Елена Балашова: «Активисты подняли вопрос о том, чтобы данные нашего ГИС-портала были открыты для OpenStreetMap»



    Год назад администрация Тольятти перевела почти все свои интернет-ресурсы на лицензию Creative Commons Attribution, а данные своего ГИС-портала персонально разрешила использовать сообществу OpenStreetMap. Почему они решили это сделать, отчего чиновники боятся открытых данных и как лучше всего добиваться их получения — обо всем этом в интервью рассказала руководитель департамента информационных технологий и связи администрации г.о. Тольятти Елена Балашова.

    — Почему вы перешли на Creative Commons и открыли ЕМГИС для OSM?

    — Раскрытием информации и открытыми данными мы начали заниматься еще в 2012 году, когда в России впервые появился термин «открытые данные» для органов власти. Тогда мы проанализировали имеющуюся у нас информацию и создали раздел «Открытые данные» на сайте администрации, где и выложили, как нам показалось, наиболее интересные наборы данных. Можно сказать, что на этом наша «открытость» на какое-то время замерла и приостановилась. Но это связано не с нашей закрытостью — просто мы не всегда знаем и понимаем, что может быть интересно гражданам или потребителям информации.

    Что же касается перехода основных интернет-ресурсов администрации Тольятти на лицензию Creative Commons, то в прошлом году к нам обратилась инициативная группа граждан и предложила это сделать. Так понимаю, что некоторые из них являются активными участниками Википедии. Они доходчиво объяснили зачем это им нужно и в чем наша выгода. Мы изучили нормативку, опыт других городов и согласились с их доводами.

    Похожая история произошла и с ЕМГИС. После того, как почти все наши сайты перешли на Creative Commons Attribution, активисты подняли вопрос о том, чтобы данные нашего ГИС-портала были открыты для OpenStreetMap. В силу юридических особенностей лицензии OSM, они не могли брать данные из под CC-BY — требовалось персональное разрешение правообладателя. Мы им его дали.

    Мы рады тому, что наши данные помогают кому-то писать статьи или рисовать карту. Все это в итоге способствует развитию нашего города. Может быть, не так явно или скоро, как бы этого хотелось, но способствует.

    — Как вы думаете, почему у органов власти все равно есть определенный страх или нежелание «открывать» какие-либо данные?

    — На мой взгляд есть всего два фактора, которые не дают развиваться этому направлению дальше. Во-первых, к сожалению, до сих пор многие чиновники считают, что подобные данные — их личная собственность. Они упорно не желают соглашаться с тем, что это данные принадлежат всем.

    Во-вторых, среди чиновников существуют люди, которым открытость не нужна. Открытие данных — это прозрачность, понятность, невозможность фальсификаций. Проанализировав совокупность данных ты можешь прийти к каким-то выводам самостоятельно, что, наверное, кому-то не очень интересно. Скажу больше, с 2012 по 2015 годы, когда мы активно внедряли различные информационные системы внутри администрации Тольятти, некоторые департаменты не особо торопились это делать, так как понимали, что теперь все станет прозрачным. Прошло время, все привыкли, перестроились. Думаю, также будет и с «открытыми данными» — постепенно их будет становиться все больше и больше.

    — Как часто к вам обращаются за открытием той или иной информации? Было ли такое?

    — Тут важно понимать, что мой департамент — всего лишь оператор многих систем администрации и не всегда обладает той или иной информацией, которая необходима гражданину. Она может быть у профильных департаментов: городского хозяйства, транспорта или культуры. Но если такие письма попадают ко мне, то мы стараемся приложить все усилия для того, чтобы ему помочь. Конечно, речь не идет о персональных данных или закрытой информации. Поэтому, если кому-то нужны от администрации Тольятти данные, которые попадают под понятие «открытых», то лучше сразу официально обращаться в мой адрес.

    — Вы сами используете открытые данные? OpenStreetMap?

    — Конкретно в своей работе — нет.

    — Зачем муниципалитету свой ГИС-портал? Как вы используете в работе ЕМГИС?

    — У нас почти у каждого структурного подразделения в ЕМГИС есть свои рабочие закрытые слои, которые они каждый день используют. К тому же, ЕМГИС — информационный ресурс, на котором граждане могут найти различные данные, например, вы можете посмотреть, какие дороги будут ремонтироваться в этом году или как идет восстановление леса. Сейчас еще пытаемся вывести на ЕМГИС все видеокамеры, которые принадлежат муниципалитету.

    — Кто придумывает новые слои для этого сервиса? Как это происходит?

    — Поначалу этим занимался только мой департамент — информационных технологий и связи. Но в последние несколько лет ситуация изменилась. Мы всем структурным подразделениям администрации показали, что такое ЕМГИС и как с ним работать. Объяснили его преимущества и почему стоит создавать публичные отраслевые слои. Теперь другие департаменты сами включились в работу. Они лучше знают, какая у них есть информация, которая может быть интересна гражданам. Мы же им только помогаем в техническом плане.

