Рассказ «Теплый прием»

    Рыбалка — дело клевое. Особенно, если беспокоишь воду не ради подводного падальщика, а ради острого внимания холодных хищных глаз.


    Самая памятная в этом плане — рыбалка на теплохвата. Обитает он в местах чрезвычайно красивых — заводненных каменных лесах. Как-то раз затянул меня на эту рыбалку давнишний друг Лёха, заядлый рыболов. Ехать предстояло далеко, но воображение победило лень и, сменяя друг друга за рулем, мы благополучно намотали на колеса положенные километры.


    Остановились под вечер у Сергея — осевшего в этих краях бывшего Лёхиного сослуживца — и на следующее утро с тяжелой головой отправились на рыбалку.


    Сергей с товарищем разместились в собственной лодке, мы же воспользовались услугами местной рыболовной базы. Последняя оказалась ничем особо не примечательна за исключением шикарного вида на вулкан Дымный. Расписались за технику безопасности, взяли лодку. С лодкой нам в обязательном порядке сгрузили два громоздких и неудобных термозащитных костюма. Лёха с инструктором заставили меня-новичка напялить всю амуницию, не отказав себе в удовольствии поржать над получившимся нескладным чучелом. Впрочем, обряд инициации продолжался недолго, и уже отходя от пристани, я сидел лишь в термозащитных сапогах, напоминающих обычные "болотники", и легком спасательном жилете, самонадувающемся при попадании в воду. Костюмы были среди рыбаков категорически непопулярны. Около десятка человек каждый сезон получало серьезные ожоги, но никого это не останавливало, и было элементом своеобразной бравады.


    Мы двинулись, журча мотором, к месту предполагаемой рыбалки. База располагалась на ровном участке берега, удобном для причала и автомобильного подъезда, мы же направились выше по теченью, туда, где располагались основные каменные заросли. Уже скоро показались первые истуканы, как будто размахнувшие в приветствии гостям свои разлапистые зеленые бугристые лапы и внезапно застывшие навсегда.


    Каменное дерево представляет собой колонию миниатюрных фотосинтезирующих организмов с минеральным экзоскелетом. Сырьем для построения оболочек их обеспечивают насыщенные химическими веществами воды, стекающие с вулканического ледника. Надводная часть сообщества специализируется на "солнечной энергетике", подводная — по сути, представляет собой фильтрующую губку.


    Обе половинки активно обмениваются веществом и энергией. В частности, кислород, образующийся в процессе фотосинтеза, доставляется с верхних этажей на нижние и выделяется в воду, создавая в купе с каменными структурами, в которых можно прятаться, благоприятную среду для обитания мелкой подводной фауны.


    Со своей стороны, некоторые разновидности снующих в трубчатых корнях рыб способствуют их очистке, обеспечивая постоянство прокачиваемых объемов жидкости (а значит стабильность поступления минеральных веществ).


    Таким образом, каменные деревья, фильтруя воду и обогащая ее кислородом, служат катализатором подводной жизни, которая, на радость биологам и рыболовам, бьет тут ключом.


    Зайдя в оговоренную протоку, мотор подняли, чтобы случайно не повредить винт о еще скрытые под водой молодые каменные деревья и аккуратно прошли немного на веслах. Встав в облюбованном месте, мы насадили живца (полосатиков, типичную добычу теплохватов) и забросили удочки. Поплавки отправились гулять по поверхности воды, то сближаясь, то расходясь в разные стороны.


    Теплохват — хищник, заживо варящий свою добычу. Хватает и накрывает разворачивающимся желудком, изнутри покрытым чем-то вроде керамической чешуи. После чего нагревает его до 150 градусов за счет запускаемых в полостях внутри керамики экзотермических реакций. Как он сам не заваривается при этом вопрос отдельный — там и теплоизоляционные слои тканей, и компенсаторные эндотермические реакции, и проточное водяное охлаждение — инженерам у природы еще поучиться.


    Основной способ охоты теплохвата — нападение из засады. Замаскировавшись на дне или в камнях, хищник внезапным резким броском овладевает неосторожной рыбой. В одиночку жизни человека, как правило, угрозы не представляет, хотя может вызвать серьезные ожоги. Однако стаи теплохватов опасны — они способны, смыкая свои желудки, накрывать и зажаривать добычу, существенно превосходящую их по размерам.


