Инклюзивное образование: почему такая хорошая идея так плохо работает



    Один из главных культурных трендов последних десятков лет — это идея безусловного равенства между людьми, из которой далее вытекает необходимость борьбы с любыми проявлениями дискриминации: по расовому, половому и прочим признакам. В образовании это материализовалось в виде инклюзии: такой модели обучения, когда мы одновременно воспитываем и учим нормативно развивающихся детей и детей, имеющих произвольные нарушения и особенности развития. Например, если у вашего ребенка в классе есть один аутист и пять обладателей дефицита внимания с гиперактивностью, этот класс можно считать инклюзивным.

    Если двадцать лет назад в России инклюзивное образование находилось в статусе не вполне легального педагогического эксперимента, то сейчас оно формально принято в качестве основной модели. Это означает, что если у вашего ребенка есть особые образовательные потребности, то в принципе вы можете привести его в любой сад и любую школу, и образовательное учреждение — теоретически — обязано будет создать условия для того, чтобы ребенок смог там учиться.

    Фасад этой практики — идея, что дети имеют право расти и развиваться вместе, и мы не должны создавать отдельные резервации детей с особенностями, где они лишены общества других детей.

    А теперь посмотрим, что происходит, когда мы эту идею пытаемся реализовать.

    1. Что такое возраст


    У развития человеческого детеныша есть определенная нормативная траектория: по мере того, как он становится старше, он приобретает все новые возможности, и это происходит в более или менее определенном порядке с определенной скоростью. Мы ожидаем, что к году ребенок будет способен ходить, к трем — разговаривать простыми фразами, в пять лет с ним можно будет поиграть в простую настольную игру, а в семь он уже сможет читать записки на холодильнике. У некоторых детей этот процесс может происходить ускоренно, и они будут обгонять своих сверстников (но не обязательно всю жизнь, а скорее всего лет до семи). Другие дети развиваются неравномерно: например, думать они учатся быстрее других, а общаться и двигаться — гораздо медленнее сверстников. У третьих процесс развития является глобально замедленным — в основном это происходит при органическом повреждении нервной системы и генетических аномалиях. То есть ребенок все равно развивается, но со скоростью в 2-5 раз меньшей, чем другие. Там, где большинству детей достаточно один-два раза повторить, чтобы они поняли, этому замедленному ребенку нужно повторить четыре раза. Диагноз «умственная отсталость» в основном означает именно это: ребенок будет развиваться и будет учиться, но он будет делать это медленно и тяжело. Иногда очень медленно и очень тяжело.

    Теперь вспомним классическую задачу: из пункта А в одном и том же направлении выезжают две машины, одна со скоростью v км/ч, вторая со скоростью w км/ч. Как мы понимаем, чем больше пройдет времени, тем большее расстояние будет между этими двумя машинами. И разница между v и w определит скорость нарастания разрыва.

    Примерно так же это работает на детях. Допустим, в семье появляется ребенок с синдромом Дауна. Когда он только родился, создается впечатление, что он ничем не отличается от других младенцев — ну разве что разрез глаз специфический. Средства массовой информации рассказывают маме, что это «солнечный ребенок», и он ничем принципиально не отличается от других детей, разве что он будет добрее и задушевнее.

    Лет до трех-четырех иллюзию того, что ребенок с синдромом Дауна — это такой же ребенок, как другие дети, с горем пополам удается поддерживать, потому что в три года дети и вообще в целом довольно неловкие, плохо говорят и туго соображают. Сами дети на этом этапе чистосердечно не замечают, что среди них находятся отдельные мальчики и девочки с особенностями развития, и радостно барахтаются в общей куче. Взрослые, глядя на это, очень умиляются, как здорово, что все вместе.

    А потом начинает нарастать разница между v и w — и начинаются проблемы.

    ***

    Возраст развития ребенка — это тот возраст, когда у среднего нормативно развивающегося ребенка имеется тот набор возможностей, который мы наблюдаем по факту. Как мы уже понимаем, это может быть не одна цифра, а две-три. Например, юный математик пяти лет от роду может иметь интеллектуальное развитие на шесть лет, моторное — на четыре и эмоциональное — на три. Ребенок с умственной отсталостью в свои биологические три года может быть умственно развит на год-полтора.

    Что определяет возраст развития? Возраст развития определит структуру мотивации, сложность поведения, интеллектуальную доступность материала, который педагог предъявляет ребенку на занятиях, и те игры, в которые ребенок будет хотеть и мочь играть.

