучше изучить проект перед его переписыванием.

    В первый день работы я узнал, что буду работать отдельно от сотрудников IT-департамента на территории Внутреннего заказчика во Вспомогательном офисе компании. Если быть точным, то это была работа не на территории заказчика, а рядом с территорией заказчика, потому что Внутренний заказчик не горел желанием размещать программиста в своем отделе.

    Меньше чем через 2 месяца я разобрался с накопившимися в проекте проблемами. Внутренний заказчик был очень доволен и даже на одном совещании с руководством компании высказал идею, что для повышения эффективности было бы неплохо разместить рабочие места сотрудников IT-департамента в подразделениях, с которыми они работают.

    Перед самым Новым годом Внутренний заказчик сообщил неожиданную новость, что его отдел стал ответственным за еще один интернет-проект (далее Второй проект) и мне нужно подключиться к работе над ним. Проект был старый и тоже был написан на Classic ASP. Работы по нему должны были стартовать еще в ноябре, но HR-служба не смогла нанять исполнителей.

    Намного позже я узнал, что по определенным негласным причинам сотрудники IT-департамента больше не хотели участвовать в проектах Внутреннего заказчика, поэтому на эти проекты старались брать людей со стороны.

    Первоначально работа по Второму проекту выглядела, как простое «натягивание» нового дизайна. Дома во время новогодних праздников я занимался тем, что нарезал и заверстывал макеты, полученные от дизайнера. При сопоставлении макетов и старого сайта стало понятно, что работы будет в разы больше. Предполагалось превратить старый проект о паевых фондах в портал для неквалифицированных инвесторов, и со временем на нем должно было появиться много нестандартного функционала.

    Инвестиционная компания

    Компания, по меркам тех времен, считалась крупной и росла намного быстрее своих ближайших конкурентов. В финансовой сфере она была известна, прежде всего, тем, что смогла очень выгодно инвестировать в популярные интернет-проекты. В какой-то момент руководство решило, что в компании уже накопился достаточный опыт для самостоятельно запуска подобных интернет-проектов.

    Вспомогательный офис

    Здания Вспомогательного и Основного офисов находились на разных сторонах одной улицы, расстояние между ними составляло несколько сотен метров. Вспомогательный офис представлял из себя большую квартиру в жилом доме дореволюционной постройки, которая была переделана под офис. В основном там располагались подразделения, отвечавшие за контент интернет-проектов финансовой тематики, и независимые интернет-проекты, которые по тем или иным причинам не могли считаться частью IT-департамента. Также там было небольшое количество финансистов, но они постепенно переезжали в другие офисы компании.

    Когда я только пришел в компанию, то во Вспомогательном офисе было всего 2 независимых интернет-проекта:

    1. Проект по созданию отечественного аналога eBay (далее я буду называть его Интернет-аукционом), который в основном состоял из .NET-разработчиков.

    2. Экономическая онлайн-игра с очень разнообразной командой технических специалистов: от Flash-разработчика до C++-программиста.

    Первоначально мое рабочее место находилось в стеклянной переговорке, в которой располагались сотрудники Интернет-аукциона. Поскольку переговорка была рассчитана лишь на пять человек, а команда росла, то через три недели мне пришлось переехать в другое помещение. Новое помещение уже было полноценной комнатой, в которой располагались сотрудники Онлайн-игры и еще два сотрудника, работающих самостоятельно. С этим коллективом я проработал больше полугода и наиболее яркие воспоминания о компании связаны именно с этим периодом.

    Условия работы во Вспомогательном офисе многие сейчас назвали бы спартанскими. В доме не было горячего водоснабжения и в зимнее время года из крана лилась ледяная вода. У нас не было привычных для современных офисов микроволновок, кофе-машин, игровых приставок и настольных игр. Было только то, что требовалось для работы: столы, офисные кресла, системные блоки, мониторы и кулер, который сотрудники купили в складчину. На каждую комнату компания выделяла по одной бутылке для кулера в месяц, как правило ее хватало всего на несколько дней, поэтому каждый месяц мы скидывались на покупку дополнительных бутылок.