    И вот первая поклевка. С замирающим сердцем я начал вываживать, но на втором движении удочка резко разогнулась и показала пустой обрывок лески (не простой, между прочим, а с усиленной сердцевиной и жаростойким покрытием).


    Я выругался.
    — В 7 из 10 случаев теплохват срывается с крючка, — прокомментировал Лёха. — Давай по новой.


    За день было еще 5 поклевок, и все неудачные.


    Ближе к вечеру Лёха поймал приличного каюка, который тоже оказался не прочь отведать подсадного полосатика. Сфотографироваться — святое дело. Он встал в позу, подняв добычу на руках, я же, на всякий случай, удерживая одной рукой удочку, второй начал наводить камеру, отойдя практически на борт, чтобы включить в кадр характерный местный пейзаж. И тут клюнуло, да так мощно, как ни разу за весь день. Инстинктивно схватившись за убегающую удочку, я потерял равновесие и полетел за борт.


    Вынырнув, я сумбурными гребками крутанулся на месте в поисках лодки. Движения стесняли потяжелевшие сапоги, но спас.жилет свое дело сделал — верхняя часть тела сразу оказалась наверху и держаться на поверхности было довольно легко.


    Лодка была сравнительно близко, но недостаточно — видимо, падая, я немного оттолкнулся от нее, плюс сказалось течение в сочетании с первыми дезориентированными движениями. Лёха, разблокировав весла, разворачивал лодку, пытаясь одновременно идти на сближение.


    Моя правая нога нащупала подводный камень или подрастающее каменное растение, как вдруг вокруг лодыжки произошел кольцевой хлопок, и возникло ощущение, будто поверх сапога наделась кроссовка и сама плотно зашнуровалась. Я автоматически начал сталкивать непрошенную "обувь" второй ногой. Теплохват вроде подался, но тут же, поймав ритм сбивающей ноги, перетянул захват на обе ступни сразу. Вам приходилось когда-нибудь плавать в сапогах со связанными ногами? Мне до этого – нет. Удовольствие, мягко говоря, ниже среднего. Я дернул левой ногой и ощутил резкую потерю управляемости и плавучести. А через секунду в ноги со стороны пяток вцепился еще один теплохват. И еще.


    Я похолодел от ужаса и заорал благим матом на предмет скорейшей помощи в покидании водной стихии.


    Лёха, бросив весла, взвыл движком и мгновенно подлетел ко мне. Забираться в лодку было адски сложно — приходилось действовать исключительно руками при активном противодействии теплохватов, утягивавших в глубину.


    Уперевшись ногами в борт, Лёха выдернул меня из воды и мы с шумом рухнули на дно лодки. Сразу же в руках возникли ножи, и захватчики были быстро обезврежены.


    Мы выдохнули.
    — Знаешь, рыбачат на живца обычно слегка по-другому, — съязвил Лёха.
    — На кой ему моя нога понадобилась? — недоуменно спросил я в пространство.
    — Они ж готовы сцапать все, что движется и размер не особо волнует. А вот расцепить сформированный котел быстро не могут, что их и погубило, вместе с жадностью, — сказал Лёха. — Поздравляю с трофеем! Самый здоровый килограмм на 15 потянет.


    Я решил ополоснуть руки в забортной воде и с удивлением увидел, как вода на только что вымытой левой руке окрашивается в розовый цвет.
    — Вот зараза! — сказал я.
    Похоже, на последнем теплохвате я порезался, чего по горячке сразу не заметил. Нож соскочил со скользкой извивающейся чешуи.
    — Царапина, — протянув руку, ответил я на Лёхин вопросительный взгляд.
    — Ты на кой ее в воде полоскал? Теплохваты от крови напрочь с катушек съезжают. Слыхал об этом?
    Удобно сидя на борте, Лёха явно вознамерился прочитать мне лекцию по безопасности. Чтобы не терять времени даром и за разговорами заклеить порез, я спросил:
    — Где на этой лодке аптечка?
    — Вон, снизу, — ответил он и, сильно наклонившись вперед, запустил руку под дальнее сиденье.


    В этот момент послышался всплеск и над местом, где мгновенье назад был корпус Лёхи, снарядом пролетел теплохват. Проносясь над неожиданно для него согнувшимся телом, хищник вывернутым зонтиком раскрыл свой панцирный желудок и, вильнув хвостом, всем существом попытался развернуться и дотянуться до цели — но не достал и, пролетев к корме грохнулся на мотор, зачем-то защелкнувшись на баке.