    Единицами возраста развития в действительности являются не годы или месяцы, а эпохи развития. Эпоха развития — это расстояние между соседними возрастными кризисами, во время которых в сознании ребенка происходят качественные изменения. Это, как мы понимаем, изрядное упрощение, и на самом деле изменения накапливаются постепенно, но на практике мы можем, например, достаточно правдоподобно описать «дошкольника в общем» и «младшего школьника в общем». Дошкольник — это такое существо, которое больше всего любит играть, представляя себе что-нибудь, и занято этим большую часть своего времени. А школьник — это такое существо, которое уже достаточно наигралось, чтобы ему стало интереснее познавать мир, чем катать машинки. В среднем в районе семи лет дошкольник плавно превращается в школьника, и в этот момент мы со спокойной душой отправляем ребенка на следующую образовательную ступень, не опасаясь, что он еще не наигрался и не дозрел.

    У каждой возрастной эпохи есть характерные для нее игры, которые определяются тем, что ребенок в это время постигает. Например, для дошкольного возраста характерной игрой является свободная ролевая игра, которая является средством познания отношений между людьми и функций, которые разные люди выполняют в социуме. Когда девочка играет в дочки-матери, она познает, как это — быть мамой. Потом она таким же образом познает, как быть учительницей, доктором, принцессой и супергероиней. От года к году эта игра усложняется и захватывает все более сложные виды социального взаимодействия. В три года ребенок тыкает в маму игрушечным шприцем, а в шесть он уже будет проводить многоступенчатые хирургические операции и отдавать распоряжения «медсестрам». Таким образом, большая эпоха дошкольного детства делится внутри себя на несколько малых эпох, каждая из которых имеет свою специфику.

    На каждом из возрастных этапов для ребенка актуальны игры трех ступеней. Во-первых, той, на которой он собственно находится. В эти игры ребенку интересно играть, и он может делать это сам. Если к ребенку подключится взрослый, который будет помогать ему делать то, что он сам пока не может, ребенок сможет поиграть в игры следующего этапа. Это называется «зона ближайшего развития» — то, что ребенок еще не может сам, но может с поддержкой. Такие игры считаются развивающими, потому что готовят ребенка к переходу на следующий этап развития. Например, в пять лет в настольные игры с правилами играть еще тяжеловато, потому что ребенок с трудом удерживает правила, и ему в целом интереснее в игре сюжет, чем механика. Но если взрослый будет напоминать правила и заряжать ребенка эмоциями, то вдвоем они вполне смогут поиграть, и это будет хорошая тренировка и для мышления, и для навыка самоконтроля. Наконец, если ребенок устал и не в тонусе, он будет с удовольствием играть в игры предшествующей ступени, потому что они достаточно хорошо освоены им, чтобы не утомлять, но все еще достаточно приятны, чтобы не вызывать скуки.

    Отсюда следует один важный вывод: дети разного возраста смогут интересно поиграть вместе, но при условии, что они пересекаются хотя бы на одну ступень. Например, если Васе пять лет, а Пете семь, то мама может поиграть с ними в космическое путешествие, и для Васи это будет игра на вырост (космос для него сложноватая тема, но ролевые игры он любит), а Петя будет в этой игре отдыхать душой после школьных занятий. А вот трехлетний Коля, скорее всего, будет только путаться под ногами, потому что его жизненный мир примерно ограничен квартирой, и самое интересное, что он сможет сделать с моделью космического корабля — это постучать по ней игрушечным молотком.

    ***

    Теперь, когда мы понимаем, что биологический возраст ребенка и его возраст развития — это как минимум две разные цифры, у нас должен возникнуть вопрос: а по какому возрасту мы будем выравнивать группу детей?

    По биологическому возрасту, естественно, выравнивать проще и удобнее, потому что он однозначно определяется по документам. На практике, в три года мы считаем ребенка уже пригодным для детского сада, а к восьми годам он уже совершенно точно должен оказаться в школе. Это ничего не говорит нам, естественно, о готовности конкретного ребенка к саду и школе в соответствующем возрасте. Например, если у ребенка есть умственная отсталость, и в свои восемь лет он имеет возраст развития примерно на три с половиной, то он все равно должен оказаться в школе, даже если его реальная потребность заключается в том, чтобы катать машинку.

    Предположим, мы решаем исходить из реальных потребностей детей и комплектовать их в соответствии с возрастом развития. В этом случае мы можем получить группу трехлеток, в которой пасется примерно шестилетний аутист, игра которого соответствует трем годам. И хорошо, если он вялый и пассивный; а если он начнет развивать в себе навык коммуникации с того, с чего он обычно начинает развиваться (то есть подойти к другому ребенку и толкнуть его как следует)? Довольно быстро мы получим группу очень напуганных трехлеток с очень разгневанными родителями!

