Как стать автором
Обновить

Комментарии 41

Думаю надо перенести всё на NodeJS и сделать Electron-приложение, чтобы можно было создавать архив и без интернета и с общей базой, когда потребуется.

Мы ушли в сторону nw.js. По сути сделали кусок нашей СУБД архива для оффлайн-использования, а при наличии интернета DB отправляется в основную базу. Файлы конечно синкаются уже по приезду в институт т.к. объемы огромные сейчас (пишем в wav звук, а видео 4к).

Получили и бонус - можно загрузить текстовую часть, т.н. описи, в БД и использовать их в дороге для работы с уже старым материалом в режиме оффлайна.

Здорово! А можно узнать поподробнее про вашу программу? Её где-то можно скачать?

Надо было в 12м году сделать что-то для полевых работ, т.к. эксель порядком надоел + было слишком много ошибок ввода. Наворотил что-то похожее на node-webkit и пошло-поехало... загрузка файлов через драгндроп, парсинг excel документов-описей, упаковка в zip, пережатие файлов ffmpeg'ом, работа с метаданными в файлах, синхронизация туда-сюда...
Скачать и посмотреть, к сожалению, врядли получится. Там конечно патент на ПО и сделана она по грантам РГНФ, РФФИ и РНФ, но дело даже в другом: а) она вам будет абсолютно бесполезна в отрыве от БД архива и нашей специфики, а это уже бакэнд и он закрыт и б) Там такой дикий говнокод на своем "js фреймворке" что просто плакать хочется каждый раз когда я открываю исходники для добавления нужной функции и я потом не смогу спать спокойно, зная что это все кто-то еще видел.

Сейчас работаю над тем чтоб полевик мог записывать аудио напрямую на сервер через API браузерный. Точней там запись идет сначала в буффер, потом уже отправляется на сервер. У нас специфика - беседа + иллюстрации.

Кстати насчет Atlas.ti - у меня уже поставлен в план работы на второе полугодие 23го разработка функций схожих, тоже из-за лицензии и тяжеловесности... Надо-бы глянуть что это такое вообще.

Если это сделано по научным грантам, почему вы решили не публиковать результаты работы, то есть саму программу, и решили не лицензировать её использование, то есть никому не разрешили повторять вашу работу?


Что помешало сделать результат гранта доступным для других исследователей?


Вы пережимаете файлы через ffmpeg. Как правило, при этом качество изображения портится. Что привело к такому решению?


Вы собираете звукозаписи и изображения. Будете ли вы публиковать эти коллекции, и если да, то по какой из свободных лицензий (чтобы другие научные организации могли свободно использовать ваш материал для своих задач)?


Спасибо.

Если это сделано по научным грантам, почему вы решили не публиковать результаты работы, то есть саму программу, и решили не лицензировать её использование, то есть никому не разрешили повторять вашу работу? Что помешало сделать результат гранта доступным для других исследователей?

По условиям грантов нет необходимости публиковать программы. Опубликованы только материалы и научная часть, а разработка и доработка программ является лишь дополнительной работой для осуществления исследования.

Вы пережимаете файлы через ffmpeg. Как правило, при этом качество изображения портится. Что привело к такому решению?

Суровая необходимость. Хранить 40+ гигабайт на одного информанта не целесообразно, в особенности если все интервью он просто рассказывает о разном. Не пережимаются только куски которые могут составить ценность именно в виде картинки - пейзажи, интерьеры, утварь. Вы сами прекрасно понимаете каково это - выбить даже простенькую дисковую полку для данных. У меня сейчас 2 сервера QNAP по 24ТБ каждый, но по сути это 2 года материала, если не пережимать.

Вы собираете звукозаписи и изображения. Будете ли вы публиковать эти коллекции, и если да, то по какой из свободных лицензий (чтобы другие научные организации могли свободно использовать ваш материал для своих задач)?

Никакой свободной лицензии не предусмотрено. Это дурацкое "право первой брачной ночи" или "собака на сене" с которыми я борюсь всеми силами. Опубликованные материалы поступают в открытую базу данных, но любая ре-публикация или использование должно предваряться запросом к нам.

Думаю что в феврале я эту тему пробью впервые, правда лицензия будет своя, опубликовав огромную подборку по Саамским материалам Кольского полуострова, во вторник ученый совет по этому поводу.

Хранить 40+ гигабайт на одного информанта не целесообразно, в особенности если все интервью он просто рассказывает о разном.

