Как стать автором
Обновить

Фейки и теории заговора. Как не сойти с ума самому и уберечь других?

Научно-популярное Мозг
Из песочницы

Николай Рубановский, Ксения Кривцова


На тему проверки достоверности информации, фейковых новостей и теорий заговора написано уже много книг и научных статей. Однако текущая ситуация с пандемией (или “инфодемией”, как окрестила ее ВОЗ), показала, что многие из нас, ежедневно пользуясь плодами сотен лет научного метода и исследований, до сих пор мыслят в терминах наукообразной магии, где радиоволны и имбирь способны на все, что угодно.


image

Tom Radetzki


Множество знаменитых и не только людей показали огромный пробел в знаниях и недостаток критического мышления (непреднамеренно искажая и распространяя непроверенную информацию) или неуважение к другим (специально делая фейковые “вбросы” ради хайпа и выгоды). Скорее всего, вы слышали не об одной теории заговора на фоне коронавируса (Билл Гейтс, чипирование, 5G, тайное олигархическое правительство).


Допустим, вы не верите ни в какие из них и стараетесь фильтровать свое инфополе, может даже смотрите шоу FakeNews или читаете Euvsdisinfo. Но вы наверняка получали в WhatsApp тревожные сообщения от родственников и друзей. Может быть, кто-то из ваших знакомых уже близок к разоблачению замыслов тайного правительства или открытию нового лекарства от COVID-19 на основе лимона и меда. И самое удивительное, что это не какие-то маргиналы. Во все это верят самые обычные, образованные, симпатичные нам люди. Почему так происходит? Почему, имея под рукой неограниченный доступ в интернет и продвинутые гаджеты, люди не пользуются этим (или пользуются “не в ту сторону”), чтобы тщательно проверять и анализировать информацию, которую видят в телевизоре или ленте новостей?


Мы изучили множество материалов и попытались ответить на все эти вопросы в статье.
Надеемся, что она поможет вам развить критическое мышление, научиться лучше фильтровать новости и снизить обусловленный ими уровень тревоги.


Немного статистики и терминов


Прежде чем приступать к основной части, стоит поговорить о важных понятиях, которыми мы будем оперировать. Смело пропускайте этот пункт, если фразы “fake news” или “fact-checking” для вас не новы.


Все мы ждем от СМИ честной информации, основанной на фактах. Но, к сожалению, она бывает недостоверной. Ложная информация, которая подается как факт, часто используется в медиапространстве для манипулирования эмоциями читателей. Недостоверные сведения, выдаваемые за факты, называются “фактоидами”.


Есть еще один термин — “фейк” (англ. fake – неправда или неподлинность). Как и фактоиды, фейки связаны с ложной информацией, используемой в СМИ. Но fake news (англ. news — новости) – это не просто единичный ложный факт, а целая стратегия по созданию ложного контента с целью испортить репутацию какого-либо института, компании или личности и получить впоследствии политическую или финансовую выгоду (порой это просто самый дешевый источник трафика для сайтов-однодневок, которые зарабатывают на рекламе). Фейки еще рассматривают в качестве «вброса» фальшивки в медиапространство, которая используется для манипуляций. Тот, кто хочет манипулировать сознанием человека и его мнением, использует искажение или частичное умалчивание фактов, а также недомолвки и двусмысленные выражения. Также читателя могут просто завалить информационным мусором, в котором очень сложно (или лень) разобраться. Одной из причин недостоверности информации является неверная интерпретация фактов из-за некомпетентности автора. То есть автор не сам до конца осознал, что он прочел, но уже делится этим с аудиторией. Это обусловлено тем, что, в отличие от зарегистрированных СМИ, авторами постов в социальных сетях являются не профессиональные журналисты, а любые пользователи. Автор текста может домыслить то, о чём в тексте не упоминается. Это неуместное проявление фантазии тоже зачастую становится причиной появления фактических ошибок. А иногда, автор может принять простую последовательность событий во времени за их причинно-следственную связь и сделать поспешные выводы.


