Как стать автором
Обновить

Ожирение — расслаблять и вовлекать

Здоровье
Точный подход к вопросу о калориях


Очевидные причины


Все знают причины появления лишнего веса. Если мало двигаешься и много ешь, то наступает ожирение. Нужно меньше есть и сжигать калории, чтобы не толстеть. Это все знают.

Также причиной ожирения называют гены, экологию, стрессы. Для борьбы предлагают раздельное питание, отказ от сладкого или мучного, регуляцию гормонов, пересадку микрофлоры и ушивание желудка. Но главное — меньше есть и больше бегать.

Без преувеличения, миллионы научных работ посвящены изучению ожирения. Еда и диваны вредны — эта очевидная истина прописана в миллиардах анекдотов, картинок и голов. Остался пустяк — выбрать подходящую диету и комплекс упражнений из сотен популярных вариантов.

Постулаты неоспоримы, хотя при переходе от теории к практике часто раздается скрип и треск. Впрочем, эти странные звуки легко заглушить звонкими аргументами: лень, неграмотность, самообман.

Трудно усомниться в очевидном. Солнце вращается вокруг Земли — не нужны доказательства тому, что видно невооруженным взглядом, не так ли? Не так.


Предисловие


В этой статье о многом не упоминал, иначе текст получился бы слишком длинным. Я предполагаю, что читатель хорошо знаком с темой, знает многое, поэтому можно не упоминать очевидные факты, имеющиеся даже в википедии. Например:
В условиях положительного калорийного баланса значительная часть потенциальной энергии пищевых продуктов запасается в виде энергии гликогена или жира. Во многих тканях даже при нормальном питании, не говоря уже о состояниях калорийного дефицита или голодания, окисляются преимущественно жирные кислоты, а не глюкоза. Причина этого — необходимость сохранения глюкозы для тех тканей (например, для мозга или эритроцитов), которые постоянно в ней нуждаются. Следовательно, регуляторные механизмы, часто с участием гормонов, должны обеспечивать постоянное снабжение всех тканей подходящим топливом в условиях как нормального питания, так и голодания.

Если я о чем-то не написал, то я или действительно не знаю, не встречал, или же посчитал слишком общеизвестным. Или забыл, или посчитал явно бредовым, или что-нибудь другое — есть много вариантов помимо незнания в любой задаче, которая успела обрасти множеством гипотез и исследований. Наиболее интересующие меня места отметил просьбой: не смог найти, по возможности подскажите, пожалуйста.

Второе важное примечание — я не пытаюсь опровергнуть влияние известных факторов на худобу и полноту. Указываю на слабость обоснований, но не пытаюсь опровергнуть. На механизм откладывания жира влияют и гены, и стрессы, и логика эволюции, и болезни. И количество, и состав, и даже порядок приема еды.

Да, генетический сбой, болезнь, значительное недоедание или переедание — любой из факторов может стать решающим. Но мне интересно рассматривать не исключения, а нормальные условия, в которых живет большинство окружающих меня. Когда нет диагностированных заболеваний, постельного режима или усиленных тренировок, когда ежедневное потребление калорий не отличается в разы от какой-то средней нормы.

Я начинаю сомневаться, когда в обычных условиях один из факторов начинают называть решающим, отменяющим действие всех прочих факторов.

И я сомневаюсь, когда список всем известных факторов называют полным, исключающим возможность дополнения.

В данной статье я рассказал о своей попытке обнаружить еще один фактор. Который также не является решающим, не может отменить действие прочих факторов. И вполне может быть вычеркнут при дальнейшем изучении. Я не опровергаю существующие факторы, а говорю о возможности присмотреться к очередному кандидату.


Две планки


Зачастую, говоря о необходимости ограничивать потребляемые калории для похудения, ссылаются на исследования, в которых доказано, что ограничение потребляемых калорий ведет к похудению. Если ограничение работает, то его называют необходимым.

Если молотком можно разбить стекло, что было доказано в ходе многочисленных экспериментов, то для прохода через стеклянную дверь молоток становится необходимым инструментом.

Рядом существует утверждение, что для похудения нужно сжигать поступающие калории активной работой мышц. Данное утверждение всего лишь дополняет правило ограничения калорий, помогает выравнивать баланс — пришло столько-то, ушло столько-то. Можно или меньше съедать, или больше тратить, чтобы в итоге оказаться в желанном минусе.

Предлагаю допустить, что существует не одна, а две границы в потреблении калорий. Два порога, два уровня, две планки. Если приходящее количество меньше нижней планки, то человек худеет. Если же приходит больше верхней планки, то человек толстеет.

Если зазор между планками велик, то человек может не заморачиваться подсчетом калорий. Если же зазор между планками минимален или отсутствует, то человек вынужден шарахаться от тортиков и отбивных да усиленно потеть в спортзалах, потому что малейшее отклонение в балансе приведет либо к ожирению, либо к отощанию.

Теоретически, обе планки можно двигать. На их положение влияют всё то же множество факторов: гены, стрессы, здоровье и что-то еще. И не может быть доказательств тому, что список известных факторов нельзя расширить чем-то новым.

Весь дальнейший текст основан на двух допущениях: планок две, планки можно двигать.


Толкование статистики


Для меня наука является увлечением, а не карьерой, поэтому я разрешаю себе признаваться в незнании, когда я чего-то не знаю.

Иногда на разных форумах я прошу подсказать ссылку на научный труд, который доказал наличие прямой причинно-следственной связи между избытком калорий и ожирением. Если вы знаете о таких исследованиях, напишите мне, пожалуйста, давно ищу.

Да, я сомневаюсь, что толстеют от еды. Нет сомнений, в жир превращается именно еда, но кто доказал, что весь избыток еды обязательно превращается в жир?

Переждав обвинения в необразованности и троллинге, иногда я на форумах получал ссылки на одно или несколько статистических исследований, где четко показывается, что недоедающие всегда худеют, а переедающие обычно толстеют.

Но статистическая корреляция, видимая связь нескольких величин, не может служить доказательством наличия причинно-следственной связи. Корреляция не является доказательством. После — не значит вследствие.

Если увеличение чего-то одного наблюдается вместе с увеличением чего-то другого, то не факт, что увеличение первого приводит к увеличению второго. Может быть причиной, но может и не быть причиной.

Если росту одних событий сопутствует рост других событий, то рост первых может быть вызван ростом вторых. Или рост вторых может быть вызван ростом первых. Переедание порождает лишний вес, или наличие лишнего веса провоцирует переедать?

Либо может найтись третье событие или фактор, который служит причиной и для первых, и для вторых. Ожирение, склонность переедать и нежелание двигаться — все они могут быть вызваны какой-то другой причиной, которая пока не попала в поле зрения.

В статистике есть чудный пример с огнем — чем больше пожарных приехало тушить, тем больше ущерба пожар наносит. Это действительно так, повторялось долгие годы в разных городах. Да, число задействованных пожарных пропорционально размеру ущерба. Опираясь на обнаруженную корреляцию, нужно ли уменьшать число пожарных в городах?

Продажи мороженого прямо пропорциональны числу утонувших (в городах с пляжами). Выделяемые на космос и науку деньги прямо пропорциональны количеству самоубийств (не в кризисные годы). И далее можно погуглить “забавные корреляции” или “ложные корреляции”, чтобы десятки примеров подчеркнули главную мысль — перестаньте использовать статистику как доказательство наличия причинно-следственной связи.