В таких условиях я оставлял бы только звукозапись, без видеоряда.


Откуда, по какой причине возникает запрет на использование ваших материалов? Вы, положим, бьётесь; но кто же установил этот порядок? Неужели директор института?


Если "лицензия будет своя", тогда использовать этот материал будет никак нельзя, потому что лицензия окажется несовместимой с лицензиями на другой контент. Главная проблема "своих лицензий" именно в том, что они не позволяют переработку.


И ещё один вопрос. Вот вы записываете интервью с человеком. Вы задаёте ему вопросы, он отвечает. Как вы оформляете получение авторских прав на его ответы? Какой договор вы заключаете с информантом и на каких условиях вы получаете права на произнесённый им текст? (Закон установил, что без разрешения автора нельзя комментировать авторский текст, нельзя снабжать его предисловием и послесловием, нельзя иллюстрировать; смотрите в 1266 статье Гражданского кодекса.)


Спасибо.

В таких условиях я оставлял бы только звукозапись, без видеоряда.

Тогда возникает две проблемы: а) исследователю или родственнику, который запрашивает материалы конкретного информанта, будет доступен только голос, хотя я могу дать ему видео. б) теряется возможность какого-либо видеомонтажа. Сжатый h265 в ffmpeg в 1080p/60fps вполне достаточен для научных целей, а весит в 4-5 раз меньше.

Откуда, по какой причине возникает запрет на использование ваших материалов? Вы, положим, бьётесь; но кто же установил этот порядок? Неужели директор института?

Не смогу вам на этот вопрос ответить. Это было когда я пришел 15 лет назад, это продолжается сейчас. Весь собираемый материал идет в архив и любое его использование - только через институт. Насколько я знаю, общаясь с коллегами с других институтов - там ситуация 1в1 и до уровня свободных лицензий в первичке мало кто может дойти.

Главная проблема "своих лицензий" именно в том, что они не позволяют переработку.

Я не особый сторонник СПО, честно говоря, меня это более чем устраивает. Взяли материал - отсмотрели - запросили возможность переработки/публикации. На моей памяти еще никому не отказали, а для нас это графа в отчете.

Какой договор вы заключаете с информантом и на каких условиях вы получаете права на произнесённый им текст?

Все просто и по-советски замечательно - никаких бумаг нет. Как только ты достаешь бумагу договор - информант потерян. Буквально в среду на конференции эта проблема в который раз поднималась. Контингент 70+ не подпишет никаких бумаг, даже для ученых. Есть только запись на диктофон о том что информант согласен на запись разговора и использование этого разговора в научных целях. После чего произведение - а это запись, условно принадлежит институту и собирателю, а не информанту. В общем полевые работы это серая зона.

Если у вас с этим лучше - расскажите как вы это делаете, мне действительно хочется привести все к нормальному виду.

Весь собираемый материал идет в архив и любое его использование — только через институт.

Ни в коем случае нельзя рассчитывать на решение этого вопроса сверху. Руководитель движим двумя причинами. С одной стороны, ему глубоко безразличен весь вопрос. С другой стороны, он очень боится потерять рублик, которого никогда не получал, однако ежедневно надеется получить.


Поэтому решать вопрос надо снизу вверх. Сначала, опрашивая информантов, вы заключаете с ними договор, по которому они передают вам свою интеллектуальную собственность (устный рассказ) на условиях свободной лицензии Creative Commons BY-SA. Затем, передавая этот материал в архив института, вы предупреждаете начальство, что присвоение прав на этот материал будет незаконным. В своих работах, написанных по собранному материалу, вы каждый раз пишете, что материал информантов использован по лицензии Creative Commons BY-SA.


Через несколько лет ваше начальство привыкнет и перестанет на это реагировать.


На моей памяти еще никому не отказали, а для нас это графа в отчете.

Действительно, здесь вы правы. Я уже видел случаи, когда начальство тревожится за графу в отчёте. Значит, вам действительно нужна лицензия-обёртка, которая будет явно проговаривать два условия.


1) Клиент должен подать заявление.
2) В ответ на заявление, и только в ответ на заявление, институт принимает на себя обязательство передавать контент и обеспечить лицензию.


Правда, здесь будет две проблемы.


Первая проблема в том, что передать контент можно будет лишь один раз, а затем люди сами будут передавать друг другу этот контент.