    Из сиюминутных плюшек в компании были только талоны на бизнес-ланч, которыми можно было расплатиться в нескольких ближайших точках общепита. Остальные составляющие соцпакета начинали действовать только через год работы.

    Но тем не менее у работы во Вспомогательном офисе были свои плюсы. Там не было суеты характерной для Основного офиса. Поскольку во Вспомогательном офисе работали в основном контентщики и веб-разработчики, то в нем царила тишина, что позволяло сосредоточиться на работе и достигать высокой продуктивности.

    В начале 2007 года во Вспомогательный офис переехало Рекламное агентство, долей в котором уже долгое время владела Инвестиционная компания. С этого события начался процесс преобразования Вспомогательного офиса в своего рода Веб 2.0 инкубатор, что тоже можно считать одним из плюсов.

    Строители социальных сетей

    В середине февраля из-за изменившейся внешней конъюнктуры нам пришлось запустить Второй проект досрочно. Не успев отойти после его запуска, я услышал от Внутреннего заказчика очередную новость: «В рамках этого проекта мы должны запустить Социальную сеть пайщиков1. Сделать это нужно до конца апреля». В принципе, наличие подобного функционала не было для меня неожиданностью, потому что в ранних версиях макетов присутствовал соответствующий раздел, но словосочетание «социальная сеть» звучало впервые. Несмотря на то, что основная концепция Социальной сети пайщиков была озвучена представителями компании в СМИ еще в январе, оставалось много организационных и юридических деталей, которые Внутренний заказчик должен был учесть при написании ТЗ.

    Работы по Второму проекту было и без того много. Постоянный недостаток времени приходилось компенсировать переработками. Мой трудоголизм не раз становился поводом для шуток со стороны коллег (соседей по комнате).

    Один раз, придя на работу, я увидел Flash-разработчика, сидящим под дверью комнаты. Я спросил у него: «У тебя что нет ключа от комнаты?», на что он мне ответил: «А зачем он мне вообще нужен? Если ты постоянно на работе сидишь!».

    В другой раз я решил уйти с работы вовремя и когда я уже подошел к двери Руководитель Онлайн-игры сказала мне: «Хорошо тебе повеселиться! Ты же, наверное, на какое-то мероприятие идешь? …».

    Вся эта ситуация делала перспективы переписать Первый проект весьма туманными. Отсутствие возможности писать на .NET заставило меня больше смотреть по сторонам. Во время локального корпоративного мероприятия по случаю 23 февраля в комнате контентщиков, в которой был накрыт праздничный стол, я заметил человека, читающего какое-то руководство по Visual Studio Team System. Мне стало интересно, и я спросил у него: «Вы .NET-разработчик?», и он ответил: «Почти… Я тимлид!». В процессе разговора выяснилось, что, в данный момент, он вместе с Проджект-менеджером из рекламного агентства разрабатывает концепцию Музыкальной социальной сети и в скором времени начнет собирать команду .NET-разработчиков. Я рассказал ему о своем опыте разработки на .NET Framework и SharePoint. На что он мне ответил: «.NET Framework 1.1. – это конечно хорошо, но на наш проект требуются люди, которые пишут на .NET 2.0 как минимум год причем полный рабочий день без отвлечения на всевозможные легаси-проекты». В общем, стало понятно, что он ищет людей, полностью погруженных в .NET-разработку на протяжении последних нескольких лет. Еще он мне рассказал, что планирует установить TFS и организовать работу команды по методологии MSF.

    Придя на работу после праздников, я увидел, что Тимлид и Проджект-менеджер переселяются в комнату, в которой раньше сидели финансисты и переводчики. Эта комната была смежной с комнатой, в которой располагался отдел Внутреннего заказчика, т.е. чтобы попасть к Внутреннему заказчику нужно было пройти половину этой комнаты. После обеденного перерыва на двери этой комнаты уже висела табличка «Социальные сети».