    Обратите внимание, например, на «Экологический атлас». Мне кажется, со стороны департамента городского хозяйства была проведена серьезная работа. И этот слой сейчас очень востребован. Или на слой «Антиалкогольные схемы». Им пользуются сотрудники администрации, активисты и даже правоохранительные органы.

    Все постепенно в администрации поняли, что ЕМГИС — это сервис, который упрощает работу. Ведь тем самым мы и с себя снимаем определенную нагрузку: теперь мы всегда можем сказать, что это есть в открытом и свободном доступе — берите, используйте. Причем немного упростилось и взаимодействие разных департаментов. Теперь одни могут брать данные других без лишней бюрократии.

    — Что еще планируется нового?

    — Последний наш слой — это «Социально значимые объекты», на котором можно найти, как и следует из его названия: памятники, скверы, фонтаны, спортплощадки и пр. Особенно интересно по памятникам: есть снимки, описание, скульпторы и пр. Это может пригодиться, например, Википедии или исследователями. Мне кажется, что это достаточно интересный слой. Также мы отметили на ЕМГИС лагеря и турбазы, а также границы общественных советов микрорайонов, избирательных участков и садово-огородных товариществ.

    — Сравниваете себя с соседними городами, областями?

    — Мы понимаем, что мы не впереди планеты всей, но и не в последних рядах. Нам очень интересен опыт Москвы, Санкт-Петербурга и Казани. Нам есть на кого равняться и куда идти. Но и у нас есть потенциал и компетенции. Иначе бы Тольятти не стал пилотным городом для реализации федерального проекта «Умный город», одним из условий которого является создание цифрового двойника города. Если сказать проще, то у нас уже сейчас достаточно много чего оцифровано и имеется положительный опыт внедрения информационных систем в муниципальном управлении, потому выбор и пал на нас. Но при этом нам все равно предстоит оцифровать еще немало, чтобы это могло использоваться для управления городом, анализа и построения прогнозов.

    — Расскажите о проекте «Умный город» в Тольятти. Что это будет? О каких проектах идет речь?

    — Я пока не могу рассказать обо всех деталях, потому что сейчас наша концепция ожидает одобрения Минстроя РФ. Предполагаю, что она может видоизмениться. Тема новая и пока все только ищут форму. Но я могу сказать, что для подготовки этой концепции мы создали несколько проектных групп, которые возглавили не чиновники, а активные и продвинутые жители нашего города. Было 6 таких групп по разным направлениям: экология, образование, культура, транспорт, безопасность и цифровая экономика. Конечно, «Умный город» немыслим без открытости и открытых данных. Их должно стать больше.

    Мы со своей стороны аккумулировали все их предложения и составили дорожную карту. Она уже прошла экспертизу в области, теперь находится в федерации. Надеемся, нас поддержат. Если все получится, то это будет единая система, которая будет охватывать многие аспекты жизни города.

    — Планируется ли использовать при реализации проекта «Умный город» в Тольятти opensource-решения?

    — Мы говорили про это с коллегами на областном уровне. Для того, чтобы использовать такие системы, нужно сначала внимательно изучить их код. Потому что мы — орган местного самоуправления. У нас совсем другие требования к безопасности.

    — Чтобы вы сказали своим коллегам из других городов, которые прямо сейчас размышляют: открывать данные или нет? Как это лучше сделать? Какой бы вы дали совет?

    — Во-первых, не бояться и понять, что процесс открытия данных, прежде всего, в ваших интересах. Занявшись открытием данных вы сможете навести порядок в своих структурах, разберетесь и увидите, что у вас есть, а чего — нет, что еще нужно оцифровать. Всё это в итоге пригодится вам самим в работе. Во-вторых, смело принять мысль, что эти данные — не ваши, а принадлежат городу, то есть всем. В-третьих, открытые данные — один из способов развития города. Если у вас будут интересные наборы данных, то их много кто сможет использовать. Всё это в конце концов опосредованно сделает жизнь в городе более комфортной и динамичной. Все равно остались сомнения? Тогда посмотрите, какую лицензию использует официальный сайт Кремля, а также загляните на портал открытых данных Москвы.

    — Какие бы мифы развеяли про открытие информации? Вот вы перешли на Creative Commons Attribution, разрешили использовать данные ЕМГИС всем и что случилось?

    — Ничего плохого не случилось. Только хорошее. В муниципалитетах практически нет секретной информации. Если ты не воруешь, честно работаешь и у тебя есть объяснение абсолютно каждой цифре, связанной с твоей служебной деятельностью — тогда чего бояться? Граждане должны понимать, чем мы тут занимаемся. К тому же, многая информация носит чисто справочный характер: список того или перечень иного. Зачем это прятать?