Вторая проблема в том, что институт не владеет правами на весь этот контент, поэтому не может запретить его использование. Правами владеет информант, который, в принципе, и должен лицензировать свой устный рассказ неограниченному кругу лиц.


Если разложить вторую проблему на устный рассказ и видеозапись, то права на видеозапись (без звука) полностью у института, здесь вы правы.


Все просто и по-советски замечательно — никаких бумаг нет.

Это означает, что у вас нет права на какое-либо использование этих устных рассказов. Даже их письменная запись уже нарушает права информанта. Можно только слушать, причём не на работе, а дома.


Контингент 70+ не подпишет никаких бумаг, даже для ученых.

Значит, бумага составлена неправильно. Составьте её правильно, делов-то.


Есть только запись на диктофон о том что информант согласен на запись разговора и использование этого разговора в научных целях. После чего произведение — а это запись, условно принадлежит институту и собирателю, а не информанту.

Закон утверждает обратное. В силу 1229 статьи ГК РФ права на устный рассказ принадлежат информанту. В силу 1235 статьи ГК РФ информант может передавать права и давать разрешения только письменно.


Что такое научные цели, нигде не определено, поэтому когда дети и внуки информанта притянут вас к суду, ваш институт будет обречён платить им отступные.


Если у вас с этим лучше — расскажите как вы это делаете, мне действительно хочется привести все к нормальному виду.

Мы работаем с фотографами или их организациями. Начинаем с того, чтобы подписать типовой текст лицензии. В этом тексте фотограф или предприятие признаёт себя автором фотографий и разрешает их использование по CC-BY-SA.


В нашей практике был один-единственный случай, когда фотограф прямо задал встречный вопрос:


— Неужели это означает, что кто угодно сможет делать коммерцию на моих снимках?


Да, ответили мы, именно так. После этого фотограф подписал разрешение.

С одной стороны, ему глубоко безразличен весь вопрос. С другой стороны, он очень боится потерять рублик, которого никогда не получал, однако ежедневно надеется получить.

Это никак не связанно с деньгами.

Сначала, опрашивая информантов, вы заключаете с ними договор, по которому они передают вам свою интеллектуальную собственность (устный рассказ) на условиях свободной лицензии Creative Commons BY-SA.

Никак не прокатит. Это в данном случае будет профанация т.к. информант должен понимать что это за договор и зачем он нужен, а не "должен быть" для галочки.

Через несколько лет ваше начальство привыкнет и перестанет на это реагировать.

Оно мне не даст такого сделать, вот и все. И не начальство на месте, с этим начальством я договорюсь, а начальство выше, куда мы отчитываемся.

Первая проблема в том, что передать контент можно будет лишь один раз, а затем люди сами будут передавать друг другу этот контент.

По этому такая лицензия и не жизнеспособна в условиях науки. Отчетность никто не упоминал.

Значит, бумага составлена неправильно. Составьте её правильно, делов-то.

Если вы сможете составить бумагу которую можно давать человеку на подпись, при условии что а) человек никогда не согласится писать свои личные данные т.к. боится мошенников и б) человек в принципе уже может плохо писать - я вас расцелую. Пока все эти попытки проваливались и у нас и в Екб и в Питере и даже у Финнов. Собираем сугубо устно на диктофон.

Что такое научные цели, нигде не определено, поэтому когда дети и внуки информанта притянут вас к суду, ваш институт будет обречён платить им отступные.

По этому я и говорю - серая зона. Правда про какие отступные вы говорите я не представляю, у нас нет коммерческой деятельности и все издания бесплатны и выложены на сайте в виде PDF.

Мы работаем с фотографами или их организациями. Начинаем с того, чтобы подписать типовой текст лицензии. В этом тексте фотограф или предприятие признаёт себя автором фотографий и разрешает их использование по CC-BY-SA.

Значит у вас нет таких проблем и вы не сталкивались с ними. Тогда-бы понимали о чем я говорю. У нас за экспедицию 20-30 информантов, суммарно 5-7 экспедиций в год. Работаем только с "бабушками", причем в значительной части на "языке". Любая бумага данная бабушке на подпись - будет послана либо на три буквы, либо к внучке чтоб та разбиралась и записи не будет вовсе. Мы пытались, но это просто не работает, не то поколение.

Это в данном случае будет профанация т.к. информант должен понимать что это за договор и зачем он нужен, а не «должен быть» для галочки.