    В начале марта на каком-то программистском сайте (sql.ru, relib.com или gotdotnet.ru) я увидел следующий баннер:

    В оригинале на этом баннере был указан район, в котором располагались офисы Инвестиционной компании, и адрес электронной почты, содержащий название компании. При щелчке по баннеру осуществлялся переход на описание вакансии:

    Как видно из рисунка, это было довольно лаконичное описание. По внешнему виду оно напоминало объявления о найме сотрудников, которые публиковались в газетах или вешались на фонарных столбах. В принципе, было не сложно догадаться кому оно принадлежало. Чтобы подтвердить свои догадки я перешел на главную страницу. Это был личный сайт Проджект-менеджера из Рекламного агентства.

    Надо признать, что Проджект-менеджер хорошо разбирался в таргетинге интернет-рекламы, потому что эта информация практически мгновенно дошла до своей целевой аудитории. На обеденном перерыве я зашел к разработчикам Интернет-аукциона, и, как выяснилось, они тоже видели этот баннер и были впечатлены размером заработной платы. Через несколько дней со мной по ICQ связался коллега с предыдущего места работы и начал узнавать у меня, что я знаю об этой вакансии. Я объяснил ему, что там требуется серьезный опыт работы с .NET 2.0. На что он ответил мне: «Пусть у меня нет особого опыта работы с этой версией, но я все равно отправлю туда резюме, а потом, если что подтяну свои навыки». Поскольку он больше мне не писал, то думаю, что он не смог пройти первоначальный отбор.

    Ближе к концу марта появилось некое подобие ТЗ на Социальную сеть пайщиков. Запуск планировалось производить в несколько этапов. Первый этап предполагал интеграцию с одной из внутренних учетных систем. Мы встретились с сотрудниками Отдела автоматизации, отвечающим за эту систему, и договорились, что они напишут для нас хранимые процедуры, которые будут возвращать нужные нам данные.

    Периодически во время обсуждения своей работы в кабинете Внутреннего заказчика, я видел, как Тимлид Музыкальной социальной сети собеседовал кандидатов. Желающих устроится на этот проект было много и это не очень нравилось сотрудникам отдела Внутреннего заказчика, потому что они были вынуждены слушать практически одно и тоже в течение всего рабочего дня.

    По моим подсчетам у Тимлида ушло не больше двух недель на подбор трех .NET-разработчиков, потому что уже в 20-х числах марта нанятые им сотрудники вышли на работу.

    В то время найм разработчиков занимал гораздо меньше времени чем сейчас. Частично это было связано с тем, что тогда не существовало такого понятия как «вайтишник». Лишь небольшое количество людей стремилось работать в IT и в большинстве случаев для подбора не требовались фильтры в виде многоэтапных собеседований. Была скорее обратная ситуация, когда студенты нетехнических специальностей устраивались айтишниками, чтобы наработать стаж, а потом шли работать по специальности. В основном они начинали в качестве админов, но некоторые работали и программистами, в результате чего иногда появлялись проблемные проекты, которые затем превращались в вечное легаси.

    В тоже время опытных .NET-разработчиков было немного. Несмотря на то, что .NET Framework существовал уже пять лет, это все еще был переходный период. Мало кто из опытных разработчиков, начинал свой путь с .NET, потому что до версии 1.1 это была малопригодная для коммерческой разработки технология. На .NET в основном переходили разработчики, писавшие на следующих технологиях: Visual Basic, Classic ASP, Delphi и Visual J++. Осуществить такой переход было гораздо сложение чем сейчас перейти с .NET Framework на .NET Core или .NET 5. Как правило, у новоявленных .NET-разработчиков все еще оставалось на поддержке какое-то количество легаси-кода.

    Помимо нестандартного размещения вакансии, у столь быстрого завершения поиска сотрудников были и другие объяснения:

    1. Деньги решают все. Нижняя планка зарплаты была, конечно, хорошая, а вот верхняя, в те годы, могла заставить сильных разработчиков покинуть свои насиженные места. Многих не остановили бы даже не совсем комфортные условия работы. Но, с точки зрения работодателя, здесь был один минус. Например, разработчики Интернет-аукциона, занимавшие сеньорские должности, ознакомившись с текстом вакансии в тот же день пошли в HR-службу компании требовать прибавку к зарплате.