    — Офигеть, он из воды выпрыгнул, видел? — произнес я. — Ну их нафиг, валим отсюда!
    — До этого — никогда. Только он панель управления мотором закрыл, пока его не сковырнем, никуда не поедем… Так, бери весло и изображай бейсболиста-лаптиста, пока я мотор освобождаю, — решительно сказал Лёха и ловким прыжком перекинул себя к корме.


    Забыв об аптечке, я сунул руки в гребные противоскользящие перчатки и, вынув весло из уключины, изготовился, встав посредине лодки.


    Журчала речка, посвистывала местная фауна, и время от времени матерился Лёха. От меня шел пар. Сеть нагревательных волокон, вплетенных в одежду, таки сообразила и начала постепенно подсушивать ткань, насквозь промоченную при недавнем "купании".


    — Слушай, Лёха, у меня идея, почему он на мотор запал. Это самая теплая вещь на корме. Ты же заглушил его совсем недавно. Изначально целился, конечно, в тебя, но раз уж не получилось… Не умышленно же он нам движок заблокировал.
    — Возможно. Тогда мне бояться нечего — ты градусов на 5 горячее меня, пока твоя одежда не высушится, — ответил Лёха, добавив с улыбкой, — но ты не дрейфь, в умелых руках весло — страшное оружие.
    — Да иди ты… — дружелюбно ответил я и, совершенно не успев сообразить, отбил лопастью весла внезапно прыгнувшего на меня теплохвата. И началось.


    Среагировав на всплеск слева, я отфутболил еще одного и, развернувшись на 180 градусов, встретил другого уже совсем на подлете с жадно раскрытым котлом-желудком. Видимо, он выскочил из воды лишь немного позже первого. Из-за недостатка дистанции удар пришелся веретеном весла почти "в лоб" — по раскрытой пластинчатой внутренности котла. Она сейчас же схлопнулась в захват, прицепив на весло всю свою разогнанную в прыжке массу. Весло понесло в сторону и, если бы не микроволосковое покрытие перчаток, оно, вероятно, вылетело бы у меня из рук. Наклонившись и шагнув для восстановления равновесия, я хлопнул веслом о борт и в приповерхностном слое воды заметил проносящегося последние подводные сантиметры перед прыжком очередного теплохвата. Времени на замах не оставалось и я, как по команде "ложись!", бросился на дно лодки. Теплохват пролетел мимо. На дне было полно воды.


    — Лодка течет! — крикнул я.
    Видимо, погнав на моторе в плотняке, Лёха зацепил днищем скрытую подводную окаменелость.
    — Да вижу, — неожиданно раздался голос рядом.
    — А ты что тут прохлаждаешься? Мы на моторе уже должны улепетывать на всех парах отсюда.
    — Движок готов, но нам уехать не дадут. Они уже согласованно атакуют, если ты не заметил. Поищи лучше зеленый рюкзак, там подрывные шашки — Серёга дал рыбу поглушить и так, на всякий пожарный.


    Перелетев через борт, серебристое тело плюхнулось в носовую часть лодки. Оттолкнувшись от борта теплохват развернулся и торпедой ринулся к нам. Я схватил подвернувшийся под руку шлем от термозащитного костюма и в последний момент подставил его под раскрывающуюся пасть. Хищник с хрустом сцапал шлем. И пока налетчик не успел сообразить, я с силой вышвырнул его вместе со шлемом за борт. Вопреки ожиданиям шлем с нагрузкой пролетел не больше полутора метров. Резко остановился и булькнул вниз, как будто уперся в невидимую стену. Или как будто его кто-то поймал "за хвост". И тут я вспомнил, что на случай переворота лодки связал все сколь-нибудь ценные предметы тонкой капроновой веревкой. Пробежав глазами по веревочке, я уперся взглядом в зеленую лямку рюкзака, вытащенного улетевшим шлемом на свет божий.


    Кинув находку на середину, мы в четыре руки стали потрошить рюкзак, забитый всякой вообще-то нужной, но напрочь бесполезной в данной ситуации ерундой.
    — Точно в рюкзаке?
    — Да зуб даю!


