Рождение и развитие Unix


    Томпсон (сидит) и Ритчи работают на PDP-11, 1972 год.

    Период 1968-69 гг. был очень неопределенным для Bell Labs: проект операционной системы с разделением времени Multics (Multiplexed Information and Computing Service), разрабатываемой с 1964 года для дорогой 36-битной ЭВМ GE-645, не имел четких перспектив и целей, а лишь разрастался в размерах и сложности, всё ясней был виден его предполагаемый провал. В конце концов, American Telephone & Telegraph вышла из проекта, в который за пять лет были вложены миллионы долларов.

    Однако, некоторые из инженеров, работавших над Multics — Кен Томпсон, Деннис Ритчи, Малкольм Дуглас Макилрой, Джозеф Оссанна, — ощущали необходимость в продолжении работы над подобным проектом, и не хотели терять успевшую сформироваться уютную рабочую атмосферу. Поэтому в 1969 году они начали искать альтернативу Multics: Оссанна, Томпсон, Ритчи пытались протолкнуть покупку машины средней мощности, для которой группа обещала написать операционную систему. Заказ на предлагаемые ЭВМ DEC PDP-10 и Sigma 7 так и не был сделан, и хотя несколько раз ситуация выходила на грань получения нужного оборудования, было вполне очевидно, что команда просит слишком крупную сумму для проекта с расплывчатым планом, тем более, что после провала Multics операционные системы стали не настолько привлекательной сферой. Поэтому Томпсон (в основном это была его задумка), Кэнэдэй и Ритчи (привнесший идею файлов-устройств) разработали на обычных черных учебных досках и бумаге устройство файловой системы, которая позже стала сердцем Unix.

    Начало работы


    Томпсон написал для Multics симуляцию производительности предлагаемой файловой системы и страничного поведения программ, начал реализацию новой операционной системы для GE-645. Он разработал ассемблер для машины и рудиментарное системное ядро, способное лишь выводить приветственное сообщение. Сложность оборудования делала заметным достижение Томпсона, но как только выяснилось, что ввиду выхода из проекта Multics 645-ая серия в Bell Labs будет продолжать работать от силы несколько месяцев, работа была прекращена.

    Также в 1969 году Томпсон написал игру Space Travel для Multics, пока ещё имел к ней доступ, а потом переписал её на Фортране для GECOS, операционной системы машин GE-635. Игра содержала всего лишь симуляцию движения основных тел Солнечной системы, среди которых игроку предлагалось провести корабль и приземлиться на планетах и их лунах. Игра в версии для GECOS имела два основных недостатка: высокая цена вычислительного времени ($75 за игру) и подтормаживания графики. Поискав, Кен нашел немного использовавшийся PDP-7 с отличным экраном, ранее машину купили как терминал Graphic-II для проекта анализа цепей.

    Ритчи и Томпсон переписали Space Travel для запуска на этой ЭВМ. Работа над маленькой игрой была куда более важной, чем может показаться: поскольку они проигнорировали существующее программное обеспечение, приходилось писать пакет для обработки чисел с плавающей запятой, спецификации графических символов и систему отладки самостоятельно. Всё это было написано на GECOS на кросс-ассемблере для PDP-7, и процесс переноса ассемблерного кода на перфокартах использовался в дальнейшем для реализации уже файловой системы, проект которой уже был разработан.

    Летом 1969 года жена Кена уехала к его родителям, чтобы показать новорожденного сына, и Томпсон с головой ушел в работу. Вместе с файловой системой новой операционной системы появился маленький набор пользовательских программ: копирование, печать, удаление, редактирование и, конечно же, интерпретатор команд, командный процессор. После доработки ассемблера отпала необходимость писать на GECOS и переносить файлы перфолентой. Хотя название Unix как отсылка к Miltics появилось только в 1970 году как шутка Брайана Кернигана на тему того, что новая система поддерживала лишь пользователя Томпсона, и поэтому должна носить название Un-multiplexed Information and Computing Service, операционная система уже родилась и жила.



    Файловая система Unix для PDP-7 имела линейный массив индексных дескрипторов, каждый из которых описывал файл, директории (особый файл, содержащий имена и ассоциированный индекс), особые файлы, описывающие устройства. Вызовы файловой системы тоже не слишком отличаются от сегодняшних: read, write, open, creat, close. Отличие было в том, что единицей ввода-вывода в PDP-7 было машинное слово, а не байт. Примитивная по сегодняшним меркам операционная система предоставляла более удобную среду разработки, чем существовавшие аналоги. Всё очевиднее становилось, что изначально устаревшая PDP-7, накладывающая множество раздражающих ограничений на работу новой операционной системы, не сможет удовлетворить нужды для дальнейшего развития, как и вся серия машин PDP-7, а разрешать закупку нового оборудования руководство вряд ли решится.