    Таким образом, на практике базовой является модель, опирающаяся на биологический возраст ребенка. Не потому, что она педагогически осмысленна, а потому что она 1) менее финансово затратна, 2) поддерживает иллюзию, что особый ребенок отличается от других несущественно, 3) более безопасна для детской группы.

    2. Образовательная программа: как объять необъятное и впихнуть невпихуемое


    Предположим, что вы педагог, у вас есть какая-то программа, и вы имеете в виду чему-то по этой программе научить детей. Программа рассчитана на определенный возраст, из двадцати пяти детей большинство правда развито на этот возраст, а трое, например, имеют умственную отсталость и можно считать, что им на несколько лет меньше, чем написано в свидетельстве о рождении. Вы проводите один-два урока и понимаете, что эти три человека вообще ни разу не в контексте, и ваша программа в них не влазит.

    Например, вы учитель рисования и хотите что-нибудь объяснять про виды штриховки, цветовой спектр и перспективу, а у вас есть Вася, Петя и Коля, которые находятся на стадии рисования каракулей и на любую тему рисуют абстрактную монохромную композицию из кругов, завитков и спиралей.

    Какие у вас могут быть варианты дальнейших действий?

    Вариант 1. Вася, Петя и Коля выделяются в отдельную подгруппу. Если (рассмотрим фантастический вариант) организация готова финансировать дополнительные часы и отдельного педагога, то большая часть группы или класса отправляется на рисование к вам, а Вася, Петя и Коля идут рисовать с другим педагогом, который будет проводить адекватные для них занятия. То есть он будет рисовать с ними каракули свечкой, каракули губкой, каракули пальцем и т.п., расширяя детям представление о том, чем вообще можно рисовать и как эти все материалы друг от друга отличаются.

    Вероятнее всего, та же проблема будет возникать и с другими уроками, и тут возникнет вопрос, а зачем Вася, Петя и Коля вообще находятся в этом классе или группе, если у них все отдельно? Развивая эту идею, мы получим отдельные коррекционные классы и коррекционные школы, а встречаться дети будут в основном после уроков на игровой площадке. Но мы гуманисты и хотим, чтобы дети учились вместе, поэтому думаем дальше.

    Вариант 2. Никакого дополнительного финансирования не предвидится, но вы чувствуете некий педагогический долг. Вася, Петя и Коля сидят у вас на уроке (девать-то их некуда), скучают и рисуют каракули, а после урока вы занимаетесь с ними отдельно. Через некоторое время вы начинаете нервничать и выгорать, потому что работаете бесплатно, а Вася, Петя и Коля, несмотря на ваши усилия, продолжают рисовать каракули. Остальная часть класса тем временем поняла, что Вася, Петя и Коля на уроке невозбранно бездельничают. Некоторые дети заключают из этого, что у вас на уроке можно бездельничать, а другие дразнят Васю, Петю и Колю. Вы начинаете подозревать, что делаете что-то не то.

    Вариант 3. Вы пришли к мысли, что на уроке все должны быть заняты делом! Поднатужившись, вы написали разноуровневую программу. Теперь к каждому заданию есть облегченный вариант и супероблегченный вариант. Например, с основной частью класса вы обсуждаете архитектурные элементы и рисуете здание с колоннами, Вася и Петя старательно раскрашивают условный домик из треугольника и квадратика, а Коля подрисовывает уже готовому домику дым из трубы (то есть свои любимые каракули). Теперь вам приходится вдвое дольше готовить каждое занятие, но с этим можно смириться. Хуже то, что Васю, Петю и Колю продолжают дразнить, а они, в свою очередь, продолжают чувствовать себя дураками, и теперь у них есть наглядное подтверждение того, что их возможности ограничены. Вася, Петя и Коля огорчены и саботируют занятия, а их мамы приходят к вам ругаться. Они считают, что их дети ничем не хуже других, поэтому должны делать то же самое, что и все. Вы смутно догадываетесь, что опять где-то облажались.

    Вариант 4. Финансирования нет и не предвидится, но вы нашли волонтеров (или убедили родителей оплатить тьютора), и теперь рядом с Васей, Петей и Колей сидит по одному студенту. Вы вернулись к той программе, с которой собственно и начинали, и объясняете материал, представляя себе, что Васи, Пети и Коли в классе вообще нет. Студенты, как синхронные переводчики, шепотом пересказывают на ухо Васе, Пете и Коле ваши объяснения: им кажется, что это как-то облегчает восприятие материала. Водя руками детей по листу, студенты производят при помощи Васи, Пети и Коли образцово-показательные рисунки. Мамы Васи, Пети и Коли счастливы, что к их детям наконец нашли подход. Вася, Петя и Коля тем временем перестают рисовать по собственной инициативе даже каракули, потому что рисование начинает ассоциироваться у них с насилием над личностью. И тут вы отчаянно понимаете, что эти занятия приносят им больше вреда, чем пользы.