    Пока наше внимание было поглощено поисками, прыгнувший на корму и слишком поздно замеченный теплохват, ловко "обнял" меня за ближайшую ногу.
    — Вот же ж падла! — воскликнул я.
    — Тебе не привыкать… Вот они! Держи, две тебе и две мне. По одной на счет три. Раз, два… — начал отсчет Лёха.
    — Все и сразу, — отозвался я и на счет "три", выдернув обе чеки и привстав, бросил заряды подальше в воду.


    Раздались взрывы, лодку как следует качнуло и окатило брызгами сверху. Секунду спустя что-то большое и неоднородное с треском рухнуло в воду. Это оказалось колоритное каменное дерево, росшее неподалеку со стороны моего борта. Видимо одна из брошенных мной шашек угодила прямиком в его подводную часть.


    Ну да ладно, новое вырастет, главное, что теплохваты впечатлились. Вычерпывая воду, мы двинулись обратным маршрутом.


    Лёха позвонил Сергею. Они собирались встать в соседнем рукаве. Сергей не отвечал.
    – Разливают, наверное, уже на базе, – с пессимистичной завистью предположил я.
    – Так-то договаривались вместе с воды уходить… – неуверенно возразил Лёха.


    Темпы поступления воды явно не стыковались с длиной обратного маршрута, и мы начали присматривать пригодные для причала каменные деревья.


    Подошли к первому. Выяснилось, что его зеленая поверхность совершенно не располагает к верхолазанию. На вид напоминающая мелкий мох, на ощупь она оказалась скользкой и острой как грубая шлифовальная шкурка. Сравнительно высокое расположение ветвей, выглядящее плюсом с точки зрения безопасности, обернулось проблемой.


    Пришлось пристать у более коренастого растения. Более-менее горизонтально приладив весло между ветвей, и закидав их поверхность вещами, мы быстро соорудили временную стоянку, разгрузив лодку.


    Лёха снова попытался выйти на связь.
    — Чем эта сволочь таким занята?!
    — Скоро потемнеет. Звони на базу.
    — Они с нас еще и денег за буксировочные услуги спишут.
    — Тогда спасателям.
    — И они через пять минут с неба нам лестницу спустят? Ага. Посмотрят на карту и переадресуют на тех же сотрудников рыболовной базы (им реально ближе). Только время протянут.
    — Что же ты предлагаешь? Ночевать как птица на жердочке не вариант.


    И словно в ответ на мой вопрос зазвонил телефон. Это был Серёга.


    Дальше обошлось без приключений.
    Рыбалка получилась дороже, чем планировалось, но результат был, причем с заметной примесью экзотики.


    Уже вечером, в застольной беседе, Сергей поведал, что знает отличное место, где можно ловить теплохвата прямо с берега. Правда, чтобы туда добраться, нужно изрядно полазить по горам.


    Горы так горы, трудностями нас не испугаешь. Раз уж приехали… И было решено совершить вылазку на следующий день. Но это уже совсем другая история.

    Поделиться публикацией

    Похожие публикации

    AdBlock похитил этот баннер, но баннеры не зубы — отрастут

    Подробнее
    Реклама

    Комментарии 13

      +1
      фантастика вполне так, но почему научная? скорее рыбучная :)
        –1
        А литера «ё» где? Ну вот так всегда, писать толком ещё не научились, а уже в писатели лезут…
          +2
          Хотел поспорить, даже правило нашел. Как я понимаю, употребление «ё» в современном русском языке является обязательным лишь в определенном перечне случаев (в учебной литературе, в ситуациях, где важно показать ударение, в именах собственных). Во всех остальных — по решению автора или издателя.
          Например, см. orthographia.ru/orfografia.php?sid=11#pp11
          Поэтому:
          — имена собственные исправил, спасибо за Вашу принципиальность;
          — остальной текст пока оставлю как есть.
            +1
            >является обязательным лишь
            Но нет ни одной рациональной причины не использовать эту букву. Я бы ещё понял если бы её написание было сопряжено с какими-либо трудностями. Но нет. Это просто исскуственное создание большего разрыва между написанием и произношением. Вместо того чтобы бороться с исключениями вроде кофе-парашютов, люди наоборот плодят их без всякого смысла.
            Фу такими быть.
              0
              Она расположена неудобно.
                0