    Оссанна, до конца его дней увлекавшийся текстовым процессингом, предложил схитрить и попросить у начальства новейший микрокомпьютер компании DEC — PDP-11 — для создания инструментов редактирования и форматирования текста. А факт того, что для создания этих инструментов потребуется написать операционную систему, шел почти что как сноска. Запрашиваемая сумма была куда меньше, чем ранее — всего 65 тыс. долларов.

    Предыдущие расплывчатые предложения встречались с неодобрением, это же было слишком узко́. Не сразу, но начальство клюнуло, уже в мае 1970 года благодаря усилиям Макмахона был произведен заказ на PDP-11. Машина прибыла в конце лета, но продукт был настолько новым, что накопительный диск пришлось ждать до декабря. Всё это время Томпсон, Ритчи и остальные продолжали работать над Unix на PDP-7. В это время новенький PDP-11 три месяца обсчитывал ходы шахматного коня на доске 6×8.

    Лишь после установки накопителя PDP-11 всё усложняющаяся операционная система была переписана на новую машину. У версии Unix для PDP-11 не имелось особых преимуществ относительно версии для PDP-7. К примеру, всё так же не было многозадачности: лишь одна пользовательская программа могла находиться в ядре. Размеры системы были невелики: 24 килобайта ОЗУ (16 килобайт для операционной системы и 8 килобайт для пользовательских программ), диск с тысячей блоков (512 килобайт). Файлы были ограничены размером в 64 килобайта.

    Затем была переписана программа roff, текстовый процессор, написанный Осанной. Впервые Unix испытали вне Bell Labs при работе в патентном отделе AT&T, где требовалось редактировать и форматировать заявки на патенты. Unix-система имела преимущества над испытываемой в это же время в патентном отделе коммерческой системой редактирования текста: во-первых, Unix имела поддержку 37-ой модели терминалов Teletype, печатавшей все требующиеся математические символы, во-вторых, в roff быстро добавили возможность нумеровать страницы, чем конкурент не обладал.

    Во время второго полугодия 1971 года группа осуществляла поддержку трех машинисток и пыталась продолжать работу в свободное время. Unix получила хорошую репутацию за поддержку интересных функций на скромном оборудовании, и система была принята к использованию в патентном отделе AT&T, что давало возможность группе убедить руководство заказать ещё одну машину, другую модель PDP-11 — PDP-11/45, ещё более мощную, чем уже купленная.

    В ранние годы Unix постоянно изменялась и эволюционировала, поэтому не было смысла выпускать версии или релизы, хотя периодически происходили издания программисткого руководства, и первые системы Unix носили названия этих изданий. Первое издание датируется ноябрем 1971 года.

    Языки программирования высокого уровня


    Каждая программа для Unix в версии PDP-7 писалась на очень слабом ассемблере — к примеру, не было макрокоманд. Первым интересным языком был TMG Макклура, реализованный Макилроем. Потом Томпсон решил, что нельзя предлагать компьютерную систему без Фортрана, поэтому он начал писать Фортран в TMG, но намерение реализовать его продлилось неделю. То, что он сделал, было компилятором для нового языка B. Новый язык испытал сильное влияние BCPL, вкуса Томпсона к спартанскому синтаксису и скромные размеры места для компилятора, который производил простой и медленный, но исполняемый код, что сделало жизнь программистов легче. Позже кросс-компилятор PDP-7 для PDP-11 был написан на B, и постепенно компилятор для PDP-7 был транслитерирован из TMG в B. С прибытием PDP-11 почти сразу же на ней был настроен B. Ещё до прибытия накопителя для новой машины на PDP-11 был написан калькулятор.

    Над переписыванием операционной системы на B не особо задумывались, даже ассемблер для новой ЭВМ переписывался на ассемблере, поскольку интерпретируемый код был слишком медленным. Также стояла проблема несоответствия ориентированного на машинное слово B и PDP-11 с байтовой адресацией.