Основными источниками некорректной информации выступают сами СМИ, социальные сети и PR-службы. При этом в большинстве случаев искажение информации происходит непреднамеренно, просто из-за человеческого фактора. Все могут ошибаться, и не всегда за фейками кроется злой умысел тайного правительства. Это просто последствия небрежного отношения самих спикеров и пресс-служб к верификации информации перед публикацией.


За последние 2 года 31% россиян сталкивались с недостоверной информацией в интернете. 74% тех, кто столкнулся с фейковым новостями, считают, что они были опубликованы умышленно. В Великобритании 96% участников опроса не смогли отличить фейковую новость от правдивой.


С необходимостью ежедневной проверки информации имеют дело 75% журналистов вне зависимости от типа СМИ или профессионального опыта. Существует 2 понятия, описывающих этот процесс: верификация и фактчекинг. Они отличаются, как минимум, неравнозначными временными и человеческими затратами. Но в данной статье мы отождествляем эти понятия. Основная задача этих процессов — определить правдивость информации и ее соответствие эмпирической действительности перед публикацией контента. Т.е. фактчекинг противостоит намеренному искажению информации и созданию фейков. При этом на сегодняшний день ни одна из существующих технологий не способна автоматически верифицировать контент с точностью до 100%. Поэтому процесс осуществляется по большей части вручную.


Стоит отметить, что намеренное искажение фактов, требующее серьезного фактчекинга, чаще касается общественной и политической тематики. При намеренном искажении в фактчекинге нуждаются, прежде всего, статистика и цифровые данные.


Регулярное чтение негативных новостей формирует в нас различные страхи. И страх — именно та эмоция, к которой зачастую апеллируют фейковые вбросы, потому что она побуждает нас ознакомиться с информацией. А тот, кто напуган, уже не отличает правду от вымысла. На него легко влиять, легко и дальше запугивать и манипулировать. В тревожные времена и при глобальных потрясениях люди становится особенно информационно уязвимым. Испытывая непрерывное беспокойство, они перестают использовать критическое мышление, не анализируют поступающую информацию (отчасти потому, что ее очень много), и в итоге fake news незаметно встраиваются в общий поток новостей и мифологизируют ситуацию. Некоторые отказываются от официальных СМИ из-за однобокости и пропаганды и предпочитают читать новости только в социальных сетях. Но это не лучший выход из-за эффекта «сарафанного радио»: поток новостей там настолько интенсивный, что создается информационная перегрузка. Она мешает отсеивать фейки от достоверной информации, и в итоге люди начинают распространять и комментировать заведомо ложные посты. Информация распространяется мгновенно с помощью репостов, и этот процесс невозможно прервать даже в случае признания сведений недостоверными. При этом вероятность репоста у фейка на 70% выше, чем у правды. И распространяется фейк в 6 раз быстрее (см. таблицу ниже).


image

Это обусловлено отсутствием контроля над информацией: сведения публикуются без ограничений. В отличие от профессиональных СМИ, в соц.сетях трансляция информации происходит вне зарегистрированных редакций и обычно без отсылок к априори авторитетным источникам.

Важный момент: мы охотно верим тому, что вписывается в наше мировоззрение и не желаем напрягать мозг, чтобы усомниться в истинности «скормленной» информации.


Мы склонны доверять знакомым источникам и отметать неизвестные, предпочитаем ту информацию, которая соответствует нашим политическим взглядам или картине мира. Мы слепо верим тому, что сообщает знакомый источник, и можем игнорировать информацию, которая транслируется из альтернативных каналов.