    2. Отсутствие бюрократических барьеров. Поскольку найм производился непосредственно Тимлидом, а офис находился в квартире жилого дома, то отсутствовали многие бюрократические барьеры: заказ гостевых пропусков у администрации бизнес-центра, бронирование переговорок, первый этап собеседования с HR-специалистом и согласование каждой кандидатуры с вышестоящим руководством.

    3. Понятные критерии подбора. Потенциальных сотрудников оценивали исключительно по хард-скиллам. Причем большинство этих хард-скиллов было стандартизировано, потому что при разработке планировалось использовать исключительно технологии, инструменты и методологии одного вендора – Microsoft. Сейчас такое сложно представить, но тогда это было нормой. Кроме того, это был совершенно некорпоративный найм. Если сейчас некоторые компании заявляют об отсутствии у них корпоративности, то, скорее всего, это является частью их корпоративной культуры. Никто не проверял кандидатов на соответствие корпоративной культуре, потому что сами нанимающие не были с ней знакомы.

    На этом можно было бы закончить статью и добавить все описанное выше в качестве примера в учебники по IT-рекрутменту. Но тогда статья не была бы честной. Поэтому я расскажу историю до конца.

    Меняющаяся реальность

    Выйдя на работу, разработчики Музыкальной социальной сети приступили к проектированию своей системы. Тимлид рисовал архитектуру системы на доске, а разработчики высказывали свои мысли. Все это продолжалось как минимум несколько дней, что вызывало немое недоумение у Проджект-менеджера. Кроме того, ни у кого в команде не было опыта запуска социальных сетей.

    И как я уже говорил раньше, многое в компании зависело от внешней конъюнктуры. В конце марта один Интернет-гигант купил Популярную в Рунете социальную сеть. Технически она была очень грамотно реализована. Тогда уже многие сайты использовали в своих интерфейсах AJAX, но эта соцсеть также использовала и «Unobtrusive» (ненавязчивый) JavaScript. Данный подход позволял сайтам работать одинаково хорошо, как с включенным в браузере JavaScript, так и с отключенным.

    Определенная часть команды Популярной социальной сети не стала переходить на работу в Интернет-гигант. Инвестиционная компания имела обширные связи в интернет-тусовке и поэтому практически мгновенно смогла выйти на этих людей и предложить им работу.

    В начале апреля Проджект-менеджер объявил команде о закрытии проекта Музыкальной социальной сети.

    Аудиторы интернет-проектов

    Сразу же из команды Музыкальной социальной сети уволился один разработчик. После этого к решению проблемы подключилась HR-служба компании. Эйчары не могли допустить, чтобы только что нанятых высокооплачиваемых сотрудников просто выставили на улицу. Поэтому они начали искать варианты трудоустройства Тимлида и двух разработчиков внутри компании. В тот момент, в IT-департаменте просто не было физического места для размещения новых сотрудников. Единственным местом трудоустройства оставались независимые интернет-проекты Вспомогательного офиса. Было принято решение отправить по одному разработчику в каждый из проектов. Их задачей было провести технический аудит проектов и устранить найденные недоработки. Отчитываться они должны были Тимлиду, который, в свою очередь, должен был отчитываться перед руководством Инвестиционной компании.

    Тимлид переехал обратно в комнату контентщиков. В комнату, в которой сидели разработчики Онлайн-игры и я, переехал самый опытный .NET-разработчик. Поскольку помимо технического образования у него также было и духовное образование, то мы между собой называли его Семинаристом. К разработчикам Интернет-аукциона переехал второй .NET-разработчик, которого там прозвали Велосипедистом за то, что он ездил на работу на велосипеде.