    — Чтобы вы посоветовали тем, кто хочет получить какие-то данные от того или иного органа власти?

    — В органы власти необходимо обращаться официально, то есть писать письма. Лучше всего достаточно подробно указывать, что человеку нужно и зачем. Не отчаиваться, если ответили не конкретно или отказали. Если такое случилось, попытайтесь сходить на личный прием, переговорить, донести информацию устно. Порою даже это более результативный способ, но все же лучше начать с письма. Не воспринимайте чиновников, как злодеев. Просто кто-то еще не до конца оценил важность открытия информации, тот потенциал роста, который содержит в себе открытость. Стоит набраться терпения и не сдаваться.



    Общение российских участников OpenStreetMap идёт в чатике Telegram и на форуме.
    Также есть группы в социальных сетях ВКонтакте, Facebook, но в них в основном публикуются новости.

    Присоединяйтесь к OSM!
    Поделиться публикацией

    Комментарии 27

      –2
      Открыл «Социально значимые объекты», открыл «Спортивные объекты», почему то вообще не покрыт Центральный район, а в Автозаводском выпал целый спортивный квартал со стадионом Торпедо, бассейном Олимп и прочими
        0
        На этом слое отмечены те места и объекты в г.о. Тольятти, которые отнесены Думой г.о. Тольятти к социально значимым согласно положения о социально значимых местах г.о. Тольятти. В правом верхнем углу есть кнопка «Справка». Далее «Решения думы».
          –1
          Т.е. вопрос не к вам а к нашей гордуме, ясно/понятно.
            +1
            Конечно, не ко мне. Я всего лишь человек, который сделал это интервью.
              –10
              Странно, что вы всего лишь сразу (практически моментально) ответили где посмотреть справку и что там лежит, хотя может быть совпадение просто, вы просто как раз были в системе по своим личным делам и как раз смотрели справку о которой «просто интервьюер» скорее всего не знает. ЗЫ: моргните если вы не просто интервьюер;)
                0
                Это претензия? Чем она вызвана? Что не так? Я просто не совсем понимаю.
                  –6
                  Ну например если вы не просто интервьюер не следует говорить что вы просто интервьюер.
                    +4
                    Как это отличить: просто или не просто? Не совсем понимаю. По-моему, это странная градация. Я не депутат, если вы про это, и никогда им не был. Я — участник OSM-RU. Можете почитать другие мои интервью на тему OSM: Илья Зверев, Тимофей Субботин, Сергей Голубев или еженедельные переводы WeeklyOSM (например, 461, 462).
        0
        Если ты не воруешь, честно работаешь и у тебя есть объяснение абсолютно каждой цифре, связанной с твоей служебной деятельностью — тогда чего бояться?

        Если не воруешь, то понятно. А если воруешь?
          +1
          А если воруешь, то требуешь не вторгаться в личную жизнь и считать деньги не в своем кармане.
          +3
          Основная проблема открытых данных для чиновников, которые против открытости — не то, что из этих данных видно, где они воруют, а то, что все видят, какое дерьмо эти самые данные, как плохо они подготовлены, сколько в них ошибок и мусора. То есть, как имитируют деятельность по созданию этих данных. Любой, кто работал (в смысле, пытался их реально использовать для чего-то, а не просто картинки рисовать по ним) с гос. данными это прекрасно знает, начиная от кадастра и ФИАС, заканчивая классификаторами дорог и т.п. Доля ошибок различается, но она всегда высока.
            0
            Что ж теперь, сидеть сложа руки и никого не тормошить?
            Заходите в чатик OpenDataRussiaChat поделиться своей болью. Может и подскажут чего, и помогут контакт наладить.
              0
              Во-первых, где вы в моих словах вычитали про «сидеть сложа руки»?
              Во-вторых, где вы там же вычитали про то, что мне нужно «поделиться болью» (а вот это, как раз, полностью бессмысленно)?
              0
              Эта проблема касается только России? Как с этим обстоит дело в Европе? США?
                +1
                Хороший вопрос. Отвечу, поскольку знаю.

                То, что я писал выше — про Россию. Но фундаментальное деление на «хорошие» и «плохие» данные — не по национальному или государственному признаку (хотя, безусловно, корреляция есть).