Мы больше верим информации, если встречаем ее в новостной ленте не один раз.
Исследователи Arkaitz Zubiaga и Heng Ji решили проверить, верифицируют ли информацию пользователи в Twitter. Они опрашивали их на предмет доверия к фотографиям, которые люди публиковали во время урагана Сенди. Результат показал, что, чем больше похожих твитов видят пользователи, тем больше они верят этой информации, не проверяя ее.


image

Таблица показывает среднее количество репостов для правдивой и фейковой новости.


Как вычислить фейк


Из сказанного выше напрашивается очевидный вывод: мы должны срочно бросить все дела и серьезно заняться проверкой каждого слова, прочитанного в интернетах. Но не торопитесь! Если вы не журналист, полноценный фактчекинг в может занять у вас несколько часов (или даже дней в некоторых случаях). Поэтому мы сначала расскажем о маркерах фейковых новостей, которые помогут их отличать от правдивых при кратком просмотре. Для тех же, кому тема интересна и есть много свободного времени, будет информация и о методах фактчекинга.


image

По каким же первичным признакам можно усомниться в достоверности информации в статье или посте в соц.сетях:
  1. Языковые особенности: материал очень эмоциональный, по большей части апеллирует к таким эмоциям, как страх и негодование. Для усиления этого эффекта автор может использовать много восклицательных или вопросительных знаков. В статье может быть много эмоционально-окрашенных выражений и кликбейт-заголовок, в видео — экспрессивное поведение спикера, очень активная жестикуляция. Если автор большую часть материала пытается кого-то оскорбить или напугать читателя вместо отсылок к фактам, это тоже повод задуматься.
  2. Лингво-содержательный контент: наличие противоречащих друг другу фактов, путанность и нелогичность изложения сведений, лексические, пунктуационные и грамматические ошибки.
  3. Автор материала: кто вообще создал контент, который вы читаете или смотрите в данный момент? Это профессиональный журналист? Или ученый/преподаватель? А может, какой-то блогер с невнятным образованием или его отсутствием? Последний вариант вызывает минимум доверия. Но даже если о вирусологии говорит врач, но другой специализации (например, стоматолог), на каком основании мы должны ему верить?
  4. Место публикации: где вы это читаете? В посте Facebook, который репостнул ваш друг с личной страницы какого-то неизвестного человека? Или на официальном сайте какой-то организации? Может, в официальных или независимых СМИ? Конечно, конспиролог скажет вам, что все куплено, а официальные СМИ заслуживают наименьшего доверия. Но даже если мы представим, что это так, это не повод доверять любой альтернативной версии.
  5. Отсылки к источникам: если автор материала не является экспертом в рассматриваемой теме или если он сообщает о каком-то событии, на что он ссылается? Если он пишет «говорят...», «кто-то заметил...», «принято считать...», «английские ученые доказали...», «по многочисленным сообщениям в Интернет...», «большинство наших респондентов считает...», «из конфиденциального источника...», «по словам представителя ФСБ...» — то это всего лишь современный эквивалент “одна бабка сказала”.
  6. Комментарии: просто взгляните чуть ниже статьи или ролика на YouTube. Что пишут пользователи? Возможно, кто-то уже провел фактчекинг за вас и разоблачил фейковую новость или теорию заговора.

Если же вам интересно заняться фактчекингом самостоятельно и есть на это время, рекомендуем воспользоваться следующим алгоритмом:


