Бомба на экзамене

    — Коля, отвали…
    — Ну Ира…
    Коля стоял и канючил, сам толком не зная, чего. Староста Ира, организатор до мозга костей, руководила даже подготовкой к экзамену. До прихода профессора оставалось минут пятнадцать, и Ира бегала, как заведённая, между студентами и у всех что-то спрашивала. Коля таскался следом.
    — Ну Ира… Как мне быть-то…
    — Да ты достал уже, Коля! Если у тебя мозгов нет, я что сделаю!
    — Да почему нет-то… Смотри, какие я шпоры нарисовал.
    Коля дрожащими руками теребил маленькие бумажки – они, надо сказать, действительно были хороши.
    — Коля… — простонала Ира. – Ты же был на консультации, и на обсуждении после нее. Что мы решили делать?
    — Я не помню…
    — БОМБЫ, КОЛЯ! – закричала староста. – Он палит так, что мама не горюй! Столы пустые, только листок и ручка, а ты свои шпоры притащил! Что ты с ними делать будешь?
    — Так это, списывать же… — не отставал Коля. – Как всегда…
    — Как всегда не получится! Господи, какой же ты… Всё, отвали!
    Коля сдался, отошел к стенке и грустно присел на корточки. Все вокруг возбуждённо суетились, расталкивали пачки исписанной бумаги, кто куда мог – под футболку, юбку, один даже умудрился обернуть вокруг руки, под рукавом.
    — Чего такой грустный? – к Коле подошел Серёга. Не дружбан – так, приятель. – Где твои бомбы?
    — Да вот… — Коля достал шпоры, которые уже успел спрятать в карман. – Я такие сделал.
    — Так это ж шпоры. – нахмурился Серёга. – А договаривались бомбы делать.
    — Я думал, бомбы – это метафора. Ну, типа, взорвём экзамен, то-сё.
    — Колян… — ухмыльнулся Серёга. – Извини, конечно, но ты…
    — Да знаю я. – махнул рукой Коля. – А что за бомбы-то, все-таки?
    — Тупо пишешь ответы на все вопросы на больших листах, тянешь билет, выбираешь нужную бомбу из стопки и сдаёшь. Главное – бомбу достать. Ну и сидеть два часа, делать вид, что пишешь.
    — Шикарно. – искренне умилялся Коля. – Я и не знал, что так можно.
    — Да ну тебя… — Серёге, как и всем людям этой планеты, быстро надоедало разговаривать с Колей.
    В этот момент к толпе студентов подошёл Федя – весёлый, разухабистый парень, уже побывавший в академе. В универе держался кое-как, и только ленивый еще не спросил его, как он умудряется не вылететь.
    — Чё за кипиш? – весело спросил Федя.
    — Экзамен, ты чего… — удивился Серёга.
    — Ё…
    — Ты не знал, что ли?
    — Ну как… — Федя почесал бритый затылок. – Знал, наверное, тока не готовился. А чё сдаём?
    — Детали машин.
    — Ой ё, я лучше дальше пойду…
    — А ты куда шел-то?
    — Купаться, на карьер.
    — Да оставайся, чего тебе терять-то. У нас полно бомб, дадим тебе. Может, сдашь.
    — Серьезно? Не, а чё, я согласен!

    И Федя остался. Репутация позволяла ему не переживать – большинство и студентов, и студенток с радостью помогли бы ему.

    К моменту появления профессора все были наготове. Старались, конечно, поменьше шевелиться, чтобы не выронить бомбы, отчего немного напоминали то ли телепузиков, то ли деревянных истуканов. Профессор открыл дверь.

    Столы в аудитории стояли в четыре ряда, по одному вдоль окон и противоположной стены, сдвоенный ряд посередине. Глухие, закрытые с трех сторон, добротные столы.

    Коля плёлся в середине толпы и никак не мог придумать, куда бы примоститься. Сядешь близко – не спишешь, уйдешь в конец аудитории – пересадят на первую парту, просто чтобы поиздеваться. Даже преподаватели не любили Колю.

    Рядом шла староста Ирина, и, увидев, что она заняла свободную парту на четвертом ряду, Коля, сам от себя не ожидая, резко остановился и плюхнулся рядом.