Конечно, информант понимает, ведь он прочитывает бумагу, прежде чем подписывать.


Оно мне не даст такого сделать, вот и все. И не начальство на месте, с этим начальством я договорюсь, а начальство выше, куда мы отчитываемся.

Как именно не даст сделать?


Поэтому такая лицензия и не жизнеспособна в условиях науки.

Практика показывает, что именно такая лицензия и лежит в основе открытой науки (open science).


Если вы сможете составить бумагу которую можно давать человеку на подпись, при условии что а) человек никогда не согласится писать свои личные данные,

То есть вы при разговоре не фиксируете имя, отчество и фамилию, и место проживания не фиксируете?


Любая бумага, данная бабушке на подпись — будет послана

Тогда вся обработка, которую вы делаете, противозаконна. Вы не можете ни записывать текст устных рассказов, ни публиковать его. Это очень печально.

Как именно не даст сделать?

Легко и просто - меня не отправят в экспедицию, если я поеду с какими-то бумагами не согласованными с "золотыми мозгами", и конкретно с отделением.

Практика показывает, что именно такая лицензия и лежит в основе открытой науки (open science).

И она никак не совместима с кучей тем которые мы исследуем. Например публикация на условиях анонимности. Уже нельзя все интервью опубликовать под свободными лицензиями. Вы уж простите но на открытую науку мне ||, я не фанатик CC.

То есть вы при разговоре не фиксируете имя, отчество и фамилию, и место проживания не фиксируете?

Иногда нет.

Тогда вся обработка, которую вы делаете, противозаконна. Вы не можете ни записывать текст устных рассказов, ни публиковать его. Это очень печально.

По этому я и говорю - выхода другого, кроме как быть в серой зоне - нет. Открытая лицензия не подходит ни ученым моего института, ни филиалу, ни вышестоящему отделению. После сбора материал может быть закрыт в архиве до смерти автора, а конкретно на 75 лет, и учитываться только в статистике и не выдаваться на руки. Он может быть закрыт, но быть использован только ученым записавшим информанта, на условиях анонимности. Он может быть закрыт частично - закрыты места, даты, имена. Он может быть открыт... Или например заговоры которые сдавались в архив - они передавались только одному ученому, на них он сделал ссылку но... работать с ними можно только глазами, никаких копий делать нельзя, так захотели многие знахари.

Да, в идеальном мире все что собирается на государственные деньги - должно быть открыто, но нет, так не выходит по десяткам причин. Только сейчас в дирекции насчет этого обсуждал и любые мои попытки на открытие материалов вызывают бурю негодования у социологов и историков, из-за контекста и вопросов которые они задают информантам.

Например, публикация на условиях анонимности.

Публикация на условиях анонимности возможна, только если автор подписал вам разрешение публиковать на условиях анонимности, либо если вы сами сделали другой документ, который позволяет это делать. В том и другом случаях вы можете выпустить анонимный текст как свободный.


Уже нельзя все интервью опубликовать под свободными лицензиями.

Можно, потому что анонимность не мешает этому.


После сбора материал может быть закрыт в архиве до смерти автора, а конкретно на 75 лет, и учитываться только в статистике и не выдаваться на руки.

После смерти автора придётся ждать ещё 70 лет до окончания авторского права. То есть вы закрываете материал на 145 лет. Неужели такая цензура и является вашей целью?


использован только ученым, записавшим информанта, на условиях анонимности.

Только если есть письменное разрешение анонима на публикацию, переработку, комментирование.


любые мои попытки на открытие материалов вызывают бурю негодования у социологов и историков из-за контекста и вопросов, которые они задают информантам.

Правильно ли я понял, что социологи и историки не хотят публиковать эти вопросы и не хотят публиковать ответы на них? И цитировать эти вопросы и ответы они тоже не хотят?


Представьте, что перед вами лежит рукопись. Вы хотите выписать из неё абзац и включить в свою статью, ссылаясь на архивный адрес? Нет, закон не позволяет цитировать неопубликованные тексты. Следовательно, здесь вы ничего сделать не можете.

В том и другом случаях вы можете выпустить анонимный текст как свободный.

Пожалуйста не упирайте так на свободность. Ни для одного ученого с которым я работаю, ни у нас ни в финляндии/эстонии/германии - этот пункт не важен и никогда не был прописан в грантах или проектах.

Неужели такая цензура и является вашей целью?