    Поэтому в 1971 году была начата работа над тем, что стало языком C. Всем прекрасна известна связь BCPL → B → C, и нет смысла повторять её, стоит лишь отметить, что в 1973 году ядро операционной системы было переписано на C, и Unix приобрел черты своих современных версий. Было ещё множество внешних изменений, и внутреннее строение системы стало более рациональным и простым. Успех попытки подтвердил, что C является полезным и практически универсальным инструментом для системного программирования, а не игрушкой для простых приложений. Сегодня лишь самые важные программы Unix-подобных систем пишутся на ассемблере, почти все утилиты и приложения написаны на C.

    Дальнейшее развитие


    Годами Unix оставалась лишь исследовательским проектом Bell Labs, но в 1973 году авторы представили систему на симпозиуме Ассоциации по вычислительной технике, и запросы на предоставление копий посыпались сразу же. Это ставило AT&T в крайне неудобное положение: ещё в 1956 году монополист связи был ограничен от продажи продуктов и услуг, не связанных напрямую с телефонами и телекоммуникациями, и поэтому Unix не могла продаваться. Именно этим мы обязаны выпуску исходных кодов ранних версий практически всем желающим без поддержки, рекламы и исправлений.

    И такая политика дала свои плоды: поклонники операционной системы уже тогда начали общаться и собираться вместе для обмена опытом, исправлениями и багфиксами, новыми инструментами и улучшениями системы. К популярности Unix в конечном счете привели не только простота, элегантность её устройства, востребованность и портируемость, но и формирование сплоченного комьюнити Usenix. Сообщества формировались не только в США, но и в Австралии (в университете Нового Южного Уэльса и Сиднейском университете), и все они обменивались магнитными лентами с новыми программами и исправлениями для системы. К середине 70-х годов именно это окружение сформировало современные традиции сообщества open-source.

    Однако, чем популярнее становилась Unix, тем пристальнее юристы AT&T следили за несколько фривольным поведением лицензиатов. К примеру, Джон Лайонс, преподающий в университете Нового Южного Уэльса, в 1977 году опубликовал одну из самых известных книг всех времен «Комментарии к операционной системе Unix», включавшую и листинг исходных кодов ОС. Условия лицензирования Unix допускали обмен исходниками, поэтому вначале книга Лайона продавалась только лицензиатам. В 1979 году AT&T ужесточила наказание за использование книги в учебных классах, и нет ничего удивительного в том, что книга стихийно начала копироваться самиздатом, порой, фотокопии фотокопий имели практически нечитабельное состояние.

    Юристы AT&T следили и за жизнью в Bell Labs. К примеру, между изданием шестого издания Unix в 1975 году и седьмого в 1979 Томпсон собрал из внешних и внутренних источников Bell Labs десятки важных исправлений для системы, которые собирался вбросить в пользовательскую базу. Юристы компании запретили ему это делать, поскольку это было бы формой поддержки. Но корректоры ошибок всё равно стали доступны: Лоу Кацу, основателю и презиенту Usenix, однажды позвонили и сообщили, что если он в 2 часа дня посетит определенное место на Маунтайн авеню (где и находится Bell Labs), то он найдет кое-что интересное. Кац последовал указаниям и нашел магнитную ленту с исправлениями, которые немедленно попали в руки бесчисленного числа пользователей.

    80-е. Ответвления


    После разрушения монополии Bell System компания AT&T более не была связана путами соглашения 1956 года. Одновременно с этим развивались многочисленные ответвления Unix, в первую очередь версия университета Беркли, которая была тщательно вычищена от кода AT&T, чтобы сделать её свободно распространяемой. После суда в 1992 году AT&T против университета Беркли законный статус Unix-клонов был подтвержден.

    Если бы исходные коды Unix не были бы доступны общественности, Линус Торвальдс, как он сам говорит, вряд ли бы создал Linux, который в начале 90-х был написан с нуля. Сегодня именно Linux и семейство BSD несут крест отошедшей на задний план Unix и управляют всем: от мобильных телефонов до суперкомпьютеров.

    К концу 70-х Unix распространялась в академических кругах, словно дешевый наркотик. Пик её популярности пришелся на ранние 90-е. По ряду причин она уступила множеству коммерческих и некоммерческих ОС, но её элегантное наследие продолжает активнейшим образом развиваться. Сегодня можно говорить, что Unix была самой популярной и влиятельной операционной системой в истории, сформировавшей вокруг себя мыслящее по-новому сообщество.

    По материалам «The Evolution of the Unix Time-sharing System» Денниса Ритчи и статьи Уоррена Томи.
    Поделиться публикацией
    Ой, у вас баннер убежал!