    — Коля, отвали… — яростно прошептала Ира. – Здесь занято…
    — Кем? – почти в голос спросил Коля, обратив на себя внимание профессора.
    — Да твою ж мать… Иди на другое место! Мы с Настей договорились! – чуть слышно шептала староста.
    — Когда? – искренне, и все так же громко спросил Коля.
    — Что там случилось? – крикнул профессор.
    — Ничего, всё в порядке! – с улыбкой ответила Ира. – Рассаживаемся!
    — Ну так давайте быстрее, сами себя обкрадываете. – пробурчал профессор, открыл чемоданчик и начал раскладывать на столе билеты.
    — Коля, вали отсюда! – снова зашептала Ира, и для пущей убедительности даже толкнула соседа в бок. Но немного перестаралась – стул под Колей чуть сдвинулся, издав противный скрип.
    — Так, Ирина, сейчас на первую парту пойдете. – строго сказал профессор. – Давайте, подходите, берите билет, первой будете.

    Как по договорённости – а скорее всего, именно по договорённости – с мест вскочили почти все, и толпой ринулись за билетами. Сгрудились над столом, брали в руки заветные бумажки и, почему-то, не отходя от профессора начинали внимательно изучать. Лишь некоторые сразу отбежали к своим местам.

    Замысел стал понятен быстро. Пока одни стояли и загораживали профессору обзор, другие доставали бомбы. Себе, соседу, Феде. Только Коля сидел и хлопал глазами, пока, наконец, не остался единственным безбилетником. Опомнился, вскочил и побежал к профессору.
    Билет был не особой сложный, но Коля всё равно ничего не учил, так что уповать было не на что. Превосходный обзор, внимательный взгляд карих глаз профессора над очками, никаких книг и журналов. Полный трындец. Коля даже помыслить не мог о том, чтобы полезть в карман за шпорами.

    Вокруг царила имитация бурной деятельности. Большинство студентов положили чистый лист бумаги сверху на заготовленную бомбу, и усиленно что-то строчили. Лица были безмятежными, хоть и с искусственно нахмуренными бровями.

    — Чё сидишь? – чуть слышно пробормотала Ира, не отрываясь от бумаги.
    — Ничё. – горестно ответил Коля. – Щас домой, наверное, пойду. Не знаю, как шпору достать.
    — Даже не думай! – медленно, по слогам, прошептала староста. – Всех спалишь. Я тебе бомбу дам.
    Коля не сдержался и широко улыбнулся. Быстро опомнился, сквасил лицо и уткнулся взглядом в чистый лист на столе.
    — Только тихо. – шептала Ира. – Я тебе всю пачку дам, найди там свой билет, и тихонько вытащи. Остальные под задницу сунь.
    — Хорошо. – ответил Коля.

    Ира мастерски, не переставая писать правой рукой, залезла левой под стол и взяла зажатые между коленями бомбы. Не спеша, стараясь не задевать окружающих предметов, переместила пачку бумаги в сторону Коли. Тот, как заправский конспиратор, так же медленно просунул руку под стол и взял пачку.

    Но вот беда – вытаскивая бомбы из-под соседнего стола, умудрился зацепиться за перегородку. Повёл чуть в сторону, и пачка бумаги упёрлась в живот Ирины. Та чуть подалась назад, Коля дёрнул сильнее, но бомбы не пролезали. Наконец, Коля не выдержал, рванул со всей силы, бумага выскользнула из пальцев и вся, целиком, не рассыпаясь, шмякнулась на пол.

    Повисла мертвая тишина. Профессор, естественно, уставился в сторону шума, как робот-андроид из фантастического фильма. Видно было, что еще секунда, и он начнёт говорить.

    — Извините. – громко сказала Ирина. – Сумка упала.
    — Ну так поднимите. – настороженно сказал профессор, не сводя глаз со старосты.

    Ирина выдала почти цирковой трюк. Наклонилась под стол, правой рукой чрезвычайно быстро, а главное – бесшумно сгребла бомбы, левой – дотянулась до сумки, стоявшей в дальнем углу под партой. На всякий случай отодвинулась назад, стул скрипнул и Ира, воспользовавшись громким звуком, всучила Коле бомбы. Подняла сумку, показала профессору и положила на стол.

    — Сумки со стола. – строго сказал преподаватель.
    — Да, точно. – улыбнулась Ира и убрала сумку на пол, в проходе между партами.

    Через несколько секунд все студенты снова уткнулись в свою писанину. Коля долго раздумывал, как бы ему вытянуть нужную бомбу под блуждающим взором профессора. В итоге понадеялся на любовь Ирины к порядку, и принялся вслепую отсчитывать листы. Остановился, когда дошел до номера своего билета.

