Как стать автором
Обновить

Антон Беличков: «Самый простой способ понять мощь OpenStreetMap — начать самому править карту»

OpenStreetMapГеоинформационные сервисыСоциальные сети и сообществаИнтервью

Антон Беличков (az09) — программист из Магнитогорска, который, как почти все герои моих интервью про мир OSM, пришел в этот проект 10 лет назад. Он — теплая мудрость и твердый дух сообщества RU-OSM. Почему так важен институт наставничества, как нам догнать Америку и чего хочет OSM от властей — обо всем этом он рассказал в интервью.

— Как вы узнали об OSM?

— Об этом проекте мне рассказал мой начальник, который уже тогда увлекался картами. Было это почти 10 лет назад. Он тогда рисовал карту нашего города — Магнитогорска. Я уже не помню деталей, как он это делал, зачем и в каком формате, но помню, что постоянно бегал к нему и просил что-нибудь в этой карте исправить или, наоборот, добавить. В какой-то момент, видимо, ему это надоело и он предложил мне вносить правки самому. Так я узнал об OpenStreetMap. Кстати, именно 10 лет назад на карте Магнитогорска в OSM и появились почти все дома и адреса.

— Чем вам этот проект понравился? Почему в нем остались?

— Я не знаю почему. Рисовать карту в OSM — просто хорошее дело. Твои правки потом могут кому-то пригодиться: по работе, в путешествиях или исследованиях. Мне приятно это осознавать. Ты делаешь что-то полезное и этим могут воспользоваться другие люди.

Зачем люди пишут статьи и загружают снимки в Википедию? Ровно за тем же кто-то рисует домики или ставит точки в OSM — это способ рассказать про мир вокруг себя.

— Каким тогда было сообщество RU-OSM? Чем-то оно отличается от нынешнего?

— Оно было веселым и в нем было намного меньше людей. Мы общались не в Telegram´е, а IRC. Думаю, что о том, каким тогда было сообщество, могут рассказать цитаты из нашей переписки тех лет. Она бережно хранится в WikiOSM.

Сейчас все более серьезные, в какой-то мере пытаются держать друг друга за руки. Что этим хочу сказать? Идет больше разговоров о том, как стоит что-либо делать или не стоит, что правильно, а что нет. Меньше экспериментов. Больше стабильности и предсказуемости. Это признак зрелости или проблемы роста — покажет время.

— Вы сами используете в личной жизни или на работе данных из OSM?

— Да, использую. На работе: в качестве подложки или сырых данных. Моя работа связана с железными дорогами, мы занимаемся логистикой, потому без карт — никак. В личной жизни — в путешествиях. У меня даже есть своя традиция: как только я собираюсь куда-то ехать, смотрю территорию вокруг отеля или те места, где я планирую побывать. Если они плохо отрисованы, я это исправляю — картографирую по спутнику. В определенной мере таким образом знакомлюсь с местом и его особенностями до того, как там оказался. Отмечаю всякие мелочи, но это в любом случае делает мою поездку интереснее еще до ее начала.

— Как в Магнитогорске с OSM? У вас проходят встречи? Все осмеры знакомы между собой?

— Нас мало, мы почти все знакомы между собой, но, к сожалению, очно не встречаемся. Каждый в своем районе мапит: рисует дорожки, отмечает POI или балуется с Simple 3D. К тому же, может быть, для многих это покажется странной проблемой, но я вот даже и не знаю таких мест в Магнитогорске, где бы мы могли спокойно встретиться и пообщаться. Наверное, даже проще съездить в Челябинск.

— Вы отметили, что раньше сообщество RU-OSM было веселее, то есть можно предположить, что сейчас оно менее веселое. Некоторые считают, что оно вовсе находится в стагнации. Вы согласны с этим?

— Лично я не ощущаю стагнации. В самом проекте OSM еще достаточно много нереализованного потенциала, а потому не может быть и того, чтобы сообщество как-то «задремало». Оно развивается так, как оно развивается. Тут ничего не поделаешь. Мы растем все вместе. Уверен, на базе OSM ещё можно сделать сотни разных сервисов. Более того, они постепенно появляются и с каждым разом становятся серьезнее и серьезнее. И даже не нужен никакой новый API 0.7.

Но мне кажется, если он будет, стоит посмотреть в сторону работы с мультиполигонами, а именно — роутинга по ним. Несмотря на то, что многие считают «мультики» странным изобретением, все же, сделать такую карту, чтобы в ней не было пустой неразмеченной территории — мечта всех маперов. Это возможно только через использование «мультиков».

Ну, и, наверное, если бы в OSM появилась еще одна координата — высота — это бы был новый виток развития проекта. Но это совершенно не принципиально. Мне и так хорошо. Освоить бы всё то, что уже есть в OSM.

— Чем может быть полезен OSM обществу?

— Его уже сейчас много кто использует. В России, скорее, пока его освоили общественники и небольшие компании, потому что он бесплатен. За рубежом OSM уже пробрался в госструктуры.