Для пары “число пожарных и ущерб” нужно разглядеть третий фактор — огонь. Для пары “потребление мороженого и утонувшие” нужно разглядеть третий фактор — жару. Для пары “расходы на науку и самоубийства” нужно разглядеть третий фактор — силу фрустрации, которая поднимается по ступеням пирамиды Маслоу. Для пары “переедание и количество жира” не может быть никаких иных факторов, потому что в науке не осталось белых пятен, все процессы в теле задокументированы, не так ли? Не так.

Да, существуют научные исследования по теме ожирения. Много, очень много. На протяжении десятилетий изучали процесс превращения еды в подкожный жир. Если провести аналогию со стрельбой из пистолета, то ученые детально выяснили, что именно происходит при нажатии на курок — как передается усилие, освобождается пружина бойка, капсюль поджигает порох, пуля покидает ствол и взаимодействует с мишенью.

Чтобы мишени были целыми, рекомендуют реже покупать патроны и чаще менять мишени. Меньше есть и больше двигаться. Иногда это работает. Но меня интересует причина выстрела — кто нажимает на курок, и для чего он это делает? Изучение механизма пистолета и статистика попаданий в мишени не помогают ответить на вопросы о причинах стрельбы.

По статистике, компульсивно (спонтанно, спорадически) переедающих больше среди толстых, чем среди худых. Да, но только если толстых в исследовании больше, чем худых. Если же взять одинаковое количество толстых и тощих, то спонтанно переедающих будет больше среди тощих. Переедание помогает оставаться тощим? Или спонтанное переедание не коррелирует с количеством потребленных калорий?

Статистические исследования хорошо подходят для подтверждения или опровержения гипотез. С возможной переделкой выводов позже, потому что невозможно на практике учесть все факторы. Статистика — это хороший инструмент, но им нужно уметь пользоваться.

Есть много статистических исследований, в которых ограничение калорий ниже некой границы однозначно приводит к похудению. Есть множество исследований, в которых значительное превышение привычных норм потребления приводит к ожирению. Но мне было бы крайне любопытно взглянуть на исследования, в которых изучались нормальные порции еды для здоровых, то есть не толстых и не тощих людей — как на вес влияют постоянные и долговременные, но небольшие, не рекордные отклонения от золотой середины. Если вы знаете о таких исследованиях, поделитесь ссылкой на них, пожалуйста.


Термодинамика


Я все еще продолжаю на форумах просить доказательство связи между балансом калорий и ожирением (недавняя попытка здесь). Самым забавным ответом мне кажется ссылка на закон сохранения массы и энергии.

Утверждают, что количество поглощенных с едой калорий обязано равняться сумме калорий, потраченных на действия, и калорий, отложенных в жировые запасы. Что съел и не потратил — идет в жир. Физика же, закон.

Термодинамика относится к науке, бесспорно, но человек не является замкнутой системой. Перечитайте определение принципа сохранения от начала до конца, чтобы заметить этот решающий нюанс.

Не все калории из попавших в желудочно-кишечный тракт и пригодных к пищеварению будут усвоены организмом. Пищеварительная система поглощает отнюдь не всё из доступного. Кроме использования и запасания у животных есть и другие варианты. Пищеварительная система — это труба, а не тупик.

Если сомневаетесь, то поинтересуйтесь, чем питается священный скарабей. И почему нельзя летом кидать дрожжи в выгребную яму дачного туалета. На самом деле нельзя кидать, не делайте так.

На эту тему можно найти множество аргументов и контраргументов:
— Скарабей — это про травоядных, у них такое может быть, потому что клетчатка.
— Но у травоядных более узкоспециализированная и потому более эффективно работающая пищеварительная система.
— Но это все же трава, а человек питается приготовленной и потому подготовленной для пищеварения едой, можно даже не пережевывать.
— Но человеку все же активно рекламируют таблетки с панкреатином при переедании, потому что пищеварительная система не может переварить всё и в любых объемах, даже если оно подготовлено.
— Но все же наличие непереваренных углеводов в анализах человека является симптомом заболеваний.
— Но это потому, что анализы обычно берут у больных или умеренно питающихся, поинтересуйтесь анализами здорового переевшего человека.
— Сами интересуйтесь такой гадостью, я сейчас ем и не хочу об этом думать.

На эту тему было и будет много споров. Потому что крайне трудно найти доказательства тому, что здоровая пищеварительная система будет переваривать и усваивать всё, что в неё попадает. Особенно при обжорстве, которым попрекают толстеющих. Я не нашел таких доказательств, если вы их знаете, то подскажите, пожалуйста.

Известные мне попытки экспериментально подтвердить эту формулу опираются на не столь уж чистые и ясные источники чисел “потреблено”, “потрачено”, “отложено”, “потерялось”.

Количество съеденной еды в многочисленных экспериментах определяется по добровольным записям в дневниках, доверять которым можно лишь при очень большом желании доверять. Опрос принимают за измерение.

Количество калорий в съеденном и записанном тоже определяется лишь приблизительно. Например, попробуйте определить число калорий, которые может усвоить среднестатистический человек из 200 граммов греческого салата, упомянутых в дневнике. С учетом того, что соотношение компонентов в конкретной порции салата зависит от многих причин, начиная с настроения повара.

Сжигание аналогичной порции в калориметре не предлагать, чтобы не смешить микробиом кишечника, который все еще плохо изучен, и однозначно можно сказать только то, что микробиом каждого человека уникален, поэтому микробиомы разных людей решают однотипные задачи с разной эффективностью.

В конце прошлого века решили отойти от простого, но неточного метода “4-4-9” (поправка Атвотера к методу Рубнера) и начали составлять таблицы с гликемическим индексом (ГИ), опираясь на которые можно сделать более точные предположение о калорийности блюд, изготовленных из тех или иных продуктов. Но уровень глюкозы через определенное время после употребления — это не итоговое количество полученных калорий.

Представьте, что автомобиль выехал с заправки, полчаса разгонялся, затем неспешно сбрасывал скорость. Если сфотографировать показания спидометра через полчаса после выезда с заправки, то можно вычислить количество литров топлива, попавших в бак автомобиля. Можно, но очень приблизительно.

Для измерения ГИ взяли самый выдающийся пик на графике частых измерений уровня глюкозы в крови. Графики для разных продуктов похожи, но все же различаются — это разные кривые, поэтому они не позволяют по одной и той же формуле вычислить площадь фигуры. Графики имеют несколько пиков и провалов, а не плавный рост с одним пиком и плавным уходом. Графики изменяются, а не складываются, при одновременном употреблении разных продуктов — график каши с маслом не является суммой графиков каши и масла.

Гликемический индекс полезно учитывать при наличии диабета и подобных заболеваний, когда важно контролировать пиковые значения, но ГИ далек от совершенства в деле определения настоящей калорийности продуктов.

Существует несколько разных классификаций ГИ. В таблицах ГИ, взятых из разных источников, значения для одних и тех же продуктов могут отличаться в несколько раз, и выбор таблицы для личного использования зависит от доступности, авторитетности либо симпатий, но не от логики.

