Как стать автором
Обновить

About it

Время на прочтение8 мин
Количество просмотров32K
Сегодня утром я проснулся с каким-то непонятным чувством, которое заставило меня просто подумать о простых вещах нашего технологичного мира. Я не придумал, не открыл ничего нового, просто я по-другому посмотрел на этот мир. Сделал переоценку очевидных вещей, и мне стало и страшно, и скорбно. Я понял, что у меня отобрали компьютер – я более не понимаю, что он делает. Что у меня отобрали право – оно иллюзорно. Я понял, что в мире никто не понимает, куда мы движемся. Я осознался.

Мне вспоминаются страшно далекие 2000-ные на линолиуме; те времена, когда вышла XP, когда про пиратскую винду говорили что она работает лучше, потому что она вылечена от всякого мусора типа мессенджера. Те времена, когда установленный антивирус с фаерволом давал гарантию безопасности. Это были времена, когда было ощущение полного контроля за своим компьютером, когда и мыслей не было, что за моим никому не нужным компьютером могут следить, собирать какую-то информацию (прошу здесь и далее учитывать контекст слова «может» — он носит сугубо технический характер, определяет потенциальную возможность совершения действия, а не условную, вызванную желанием кого-либо совершить это действие).

Пролетели годы. Выросли технологии на которых мы росли. От одного человека, хакера или программиста уже ничего не зависит. Гиганты IT уже не играются с этими технологиями, они их уже используют. Они уже играются с другими технологиями, о которых мы подозреваем, и не подозреваем. Но это тема для отдельного разговора. Это тема о технологической сингулярности, о «Черном лебеде» (почитайте Н. Талеба), который может в очередной раз перевернуть мир. Здесь же разговор о том, что случилось, о «Present Perfect».

Сноуден показал всему миру несколько слайдов. Microsoft, Yahoo, Google, Facebook, PalTalk, YouTube, Skype, AOL, Apple (неужели продержался до октября 2012?). Ещё раз перечитайте этот список! Внимательно перечитайте! Не кажется ли вам, что здесь чего-то не хватает, какой-то компании? Вот в том то и дело, не кажется! Все в сборе. Все! Ну, неразумно предполагать, что в этом списке оказались бы hardware корпорации. А Вконтакт с Яндексом да с Касперским находятся в презентациях полковника Эдуарда Снежкова, которые он никак не решится отдать в СМИ и уехать в Гонконг. Ах, забыл, у нас и СМИ то таких нет, отдавать-то и некому…

Да ну, мы все и так всё знали! Мы все знали что, конечно же, если Гугл захочет, то может прочитать нашу почту, что Microsoft постоянно собирает какие-то ненужные отчёты об ошибках, что подлый Skype скрывает всеми возможными и невозможными способами своё непомерно огромное тело и т. д.

Мы смотрим на дело Сноудена как на кино. Кто-то получает информации больше, кто-то меньше – но мы смотрим кино, переживаем, обсуждаем… Грубо говоря, ничего не произошло, никто не перестал пользоваться g-mailo, никто не удалил Skype, никто не снёс свою Windows. Ну так, ФСО решило закупить печатные машинки, но это уже давно планировалось, и всего лишь совпадение. И никто Эда не трогал там 2 недели в трансферной зоне, туда же войти-то нельзя, да и официальные лица сказали – нельзя, мы же демократическая страна! Да и полсотни журналистов просто неопытные и невнимательные – никак не смогли найти его, а он просто устал и спал в гостинице. И на пресс-конференции были только самые-самые независимые правозащитники с дипломами гос. образца по независимой правозащите, а Эд просто не желал видеть журналистов… Стоп! Ну хватит уже!

Где он, что он, зачем теперь он – это уже риторический вопрос. Для нас он был, и вроде даже и есть, но как-то его нигде нет. Да, «Нео Сноуден Шрёдингера», что тут ещё добавить.

Всё же, кое-что изменилось. Больше не нужно употреблять слово «может». Большой Брат собирает информацию о нас, обрабатывает её, хранит. Именно персонифицированную информацию, и именно обо мне. Я не знаю что именно, в каком объеме, только агент Смит знает. Логично предположить, что «пока я никто», я им не нужен. Но тогда с какого уровня начинается заинтересованность во мне? Когда я читаю поваренную книгу анархиста? Когда у меня есть знакомый иранец? Когда я работаю в московском институте теплотехники? Или мой отец? Или я архитектор в инновационном проекте? Есть ли вообще смысл оценивать этот уровень? Сегодня я не подпадаю под их критерии, а через неделю, подключившись в очередной раз по VPN к рабочей сети, Skype начнёт вытягивать информацию. Или у вас в компании Skype порезан? Хехехе, порезан, но не у всех, мне кажется, вот именно у тебя он работает.