    Ну. И что?
    Реклама
    Комментарии 23
    • –12
      Здесь стоит отметить, что если вдруг кто-то не знает, Mac OS X тоже основана на Unix.
    • +6
      Спасибо, хорошая статья. Порекомендую еще книгу Эрика Реймонда «Искусство программирования для Unix» (The Art of Unix Programming) — там вторая глава как раз посвящена истории появления Unix. Английская версия.
      • –1
        > игроку предлагалась провести корабль и приземлиться на планетах и их лунах
        Может на их спутниках?
        • +5
          Прошу прощения, но:

          ЛУНА, естественный СПУТНИК различных планет, в первую очередь — Земли. […]
          • +4
            Спутники других планет тоже можо называть «лунами», с маленькой буквы. Спутник Земли называется «Луна», с большой буквы. The Луна :)
          • –9
            Также в 1969 году Томпсон написал игру Space Travel для Multics, пока ещё имел к ней доступ, а потом на Fortran для GECOS, операционной системы машин GE-635. Игра представляла собой всего лишь симуляцию движения основных тел Солнечной системы, среди которых игроку предлагалась провести корабль и приземлиться на планетах и их лунах. Игра в версии для GECOS имела два основных недостатка: высокая цена вычислительного времени ($75 за игру) и подтормаживания графики. Поискав, Кен нашел немного использовавшийся PDP-7 с отличным экраном, раньше машина использовалась как терминал Graphic-II для проекта анализа цепей.

            Зачем переводить Prompt-ом? Уж лучше просто ссылку на англоязычный оригинал.
            • +5
              А причем здесь Prompt, у меня где-то ошибка?
            • 0
              Да, поставь сработавшуюся группу умных людей в жесткие условия и они родят что-нить гениальное. Как тут не вспомнить тенденцию последних времен ублажать разработчиков мощностью компов и лабораторных систем. :))))))

              Хотелось бы также услышать про дальнейшую историю развития. BSD SystemV и так далее до появления существующих форков, также попутные истории про X11, про заимствования, GNU…
              • +6
                24 килобайта ОЗУ (16 килобайт для операционной системы и 8 килобайт для пользовательских программ), диск с тысячей блоков (512 килобайт). Файлы были ограничены размером в 64 килобайта.

                Затем была переписана программа roff, текстовый процессор, написанный Осанной. Впервые Unix испытали вне Bell Labs при работе в патентном отделе AT&T, где требовалось редактировать и форматировать заявки на патенты.


                Все же всегда интересно такое читать, особенно сегодня, когда «Arduino годится только на то, чтобы моргать светодиодом» по мнению некоторых.
                • +1
                  Мне кажется имеется в виду не то, что он годиться только для ..., а что для этого он лучше всего подходит, то есть зачем брать большой процессор с кучей ресурсов для того чтобы управлять моторами, и принимать команды от оператора в каком то режиме.
                  Другое дело запихивать компилятор на такие ресурсы, безусловно можно вот подтверждение, линукс на восьмибалльном контроллере, но скорость его работы вас вряд ли порадует.
                • +1
                  Лоу Кацу, основателю и презиенту Usenix, однажды позвонили и сообщили, что если он в 2 часа дня посетит определенное место в Маунтайн авеню (где и находится Bell Labs), то он найдет кое-что интересное. Кац последовал указаниям и нашел магнитную ленту с исправлениями, которые немедленно попали в руки бесчисленного числа пользователей.


                  Он пришел домой, воткнул кассету в магнитофон, дождался, пока загрузится, осознал и появились они — мурашкиииии!!! Прям завидно, что вот так вот где-то в парке нашел от кого-то что-то, а там такое! Круто.
                  • +1
                    Мне что-то смутно кажется, что там была совсем не кассета, а большая бобина, и дома у него не было такого магнитофона, чтоб читать эту кассету.

                    Похоже Вы путаете PDP-11 со спектрумом :)
                  • +1
                    Немало интересного по теме написано в книге Э. Таненбаума, Современные операционные системы, очень рекомендую её для чтения
                    • +1
                      От спасибо за статью! У меня началась неделя старого железа и истории it. Как раз хотел почитать подобный материал. Вообще сегодня размышлял на тему что именно из за ограничений в мощностях, огромными (по современным меркам) размерами оборудования, а так же его ценой и появилась та простата и понятность.

                      Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                      Самое читаемое
                      Интересные публикации