Идентифицировать продукт по названию можно тоже лишь очень приблизительно. Например, все знают, что гликемический индекс зависит от обработки продуктов, ГИ сырой моркови 30, ГИ тушеной моркови 85 — достаточно для подсчетов, вроде бы. Сахар подпрыгнет, инсулин прибежит, механика ясна, даже гуманитариям, если не задумываться о том, какой сорт моркови достался сегодня, сколько времени её тушили, и насколько вес итогового блюда разбавлен водой, чтобы таки сосчитать съеденные калории.

От раскритикованных, но все еще используемых понятий быстрых и медленных углеводов перешли к гликемическому индексу. На смену которому идут таблицы с гликемической нагрузкой (ГН). Которая тоже по-разному классифицируется и измеряется. Причем и ГИ, и ГН плохо коррелируют с калорийностью продуктов. Хотя бы потому, что глюкоза — это отнюдь не все калории. В организме окисляется не только глюкоза, жирные кислоты не дадут соврать.

Вообще, калории и килокалории — это не составляющие и не количество еды. Термин стал настолько общеупотребительным, настолько часто о нем говорят на форумах и пишут на упаковках, что я не вижу смысла отказываться от использования этого всем понятного слова. Но все же не стоит забывать, что калории — это не только глюкоза. Особенно, когда эти самые калории пытаются измерить.

Если кто-то уже устал от измерения калорий, то он может сменить ГИ и ГН на таблицы инсулинового индекса (ИИ), которые учитывают не только калории. Потом добавить модификатор инсулинорезистентности. Потом ещё что-нибудь, чтобы не выбираться из колеи теории баланса калорий.

Не всё съеденное попадёт в кровь. Попавшее можно измерить только очень приблизительно, даже в лабораторных условиях. И таки попавшее в кровь частично будет выведено без использования. Нет простого способа определить, сколько калорий из съеденного человек возьмет в работу.

И нет простого способа определить, сколько калорий человек потратит. Потребление калорий определяется не только количеством проделанной работы, которую можно заметить снаружи тела. Вопрос на засыпку — сколько калорий будет потрачено на работу по перемещению тела весом 80 килограмм по горизонтальной линии на расстояние 8 километров?

Мой браслет всегда готов подсказать мне в точности, сколько калорий я потратил, пройдя за сегодня столько-то тысяч шагов. При этом он не интересуется весом моего тела и сумки, количеством поворотов и остановок с последующим разгоном, не учитывает здоровье спины и особенности походки — умело плавная, устало шаркающая, радостно подпрыгивающая, прогулочно неспешная или тревожно форсированная. Браслет подсчитывает что-то среднестатистическое и красиво отображает на современном экране, хотя реальные затраты зависят от реальных условий.

Существует возможность измерять тепло, выделяемое телом — прямая калориметрия. Но метаболических камер для людей создано не так уж много, записаться на личное обследование трудно. И лабораторные условия — это не повседневная жизнь со свойственным ей множеством неучитываемых факторов.

Недавно снова предложили присмотреться к углекислому газу, и уже в продаже появились карманные гаджеты для быстрого анализа выдыхаемого воздуха. Логично предположить, что при окислении с выделением энергии порождается углекислый газ. Можно даже проигнорировать процессы анаэробного окисления, конечным продуктом которых являются не только СО2 и Н2О, но и молочная кислота, и азотистые соединения. Но непрямые методы калориметрии (алиментарная, респираторная) дают существенную погрешность.

Нет возможности просто и точно подсчитать приход, нет возможности просто и точно подсчитать расход, числа гуляют в разы, но это почему-то не мешает выводить нормы и призывать ориентироваться на среднестатистические цифры, оперировать процентами потребления в диетах и с точностью до тысячи шагов указывать полезную нагрузку. Отсутствие надежных инструментов почему-то не мешает верить в малозначительность последнего слагаемого в формуле “получено = сожжено + отложено + выброшено”.


Догадки об эволюции


Еще один аргумент в защиту разумного баланса базируется на предположениях об эволюции человека — еду он получал крайне нерегулярно, поэтому естественный отбор прошли лишь те, кто был способен запасать калории впрок. Энергетическая система в предчувствии черных дней наполняет жировые склады, сформировалась так, предположительно.

Но человек формировался в условиях, которые не требовали впадать в зимнюю спячку или делать перелеты на юг. Да, сезонная нехватка еды могла повторяться на протяжении тысячелетий, закрепляясь в генах, но это лишь предположение.

Базироваться на предположениях можно, но предположения не являются доказательством, они являются лишь предположениями. Сюрприз?

Однако, давно и успешно существуют диеты, опирающиеся на предположения. Чтобы не включался механизм “на черный день”, нужно всегда быть немного голодным. Чтобы выветрилась “память о голоде”, нужно всегда быть сытым, есть часто понемногу. Или можно объедаться, но только один раз в неделю (читмил). Противоречивость диет не мешает рекомендовать каждую из них.

Современные представления о временах появления человека собраны из догадок, основанных на находках фрагментов домашней утвари и окаменевших костей. Слишком малочисленных даже для статистической значимости. Мы всегда можем подождать новые находки.

И мы можем сделать новые предположения с другими выводами при изучении существующих исторических свидетельств.

Каков процент толстяков среди средневековых богачей, которые ели приготовленную пищу, не испытывали нехватки в продуктах, не напрягались в спортзалах и имели великое множество поводов для стресса?

Почему несколько урожайных годов, идущих подряд и дававших изобилие еды, не приводили к вымиранию городов и деревень от ожирения?

Все выявленные случаи худобы придется объяснять такими же псевдо-ответами, опирающимися на предположения: слишком недолго длилось изобилие, не успевали растолстеть, медицина была хуже, все болели чем-то, какие-то гены немного другие, обмен веществ почему-то быстрый, просто повезло, работали много, не то что сейчас, реклама еды отсутствовала, пищевое поведение не было нарушено…

Опирающиеся на предположения гипотезы являются предположениями, не более того.


Определение стресса


На протяжении жизни я дважды был пухлым и дважды был тощим. Под пухлостью я подразумеваю наличие лишних складок и круглый живот, под тощестью подразумеваю выпирающие ребра и впалые щеки. Кстати, сбрасывать лишний вес оказалось легче, чем набирать недостающий.

Мои сомнения начались после службы в армии. Первый год физические нагрузки были сильнейшими, еда же была скудной, и мы постоянно испытывали голод. Однако, в отпуск я приехал круглолицым.

Второй год службы был легким, еды было вдоволь, можно было перебирать, от физкультуры же оставалась лишь ленивая зарядка раз в неделю. Однако, за второй год службы я сильно похудел.

Появилось несоответствие наблюдаемого с теорией — избыток калорий и недостаток движения привел к резкому похудению.

Меню солдатской столовой не изменялось, гены были того же человека, микробиом кишечника не устраивал революций. Из “всем известных” причин ожирения осталось рассмотреть стрессы.

Читающий эти строки, что лично Вы понимаете под словом «стресс»? Вопрос без иронии, границы термина сильно размыты. Опрошенные мной люди под словом “стресс” понимают разное — это и большое усилие (надорваться), и продолжительная нагрузка (устать), сильные эмоции (пойти вразнос) или необходимость сдерживать эмоции (терпеть), ситуация непривычная (ошеломительно) или неприятная (невыносимо). Редкий ответ — истощение каких-то конкретных адаптационных механизмов.