  1. Проверьте информацию минимум на 3-х независящих друг от друга источниках. Это не гарантирует 100% достоверность, но снижает вероятность фейка. Желательно попытаться найти оригинал новости целиком или ее контекстных фрагментов.
  2. Спросите мнения у экспертов и очевидцев. Например, если речь идет о карантине в Нью-Йорке, почитайте блоги людей, которые там живут. Если пост об условиях в больницах, поспрашивайте о реальной ситуации знакомых врачей. Поищите очевидцев, если речь идет о каком-то событии. Важно, чтобы вы были знакомы с ними лично и знали, что они не заинтересованы в том, чтобы вас обмануть. Отличайте их субъективное мнение от описания событий, но помните, что наша память несовершенна и может искажать реальность.
  3. Найдите дополнительные данные — архивы, документы. Но документы являются одним из самых надежных источников информации, только если их можно проверить юридически.
  4. А теперь снова присмотритесь к автору. Насколько он компетентен? Что у него за профессия? Как о нем отзываются другие СМИ? Что он публиковал ранее? Каковы отзывы и комментарии к его материалам? Выступал он ли где-то экспертом? Например, некоторые каналы (кхм, RT) выдают за “экспертов” обычных самозванцев, если их мнение согласуется с политикой правящей партии.
  5. Внимательно изучите ссылки. Ведут ли они на авторитетные источники, которым можно доверять (агентства по сбору статистических данных, научно-исследовательские институты, официальные сайты организаций и т.д.)? К сайтам, заслуживающим полного доверия, можно отнести те, которые созданы учеными или официальными сообществами, где информация отслеживается и рецензируется. Если у ресурса есть свидетельство о регистрации СМИ, он несёт особую ответственность за любую опубликованную информацию. Таким сайтам можно доверять больше, ведь они стараются избегать непроверенных данных.

Отдельно хотелось бы сделать акцент на проверке источников и сервисах, упрощающих это дело:


  • В Яндексе можно выяснить рейтинг ресурса, насколько он авторитетен и как часто на него ссылаются по индексу цитирования;
  • Проверить оригинальность фотографий можно в «Google Картинки», Яндекс Изображения или Tineye.com. Кстати, Яндекс, в обход стандартов GDPR по защите личности, позволяет искать изображение человека по соцсетям. А особенностью поискового алгоритма Tineye является поиск по самому изображению или его части, а не по тегам или метаданным, содержащимся в файле. Для поиска по метаданным можно использовать Jeffrey Friend Image Metadata;
  • Можно загуглить цитаты и заголовки из новости, чтобы понять, были ли они вырваны из контекста;
  • Чтобы найти страницу по устаревшему адресу, можно воспользоваться веб-архивами, где хранятся копии страниц, например сервис WaybackMachine;
  • WebMii позволяет отделить фейковые аккаунты в социальных сетях;
  • Snopes.com – сайт, который занимается изучением городских легенд, слухов, сомнительных историй и другой противоречивой информации;
  • TruthOrFiction.com – сайт о городских легендах, слухах в Интернете, оскорблениях, фальшивых электронных письмах и других сомнительных высказываниях;
  • FactCheck.org – некоммерческий независимый сайт. Несмотря на то, что проект нацелен на американскую аудиторию и рассказывает в основном о выборах в США, жителям других стран тоже будет полезен;
  • WikiTribune – онлайн-сервис, призванный бороться с фейковыми новостями;
  • Politifact.com, а также тематическая рубрика FactChecker в The Washington Post определяют достоверность высказываний политиков.

Это лишь часть инструментов. Если хотите реально погрузиться в тему и стать великим детективом-разобрачителем, советуем обратить внимание на статью с методами OSINT от корреспондента BBC.


После прочтения большого количества фейков есть риск, что они объединятся в вашем сознании в единую картину мира, а там уже недалеко до целой теории заговора. Поэтому знайте меру и берегите свой мозг.


Почему наш мозг любит теории заговора?


Тут стоит отдать дань великолепной, на наш взгляд, научпоп книге Борислава Козловского “Максимальный репост: Как соцсети заставляют нас верить фейковым
новостям”. Отчасти эта книга вдохновила нас на написание статьи, и мы очень советуем ее всем прочитать. В ней суть предмета разобрана гораздо подробнее и с огромным количеством примеров, автор ссылается на многочисленные исследования психологии и мозга. Что же говорит Козловский о причинах распространения фейковых новостей, слухов и теорий заговора?