    Рукой, что была под столом, медленно вставил край листа между доской и животом – так, чтобы над поверхностью торчал самый краешек. Другой рукой ухватился за него, и начал потихоньку вытаскивать бомбу, словно пропускал её через устройство отжима на старой стиральной машине. Не меньше минуты ему потребовалось, чтобы лист оказался на столе.

    Разумеется, Коля вытащил не тот билет. От обиды из глаз чуть не брызнули слёзы, подбородок затрясся, руки задрожали, и от волнения Коля чуть снова не выронил бомбы. От истерики его остановил яростный взгляд Иры – никогда еще Коля не видел столько эмоций, выраженных боковым зрением.

    Собрав волю в кулак, Коля провёл несложные подсчеты и понял, что ошибся совсем чуть-чуть, на пару листочков. Надежда снова поселилась в его душе, и он с энтузиазмом принялся доставать новую бомбу. Применил тот же алгоритм, и вскоре на столе оказался нужный листок.
    Радости Коли не было предела, и лишь чудо удержало его от глупой улыбки, вздоха облегчения или, не дай Бог, устной благодарности Ире.

    Досидев до конца экзамена, Коля торжественно отнес бумажку профессору. От радости так торопился, что был на сдаче одним из первых. Вернулся за свой стол, сгрёб ладонью пустые листы и ошибочную бомбу, убрал в карман и развалился на стуле.

    Профессор, не теряя времени, начал проверять работы. Вокруг суетились студенты, но он не произносил ни слова. Быстро прочитал первый листок, начеркал оценку, отложил в сторону. Второй, третий, четвертый… На четвертом профессор остановился. Повертел в руках, даже посмотрел сквозь бумагу в окно, словно пытаясь увидеть водяные знаки.

    — Чья работа? – обратился профессор к аудитории. – Не подписано.

    У Коли очень, очень сильно ёкнуло. Он даже не знал, где и что ёкнуло, но предчувствие беды было очень сильным. Присмотревшись внимательно, Коля понял, что это его бомба. Которую он забыл подписать.

    — Моя, наверное… — проблеял Коля.
    — А чего не подписана? – строго спросил профессор.
    — Забыл…
    — Так подписывайте! – профессор небрежно бросил бумажку на край стола и принялся за следующую.

    Никто еще ничего не понял, в аудитории стоял негромкий, но веселый шум, одногруппники улыбались, предвкушая легкую победу и дружную пьянку. Только Коля уже всё понял, и на ватных ногах приближался к профессору.

    Подошел к столу, медленно повернул к себе листок, потянулся к нему другой рукой и остановился. Еле дыша, повернулся и сделал шаг в обратном направлении.

    — Куда? – спросил профессор.
    — Р…Ру…Ручку забыл. – выдохнул Коля.
    Профессор молча протянул свою. Коля, как в кошмарном сне, очень медленно поднял руку, взял ручку, повернулся к столу и принялся выводить свою фамилию на листке.
    — Ага… — протянул профессор.
    — Ага… — ответил Коля.
    Почерк Коли был не то, чтобы не похож… Буквы вдвое больше, наклонены в другую сторону – точнее, каждая в свою сторону.
    — Бомбить, значит, решили. – азартно улыбнулся профессор. – Прелестно. Значит, так. Никто не уходит. Сдавать будете устно. А вы, дружочек, присаживайтесь. Вас я на десерт оставлю. Думаю, вам будет приятно посмотреть на последствия дел своих.

    Даже не буду рассказывать, как Коля дошел до своего места. Никогда еще, за всю свою недолгую жизнь, он не удостаивался настолько пристального внимания такого количества человек. Дошел, медленно сел, уставился в стол, боясь даже коситься в сторону одногруппников. Лишь спустя несколько минут сумел себя перебороть и обратиться к Ирине.

    — Ир, извини… — промычал Коля.
    — Коля, отвали…
    Поддержать автора
    Поделиться публикацией

    Комментарии 34

      +2
      Бомбы… Смешно. У меня на экзамене не прокатит — я переворачиваю листок и общаюсь со студентом по теме билета. Бомба гарантирует тройку, но не более. При том что на экзамене я разрешаю писать с лекций. А нынешним студетнам тройки мало… Так что о как-то так)

      О чем статья-то, автор? От корпоративной лирики перешли на студенческую романтику? За кафедрой стояли-то, хоть раз? Между кафедрой и доской, видя перед собой 150-200 пытливых пар глаз аудитории?
        +5
        В статье экзамен в письменной форме, общения не предусмотрено. А так, по собственному опыту приемки экзаменов, билет можно и не переворачивать, пары вопросов по теме хватает, чтобы понять, в теме человек, или срисовал откуда-то.