Прямой перевод английского слова stress — напряжение, усилие, нагрузка. За усилиями мы приходим в спортзалы, чтобы похудеть. По мере тренировок, увеличиваем нагрузки, из-за чего организм вновь и вновь попадает в непривычные условия. Приводят ли спортзалы к ожирению? Повышенные нагрузки, причем непривычные, приводят к похудению. Что-то не сходится.

Непривычное при регулярном повторении становится привычным. Организм адаптируется, подстраивается, перестает кидаться в крайности, оптимально рассчитывает усилия. Может ли непривычность длиться годами, на протяжении которых набирается вес?

Можно подразумевать под стрессами продолжительное состояние тревоги или другие поводы нервничать. Нервные нагрузки. Но неоднократно встречались примеры очень тощих и при этом очень нервных людей, которые, внезапно, полнели при смене образа жизни на более спокойный.

При встрече с незнакомым словом не все и не всегда идут в толковый словарь. Проще сначала угадать значение по созвучности и проверить предположение по контексту. При первой встрече со словом “стресс” можно предположить, что речь идет о научно выглядящем аналоге слова “потрясение”, потрясения неприятны и оставляют какие-то следы в организме, от потрясений болеют — догадка подходит к контексту, можно запомнить, не трогая словари.

Словарь же утверждает, что стресс — это реакция организма, который пытается адаптироваться, привыкнуть к изменившейся ситуации. Организм вывели из равновесия — организм подстраивается в ходе стресса, чтобы достичь нового равновесия. Попытки организма приспособиться ведут к ожирению? Но закаливание организма холодным или контрастным душем считается полезной процедурой.

В словаре упомянуты не просто реакции приспособления, а именно неспецифические — не свойственные чему-то определенному, универсальные. Если речь об отсутствии реакций специализированных, то при стрессе организм пытается отреагировать творчески, хоть как-то приспособиться, чтобы минимизировать потери. Стресс — это полезная функция организма. Или стресс — это неудовлетворительная оценка работы полезной функции?

Если речь о непривычности реакций, то при рассмотрении стресса следует учесть систему обучения. Чем в таком случае обусловлен вред от стресса — условия меняются слишком часто или резко, так что появляются повреждения, и обучаемая система устаёт, или отсутствует положительное подкрепление, которое позволяет накапливать опыт, или получаемый опыт противоречит имеющимся специфическим реакциям, так что в адаптирующейся системе укореняются конфликты, или просто отсутствует механизм обучения именно в тех частях эндокринной или иной системы, которые подвергаются стрессам?

Я уверен, что при знакомстве со словом “стресс” не все задумывались о подобных вопросах. Проще принять, что стресс — это что-то плохое, детали не важны, на экзамене не спросят.

Когда вы в очередной статье прочитаете фразу “это из-за стрессов”, то можете предположить, что автор статьи не интересуется настоящей причиной. Спросите автора о том, что он понимает под термином “стресс”. Возможно, автор всего лишь хотел придать наукообразности выражению “это плохое наверняка происходит из-за чего-то плохого”.

Для пущей наукообразности также упоминают “гормоны стресса”: адреналин, норадреналин, кортизол… Несомненно, гормоны влияют на обмен веществ, и это значит, что упоминание гормонов придаст вес любой статье на тему ожирения.

Пользуясь случаем, можно также упомянуть и другие гормоны: грелин, инсулин, лептин (и прочие адипокины), иризин, пролактин, дофамин…

Главное — побольше уверенности при использовании звучных терминов, чтобы читатель не заподозрил, что для ученых регуляция липогенеза до сих пор является всего лишь набором предположений, и даже в предположениях пресловутые “гормоны стресса” встречаются редко.

Возможно, что при использовании слова “стресс” подразумевают “стрессор” — приводящий к стрессу фактор. Слова перепутали, бывает, не нужно придираться — плохое случается внутри, когда плохое приходит из окружающего мира. Нечто плохое (ожирение) наверняка происходит из-за какого-то влияния (стрессы) каких-то плохих факторов (стрессоров).

Можно не задумываться, не уточнять, потому что все знают и могут сходу перечислить много плохих факторов, что-то из них наверняка подойдет: шум и тишина, холод и жара, голод и нездоровая еда, избыток и нехватка информации, травмы и лекарства, угрозы, боль, преодоление…

Список возможных стресс-факторов велик, но для всех стрессоров остается прежняя проблема — одни и те же факторы могут сопровождать как ожирение, так и похудение. Связь далека от очевидной, механизм воздействия не ясен.

Возможно, для ожирения нужно сочетание нескольких конкретных стрессоров плюс негативное отношение, эмоциональное неприятие. Наличие не одного, но нескольких факторов одновременно. Возможно, я не отрицаю такую возможность. Изучал ли кто-нибудь тему сочетания или баланса нескольких разных факторов в деле ожирения?

Эустрессы вычеркиваем скопом или по одному? Основоположник теории стрессов (ОАС, Ганс Селье) утверждал, что приятность ситуации не имеет значения, важна интенсивность потребности подстроиться к изменениям.

Из стрессов заставляют толстеть лишь те адаптационные процессы, которые доходят до стадии истощения? Возможно, но каким образом истощение адаптационных механизмов включает режим накопления жира?

Вредность псевдо-ответов именно в том, что они позволяют успокоиться и прекратить поиск. Популярные толкования стрессов далеки от научных определений и не позволяют разглядеть причину наблюдаемых процессов. Слово “стресс” используется как волшебное заклинание, но дает лишь видимость ответа. Мы не получаем ответ на вопрос “как оно работает”.


Сжигание жира


Отдельно от вопроса появления жира стоит вопрос избавления от избытка жира. Популярной является точка зрения, что его можно только израсходовать в процессе голодания или активной работы. Устоявшийся термин “сжигание” мне кажется злым, но, предполагаю, он кажется энергичным, мотивирующим, и поэтому обрел популярность.

Наиболее эффективным методом сжигания считается сочетание диеты и мышечных нагрузок. В моду вошел подсчет количества потребленных и потраченных калорий. Умные весы, шагомеры, программы с журналом, калькуляторы…

Вопрос на засыпку, кто тратит больше калорий — бодрый мужчина, дважды в неделю посещающий спортзал, или мало двигающийся, но вечно усталый старик? Спросите массажистов или поэкспериментируйте с тепловизором — неподвижность тела не означает отсутствие работы.

И как измерить работу мозга с учетом наличия подсознания? Мозг потребляет пятую часть всей энергии организма, если верить интернету. Больше калорий уходит на усталое поддержание тревожных ожиданий или на бодрое общение с коллегами по работе?

Я не могу верить популярным статьям, в которых рекомендуют свести ежедневный расход калорий к какому бы то ни было числу, потому что ежедневные затраты калорий у людей внешне одинаковых и выполняющих схожие действия могут различаться в разы.

И как измерить расход калорий при выполнении рекомендованных упражнений? Кто доказал, что работа по поднятию груза массой M на высоту H у разных людей приводит к расходу N калорий? Опорно-двигательный аппарат — это сложная система, к которой нельзя применять правила простой механики, чтобы обосновывать нормы, взятые из статистики. Кстати, “среднестатистический”, “нормальный” и “здоровый” — это разные числа.