    Семинарист обладал обширными знаниями по последним технологиям Microsoft. Из любопытства я спросил у него о том, как он смог так сильно прокачаться. На что он мне ответил: «Последние полгода я работал Полугосударственной компании, в которой были продолжительные простои. Мы очень долго ждали пока бизнес-аналитики сформулируют свои требования. Кто-то во время этих простоев играл в Counter-Strike, а я и еще несколько человек прокачивались. Я оттуда уволился, чтобы больше разработкой заниматься, а сейчас вообще неизвестно чем занимаюсь».

    В 20-х числах апреля Отдел автоматизации наконец-то предоставил мне хранимые процедуры. Нерешенной оставалась проблема добавления в учетную систему тестовых записей, на основе которых мы могли бы завести тестовые аккаунты. Ни айтишники, ни бизнес не могли решить эту проблему. Кто-то говорил, что так делать нельзя из соображений безопасности, а кто-то, что это невозможно юридически. В общем, мы шли по кругу. В какой-то момент Внутренний заказчик сказал мне, что договорился с Руководителем Подразделения, занимающегося паями. И я услышал от него следующее: «В общем, возьми паспорт и ИНН, и сходи в Основной офис и купи себе пай. Я так уже и поступил». На следующий день я пришел в Основной офис и обратился к сотруднику фронт-офиса, контакты которого мне дал Внутренний заказчик. Заполнив все анкеты, я внес через кассу свои собственные деньги. После того, как мне выдали все необходимые документы, сотрудник фронт-офиса сказал мне: «Ой! Вы извините, но мы Вам случайно комиссию за оформление посчитали. Но я думаю, что ничего страшного из-за этого не случится». Это было самое запоминающиеся оформление тестового аккаунта в моей жизни ;-)

    Через пару дней Внутренний заказчик, занятый организационными вопросами запуска Социальной сети пайщиков, перестал отвечать на звонки и почту. После некоторого времени в мой почтовый ящик посыпались письма людей, которые не могли решить свои вопросы с Внутренним заказчиком. Однозначно истолковать суть этих писем было сложно, т.к. в них приводились ссылки на какие-то ранние договоренности с Внутренним заказчиком. Я обратился к нему за разъяснениями, на что он ответил: «Игнорируй их и занимайся своей работой». Сотрудники отдела Внутреннего заказчика, в принципе, были обычными контентщиками, поэтому часть звонков они также стали переводить на меня. Поскольку в моей комнате был всего один телефон, то это очень мешало работе разработчиков Онлайн-игры. В один прекрасный день мне позвонила Новый руководитель одного из маркетинговых подразделений. Первое, что я услышал: «Почему Вас нельзя найти ни в IT-департаменте, ни в отделе Внутреннего заказчика? Когда Вы заверстаете присланные мной макеты?». На это я ей ответил, что эти макеты содержат HTML-формы и вывод данных в виде таблиц, и одних графических файлов мало, т.к. нужен какой-то пояснительный текст. Ее ответ был следующим: «Внутренний заказчик сказал, что работа по этой задаче ведется уже давно!». Поскольку до этого я не видел эти макеты и не имел никакой другой информации, то сказал ей, что, скорее всего, Внутренний заказчик пишет по этой задаче ТЗ. На что получил ответ: «Вы не хотите работать!!!», затем разговор перешел на повышенные тона с обоих сторон. Весь этот бесконечный поток информации говорил только об одном, что задачи, стоящие в наших планах, были лишь верхушкой айсберга.

    Несмотря на все отвлекающие факторы, между майскими праздниками мы все-таки запустили нашу социальную сеть.

    В начале мая Вспомогательный офис начал расширяться. В качестве дополнительного помещения стала использоваться квартира на последнем этаже, из которой в конце апреля съехали какие-то англичане. Одними из первых туда переехали разработчики Интернет-аукциона. В их стеклянную переговорку должно было въехать новое подразделение, состоящее из известных деятелей Рунета. Новое помещение имело совершенно другую планировку. Разработчики Интернет-аукциона очень долго смеялись, когда в санузле обнаружили джакузи. Другой интересной особенностью этой квартиры было то, что в коридоре рядом с входной дверью стоял стол, за которым сидел мужчина в строгом деловом костюме. Неосведомленные люди принимали его за охранника, но на самом деле он был финансистом, занимавшим директорскую должность, и по совместительству преподавателем учебного центра (его, кстати, сейчас часто показывают по телевизору).