1.Новость, полностью разрушающая картину мира или раскрывающая невиданные тайны, представляет большую ценность, чем какое-нибудь скучное “сложно сказать, у ученых недостаточно данных”. Все мы помним времена, когда adblock’а еще не существовало и повсюду мы видели безвкусные кликбейтные баннеры про звезд. Но никому и в голову не приходило этим делиться. А теперь облачите что-то подобное в красивый дизайн, добавьте “научных” и “полунаучных” терминов – и вот уже звезды первой величины записывают сториз на серьезных щах про вред 5G. Масла в огонь добавляет именно “псевдонаучность” таких вбросов. Справедливости ради стоит отметить, что научное знание и академический язык все-таки проникли в нашу повседневную жизнь, и уж на откровенный бред про драконов мы не поведемся (казалось бы). Но проблема в том, что нельзя подкрутить ползунок абсурдности до желаемого уровня. Если вы смеетесь над теориями про вакцины Билла Гейтса и 5G, но при этом считаете, что коронавирус является инструментом манипулирования мировой экономикой, то меньшая абсурдность вашей теории не делает ее более правдивой.


image


2.Научный язык вроде бы и проник в нашу жизнь, но не до конца. Мы все пользуемся словами типа “гормоны”, “дофамин”, “антиоксиданты”. Кажется, что если побольше их накидать, то все вдруг становится логичным и научным. Определение лженауки в том, что она имитирует научные методы, а не в действительности их использует. Например, во все той же теории про 5G говорится, каким именно образом радиоволны влияют на вас: они якобы “заставляют молекулы кислорода в вашем теле колебаться с частотой 60 миллиардов Герц в секунду, из-за чего те не могут связаться с гемоглобином человека.” Несмотря на кажущуюся «научность» таких рассуждений, такое высказывание далеко от физики или биологии. Во-первых, даже при идеальных лабораторных условиях самой мощной вышки не хватит, чтобы раскачать хотя бы одну молекулу кислорода внутри вас. Во-вторых, если бы то, что написал сторонник теории заговора было правдой, и гемоглобин действительно не мог бы привязаться к кислороду, то вы бы не протянули и пяти минут, упав замертво от удушения (из-за недостатка кислорода). Какой там кашель и температура. В-третьих, радиоволны лишь передают энергию в виде тепла (как в микроволновке) или электростатики (если положить в микроволновку металл). В-четвертых, частоты 5G были запущены более года назад во многих городах по всему миру. Как видите, использование научных терминов без научных знаний легко запутает среднестатистического читателя, который, конечно, не будет разбираться во всех тонкостях работы радиоволн или химических связей между молекулами.


Все, у кого в университете были курсы по введению в исследования, должны знать, что корреляция не равна причинно-следственной связи. Очень многие теории заговора построены именно на этой когнитивной ошибке. Например, на сайте Spurious correlations приведены практически в точности совпадающие корреляции, которые, естественно, не имеют отношения друг к другу. Давайте, конспирологи, попробуйте объяснить почти 100% корреляцию между затратами США на исследования космоса и количеством самоубийств путем удушения! Правда, очень хочется сложить в единую картину мира эти два факта, ведь "совпадений не бывает".


Почему-то сторонники теорий заговора на отрез отказываются признавать случайности и совпадения. Отсюда вытекает третья причина любви к таким теориям.


3.Они объясняют нам сложность мира и дают конкретный объект, который можно во всем обвинить и которого можно бояться. Во всемирных катастрофах кто только не был виноват: Обама, Билл Гейтс, Джордж Сорос, масоны, Рокфеллеры, — но только не случайное стечение обстоятельств. Так нам проще систематизировать повседневный хаос, считает автор книги “Недоверчивые умы” психолог Роб Бразертон.