В обоснование тысяч упражнений лег любопытный постулат — накопленный жир можно только сжигать, сам он не уйдет. Мне не удалось найти научное обоснование постулату, есть только предположения.

Многократно озвучивалась мысль, что нужно ежедневно бегать не меньше часа, чтобы исчерпать запас в мышцах и в печени, только потом начинает расщепляться жир, иначе никак. Аргумент за сжигание жира — в организме не найден другой механизм вывода жиров, есть только механизм расщепления при нехватке калорий. Но отсутствие знания о механизме не является доказательством отсутствия механизма.

Мускулы без нагрузок успешно теряют в массе, не смотря на отсутствие естественного механизма вывода мышечных волокон. Перестал качаться — потерял форму. Аргумент за необходимость сжигания жира — организм тратит на поддержание запасов очень мало энергии, а у мускулов затраты выше, и вообще другой механизм, поэтому мускулы атрофируются, а жир только сжигать. Но известно, что организм не любит бездельников, даже незначительных. Атрофироваться при невостребованности может всё, от костной ткани до мозга. Эволюция сделала для жира исключение по недосмотру?

Я не могу и не хочу опровергать популярные версии. Напротив, я много лет пытаюсь найти подтверждение им. Хочу увидеть доказательства, а не авторитетность источников или пересказы слов комментаторов.

Я ищу обоснование постулатов. Попытаться опровергнуть можно обоснование, а его нет. Популярные версии не удовлетворяют критерию Поппера (научной теории нужна возможность опровержения), поэтому популярные версии далеки от научного метода. Я не могу спорить с аргументом “все знают”.

Я не могу предоставить пруфы к тому, что я не нашел пруфов для всем известных утверждений “избыток калорий неизбежно откладывается в жир” и “жир уходит только при длительной интенсивной активности”.


Лечебные диеты


Да, если человеку ограничить питание каким-то минимумом, которого перестанет хватать для нормальной жизнедеятельности, то человек похудеет. Однозначно, бесспорно.

Можно даже не искать абсолютные числа потребления и расходования, достаточно относительных — убавить порции на десяток-другой процентов от привычных и увеличить количество пройденных шагов в день, добавив поход в спортзал. Для начала. Если не поможет, то сдвинуть границы еще немного. Сдвигать, пока не поможет.

Если человека кормить водой, то он похудеет. Если человека непрерывно гонять палкой, то он тоже похудеет. Если человека привязать к кровати и насильно пичкать едой, то он начнет толстеть. Бесспорно, да, это так. Но пограничные условия вызывают ненормальные реакции в обмене веществ, поэтому не должны рассматриваться как пояснение к тому, почему некоторые толстеют или худеют в нормальных условиях.

Любые эффекты от ограничительных диет и от избыточного потребления принято записывать на счет изменения баланса калорий — чрезмерное упрощение, заслуживающее пересмотра.

Любая жесткая диета не только ограничивает поступление калорий. Ненормальные условия вызывают ощущение слабости с нежеланием напрягаться, наполняют тело напряжением от неприятных эмоций и постоянной внутренней борьбы. Также неизбежны изменения в работе сердечно-сосудистой и многих других систем организма, перестраиваются привычки и рефлексы. Голодающие и переедающие тела работают иначе, но в ходе экспериментов почему-то принято следить только за балансом “дебет-кредит”.

По окончании диеты человек может остаться тощим, прийти к норме или снова потолстеть — такая непредсказуемость результата разрешает задуматься о том, что в механизме набора лишнего веса не один только баланс калорий может являться причиной изменений. И затрагивание настоящей причины выглядит побочным эффектом от диет и тренировок — возможным, но не обязательным.

Если в процессе голодания или упражнений была затронута и исправлена настоящая причина ожирения, то человек останется стройным после прекращения голодовки и тренировок. Если в процессе голодания и тренировок настоящая причина не была исправлена, то вернувшийся к нормальной жизни человек снова начнет толстеть.

В данной статье я рассматриваю только нормальные случаи ненормального ожирения — врач при обследовании не нашел патологий и дал общую рекомендацию “меньше есть и больше двигаться”.

Лечение ожирения обязательно должно начинаться с похода к врачу-эндокринологу для проверки функций гипофиза, щитовидки, надпочечников и далее по списку возможных проблем, способных привести к заболеванию, одним из симптомов которого будет являться лишний вес.

Любопытен также факт, что в результате лечения проблем с пищеварением или обменом веществ улучшится усвояемость калорий и не только их. То есть толстый похудеет тогда, когда станет получать больше. Сторонникам теории жесткого баланса “дебет-кредит” рекомендую упирать на то, что при выздоровлении улучшится не только доход, но и расходовать станет легче. Впрочем, не могу придумать, как это увяжут с попытками подсчитать расход калорий по работе, проделываемой снаружи тела в спортзалах и на экранах шагомеров, ведь видимая работа не изменится с лечением пищеварения или обмена веществ.

Я однозначно за диеты, когда их предписывает врач. Диеты отлично помогают справляться с лечением множества заболеваний. Непременно обследуйтесь у врача и соблюдайте его предписания.

Если предписанная врачом диета предполагает ограничение по калориям, то я призываю скрупулезно придерживаться диеты. Могу лишь посоветовать поискать приятные черты в чувстве голода. Оно связано с предвкушением, поэтому должно быть приятным. Неприятные ощущения при голоде свидетельствуют о нездоровье пищеварительного тракта или сбоях в пищевом поведении — оба варианта требуют исправления, а не терпения.

Если есть предположение о нарушении пищевого поведения, обнаружена склонность к обжорству, замечена потребность есть чаще необходимого, то исправление привычек не должно заключаться в одних только запретах. Принудительное ограничение в порциях еды — это один из инструментов, не единственно возможный и даже не главный. Следует вырабатывать новые привычки: во время еды сосредотачиваться на еде, а не на чтении, принятие пищи украсить ритуалами, прислушиваться к собственному телу, разрешать себе выбор продуктов, а не хвататься за давно известные или наиболее доступные блюда. Полезные привычки — это не только лишь запрет вредных.

Я не против диет. Сходу вспоминаю гипотезу, что при пустоте пищеварительного тракта организм переключается в режим ремонта, усиливает процессы очистки на клеточном уровне, что может благотворно повлиять на здоровье кожи и внутренних органов, а для этого можно голодать по субботам. Мне нравится эта гипотеза. И не только она. Но, внимание, гипотеза — это не теория. Идеи и предположения дают повод для проведения экспериментов под надзором ученых и врачей, а не для досужего насилия над своим организмом.

И при всем моем одобрении диет я не могу одобрить советы фитнес-тренеров, основанные исключительно на популярности, украшенные догадками о задействованных механизмах. И я не могу одобрить рассказы о результатах личных экспериментов в области диет. И поэтому не планирую рассказывать о своих опытах. Я здесь не продаю очередную диету, очередной комплекс упражнений или очередной гаджет.

Не является доказательством ни успешность отдельных экспериментов, ни популярность отдельных рецептов. Тем более, когда есть много очень разных подходов, которые в разных случаях срабатывают с разной эффективностью — такой разнобой встречается всегда, когда борются со следствиями, лечат симптомы.