    Тем временем аудиторы интернет-проектов продолжали делать свою работу. Их основной задачей было, что-то найти. И они, как правило, что-то находили. В Онлайн-игре ничего особо серьезного не нашли, а вот в коде Интернет-аукциона был найден какой-то участок кода, имевший проблемы с производительностью. Тимлид на основе информации, полученной от Велосипедиста, записал нагрузочный тест и запустил его на stage-сервере. Сервер упал, причем упал в какой-то неподходящий момент, тем самым вызвав серьезное раздражение у разработчиков Интернет-аукциона. Если бы тогда они сидели на одном этаже, то дело могло дойти и до драки.

    Аудиторы поняли, что дальше так работать уже нельзя и Тимлид встретился с руководством IT-департамента. В IT-департаменте существовал проект по разработке Социальной сети трейдеров. Внутри компании за него отвечали менеджер и два .NET-разработчика, также над ним работали дизайнер и верстальщик, но они находились за пределами компании. Проект буксовал из-за разногласий .NET-разработчиков с дизайнером. В основном, эти проблемы были связаны со специфической HTML-разметкой, создаваемой технологией ASP.NET Web Forms. В общем, разработчики ни в чем не были виноваты. Как раз в этот момент из команды уходил менеджер. Поэтому руководство предложило усилить эту команду Тимлидом, Семинаристом и Велосипедистом. Проблема с отсутствием свободного места должна была решиться в конце мая или начале июня, после окончания ремонта новых помещений для IT-департамента.

    Тимлид рассказал об этом варианте своей команде. После чего они даже сходили в Основной офис и пообщались с командой проекта. Семинариста этот вариант не устроил, потому что он больше не хотел связываться с легаси-кодом. Поэтому он отдельно от всех встретился с Проджект-менеджером и руководством Рекламного агентства. Он убедил их, что сам способен собрать команду разработчиков и запустить любой проект. Рекламное агентство заинтересовалось его предложением и выдвинуло идею проекта с очень оригинальной концепцией.

    Во вспомогательный офис прибывали все новые и новые люди. И в один прекрасный день ко мне подошел Руководитель контентщиков, который по факту отвечал за весь Вспомогательный офис, и сказал следующее: «Тебе скоро придется покинуть это помещение. Куда тебя переселять не знаю. Не исключен и вариант переезда в коридор. В общем, решай этот вопрос с Внутренним заказчиком». В принципе, я знал, что этот день когда-нибудь наступит, но также я знал от Семинариста о новых помещениях IT-департамента. Поскольку это была уже не первая конфликтная ситуация за месяц, то я решил, что терять мне особо нечего и начал добиваться перевода в Основной офис. После долгой и не очень приятной переписки с Внутренним заказчиком, IT-директором и HR-директором, мне одобрили перевод в Основной офис, а также много чего наобещали.

    Эпилог

    Наступил конец мая. Вечером Тимлид, Велосипедист и я, держа в руках свои вещи, шли по улице в направлении Основного офиса. Впереди нас шли два грузчика и катили тележки с нашим оборудованием. На последнем этаже здания Основного офиса в большом зале, разделенном перегородками, нас ждали новые рабочие места. Поскольку в некоторых частях помещения еще шел ремонт, то мы были одними из первых, кто туда переехал. На столах были приклеены бумажки с нашими фамилиями, сняв их мы поняли, что опять являемся соседями…

    Семинарист остался во Вспомогательном офисе и собрал команду для разработки достаточно оригинального проекта, который можно охарактеризовать так: социальная сеть + тамагочи. После 4 лет работы в Инвестиционной компании перешел в Крупную нефтегазовую компанию, отработав там около года переехал на юг Евросоюза.