Не понимаю вашего вопроса. Если ваш информант не хочет чтоб он был опубликован до своей смерти, но готов материалы сдать в архив - вы не будете брать такие материалы?

Правильно ли я понял, что социологи и историки не хотят публиковать эти вопросы и не хотят публиковать ответы на них?

Острые и за которые автора или его потомков могут преследовать или публикация отразится на их жизнь? Да, конечно. У меня в архиве около 100 интервью за последние 15 лет закрытые целиком, кроме как для собирателя, тем не менее на них есть ссылка в публикациях.

И цитировать эти вопросы и ответы они тоже не хотят?

Только на условиях полной анонимности. Буквально: "Женщина, родилась в 60-е".

Представьте, что перед вами лежит рукопись. Вы хотите выписать из неё абзац и включить в свою статью, ссылаясь на архивный адрес? Нет, закон не позволяет цитировать неопубликованные тексты. Следовательно, здесь вы ничего сделать не можете.

Если рукопись в фондах архива и я получил до нее доступ - я вполне могу на нее сделать ссылку и опубликовать цитату. Есть архивные материалы с которыми я не могу ознакомиться. Только недавно на них сталкивался в питере.

Если рукопись в фондах архива и я получил до нее доступ — я вполне могу на нее сделать ссылку и опубликовать цитату.

Гражданский кодекс РФ, статья 1274, посмотрим в неё:


Допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования:

1) цитирование… правомерно обнародованных произведений в объеме, оправданном целью цитирования.

Вот так написано в законе. То есть цитировать неопубликованную работу закон запрещает. Цитировать без указания имени автора закон запрещает.


Вы спросите, а что же с анонимными информантами делать? Закон считает, что нужно получать от них разрешение на использование их текстов без указания имени автора. Такое разрешение называется лицензионным договором, и закон считает, что оно должно быть письменным (статья 1235).


Если же вы обнародовали устный рассказ информанта неправомерно (без его разрешения), тогда у вас получился контрафактный текст, нарушение авторских прав.

Если ваш информант не хочет, чтоб он был опубликован до своей смерти, но готов материалы сдать в архив — вы не будете брать такие материалы?

Названные вами условия и есть условия разрешения (лицензии). В этом случае информант подписывает разрешение (лицензию), где указано вот такое условие.


Только на условиях полной анонимности. Буквально: «Женщина, родилась в 60-е».

Это условие никак не противоречит свободному лицензированию текстов.


Но ведь вы рассказываете о другом случае. Вы рассказываете о случае, когда:


1) женщина готова передать вам свой рассказ,
2) при этом не разрешает указывать её имя,
3) при этом не разрешает публиковать рассказ,
4) при этом не разрешает использовать его фрагменты,
5) при этом не разрешает комментировать его фрагменты,


то есть информант, сообщая вам известие, полностью запрещает вам (и всем остальным) пользоваться этим известием. И здесь возникает вопрос, зачем вы собираете текст, который никто и никогда не сможет использовать?


Ведь срок охраны авторских прав заканчивается через 70 лет после смерти автора либо после анонимной публикации. Анонимная публикация запрещена, потому что нет лицензии. Узнать смерть автора нельзя, потому что неизвестно имя автора. Следовательно, срок охраны авторских прав не закончится никогда, и использовать этот текст не сможет ни один исследователь.


Вот в чём ловушка!

Вот так написано в законе. То есть цитировать неопубликованную работу закон запрещает. Цитировать без указания имени автора закон запрещает.

Вы сейчас закрываете работу всех архивов академии наук в принципе. Цитата - это и есть публикация материала, ее части. Публикация всего материала, а уж тем более под свободной лицензией - крайне редкое явление.

Если же вы обнародовали устный рассказ информанта неправомерно (без его разрешения), тогда у вас получился контрафактный текст, нарушение авторских прав.

Добро пожаловать в гуманитарную науку. Все что было до закона о ПД - вообще без бумаг в архивах. А на этом материале написан не одна тысяча диссертаций.

Это условие никак не противоречит свободному лицензированию текстов.

Я должен выставить разрешение для CC на сайте, как делают мои коллеги работающие сугубо по CC-BY 4.0

то есть информант, сообщая вам известие, полностью запрещает вам (и всем остальным) пользоваться этим известием. И здесь возникает вопрос, зачем вы собираете текст, который никто и никогда не сможет использовать?