Мне кажется, что значимость популярных диет преувеличена. Слишком много внимания уделяется отдельным продуктам и последовательности их употребления.

Особенное недоумение это повальное увлечение диетами вызывает на фоне того факта, что происходящее в кишечнике очень далеко от полного освещения наукой. Диеты зачастую выбирают по рекомендациям, а не по состоянию своего личного ЖКТ, которое прямо влияет на усвоение тех или иных веществ из съеденной пищи.


Избыток калорий


Отвлечемся ненадолго от науки и поработаем руками. Представьте себя управляющим кровеносной системой человека. Попробуем руководить.

У нас в хозяйстве есть центральный насос сердца, и есть трубочки сосудов, которые разбегаются по организму, ветвятся там до капилляров, потом собираются и возвращаются обратно. На разных участках системы содержимое трубочек обогащается кислородом и питательными веществами. Где-то есть вывод вредных веществ и депо обслуживания.

Мы можем управлять центральным насосом — разгонять сердцебиение и притормаживать по мере надобности. Еще мы можем сужать или расширять просвет отдельных сосудов. Но мы не можем направлять питательные вещества точно к потребителю. Я не нашел в кровеносной системе таких механизмов, если вы знаете о таких, то напишите мне, пожалуйста. Только не предлагайте торсионные завихрения, эту смешную идею я уже видел.

Потребители стараются держать при себе запас питательных веществ на случай срочной работы. Внутри клеток. И по мере расхода этих оперативных запасов начинают сигнализировать — я поработал, нужно пополнить запасы, иначе не смогу продолжить работу.

Мы раскочегарим центральный насос. На участке потребителя расширим сосуды. На бездельничающих участках сузим сосуды. Но посильное вмешательство не изменит общей картины — если на голодающем участке проходит тысяча трубочек-капилляров, то останутся еще миллионы капилляров, которые проходят по другим участкам.

В районе пищеварительной системы необходимые калории поступят в сосуды, пробегут мимо центрального насоса и разбредутся по всему организму. Пойдут не прямо к потребителю, а во все трубки подряд. Потребителю достанется лишь малая часть, попавшая на его участок.

Нам понадобится добавить калорий и несколько раз прогнать их по всем сосудам, чтобы на одном из участков проголодавшийся насытился.

Процесс доставки не мгновенный, поэтому потребители начинают сигнализировать заранее, до наступления настоящего голода, чтобы у пищеварительной и кровеносной системы был запас времени для доставки.

Пока голодный потребитель насыщается, мимо всех прочих органов проносятся калории — бери не хочу. В организме всегда кто-то работает, поэтому избыток калорий в крови это норма для организма.

Устройство кровеносной системы предполагает, обуславливает, диктует постоянный избыток калорий. Избыток калорий в организме — это необходимая норма.

Нужно длительное недоедание или серьезная болезнь, чтобы калорий в крови осталось ровно столько, сколько действительно требуется работающим органам. И в таком случае достаточного для жизни количества будет недостаточно, поскольку калории станут бегать по всему организму, а не целенаправленно доставляться работающим органам.

Популярная версия ожирения “избыток калорий” не выдерживает пристального взгляда. Если в крови не будет избытка калорий, то наступает неприятная гипогликемия, а не красивая стройность. Если часть калорий начинает откладываться в жировых клетках, то этому должна быть какая-то причина, а не просто наличие невостребованных калорий.


Назначение складов


Нижняя планка “худеть” — исчерпание запасов в мышцах и печени при продолжающейся мышечной активности, то есть всем известное сжигание, как минимум. Плюс, возможно, еще какие-то триггеры.

Верхняя планка “толстеть” — не просто наличие избытка калорий, а какое-то длительное превышение какого-то уровня калорий в крови, неизвестное по времени и уровню, то есть всем известное переедание. Плюс, возможно, еще какие-то триггеры.

Кто-то с какой-то целью отдает приказ на создание жировых запасов. Я разрешил себе не отмахиваться от сомнений, отойти от всем известных фактов и фактоидов на тему баланса, решил поискать возможного заказчика.

Иногда калории не просто бегают по кругу в ожидании потребителей, а начинают откладываться в жировые запасы. Жир — это запас питательных веществ. Энергии, которая нужна организму для жизнедеятельности.

У органов-потребителей есть внутриклеточный запас питания, плюс они могут в любое время пополнить свои запасы из потока питания в крови. И только если предполагается много работы, так что нормальные запасы в крови закончатся, гликогеновый резерв в печени опустеет, и пищеварительная система не сможет быстро доставить новые калории, тогда понадобятся дополнительные резервы.

Много работы, причем жизненно важной, которую нельзя отложить на потом. В таком случае организм начнет черпать резервы из жировой ткани. Запасы жира — это страховка для пищеварительной системы.

Составим портрет заказчика жировых отложений. Он может потреблять много, так что запасы питания в крови могут исчерпаться. Его работу нельзя отложить до появления ресурсов после обеда. Он работает подолгу, так что жир успеет расщепиться, освободить накопленную энергию для потребления.

Какие органы требуют много энергии? Центральная нервная система любит калории, но при длительной нагрузке впадает в оцепенение и норовит заснуть, а не дожидается расщепления жиров.

Пищеварительная система тоже много энергии потребляет в процессе переваривания, но при усталости она бросит работу недоделанной, а не продолжит активно работать.

Листая анатомические атласы, я нашел только один ответ. Мышцы идеально подходят под описание. Они могут работать долго, энергии берут много. И нельзя отложить на потом убегание от врага и погоню за добычей.

Если вы сможете найти другой вариант, напишите мне, пожалуйста. Я буду рад подумать над новой версией.


Расположение складов


Любопытно, что жир откладывается не повсюду, а в некоторых местах. Различают, например, женский и мужской типы ожирения. У женщин жиром обрастают бедра, ягодицы, низ живота. У мужчин жир располагается выше, предпочитает талию, весь живот и плечевой пояс. Принято объяснять эти различия генами и гормонами, но популярные ответы не подходят к вопросу “как оно работает”.

Есть и другие виды деления ожирения по типам. Общее у них то, что жир откладывается не повсюду. Хотя избыток калорий, напоминаю, равномерно бегает по всему организму. Что-то в организме диктует место складирования. Разное в каких-то разных случаях. Иногда толстеют бедра, иногда выпирает живот, иногда шея обзаводится лишними подбородками.

Поскольку жир является запасом питательных веществ, можно смело предположить, что жир откладывается неподалеку от заказчика, которому эти питательные вещества могут внезапно понадобиться в большом количестве. Чтобы не бегать лишний раз кругами по организму, а сразу попасть поближе к месту потребления.

Если внимательно рассмотреть все склонные к ожирению места, то легко обнаружить, что под слоем жира есть какая-то мышца. Не удивительно, мышцы присутствуют почти везде. Вот только жировые отложения, как правило, повторяют форму отдельных мышц. Это особенно заметно, когда ожирение только начинается, и тело еще не устремилось к форме шара.

Еще один полезный факт можно узнать методом ощупывания — мышцы под слоем жира всегда напряжены. Даже при отсутствии видимой работы остаются твердыми, иногда до болезненности. Напряженность говорит о продолжающейся работе.