    Тимлид возглавил группу разработки Социальной сети трейдеров. Данная социальная сеть существует и по сей день. Работая в IT-департаменте ему часто приходилось нанимать разработчиков. Делал он это по-прежнему эффективно, но не так быстро, как во Вспомогательном офисе. Однажды, чтобы срочно закрыть вакансию ему пришлось переманить разработчика из команды Семинариста. В итоге он дорос до должности начальника отдела интернет-проектов. После 5 лет работы в Инвестиционной компании он переехал на западное побережье США.

    Велосипедист принял активное участие в запуске новой версии Социальной сети трейдеров, но через полгода покинул компанию. Через некоторое время он устроился ведущим разработчиком в Крупнейший отечественный интернет-магазин, где проработал почти семь лет. Где он работает сейчас – неизвестно.

    Я же через месяц после переезда закончил работу над оставшимся функционалом Социальной сети пайщиков. Затем запустил ряд сервисов в рамках Второго проекта. Около полугода потратил на поиск разработчика на Classic ASP. В процессе поиска принял Третий легаси-проект, получив таким образом статус Главного и единственного подрядчика Внутреннего заказчика. Два раза хотел уволиться, но меня не отпускали. В итоге нанял .NET-разработчика для последующего переобучения на Classic ASP (своего рода профессиональный даунгрейд). Закончив все крупные задачи понял, что наконец-то могу уволиться, но просчитался с моментом. Через месяц после моего ухода начался кризис 2008 года. По прошествии двух месяцев устроился в более крупную компанию, в которой у меня появились проекты на .NET. Намного позже я стал автором популярных open source-проектов, некоторые из которых долгое время использовались, а возможно и используются, в Инвестиционной компании.

    Внутренний заказчик на пике популярности Социальной сети пайщиков успел дать несколько интервью авторитетным финансовым изданиям, в которых подробно рассказал о принципах работы проекта. Примерно через полгода после моего ухода он покинул свой отдел, чтобы возглавить Социальную сеть трейдеров, технической частью которой занимался Тимлид. Из своих старых проектов Внутренний заказчик оставил за собой только Социальную сеть пайщиков и Третий проект, который потом был интегрирован в Социальную сеть трейдеров. Социальная сеть пайщиков просуществовала около 4 лет и была закрыта одновременно с уходом Внутреннего заказчика из компании.

    Инвестиционная компания успешно пережила кризис 2008 года и через некоторое время купила здание. Сейчас в этом здании работает большая часть сотрудников компании.

    Несмотря на мою профессиональную стагнацию и упущенные возможности «тучных лет», у этого места работы был один существенный плюс – я воочию видел, как строился Рунет эпохи Веб 2.0.


    1 - Под словом «пайщики» имеются в виду инвесторы паевых фондов.

    Комментарии 8

      +3
      Лишь к середине статьи понял, что речь не о людях с паяльниками
        –2

        Я что-то не допераю что за пайщики. Не подскажете? Программисты на пайтоне? Любители пирогов? Raspberry pi энтузиасты? Паяльщики?..

      –2
      прочитав эту Санта-Барбару так и не понял что за пайщики
      +5
      какие-то внутренние дела двадцатилетней давности какой-то компании. Кто-то куда-то постоянно переезжает. какие-то рабочие моменты. МОжно только удивится памяти автора который помнит что происходило столько лет назад. но кроме того что автор почесал свое чувство ностальгии пользы от текста не вижу.
        +1
        какие-то внутренние дела двадцатилетней давности какой-то компании. …

        Жанр мемуаров предполагает именно такое изложение. Я уже давно хотел написать об этой истории в стиле Жизни внутри пузыря или Записок автоматизатора, а тут, как раз, появился повод. Я полностью отдаю себе отчет в том, что популярная статья о карьере в IT и рабочих моментах должна быть написана немного в другом жанре:


        Гифка, показывающая суть популярного жанра
        Кадры из 25-й серии Ковбоя Бибопа
        0
        del

        Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

        Самое читаемое