                What?! Вы это серьёзно сейчас, или я не распознал шутку? :) На клавиатуре она расположена чёрти где как раз потому, что ещё до всяких клавиатур была традиция её редкого использования. Даже больше, в таблице ASCII она стоит не в основном алфавите, а "где место нашлось" — по той же причине. История этого пренебрежительного к ней отношения тянется с самого начала её "изобретения" Воронцовой-Дашковой. Карамзин много сделал для её популяризации, но "полноправной" буквой в умах народа она так до сих пор и не стала. С появлением пишущих машинок (а позже — компов) был хороший шанс "уравнять её в правах" с другими буквами, но он был упущен… Впрочем, белорусскому языку это не помешало, там буква "ё" обязательная, а не факультативная, как в русском.

                  0
                  Абсолютно. Я раньше использовал ё, но после смены клавы перестал. Т.к. на ней она черти где.
                0
                Но нет ни одной рациональной причины не использовать эту букву.


                Лично мне не нравится искусственно создаваемый хайп вокруг нее. Слова-кадавры типа «ёфикация» и прочее. Ну вот написал человек рассказ, вроде даже интересный и неплохой, необычная тема… но надо до буквы докопаться!
                И да, а) она неудобно расположена, б) текст не теряет ничего при неиспользовании этой буквы. Возможно, ее-таки ждет судьба буквы «ять». Что нормально — язык не статичен, он развивается.

                но «полноправной» буквой в умах народа она так до сих пор и не стала.


                Так может, и не надо?
                  0
                  Да, рассказ прекрасный! Жаль, что обрывается как-то куцо, будто внезапно возникла необходимость закончить его, но стиль, язык, сюжет мне понравились. (Спасибо, shbma!) И до буквы тут докопались совершенно зря, неуместно.

                  Но раз уж начали её обсуждать…

                  > но «полноправной» буквой в умах народа она так до сих пор и не стала.
                  Так может, и не надо?

                  Думаю, что Лёв Толстой, Н. Рёрих, В. Рёнтген, Э. Шрёдингер, П. Чебышёв, У. Чёрчилль, Л. Пастёр, кардинал Ришельё, Ш. де Монтескьё и многие многие другие с Вами не согласятся. И дело не только в именах людей или географических названиях (хотя и тут бывают недоразумения, и зачастую невесёлые). «При таком-то государе передохн[е|ё]м!» или «Вс[е|ё] по[е|ё]м?» — не такая уж редкость в русском языке.
              0

              Потом теплохват-лицехват появится, а за ним и лутэнант Рипли.


              Да?

                0
                Вы верно общий принцип – это вынесение традиционно внутренней функции на внешний объект. Подход часто используется в кинематографе и литературе (разница – в выбранной функции и способе реализации), но придуман они не людьми, а самой природой.

                У шедевральных врагов лейтенанта Рипли — «на аутсорс» вынесена функция вынашивания.

                Природный прототип — наездники, паразитические осы. Только вместо жала у них яйцеклад. С его помощью они вводят яйца в тело жертвы (гусеницы, личинки, паука), которые, развиваясь внутри, убивают ее и в нужный момент выходят наружу. В фильме яйцеклад был гибкий и вводился через рот, но результат для жертвы, к сожалению, одинаковый.

                Еще один занятный аналог — мухи-горбатки, откладывающие яйца в голову огненных муравьев. Личинка выедает мозг изнутри и, на определенной стадии (когда голова муравья уже отвалилась от тела и все внутри нее подъедено) вылезает наружу.

                У моего теплохвата наружу выведена функция переваривания добычи.

                Природный аналог — морская звезда, которая, как известно, может выворачивать свой желудок наизнанку.

                В принципе, здесь можно упомянуть паука, который, впрыскивая яд в пойманного насекомого, переваривает его же в его собственном экзоскелете. Но тут природа пошла дальше.

                Чего в природе, насколько мне известно, нет, так это описанного мной термического способа обработки добычи в захвате. Вероятно, впрямую химически или электрически более экономично.
                0
                Рыба пытается закусить жареными рыбаками, но те в последний момент сбегают прямо со сковородки.
                И было решено совершить вылазку на следующий день. Но это уже совсем другая история.


                Когда ждать «совсем другую историю»? Ну очень уж первая понравилась.
                  0
                  Рад стараться. Процесс пока на поток не поставлен, поэтому точными сроками не порадую. Но заявку принял)

                Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                Самое читаемое