Вы не в теме гуманитарных исследований, мне сложно вам это объяснить. Кроме того - я не научный работник, по этому еще и внятно объяснить данные вещи я вам никак не смогу. Все это может быть использовано в исследованиях и используется, просто без публикации самого текста интервью.

Вы сейчас закрываете работу всех архивов

Закон закрывает.


Скажу и больше! В некоторых архивах запрещена фотосъёмка, потому что она нарушает авторское право автора рукописи. Переписать можно. Переписать в ноутбук можно. А сфотографировать нельзя ни одной страницы. Так что с закрытием рукописей через авторское право эти архивы справляются и сами.


Но виноваты не архивы. Виноваты те авторы, которые сами заблокировали работу со своими рукописями, чтобы сберечь все авторские права в расчёте на прибыль для внуков.


Цитата — это и есть публикация материала, ее части.

В законе сказано, что цитата — это воспроизведение части уже опубликованного материала. В законе сказано, что нельзя публиковать без разрешения автора.


А на этом материале написан не одна тысяча диссертаций.

Диссертации не опубликованы, они всегда на правах рукописи. Что означают эти слова? Эти слова означают, что печатание текста диссертации на принтере не создаёт публикации в юридическом смысле, а использование чужого текста в диссертации не является публичным использованием.


используется, просто без публикации самого текста интервью.

Да, пересказывать чужие слова — это вполне разумное решение. Однако у него два недостатка. Во-первых, чужой текст портится при пересказе. Во-вторых, на переделку уходит много времени. Именно поэтому надо сразу заботиться о том, чтобы выстроить юридически верную систему использования таких текстов. Закон позволяет её выстроить, и весь вопрос сводится лишь к тому, чтобы ваши коллеги собирали подписи под разрешениями.


Эти разрешения вполне могут быть анонимными или псевдонимными. Обратите внимание, как много фотографий в википедии опубликованы под псевдонимами, и всё это происходит вполне законным путём. Больше того, хороший юрист поможет вам получать такие разрешения через видеозапись, без подписи документа.

Как только ты достаешь бумагу договор - информант потерян

Мы тоже такого боялись. Но преодолели этот страх. Мы приносим бумаги в конце экспедиции. Как правило, к этому времени уже все перезнакомились и отношение теплее. Плюс, у нас есть сразу видимый результат в виде сайта, который людей вдохновляет помочь.

Контингент 70+ как правило расписываются вместе с дочками/сыновьями.

Ну и если кто-то отказывается, то разумеется, мы ничего из этого не публикуем.

До интервью спрашиваем разрешения на запись.

У вас очень грамотно построена работа. Конечно, информант сначала должен понимать, зачем он это делает, а уже потом, понимая, даст нужное разрешение.


Видимый результат в виде вашего сайта доступен по свободной лицензии?

Честно говоря, я в этом вопросе полный дилетант. Можете расшифровать, как можно "сделать результат доступным по свободной лицензии"? Нужно где-то регистрировать материалы? Если речь идёт про согласие от информантов и иконку на сайте, то согласия есть, а иконки на сайте нет.

Всё это оговорено в 1286.1 статье ГК РФ.


Чтобы опубликовать тексты информантов по свободной лицензии, надо написать на сайте, что тексты информантов опубликованы по свободной лицензии. При этом надо написать название лицензии. При желании можно дать ссылку на её текст.


Для примера посмотрите, пожалуйста, как это сделано на сайте Министерства финансов. Лицензия указана в подвале сайта.

Мы приносим бумаги в конце экспедиции.

1 день на населенный пункт. 5 человек в разных домах. Вечером автобус и переезд к другому населенному пункту. Никаких заходов в дом к информанту после экспедиции быть не может.

Плюс, у нас есть сразу видимый результат в виде сайта, который людей вдохновляет помочь.

Не тот контингент. У нас основной это бабушки, они про сайты и интернет знать не знали. В деревне и свет не всегда есть.

Контингент 70+ как правило расписываются вместе с дочками/сыновьями.

Тоже проблема - прошлый год например. Из 12 населенных пунктов и более 40 информантов - половина живет одна. Совершенно одна. Дочки/зятья приезжают раз в месяц навестить.

В описанном вами случае надо подписывать бумагу после разговора, объяснив информанту, что без подписания этого разрешения:


— вы не сможете записать на бумагу устный рассказ,
— вы не сможете воспроизвести звуковую запись при других людях,
— вы не сможете опубликовать в виде звуковой записи или текста даже один абзац,
— вы не сможете вообще ничего делать со звуковой записью и устным рассказом.