Мышечные зажимы


Каждая мышца управляется программой — при наступлении таких-то условий напрячься, при исчезновении этих условий перестать напрягаться, расслабиться.

Программы постоянно корректируются. По мере набора жизненного опыта, организм осваивает новые движения, калибрует рецепторы, оптимизирует мышечные программы и состояние мышц. Если мышца часто используется, то она напрягается всё быстрее и сильнее, развивается. Если мышца используется редко, то она напрягается неспешно, силу вырабатывает небольшую, атрофируется.

Если мышца не получает четкого сигнала “задача выполнена”, то она расслабляется не до конца и остается в тонусе, напряжена и готова напрячься сильнее. Программа корректируется, запоминаются новые показатели и условия. Напряжение становится нормой.

Работающая мышца посылает сигнал “работаю и ем”. Организм поддерживает запас калорий в крови. Не расслабившаяся после работы мышца продолжает сигналить “работаю и ем”. Сигнал длится днями и ночами, а организму в это время нужно спать, есть, пополнять склады, выводить излишки и делать много другой полезной работы.

Предположим, что большой и важный мускул постоянно голодает при нормальном избытке калорий. Когда ему понадобится по-настоящему поработать, обычных запасов питания в крови ему не хватит. В таких случаях не помешает склад резервного питания неподалеку.

Склады жировой ткани неподалеку от мускулов у здорового человека присутствуют всегда и везде. Подкожный жир одобрен естественным отбором в ходе эволюции. Некрасиво разрастаться он начинает тогда, когда рядом кто-то на протяжении многих дней голосит “работаю и ем”.


Поиск термина


Я не знаю источник выражения “мышечный зажим”, означающего длительное напряжение без видимой причины. Словосочетание отдает народной простотой и поэтому кажется далеким от науки. Но выражение достаточно распространенное, короткое, понятно без словаря, поэтому я выбираю его.

Владимир Леви при описании того же явления использует термин “гипертонус”, который мне кажется менее точным. Слово “тонус” означает готовность мускула к работе, возбуждение без признаков утомления. А мышечные зажимы — это продолжающаяся работа, хоть и без движения, противодействующие мышцы играют в перетягивание каната. При этом вполне можно ощущать усталость, старики подтвердят.

Томас Ханна описывает это же явление очень точным термином “сенсорномоторная амнезия”. Его работы о соматике, а также школа по устранению возрастных изменений и последствий травм заслуживают уважения, но термин мне кажется слишком громоздким для повседневного употребления. Кстати, не знаю как мышечные зажимы называли Моше Фельденкрайз и Франц Александер, на труды которых опирался Ханна.

Джанет Трэвелл и Дэвид Симонс популяризировали термин “триггерная точка”, болезненность которой обратной связью подпитывает напряжение, а также термин “миофасциальная дисфункция”, означающий затрудненность в использовании перенапряженного мускула. Мне эти термины кажутся слишком узкими, мышечный зажим не всегда сопровождается болью и не обязательно находится именно в фасциях.

Вы можете встретить и другие термины. Если вам попадется термин более интересный и точный, чем “мышечный зажим”, то поделитесь со мной, пожалуйста. Судорога, спазм или синдром мышечной скованности относятся к другим явлениям и поэтому не подходят.


Секрет худобы


Для тренировки напряжения мышц мы ходим в спортзалы. А для тренировки расслабления мышц мы надеемся на природу. Авось оно само как-нибудь. Кому интересны расслабленные, бездельничающие мышцы?

К чему такой подход приводит в течение долгих лет, мы можем увидеть в фигурах стариков. Их плечи сгибаются не абстрактными годами или горестями, а собственными мышцами, которые разучились расслабляться.

Однако, почему не все старики толстые? Существуют явно напряженные, с искаженной осанкой, вздутыми венами на руках, быстро устающие, но все же тонкие, словно высохшие.

И среди подростков хватает тощих — кости торчат, обильная еда впрок не идет, пальпация показывает множество напряженных мест.

Да и у людей с нормальным весом можно найти постоянно напряженные места, которые почему-то не обрастают жиром: голени, предплечья, шея.

В рамках гипотезы можно придумать несколько версий.

Например, не все мышцы эволюционно считаются одинаково важными. От мышц бедер и поясницы зависит бег, им нужно обеспечить резерв питания, поэтому бедра и талия склонны к ожирению. А мышцы голеней и предплечий менее важны при беге, потребляют меньше, поэтому даже сильная зажатость или гипертонус не является поводом для складирования жиров неподалеку. Мимические мышцы не важны и потребляют мало — появляются морщины, но не склады жира. Жевательные мышцы важны и потребляют много — могут появиться пухлые щеки и лишние подбородки.

Также можно предположить, что играет роль специализация. Мышцы состоят из так называемых белых и красных волокон. Белые отвечают за быстрое сокращение, но быстро устают. Красные отвечают за продолжительное усилие, которое способны долго поддерживать. В разных мышцах одного организма процент белых и красных волокон может различаться. Одни мышцы специализируются на взрывных усилиях, а другие на поддержании положения. Для примера можно сравнить функции мышц бедра и стопы — первые отвечают за прыжки, вторые за поддержание равновесия. Резервировать питание необходимо только для первых.

Также можно предположить, что зажатость некоторых мышц помогает предотвратить зажатость других. Например, если зажаты мышцы спины, шеи или плеч, то человеку очень не комфортно бегать, подтягиваться на турнике и поднимать тяжести. У него спина не первый год кричит об усталости, а ему предлагают заняться спортом, увеличить нагрузки. Нет активных движений — мышцы бедер и плеч не получают повода напрячься, программы сильных мышц сбиваются в сторону снижения тонуса, мышцы атрофируются, сигнал “работаю и ем” возникает редко, человек не толстеет. Хоть и не чувствует себя здоровым.

Оставаясь в рамках гипотезы “жир растет поверх напряжения” можно придумать и другие версии, сделать и проверить другие предположения о том, почему не все напряженные мышцы обрастают жиром. Например, чрезмерно напряженная мышца требует уже не накапливать, а расщеплять жир в складах неподалеку.

Можно обратить внимание на то, что под симптомами “зажима” могут скрываться разные процессы — по уровню напряжения, по проценту вовлеченных волокон, по протяженности вдоль волокон, по близости к фасциям, по длительности напряжения или по причине отданной команды. Возможно, отложение жира сопровождает не все возможные случаи напряжения.

Гипотеза мышечных зажимов является предположением о механизме, поэтому она позволяет находить новые идеи и целенаправленно ставить новые опыты.

Для опровержения или подтверждения гипотез и версий нужно собирать информацию и проводить эксперименты. В результате проверок гипотеза сможет превратиться в теорию, которая позволит разрабатывать новые способы решения старых задач.


Предположения


Различаются мужской и женский типы ожирения. Не потому ли, что различается мужская и женская походка? Женщины склонны держать плечи неподвижными, в результате чего повышенная нагрузка ложится на бедра, их легче закрепостить. Мужчины же мужественно опасаются вилять бедрами, в результате чего повышенная нагрузка ложится на талию, её легче закрепостить.