        Но главный вопрос тот же:
        О чем статья-то, автор?
          0
          При том что на экзамене я разрешаю писать с лекций. А нынешним студетнам тройки мало…
          пфф, вот бы нам так. Какой у вас предмет? Я «бомбы» делал только на 2 предмета — матанализ и политологию. По политологии перепутал вопрос и написал не то но преподша была норм, а по матанализу — нас сидело человек 5, под пристальным взглядом, так что списать не вариант было. Но повезло, вытянул билет который знал процентов на 30.
            0
            Какой у вас предмет?

            Механическая часть подвижного состава
            0
            Возможно вы и правы, вам виднее, но мне просто понравилось почитать красивую выдумку, заставляющую читателя побыть в роли Коли, Феди, Иры… Как-то вспомнилась что-ли молодость, учёба. Почти 13 лет прошло, многое кануло в лета, и забылось, а тут вот автор мне напомнил, что кроме семьи и работы у меня была другая жизнь. Преподаватели разные были — мудрые, умные, «добрые», строгие и глупые, и соответственно экзамены по знаниям, по шпорам, с бомбами и с пересдачами… а раз я даже за другого студента другого курса устно сдавал и сдал. Сейчас, мне кажется для моей текущей жизни, условий, бизнеса и семьи, большую пользу дали эти навыки «выживания» на экзаменах, ты учишься изворачиваться, и находить выход из тупиковых ситуаций, искать альтернативы, использовать знания, те что есть, по полной, и не сдаваться на пересдачах (да уж, тогда это казалось проблемами).
              0
              Почему не прокатит то. Если человек сам написал свои бомбы, то и ответит по ним спокойно. Тем более, что есть время посидеть и подумать над написанным.
              0

              Второй год аспирантуры, и до сих пор не понимаю, что вообще мешает студенту освоить материал в ходе семестра? Ну, кроме большого желания задолбаться во время сессии, разумеется. Тут разве что если преподаватель ни черта не объясняет, а на экзамене зверствует сверх меры...

                +2
                Ну а если это история или охрана труда какая-нибудь? Никогда не учил то, что было неинтересно.
                  0
                  Признаю промах, историю сам еле на тройку сдал (именно потому что ни черта не мог запомнить, а зубрить — не тот случай).
                    0
                    А это надо автоматом сдавать:) Я так историю сдавал — что-то там по практике делал (то ли рефераты, то ли доклады на семинар), и со спокойной совестью и автоматом в кармане пошел на экзамен. А если б сдавал как все — так бы и помер там, как Коля из рассказа, и никакие бомбы не помогли бы (ну не удерживаются у меня в голове ни фамилии, ни даты)
                      0
                      Ну а если это история или охрана труда какая-нибудь?

                      С историей согласен, но если препод адекватный, то не будет особо зверствовать. А вот с охраной труда в корне не согласен. На пример у нас на предприятии все минимум раз в 3 года все сдают охрану труда не зависимо от должности и при первой сдаче мне здорово помогли университетские знания. Во вторых эти знания реально спасают жизнь человека, знаю не один случай у нас когда невыполнение норм охраны труда приводили к печальным последствиям.
                        0
                        Ключевое слово «препод нормальный», по отношению к любому предмету в принципе. Я просто привел то, что пришло в голову первым, подозреваю, что у других людей вполне себе может быть негативный опыт с другими предметами, точнее преподами.
                      +1
                      что вообще мешает студенту освоить материал в ходе семестра?


                      Очень непросто бывает освоить то, что люди развивали длительное время. Особенно, когда там всё в специфических формулах и нужно много памяти, чтобы просто запомнить, что было уже выведено (ибо оно дальше используется). Ну и масса нюансов присутствует. Скажем, физика твёрдого тела нифига не располагает к освоению материала. :)
                        +1
                        Ох, блин, напомнили. Физика твёрдого тела ещё ничего, хотя у нас с ней не задалось по совокупности причин. Но вот физическую кинетику я вообще не понял. То есть главная мысль «зачем» понятно, но вот о чём это всё — нет. Хотя и лекции были, и методички. Это единственная техническая вещь, которую я не понял на корню. Вот угораздило меня попасть на факультет физики вместо кибернетики!
                        0
                        до сих пор не понимаю, что вообще мешает студенту освоить материал в ходе семестра?