OSM довольно гибок и разносторонен. Это не только карта, но и база данных. Потому кто-то планирует по нему транспортные маршруты, кто-то анализирует с его помощью территории вокруг ДТП и еще миллион примеров. Кстати, многие аналитические компании, связанные с геоинформатикой, в любом случае не проходят мимо данных из OSM. Вполне возможно, что не все в этом сознаются публично, но то, что берут — точно.

Самый простой способ понять мощь OSM — это начать самому править карту. Тогда ты всё увидишь изнутри и удивишься, что это всегда было рядом, а ты про это не знал. Потому я всегда всем предлагаю стать маперами. Править OSM — это несложно. Совсем.

— Германия и США обгоняют Россию по количеству пользователей, которые каждый день вносят правки в карту, также я слышал, что сообщества OSM в этих странах более активны. Как вы думаете почему?

— Несколько причин. Во-первых, у них хорошо развит институт наставничества, а потому и самих наставников гораздо больше. Кажется, что это мелочь, но это не так. Новичка нужно «вести» и помогать ему. Иначе он наделает ошибок, ему на это укажут, он расстроится и уйдет из проекта. К тому же, если говорить про Германию, то там OSM уже преподают в колледжах и университетах.

Во-вторых, влияет размер страны и численность населения. Мы самые большие в мире по площади, но не численности. У нас большие расстояние между городами. Если ребята делают какую-то картовстречу или семинар в Москве или Санкт-Петербурге, то, скорее всего, жители Урала или Сибири не смогут там побывать. Ну, и жители провинции менее активны. Тимофей Субботин пытался что-то делать в Челябинске. Сколько людей он собрал? На первой встрече с десяток, а на второй — только он сам. К сожалению, это всё так и происходит. Варимся в своем соку. Я не знаю, как объединить людей и вытащить их из своих уютных квартир. Наверное, нужна какая-то супер или сверхзадача. С другой стороны, обратил внимание: у нас на ура заходят «диванные картопати».

В-третьих, они намного меньше флудят. Разговаривают в основном по делу. Может, у них так, действительно, в обществе принято? Среда обитания накладывает свой отпечаток? Я мало знаком с традициями других стран.

И в завершении этой темы скажу еще одну вещь: они уважают правила и администраторов. Если там админ делает замечание, то все слушаются. У нас можно сделать много замечаний и спорщики все равно не остановятся. Бывает и такое, что кого-то отправляют в бан. Но человек возвращается уже «ученый». Он уже знает, что есть рамки, через которые нельзя в этом сообществе переступать. У нас же никто ничему не учится. Все остаются не только при своем мнении, но и манерах поведения.

— Насколько карта России стала точнее или полнее за эти 10 лет, что вы в проекте? Как это можете оценить вы?

— Если собрать все наши достижения за десять лет и снять об этом видеоролик, то это будет впечатляюще и красиво: нарисовано столько лесов, дорог, гидрографии и еще много чего. Ранее этого всего не было. Но если сказать прямо — по-прежнему ничего нет. Карта всё так же пуста. Попробуйте использовать карту России из OSM для сельского хозяйства. Да не в жизни. Почему? Просто нет данных.

Чего далеко ходить? На днях пытались с коллегой построить маршрут между двумя озерами. И не смогли — он не прокладывался. Мы тогда подумали, что это из-за того, что это полуостров Ямал, где совсем мало чего отрисовано. Повторили эту операцию в Челябинской области. И тоже потерпели неудачу. Хотя здесь отрисовано намного больше, но всё же ещё недостаточно.

— Это потому что мы — самая большая страна в мире?

— В том числе, но не только. Нам нужно стараться больше рассказывать о проекте и его возможностях, потому что многие до сих пор считают, что OSM — это лишь рендер Mapnik, размещенный на главной странице сайта проекта. Если к OSM будет больше внимания, то будет больше пользователей данных и самое главное — маперов, тех кто рисует эту карту. Их, конечно, не хватает. На Россию слишком мало энтузиастов, которые бы хотели этим заниматься. Так что нам предстоит ещё мапить, мапить и еще раз мапить. И ни о каком новом API не думать. Это вредно.

Также нам стоит посмотреть в сторону осознанного построения сообщества. Этому можно поучиться у бизнеса. Как он ведет себя в аналогичных проектах, где люди рисуют карты? Если кто-то проявил активность — скажут доброе слово, предложат стать амбассадором и футболку подарят. Это существенная поддержка активности пользователя. Что делаем мы? Увы, не всегда бываем дружелюбны. Мы скоры на высказывания, но как дело касается, скажем так, проявления мудрости, то тут нам еще есть куда стремиться. Кто-то скажет, мол, это бизнес, это в его интересах, он платит комьюнити-менеджерам, вот они воркуют с пользователями, но и нам — участникам opensource-проекта — никто не запрещает быть вежливыми людьми уже сейчас.