Да, вот такой порядок прописан в Гражданском кодексе. Поэтому надо рассказывать бабушкам про книги и статьи.

Поэтому надо рассказывать бабушкам про книги и статьи.

Расскажите пожалуйста про свой опыт экспедиций, где вы успешно берете от сельского контингента 70+ бумаги разрешающие публикацию? А я вам расскажу про свой негативный опыт в данном направлении.

Мы, как правило, приходим вместе с друзьями и знакомыми сельского контингента. Причём этот приём наши работники использовали ещё в 1965-м году. И это позволяет заключать с сельским контингентом 70+ лицензионные договора на свободное использование контента, созданного их отцами, дедами и мужьями.

Этот вариант не работает из-за слишком широкого охвата. Мы ходим одни, без местных "гидов". Просто нагло стучимся в дома и спрашиваем про жителей со знанием языка.

Это означает, что у вас очень богатый опыт сотрудничества с людьми, которые не хотят никакого сотрудничества и воспринимают вас как досадную помеху.

Как знакомо! Как здорово! А если не секрет, то что за гранты? Я бы вот отдал разработку фрилансерам или какой-то серьёзнойнконторе, а само приложение показывал как ТЗ, типо "хочу такое же, только лучше и красивше".

Сначала были гранты РГНФ, который потом влился в РФФИ, который теперь РЦНИ. Еще были РНФ гранты и гранты различных минкультов, миннацов и т.п., но там весь грант до 200к рублей до налогов.

По поводу ТЗ и фриланса... Мы вот с 98го года, еще до меня, пытались делать с госунивером по ТЗ, но оказалось что проще на зарплате держать программиста "внутри".

Electron очень много ресурсов потребляет, а Вы пишете:

Но нас не устраивала, во-первых, стоимость продукта, во-вторых сложность
интерфейса и требование к ресурсам компьютера (экспедиционные ноутбуки
не очень сильны)

Посмотрите на Libre Office Base, жрёт ресурсов меньше, чем Электрон, есть куча функций для анализа данных; из минусов LOBase могу отметить:

  • Старомодный бейсик внутри, но его можно заменить Java'ой или Python'ом;

  • Приложение получается не web, сайт придётся делать отдельно;

Ну Electron по-сути просто ещё один Chrome. И самописное приложение всё-таки своё, там лишнего не добавишь...

Libre office и сайт отдельно - не устраивает. А вот nw.js - как по ресурсам?

А вот nw.js - как по ресурсам?

Он конечно как электрон. Вы не сможете уменьшить потребление ресурсов, если у вас в приложении будет браузер + БД + нода. У меня это около 2 гигабайт оперативки при работе и почти полная загрузка пентиума.

а может кто подсказать пути решения такой задачи:

есть фотографии из микроскопа и их координаты. нужна программа просмотра таких карт. карта будет представлять собой практически белое пространство и только в некоторых точках можно увеличить картинку, поэтому нет смысла сшивать и держать целую огроменную картинку.

Что-то вроде Гигапикселей Гугла?

Если это картинка в jpeg, то белый фон сожмётся практически в ноль по идее...

Или можно сделать проект в Inkscape или Gimp и там открывать.

есть набор картинок на разных увеличениях. при этом большая часть образца - пустая. да дело даже не в этом. есть увеличения х500, х5000, х50000 поэтому 1 большая картинка не нужна. это больше похоже на гугл мапс. где есть целая страна, а отснято всего пару городов сверху (х100) и несколько домов в них (х50000). не нужно держать целую картинку, нужно каждый раз собирать карту и уже ее увеличивать, смотреть взаимное расположение. я думаю должны быть такие библиотеки, к примеру html+js, у которых уже есть много всего. сейчас я могу собрать картинку на python+matplotlib но это не очень переносимое решение + неудобно + долгий пересчет.

Так вот зачем AWS Snowball придумали :)

Зачем? Подскажите в чём там особенность. Не понимаю, как эта технология поможет.

Чтобы иметь 300 часов интервью под рукой, не на сервере.

Не понимаю. Snowball это же технология перевозки данных в контейнере. При чём тут интервью?

Там еще можно запускать вычисления прямо на нем.

Снежки прикольные. Был проект с ними - интересная штуковина

Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.