Если особенности походки могут приводить к локальному ожирению, то ряд ответов “из-за генов”, объясняющих случаи “у них в роду или в деревне все полнеют”, можно обдумать заново — дети невольно копируют двигательные привычки, которые ежедневно наблюдают у родственников и соседей.

Женщины набирают вес после родов. Не потому ли, что беременность увеличивает нагрузку на ноги, роды сопровождаются сильнейшим напряжением и болью, да и после родов приходится подолгу носить ребенка на руках и спать урывками, что прямиком ведет к изменению программ движения?

Сахарный диабет способствует ожирению. И ожирение, наряду с хроническим перееданием и малоподвижным образом жизни, может привести к возникновению сахарного диабета. Не потому ли, что инсулин требуется для проникновения глюкозы в клетки, то есть прямо участвует в питании внутренних органов? Ожирение при диабете, даже генетически обусловленном, не опровергает гипотезу мышечных зажимов — сбой в системе регуляции является ожидаемым следствием при многолетних сигналах голода, и постоянные сигналы голода являются ожидаемым следствием сбоев в системе доставки еды.

Рядом с ожирением часто всплывает тема целлюлита. Можно предположить, что целлюлит это не болезнь, а совершенно естественный механизм защиты нежной жировой ткани от регулярных сотрясений. Подобно каретной стяжке на диванах. И для избавления от целлюлита нужен не массаж или крем, но смягчение походки.

Можно предположить, что размер женской груди зависит не только от генов или гормонов, но и от тонуса грудных мышц. Ведь женская грудь состоит не только из железы, но и из запасов жира. Не поэтому ли увлечение гимнастикой или йогой неоднократно приводило к уменьшению размера женской груди?

Оперные певцы склонны к ожирению. Не потому ли, что переживание эмоций во время пения сопровождается неподвижностью, а рисунок дыхания далек от физиологически здорового?

Работники дорожной автоинспекции часто страдают ожирением. Не потому ли, что они в процессе работы находятся в шумном и опасном пространстве автострады, да общение с нарушителями отнимает больше нервов, чем сидячая работа?

Домашние коты и собаки иногда начинают страдать от ожирения. Избыток калорий тому виной или отсутствие поводов и возможностей для активных движений? Или что-то в домашней обстановке приводит к неприятным ожиданиям, которые отражаются в теле?

Нервная обстановка приводит к ожирению. Не потому ли, что застрявшие в подсознании тревоги вынуждают скрючиваться даже в самом удобном кресле? В таком случае психотерапия поможет похудеть, если добавит спокойствия и позволит освободить осанку.

Если в результате ограничительной диеты или тренировок удалось избавиться от мышечных зажимов и изменить двигательные привычки, то после прекращения диеты и тренировок человек надолго останется стройным. Если устранить причину не удалось — снова начнет набирать вес. Смотря что и как менялось.

Массаж, атлетика, гимнастика, которая бывает не только художественной, а также дыхательные упражнения могут помочь в похудении, если будут направлены на восстановление подвижности, снятие остаточных напряжений и создание правильных рефлексов. Можно усилить их эффективность, если прекратить гадать по цифрам на костре из калорий, поискать действующие причины и обосновать действие понятным механизмом.


Причины причин


Так что же лучше делать, чтобы похудеть? Или потолстеть, по настроению. Что лучше для снятия этих “зажимов” — диеты, спортзалы с бассейнами, массаж, медитация?

Если готовые ответы не устраивают, то можно подумать. Я выше многобуквенно дал понять, что мне не нравятся простые универсальные ответы. Я не продаю очередной курс или гаджет для похудения, не предлагаю готовые к употреблению ответы, наоборот — я делюсь вопросами, над которыми можно подумать.

Когда говорят, например, что в ожирении виноваты ошибки в пищевом поведении, я начинаю искать причины сбоев в пищевом поведении. Бросил вредную привычку или расстался с любимым человеком, потерял хорошую работу или по какой-то другой неизвестной причине начал больше есть и в итоге потолстел — почему начал больше есть? Потому что борьба с привычкой усиливает явные или скрытые тревоги, которые ведут к заеданию, от которого толстеют — но как тревоги связаны с желанием чаще есть? Тревоги заставляют тело сжиматься, работающие мышцы чаще сигналят о голоде? Или ощущение насыщения снижает активность тревожащегося мозга и дает чувство успокоения? Или награда вкусной закуской позволяет компенсировать чувство неудовлетворенности, на фоне постоянного неудовольствия хочется почаще получать удовольствие? Если речь о неудовольствии или об усталости от неудовольствия, которая тоже неприятна, или просто о перманентном чувстве усталости, то что вызывает эти чувства?

Я постоянно ищу не ответы, а вопросы, позволяющие усомниться в очевидном, которое странно работает. Я уверен, что мышечные зажимы не являются единственным фактором, приводящим к ожирению. И я уверен, что переедание не является единственным фактором, приводящим к ожирению. У одних и тех же следствий могут быть разные причины. И для найденных причин можно поискать их причины.

Мышечные зажимы, если именно они являются причиной ожирения, тоже имеют свою причину. Именно её нужно устранять, чтобы зажим вместе со всеми его неприятными последствиями ушел и не вернулся.

При наличии разнообразных движений программы отдельных мышц корректируются, ошибки исправляются. Комфортный дом, доступный транспорт и необходимость подолгу работать лишают нас разнообразия. Нет разнообразия, есть привычные шаблоны — мало поводов для коррекции.

Разовые ошибки в движениях все же устраняются со временем даже при слабо работающих механизмах коррекции. Глубокий след в программах движения могут оставить только травмы, сильная боль или многократно повторяемые ошибки.

Травмы и боль не так уж часто приключаются, предлагаю больше внимания уделить ежедневным источникам повторяющихся искажений. Ежедневно мы дышим, ходим, удерживаем осанку и спим — ошибки в этих функциях способны накапливаться и существовать годами.

Думать о способах устранения неполадок следует после знакомства с механизмом. Движение и неподвижность, дыхание и сон — каждый из этих процессов заслуживает отдельного разговора, выходящего за рамки темы ожирения.

Но, конечно, можно и не задумываться, не уходить от популярной формулы “меньше есть и больше двигаться”.

Проще сказать, что не хватает усердия для прокачки пресса и силы воли для отказа от тортиков, чем заморачиваться гиперлордозом поясницы, передним наклоном таза, тонусом диафрагмы и другими возможными причинами вываливающегося живота. У которых еще нужно найти и устранить их причины. Слишком сложно, пусть тренеры изучают анатомию.

Простые ответы привлекательны и популярны. И вполне способны кому-то помочь. Если назвать симптом диагнозом и логику заменить статистикой, добавив теорию вероятности, то остается сущий пустяк — в ворохе популярных рецептов, которые кому-то помогали, найти лекарство, которое поможет именно тебе.


Итого


Только зарегистрированные пользователи могут участвовать в опросе. Войдите, пожалуйста.
Вывод
25.93% Сжечь еретика! 56
43.52% Да ладно, пусть живет. 94
30.56% И всё-таки она вертится! 66
Проголосовали 216 пользователей. Воздержались 86 пользователей.
Теги:
Хабы:
Всего голосов 94: ↑50 и ↓44 +6
Просмотры 21K
Комментарии Комментарии 187