Пройдена некая грань между понятиями «может» и «точно, это уже происходит». И, как оказалось, уже давно. Сейчас же у нас есть возможность осознать это, и что-то сделать. Именно сделать, ибо жизнь такая штука, что чтобы оставаться на месте, не отставать, нужно делать, а чтобы двигаться вперёд – делать много. Иначе же мы так и останемся в категории «никто», будем радоваться жизни, той самой, беззаботной, которую показывают по вашему матричному правдовизору. Мы будем продолжать писать «я» с маленькой буквы, и «Вы» с большой. Эдвард пишет:
«Вы не можете ждать, пока кто-то ещё начнёт действовать. Я искал лидеров, но я понял, что лидерство в том, чтобы действовать первым. <…> Я не считаю себя героем, потому что я действую в собственных интересах: я не хочу жить в мире, где нет тайны частной жизни, и поэтому нет места для интеллектуальных исследований и творчества»

А Я бы пожертвовал своими материальными благами, или вообще всей жизнью ради принципа, просто ради своих убеждений? Немногие ответят положительно, обычно те, кто так отвечают, уже живут по-другому. Естественно, такие не попадают в органы, системные психологи точно знают, кого можно вербовать, а кого нельзя. Но давайте мысленно представим махину АНБ. Wiki:
«Численность сотрудников и годовой бюджет агентства являются государственной тайной. Существуют различные оценки этих цифр: количество работников в Штаб-квартире оценивается в 20-38 тыс. человек; кроме этого, около 100 тыс. работают на военных базах по всему миру»
Какова вероятность, что убежит ещё один IT-шник? Я даже не спрашиваю насколько эта вероятность выше, чем вероятность побега какого-нибудь управленца. Я уверен, что у 95% специалистов, сталкивающихся с безобразием, которое мучает совесть, возникают периодические позывы сдать всё это с потрохами. Но у нас такого вообще не происходит, у них, как оказалось, происходит. Почему? Мы привыкли терпеть, нас научили этому, сейчас у нас такой менталитет – привет мумии на красной площади. Wiki:
«В настоящее время Мавзолей открыт для доступа каждые вторник, среду, четверг и субботу с 10 до 13 часов. <…> Доступ в Мавзолей бесплатный. В Мавзолее полагается, сохраняя молчание и не задерживаясь у гроба, сделать полукруг вокруг саркофага. Запрещено держать руки в карманах одежды, мужчинам необходимо снять головной убор»
Мне это снится?

Но вернёмся к феномену Эда. Я думаю, можно ввести понятие, типа «явление Сноудена», когда специалист, занимающийся крайне тяжёлой умственной деятельностью, на порядок превосходит всё своё руководство, и понимает вещи, которые понимать ему не положено. И до поры до времени ему до лампочки, что он разрабатывает «Звезду смерти», пока его доставляет сам процесс. Но однажды на улице его кусает бомж, и он заболевает синдромом совести с острым воспалением чувства справедливости. И начинает ломать систему, потому что он знает, как её ломать, и у него это получается! То есть, в теории, построение такой идеальной глобальной системы контроля невозможно, так как всегда будет иметь место человеческий фактор, флуктуации сознания и совести. Чем больше система будет разрастаться, тем более уязвима она будет именно к внутренним воздействиям.

Почему происходит всё именно так, как происходит? Вот большие люди, которые стоят во главе больших политических структур, направляющих развитие общества, они чем вообще в жизни интересуются? Пытаются ли они заглянуть на шаг вперёд, посмотреть насколько система, которую они строят, подходит тому технологичному обществу, которое воспитывает прогресс. Думаю, нет. Они не архитекторы – они управленцы. Управленец никогда не станет архитектором. Но они пытаются построить информационную систему государства, или вообще всего мира, основываясь на своих знаниях не только в социальных областях, но теперь и в областях высоких технологий. Порой получаются совсем смешные результаты, особенно в этой стране. Но это только верхушка айсберга. Если уменьшить масштаб по оси времени, сразу видно, что именно текущий уровень развития общества определяет строй, в котором это общество живёт. И на таком масштабе уже нет исключений. Да, именно так. Не жизнь такая – мы такие. Не Я, не Ты, а Мы.