                        Отсутствие желания учиться. Предупреждая вопрос «Зачем тогда идти в институт?» — для того, чтобы не долбили родители и по прочим социальным причинам. Пока наличие диплома даёт плюшки, ситуация не изменится.
                        +3

                        Бомбы, шпоры… У нас на экзаменах (во всяком случае, после 2 курса и по математическим дисциплинам разрешали пользоваться своими тетрадями. А некоторые преподы вообще никак не ограничивали использование книг и тетрадей на экзаменах, и не контролировали процесс подготовки. Раздал билеты и сел газету читать.


                        • Бороться с шпорами и бомбами? А зачем? Это ж не политэкономия какая-нибудь, а (например) общая алгебра. Я хорошо понимаю, если кто весь семестр пробездельничал, то его можно обложить справочниками- книжками-тетрадями, и это ему ну никак не поможет. Потому что естественная сложность предмета такова, что просто так, без предварительных знаний, за пять дней подготовиться нереально.
                          Следовательно, мне глубоко по шарабану, вызубрили вы ответ или со шпаргалки списали. Для меня главное, чтобы у вас было понимание сути. А это очень легко проверяется. Парочкой дополнительных вопросов. Если вы хорошо понимаете, что списали, то ставлю 4 или 5. А вот если увижу, что списано или вызубрено без понимания, то предупреждаю- перехожу в режим легкого остервенения, и тогда… мало не покажется.

                        Короче, спасибо огромное всем моим институтским преподавателям.

                          0
                          «Сказочный д-б» (С) Даун Хаус.
                          Хотя, я помню, так же в мое время умудрялись сдавать лекции написанные чужой рукой.
                          P.S. Ностальгия…
                            0
                            Эх, ребяты, это вы ужн не застали трех богатырей — диамат, истмат, научный атеизм!
                              +4
                              КИИГА, 3-й курс, вторая половина 80-х, аэродинамика, знаменитый профессор Мхитарян.
                              Вот ему тоже было до одного места, кто чем пользуется — конспекты, книги, шпоры, бомбы — хоть мины. Помню, заходит как то во время экзамена какой то перец с кафедры, который был не в курсе его методов. Видит — у всех на столах разложены учебники, тетради, все увлеченно что то пишут. Ну тут его понесло — «Это что такое, вы что делаете? Вы списываете? А ну ка убрали все! Арташес Мелконович, они списывают!!!»
                              Дедушка Мхит посмотрел на него как на придурка, и говорит:
                              «Ты чито арешь? Нэ выдишь, экзамен у нас. Я нэ слепой, сам все вижу. Закрой дверь с той стороны.»
                              Суть в том, что ему было наср… ть, что ты там написал или списал — по билету он вообще ничего не спрашивал. Когда приходила твоя очередь, он, бегло просмотрев твои каракули, переворачивал лист на чистую сторону и говорил:
                              «Пиши вивид формула такой-то.»
                              А вывода этой формуле в твоем билете точно нет.
                              Ну вот, написал, молодец, получи сразу 5.
                              Не написал — он говорил:
                              «Рисуй аэродинамический труба. Нарисовал? Рисуй направляющий поток. Нарисовал? А теперь видувайся отсюда».

                                0
                                Напомнило. У меня тоже был подобный препод… по начерталке.
                                Тихий, спокойный, даже застенчивый преподаватель. Не смотря на предупреждения, никто не воспринимал его как главного отчислятора.

                                Про девяносто процентов экзаменов в своей жизни вообще ничего не вспомню, как проходили, а тут кое-что угнездилось в подкорке.
                                Тройка, которой даже горжусь.
                                С первого захода на потоке была одна тройка, две четвёрки, а остальные… ясно что.
                                Похвастался, теперь к сути.

                                Был один мутный тип, который не ушёл от стола, а долго-долго, со слезой в голосе, ныл в возникающих паузах: «Ну пожалуйста, поставьте мне четвёрку. Ну поставьте мне четвёрку.». Как говорил Жеглов про Ручечника, и уговорил!
                                – Хорошо, бери лист, нарисуй мне паровозик в трёх проекциях.
                                – Вот, начертил!
                                – Не видишь, я занят, не перебивай, я сам вызову.