4.Еще одна причина — желание почувствовать себя “особенным обладателем секретного знания”, частью закрытого круга тех, кто “все понимает”. Другими словами, это разновидность потребности в самоактуализации. Согласно исследованию 2017 года в European Journal of Social Psychology, приверженность конспирологическим теориям хорошо коррелирует с потребностью выделиться из толпы. Человек таким образом хочет показать, что он “слишком умен”, чтобы повестись на официальные версии, и подвергает сомнению любой авторитет. Это усиливается скверной репутацией некоторых государств умалчивать, врать и скрывать информацию от населения. Сам по себе такой критический подход хорош, вот только есть один нюанс. Чтобы по-настоящему подвергать что-то сомнению, вы должны обладать как минимум таким же уровнем знаний, как и тот, кого вы критикуете. Вы должны убедиться, что ваша критика действительно принимает во внимание все известные переменные. Вы же не будете слушать пятилетнего ребенка, который сомневается в том, что вы правильно распоряжаетесь своими финансами. Так почему же люди слушают бьюти-блогеров из Инстаграма, сомневающихся в существовании вируса и отказывающихся вакцинировать своих детей?


image


На рисунке можно увидеть корреляцию между тем, насколько популярна определенная конспирологическая теория в среднем (вертикальная шкала) и тем, насколько верящий в нее человек нуждается в ощущении своей “уникальности”. Таким образом, люди с большей потребностью быть “уникальным” верят в менее распространенные (более мудреные) теории заговора.


Уже можно спорить с дядей по поводу тайного правительства?


Не торопитесь. Скорее всего, у вас не получится переубедить людей, верящих в заговоры, привычными методами, такими, как предоставление фактов и контраргументов. Обычно, если человек уже выстроил понравившуюся картину мира в своей голове, ему будет очень сложно от нее отказаться. Мы все подвержены этому эффекту в той или иной степени, ведь никто не хочет выглядеть дураком.


Попытки Facebook помечать фейковые новости и теории заговора специальным предупреждением провалились — люди начали делиться ими еще больше, решив, что Facebook тоже “в доле”. Исследователи называют это эффектом “встречного огня”. Почти любая попытка спорить с теориями заговора приведет к тому, что вас либо объявят его частью, либо просто назовут “промытым хомячком”.


Дело тут в том, что человек, верящий в теорию заговора, и человек ее отрицающий мыслят в разных парадигмах. Первый считает, что силы зла “безграничны”, что “там наверху” можно с легкостью подделать любые документы, по щелчку пальца заставить тысячи, а то и миллионы людей хранить “страшный секрет”. Что все, кто извлекает выгоду из ситуации, непременно в ней виновны. Последнее особенно забавляет, ведь тогда можно сказать, что “коварные” дорожники и компании, производящие бетон, ежегодно устраивают землетрясения, чтобы потом нажиться на восстановлении городов!


Таким образом, человек сильно переоценивает способности и ресурсы тех, кого обвиняет, а также сильно недооценивает хаотичность общества. Человек, отрицающий теорию заговора, исходит из принципа, что любая организация или группа людей должны следовать определенным правилам мира, в котором находятся. Чтобы тайное правительство могло существовать, ему нужен очень большой и секретный обслуживающий аппарат из лучших экспертов. Чтобы контролировать секретность информации, тайному правительству необходимо контролировать сотни тысяч людей, вовлеченных в заговор. Чтобы всех подкупить, нужно выделять огромные деньги и скрывать многомиллиардные транзакции по всему миру. Если вы когда либо пробовали управлять командой из хотя бы 10 человек, вы знаете, как сложно заставить всех делать что-то сообща. Конечно, в истории есть случаи, когда заговоры действительно имели место, однако быстро раскрывались именно из-за соблазна участников стать “героем, открывшим миру правду”. В сегодняшнюю информационную эпоху такой соблазн возрастает еще больше, а возможности держать секрет в тайне все меньше. На эту тему даже есть замечательный роман Умберто Эко "Маятник Фуко”.