Помимо этого я бы обратил внимание еще вот на какой момент — на взаимодействия сообщества RU-OSM с государством, потому что оно — это еще один источник информации. Пока никакого взаимодействия вовсе нет. Например, тот же кадастр. Когда он будет открыт? Сколько лет мы про него говорим? Почему это сложно сделать? Не знаю. При этом я считаю, что и государство могло бы получить пользу от OSM. Потому что OSM — это одно из звеньев цифровой экономики, о которой сейчас так много говорят и пытаются развивать.

— Какую еще пользу государству может принести OSM?

— Государство, как и все остальные участники рынка, сможет получить бесплатную карту и кучу данных, которые они смогут использовать в своих целях без лишних проблем. Сфера применения огромна: ЖКХ, дорожное хозяйство, транспорт и пр. На основе данных можно делать выводы, принимать решения и строить прогнозы.

К тому же, сообщество OSM-RU — это не просто люди, а активные люди, которые не сидят у телевизора и не лузгают семечки. Они готовы что-то делать и улучшать. Да, это касается только мира карт и ГИС-технологий, но и это нужно кому-то делать. Активные грамотные люди — это большой потенциал. Мне кажется, что следующий этап развития OSM-RU — это знакомство между собой людей из мира ГИС-технологий и власти. Если они найдут точки соприкосновения, то это будет замечательно. От этого в итоге выиграют все: и сообщество и власти России. (улыбается)

— В России есть бизнес, который зарабатывает на OSM. Почему он не вкладывается и не занимается развитием сообщества RU-OSM? Ведь это в его интересах?

— У нас бизнес очень сильно зависит от государства, а государство не делает таких запросов обществу. Государство считает, что оно само со всем справляется. И поэтому там и так всё без нас хорошо, а потому мы никому не нужны. Люди это чувствуют и остаются сами по себе, не хотят общаться ни с бизнесом, ни с государством.

Почему я вдруг заговорил о государстве? Но давайте посмотрим на то, что такое бизнес в России? Начните разбираться и вы придете к тому, что в итоге один из главных заказчиков того или иного проекта — крупная госкорпорация. Вот и весь бизнес — он построен вокруг бюджетных денег. Что свойственно такому виду бизнеса? Только брать. Что такое развитие — это вклад в будущее, то есть когда ты сам что-то отдаешь. Первое и второе несовместимые вещи. Поэтому мы и не можем найти точек соприкосновения до сих пор.

Тимофей Субботин пару лет назад проводил «День открытых данных» в Челябинске. К нему на мероприятие пришли представители местной администрации. Послушали его, покивали головой, но оказалось, что им ничего не нужно. У них и так всё хорошо.

— Как должна была отреагировать власть на «День открытых данных» в Челябинске? Запрос к ней со стороны сообщества OSM-RU как-то был конкретизирован? Что собственно вы тогда хотели? Или это просто абстрактная мечта: хотим, чтобы всё было хорошо для нас? Вы их пригласили? Они пришли.

— Да, наверное, вы правы, такого конкретного запроса и не было. Но это лишь говорит о том, что сообществу RU-OSM стоит учиться работать с властями, политиками, учебными учреждениями и еще много с кем. К сожалению, сейчас большинство российских осмеров — это программисты, которые обеспечивают техническую инфраструктуру проекта: пишут программы, делают валидаторы и красивые рендеры. Предположу, что, скорее всего, никто из них и не сможет заниматься чем-то иным. Это просто не в их природе. Это люди, которые привыкли, что у них от идеи до получения результата проходит не так много времени. Вполне возможно, они и не готовы к тому, что социальные процессы такие медленные и длительные. К тому же они требует достаточно много общения.

Ведь как это бывает у программиста? Есть идея, сел, написал код — готово. Результат получен, цель — достигнута. В жизни, конечно, так не бывает. Я понимаю, что для того, чтобы общаться с официальными лицами, нужен совсем другой подход. Поэтому я с сожалением скажу, что мы — участники российского сегмента OSM — видим, что можем быть полезными обществу и властям, но не всегда можем это правильно донести.

— Чтобы вы сказали человеку, который только пришел в OSM?

— Сначала бы я выяснил, с какой целью он пришел в проект. Исходя из его ответа постарался бы помочь ему сориентироваться в той части, которая ему интересна. Тут не может быть общего рецепта. К тому же, новички бывают разные, какие-то нам вовсе не нужны кому-то OSM и вовсе не нужен. Но если уж человек всерьёз и надолго в проект пришел, то советы довольно просты: побольше общаться, соблюдать правила, пользоваться JOSM.



Общение российских участников OpenStreetMap идёт в чатике Telegram и на форуме.
Также есть группы в социальных сетях ВКонтакте, Facebook, но в них в основном публикуются новости.

Присоединяйтесь к OSM!



Предыдущие интервью: Елена Балашова, Илья Зверев, Тимофей Субботин, Сергей Голубев.
Теги:интервьюOpenStreetMapсообщество
Хабы: OpenStreetMap Геоинформационные сервисы Социальные сети и сообщества Интервью
Всего голосов 17: ↑17 и ↓0+17
Просмотры5.7K

Похожие публикации

Лучшие публикации за сутки