                                Дальнейшее сам я не видел, но со слов свидетелей.
                                – Нарисовал?
                                – Да, вот, смотрите!!!
                                – Какой же это паровозик, у него даже дыма из трубы нету!
                                Нарисовал ещё, снова завернули. То дым неправильно по трём проекциям разложен, то колёса некруглые. В общем, рисовал-перерисовывал с утра до позднего вечера, со всеми четырьмя группами, что сдавали экзамен. Но преподаватель, вначале раздражённый и суровый, грамотно его мотивировал, и даже, к неистовой злости прочих студентов, ласково намекал, что ещё немного, ещё чуть-чуть, и паровозик будет ну просто на пятёрку.
                                Наконец, осталось всего несколько студентов, пытающихся натянуть свои двойки на тройки, и наш, уже ободрённый, светящийся счастьем студент.
                                –Смотрите, тут теперь всё правильно!
                                – Ну тогда сверни его в трубочку. Да, да. Ну да, сворачивай, сворачивай. Плотнее. Ну?
                                – Вот, свернул паровоз в трубочку!
                                – А теперь засунь свой паровозик себе в жопу, и катись на нём отсюда!
                                  0
                                  Ну хоть не в изометрии заставил :D

                                  Наша обязывала в 3 проекциях и в изометрии. Тех кто ей не нравился заваливала тупо на оформлении чертежа. А не нравились ей все. Бывшая ГБшница. Обладала фотографической памятью. Скопировать чертёж было нереально.
                                0
                                У нас как-то один препод с профильной кафедры («Прикладная математика») сказал, что на экзамене ничем нельзя будет пользоваться. Мы ему быстро объяснили, что не гуд быть белой вороной. Он согласился, и экзамен прошел по традиционной форме — пользуешься чем угодно, если отвечаешь нормально по билету, то после этого начинается экзамен.
                                Правда с тремя богатырями и прочей ересью такое не прокатывало.
                                  0
                                  Препод с военной кафедры как-то раз рассказывал про студенческий реферат, в котором автор в качестве аргумента приводил свой десятилетний опыт службы.
                                  И вообще любил зачитывать наше творчество… «противогаз — это резиновая маска со стеклянными отверстиями для глаз» (с).
                                    +3
                                    Вот дурачье! Не знают, что бомбы надо переписать своим почерком на чистый лист и его сдавать!
                                    Мдя… это же где такие безнадежные студни бывают?
                                      +1
                                      Интересно, почему столько минусов у простого худлита, который не цепляется к хабам?
                                        0
                                        Потому что это простой худлит, который не цепляется к хабам?
                                        А если серьезно, то история немного ниочем. Как завязка без развития и финала.
                                          0
                                          Потому, что автор занимается графоманией. Почитайте серию постов о некой корпорации, которая начиналась в общем как бодрая сатира, но постепенно скатилась в шлак. Теперь видимо вдохновение по корпоративной лирике исчерпано, надо дать свежую струю в виде студенческого эпоса. Я вижу это так, может не прав, всё субъективное имхо
                                        0

                                        Была у нас одна преподавательница по одному околоИТшному предмету. Вся суть её обучения сводилась к тому, чтобы студенты просто переписали учебник. В конце семестра собирала стопки тетрадей с конспектами, а кто не приносил — получали недопуск к экзамену. Собранные конспекты она не возвращала, чтобы исключить повторные сдачи, ну и на всякий случай маркировала полученные работы.


                                        А вот страсть как не люблю все эти переписывания, да ещё и в таком количестве. Вот и договорился с одной девочкой на бартер — я ей программку на паскале, она мне — конспекты.


                                        Только вот я, когда программку писал, учёл, что я кагбэ девочка и наговнокодил, а она не учла, что она кагбэ мальчик и выделила всё разными ручками, цветными подводками и вот это всё девочковое...


                                        И вот, прихожу я сдавать этот конспект, а Марья Ивановна (имя, конечно же, изменено) и говорит:
                                        — Но это же не Вы писали!
                                        — Конечно же не я!
                                        — А зачем вы мне эту работу сдаёте?
                                        — Так не было условия собственноручной записи.
                                        — Но это очевидно!
                                        — Это не очевидно!
                                        — Учтите, что автор работы не сможет сдать её повторно.
                                        — Автор в курсе
                                        — Интересно, как вы рассчитывались за такой труд
                                        — Это уже личное, Марья Ивановна...