image

Как уже было сказано, спорить с теорией заговора значит заведомо проиграть. Английский математик и философ Бертран Рассел провел аналогию для иллюстрации принципа, согласно которому бремя доказывания лежит на утверждающем. Иными словами, это не вы должны доказывать, что тайного правительства не существует, а сторонник теории заговора должен доказать, что оно есть. Для аналогии Рассел предложил представить, что между Землей и Марсом по эллиптической орбите вращается фарфоровый чайник, слишком малый для обнаружения в телескоп. Доказать его отсутствие невозможно, однако, это, конечно же, не значит, что он там есть. Это соответствует еще одному методологическому принципу — Бритве Оккама. Он гласит, что “не следует множить сущее без необходимости”. То есть, если мы можем что-то объяснить благодаря уже известной и проверенной информации, не следует добавлять в теорию новые неизвестные. В теориях заговоров таких неизвестных может быть бесконечное количество. Применяя данную аналогию к религиозным дискуссиям, Расселл, что иронично, сам пал жертвой одной из теорий заговора про убийство Кеннеди.

Что же делать? Спорить со сторонником теорий заговора дело неблагодарное — скорее всего, вы просто поссоритесь. Поэтому попробуйте задать человеку наводящие вопросы, предложите объяснить и визуализировать всю теорию, от начала до конца. Пусть он максимально четко обоснует свои предположения, без всяких “кому-то почему-то это выгодно”. Возможно, проговорив свои догадки вслух, он заметит огромное количество логических и фактических дыр. Но не отчаивайтесь, если этого не произойдет. И ни в коем случае не оскорбляйте человека: тогда он закроется и точно ничего не будет слушать. Не ждите, что он сразу признает свою неправоту. Главное — снизить градус его убежденности.


Правда, есть риск, что в процессе поиска ответов на ваши вопросы собеседник найдет еще пару-тройку теорий. Ведь сегодня в интернете сторонники даже самых абсурдных толкований находятся всего в паре кликов от вас.


Выводы


Большинство из нас не обладает знаниями и навыками, достаточными для того, чтобы с первого поверхностного ознакомления с информацией в интернете выявить искажение фактов или откровенный вымысел. Кто-то пытается найти “честные независимые СМИ” и верить только им, кто-то предпочитает быть скептиком и не верить никому. А кто-то напуган и разозлен настолько, что начинает верить в самые невероятные теории заговора и спешит поделиться своими божественными откровениями с окружающими. В каком вы лагере?


Личное мнение авторов заключается в том, что каждый из нас должен вовремя уметь включать голову. Иначе зачем она нам дана? Одна из важнейших функций медиаграмотности — не дать себя одурачить и отвлечь от реальных проблем. К сожалению, в нашей стране она недостаточно развита. Возможно, стоит вводить такие уроки еще со школы. Необходимо учить людей с самого детства обеспечивать свою информационную безопасность, уметь распознавать ложь и манипуляции в ленте новостей.


Главное — не закапываться слишком глубоко и не пересекать черту здравого смысла, за которой “никому нельзя верить, все вокруг стремятся только получать личную выгоду, обманывать простых людей и контролировать их разум”. Поэтому мы должны не только воспитывать в себе критическое мышление и сохранять объективную оценку происходящего, но и не исказить в итоге свой образ мысли. Не дойти до состояния, в котором кажется, что уже и нет смысла пытаться в чем-то разобраться или что-то изменить. Если мы сдадимся и перестанем проверять информацию, зачем тогда вообще читать новости?


Мы живем в такое время, где технологии дают возможность поймать человека на вранье или ошибке и указать на это. Давайте же пользоваться этим возможностями, указывать друг другу на ошибки и принимать критику. Каждый вклад важен. Если вы хотя бы одну мамашу убедите в страшных последствиях отказа от вакцинации, получится спасти очень много жизней.

Теги:
Хабы:
Всего голосов 46: ↑34 и ↓12 +22
Просмотры 18K
Комментарии Комментарии 124