                Хорошие данные — там, где те, кто их публикует, их действительно используют сами, и где их собственное благополучие от этих данных зависит (не обязательно в смысле «работы под страхом увольнения», например). Такие данные почти никогда не бывают идеальными, просто потому что «идеальные данные» — это вообще очень сложно и дорого.
                Плохие данные — там, где единственный или почти единственный сценарий использования этих данных теми, кто их публикует — показуха или обязаловка, которая делается только потому, что их к этому принуждает закон. И вот с этим почти ничего поделать нельзя, потому что этот процесс не имеет надежной обратной связи и является «несходящимся». Можно жаловаться на ошибки, грозить, бомбардировать письмами. Сегодня — исправят (потому что механизм жалоб отслеживается), а завтра всё опять сломается, потому что система генерации таких данных, как правило, безграмотно построена.

                Во втором случае, конечно, тоже можно выжать какие-то крупицы полезной информации но стоит ли это вообще усилий — вопрос всегда открытый, потому что собрать те же самые данные самостоятельно может оказаться эффективнее, чем тратить время на общение с теми, кто в повышении качества совершенно не заинтересован.

                Возвращаясь к исходному вопросу, в России данные второго рода, созданные в порядке обязаловки, встречаются если не везде, то почти везде. Европа — понятие широкое, я работал только с французскими и норвежскими, норвежские были очень практические, французские были разные. В США все, вероятно, также сильно зависит от конкретных штатов и графств, но то, что мне встречалось, было или достаточно качественным, или основная доля ошибок носила характер устаревших данных, не учитывающих свежие изменения, но не характер мусора и бреда. Что логично, потому что кто создает данные, тот их и использует, но на обновление деньги есть не всегда.
                  0
                  Кстати, это невероятно крутой вывод: данные хорошего качества там, где ими пользуются те, кто их выложил. Супер! Тогда возникает вопрос, скорее он риторический: получается, что в РФ органы власти не особо используют какие-либо данные в своей работы. Почему?
                    +1

                    Да ну, это довольно очевидный вывод для любого, кто имел дело с бюрократией и не болеет идеей "всё люди — добрые и хорошие".
                    Для тех, кто использует данные, они — инструмент. Если инструмент совсем плох, работать им почти невозможно. Так что надо быть совсем уж жутким имитатором деятельности, чтобы иметь дело с таким инструментом. А если данные — не инструмент, а продукт (как в случае российской обязаловки), наплевать на посторонних, которые может и никогда этим продуктом не воспользуются — куда легче, нужно меньше наглости.
                    Почему эти данные — не инструмент для российских гос.организаций? Потому что их регламенты и методы работы — из прошлого века, и в изменении этого никто не заинтересован. Это видно по всем этим ЕИРЦ, Госуслугам, госархивам — даже когда они обязаны делать что-то в электронном виде, все эти процессы оказываются просто электронной копией бумажного процесса.
                    Вот и выходит, что тот или иной слой открытых данных — это геокодированный через Яндекс лист Excel, который обновляется из бумажной учётной книги, которая и является, на самом деле, инструментом для банды тёток, вечно пьющих чай и работающих три дня в неделю.

              +1
              Продолжаю изучать, один из пунктов приёма ртутных отходов — река Волга… зато честно.
                –2
                Раз уж речь зашла про экологию, кто-нибудь может квалифицированно объяснить, что с Волгой произошло?

                  0
                  Половодье спало?
                    0
                    А можно статистику по уровню за последние 10 лет и за сейчас?
                      0
                        0
                        можно субъективное мнение моего товарища из Тольятти:
                        Вода на Волге очень ушла на 200м от берега я тут за всю жизнь такого не видел, Чернявский сказал, что нам придется все очень куево*, т, к.текуха будет минимальная

                        *Речь о гребном марафоне.
                      0
                      Вроде понимаешь что у нас есть и отличные профессионалы среди чиновников, а не только идиоты. Но все равно каждый раз почему-то искренне удивляешься тому что они действительно существуют.

                      Удручает только что в очередной раз не были освещены люди которые этим занимались непосредственно с технической стороны. Сколько их, сколько им платят пока они пытаются сдвинуть загибающееся от бюрократии государство в сторону технического прогресса.
                        0
                        Каждый раз когда слышу про развитие ИТ и ИИ в России захожу посмотреть как там дела с открытыми данными в правительстве. Почти никак. А это между прочим золотая жила для различных стартапов с ИИ и геоданными. Обычно эти данные приходится покупать за не малые деньги у других контор либо из-за низкого качества либо из-за полного отсутствия правительственных данных. Не все стартапы могут себе это позволить. Из-за чего начать гораздо сложнее.
                          +2

                          Зато всякие "хакатоны" устраивать любят по этим дрянным данным, а те энтузиасты ИТ, которые любят дипломы, очень рады слепить очередной "калькулятор доступности социально-значимой инфраструктуры" и получить грамоту. Все довольны, но толку от этого практического — ноль.

                          0
                          Очень радует, что есть во власти такие люди, как Елена Балашова, которые продвигают открытые данные. Успехов ей!

                          Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                          Самое читаемое