                                        Далее, видя, что я вполне комфортно себя чувствую в сложившейся ситуации, преподавательницу начали терзать сомнения


                                        — Иван, вы меня разыгрываете! Вы сами это написали!
                                        — Да нет же, что вы?! Я так красиво не умею!


                                        В итоге она меня почти смогла убедить, что это я сам написал (если бы я не знал правду, поверил бы). И да, работу всё-таки приняла.

                                          +1

                                          А ещё, когда я был преподавателем, я как-то сделал тест, в котором все правильные ответы были "б".


                                          Сидел и наблюдал, как терзаются в сомнениях студенты :-)

                                            0
                                            Мне как то сдавали (точнее пытались сдать) программу, которую я написал сам будучи студентом. За несколько лет она немного поменялась, но, что самое интересное, комментарии с авторством кода в заголовке файлов не потерли и не переписали.
                                              0
                                              1) Препод по вышке сказал, что если тот, кто протянет свою шпору от батареи до двери, получат трояк. Парень не дотянул 20 см. Пересдача.
                                              2) Прочность. Читал лекции и принимал экзамены завкафедрой. На лекциях отмечал кто был, а кто не был. На консультации сказал, что за каждую пропущенную лекцию два дополнительных вопроса. Я не был ни на одной. Отвечал 40+ вопросов. Сдал на пять.
                                              3) Органическая химия. Не сдал. Попросил тут же пересдачу. Пошел искать куратора курса. Не нашел. Вернулся — «так и так, нету куратора». Препод мне предложил трояк. Я не согласился. Он мне дополнительный билет. Я сказал что и его не знаю,
                                              — Что знаешь?
                                              — Первую главу из учебника.
                                              Рассказал. Про спины электронов. Четыре.
                                                0
                                                4) Термех. В билете четыре теоретических вопроса и четыре задачи. По теории не знал как писать. Задачи решил. Что делать? Оказывается многие согрупники не знали как решать задачи, но знали как писать теорию. В общем решил 20 задач.
                                                5) Аэродинамика. Уже параллельно читал Устав ВС. Пересдача комиссии. В итоге: Преподаватель — три. Старший преподаватель — четыре. Завкафедрой — пять. 20 минут без меня решали, что же поставить. Четыре. Но не понимал я эти роторы и дивергенции — не проходили мы их на вышке. Вот такой был разрыв в обучении.
                                                0
                                                На госе по высшей математике один профессор сказал:
                                                — Некоторые списывают квалифицированно, некоторые — неквалифицированно. Вот эту квалификацию мы сейчас и оценим. — И сел читать газету.

                                                А вообще, конечно, билет — это повод для разговора. По общей физике, теормеху и теорфизу во время подготовки билета нам всегда разрешалось пользоваться чем угодно. А дальше шли вопросы на понимание.
                                                  0
                                                  До сих пор помню один экзамен по теорфизу, а точнее то что было до него. На физтехе было простое правило — 3 пересдачи за сессию. Причем неважно по одному предмету или по разным. Четвертую просто не давали (возможно кто-то договаривался как-то, я не в курсе).
                                                  И вот, кажется третий курс, иду в деканат брать отрывной (для оценки). В кабинете сидит улыбающийся зам декана.
                                                  — Мне отрывной на экзамен по теорфизу.
                                                  — А, третий уже? Отлично, садитесь пишите ПСЖ (по собственному желанию ухожу из института)
                                                  — ?????
                                                  — Ну смотрите, вы сейчас пишете ПСЖ, отдаете мне, я вам в обмен даю отрывной. Если сдадите — то отлично, я вам его верну. А если нет — то и спорить не нужно будет — все написано уже.

                                                  В итоге написал, получил отрывной. Сдал. После чего был еще один интересный диалог:
                                                  — О, сдали, отлично. А давайте я это ПСЖ у себя оставлю, а вам как сувенир на память на выпускном отдам?
                                                  — ???????
                                                  — Ну ладно, ладно, договор есть договор.

                                                  В итоге это ПСЖ было ритально сожжено где-то. Больше писать его не приходилось, институт закончил.
                                                  Вот вроде и 8 лет прошло уже, а помню все до мелких деталей.

                                                  Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                                                  Самое читаемое