ХХ век перебросил уровень из средних веков в новое время. Изменилось сознание людей. Те, кто впереди уже не хотят заглядывать назад. Веками человечество учило историю, и, опираясь на этот опыт, не спеша развивалось. Актуален ли этот подход сейчас? Актуален ли сейчас «Капитал» Маркса? Здесь, конечно, многие будут спорить, но я могу представить таких людей, и их позиции в обществе, и их связь с высокими технологиями. Религии, на протяжении веков являвшиеся самым сильным инструментом управления обществом. В состоянии ли они выполнять свою управленческую функцию сейчас? Ну, пожалуй, только тех обществ, которые чуть задержались с освоением технологий, обществ, для которых они ещё подходят. Но такие страны не стоят на месте, они догоняют прогресс, и их система за короткое время становится неподходящей для общества. Я не буду продолжать эту острую тему, в мире много стран, где имеет место такая нестыковка, и мы видим, что в них происходит.

Я не хочу, чтобы мои дети вообще учили историю. Истории больше нет, история более не является источником полезной, а уж тем более правильной информации, а та, что нам дают, нелепо выдумана. Она полезна не более чем история Энакина Скайуокера. История оказалась совсем неудачной, кровопролитной, подлой, нам её даже не понять! Так зачем же в голове держать плохое!?

Мы живём в таком времени, в котором те, кто смотрят назад, сразу же отстают. Люди технологичного общества болеют мечтой создавать что-то новое, и периодически это происходит, они изобретают, и вырываются вперёд. И этот процесс неконтролируемый, у одних получаются полезные вещи, у других бесполезные, у одних хорошие, у других приносящие вред. Но это уровень индивидуальных порывов и мелкого-среднего бизнеса, здесь «Чёрный лебедь» происходит редко в наши дни. Стоит упомянуть, что 20-30 лет назад всё было наоборот, когда корпорации ещё только начинали осознавать идеологию мира высоких технологий. На уровне больших корпораций всё более продумано, каждая технология должна окупиться, отработать свой ресурс. Пока работает одна технология в их лабораториях или на их спонсорские деньги разрабатываются и обкатываются новые технологии, и, тем не менее, они двигают прогресс, хоть и на коммерческих рельсах.

Но все эти разработки делаются в первую очередь, чтобы быть в системе. Парадокс. Гигантам, которые имеют возможность проектировать и разрабатывать глобальные информационно-политические системы, вход на эту арену строжайше закрыт. Заметьте, не Гугл просит помощи у АНБ, как управиться с этими неугомонными юзерами, а АНБ контролирует, как Гугл преподносит обществу технологии. Где-то глубоко в лабораториях Гугла учёные ведут исследования, разработки, просто делают своё дело. И системе нет к этому ровно никакого интереса, до тех пор, пока технология не выходит в свет. Система контролирует, как технология встраивается в систему, и как служит системе. А есть вещи, которые системе очень не нравятся. Сильная криптография, свободное неконтролируемое ПО, анонимные p2p сети. Да и 3-d принтеры, которые уже скоро научатся печатать сами себя, как-то вообще не вписываются в идеологию. Но это и есть результат прогресса. Это невозможно запретить, или остановить. И дальше будет больше.

Система однозначно нужна. Миру не нужна анархия. Но я не хочу, чтобы её строили управленцы, я хочу, чтобы её проектировали Архитекторы. Система должна быть открытой для понимания, в противном случае она не сможет развиваться в ногу со временем, с обществом. Система должна предоставлять только правду, иначе она будет разной для разных людей, и как сейчас, вызывать недоверие. Система не должна скрывать какую-то правду, потому что неполная правда это почти ложь. Если система будет удовлетворять таким простым истинам, только в таком случае изменится отношение к слову «система», и оно будет писаться с большой буквы.

А что же делать? Думаю, в первую очередь, стать «Я» с большой буквы. Потому что «Я» сможет что-то сделать, а «я» так и будет ждать пока «Вы» чего-нибудь придумаете. И уважать чужое «Я», потому что оно тоже с большой буквы.

Можно перестать пользоваться Windows, Skype, Facebook – но изменит ли это хоть чего-нибудь? Думаю, ответ не очевиден. Так же не ясно, сможет ли написанный открытый аналог Windows или Skype переломить рынок. Или созданный при правительстве отдел системной архитектуры влиять на вектор политического развития. Мы не знаем, какие именно шаги нужны, чтобы вступить в мир, в котором технологии работают на благо человечества, а не для его угнетения. В котором мировой строй базируется на технологиях, их положительных возможностях, а не система эксплуатирует эти технологии, только чтобы быть. Но в такое будущее невозможно прийти, не делая никаких шагов.

З.Ы. Будущее уже пришло, а мы всё ждём…
Теги:
Хабы:
Всего голосов 149: ↑97 и ↓52+45
Комментарии111

Публикации