    Вариант 5. Пораскинув мозгами, вы приходите к выводу, что главным врагом гуманистической педагогики является ориентация на результат. Очевидно, что если мы хотим сформировать в детях какие-то навыки и передать им какие-то знания, то кто-то из них неизбежно научится лучше, а кто-то хуже, потому что дети вообще в целом отличаются друг от друга способностями, складом ума и трудолюбием. Вы запасаетесь акварельной бумагой и объявляете, что будете вести рисование по программе вальдорфской педагогики. Целый год дети рисуют в технике «мокрым по мокрому», производя живописные разводы краски, которые иногда напоминают что-то осмысленное. Вася, Петя и Коля очень счастливы, потому что наконец делают что-то, что у них получается не хуже, чем у других. Некоторые родители начинают приходить к вам с вопросом, когда вы начнете уже чему-нибудь учить. Вы что-нибудь объясняете им про душу ребенка, и как важно для эмоционального развития, чтобы учеба состояла из ярких переживаний, а не сухих упражнений. Мамы восхищаются вашими высокими педагогическими идеалами, вы чувствуете, что инклюзия наконец заработала и стараетесь не думать о том, что за год ваши подопечные не научились рисовать ничего, кроме разноцветных разводов.

    ***

    Теперь посмотрим на эту ситуацию с другой точки зрения. Допустим, вас привели на урок, и учитель рассказывает что-то про умножение. Проблема заключается в том, что вы пока еще не очень уверенно считаете до десяти и иногда забываете, что идет после шести — семь или восемь. Учитель задал вам вопрос, вы что-то наобум ответили, над вами все громко посмеялись, и учитель попросил вас остаться после уроков.

    Вы пришли к нему после уроков, и он еще раз объяснил вам про умножение. Потом спросил, поняли вы или нет. Вы, конечно, мало что поняли, но вам очень хочется домой, и вы не готовы слушать про непонятное умножение по третьему кругу. Поэтому вы уверенно говорите, что все понятно, и идете играть в футбол.

    На следующий день опять математика, и вы понимаете еще меньше, чем в прошлый раз, потому что учитель ссылается на что-то, что он говорил вчера. Вы очень радуетесь, что в этот раз он не стал вас спрашивать.

    Через неделю вы отказываетесь от попыток понять, что говорит учитель, потому что его речь усыпана отсылками к тому, что вы не понимаете. Первое время вы мирно рисуете машинки на полях тетради (потому что надо же чем-то занять сорок минут). Проблема в том, что иногда учитель про вас вспоминает и задает вам вопросы, ни на один из которых вы не можете ответить, потому что давно уже потеряли нить рассуждения. Над вами каждый раз смеются, и вы чувствуете себя униженным. Если учитель не оставляет вас в покое, то через некоторое время вы начинаете прогуливать уроки. К концу года вы смиряетесь с мыслью, что математика для вас недоступна и что ругать вас будут всегда. Вы начинаете находить в своем положении определенную прелесть. Например, вы открываете для себя, что на уроке можно не только случайно отвечать невпопад, но и нарочно говорить что-нибудь смешное. Теперь у вас есть важная социальная роль. Вы поднимаете целому классу настроение своими выходками, все восхищаются вашей смелостью (по крайней мере, вам так кажется), а еще вы можете срывать уроки гадким злым учителям, которых никто не любит. Это все очень весело, и таким образом вам удается немного отвлечься от того, что вы продолжаете чувствовать себя глупым и неуспешным.

    ***

    Это, конечно, немного утрированная картина, но она дает некоторое представление об основных закономерностях. Главная проблема, которая лежит в основе всех этих процессов — разрыв по возможностям между основной частью группы или класса и теми детьми, у которых есть особые образовательные потребности.

    Если мы ориентируемся на нормативную часть группы, то отстающие не справляются с материалом, выпадают из процесса, и у них формируется выученная беспомощность: они начинают ощущать, что любые усилия бессмысленны, потому что все равно ничего не выйдет. А если мы исходим из усредненного уровня возможностей, то части детей будет скучно, потому что слишком легко, а другой части детей будет скучно, потому что все равно слишком трудно, и в итоге занятие не будет развивающим ни для тех, ни для других.

    В некоторых случаях этот разрыв по возможностям можно преодолеть дополнительными занятиями. Например, если у ребенка есть какая-то локальная проблема с памятью или зрительно-пространственной функцией, то эту проблему можно решить занятиями с нейропсихологом, и дальше ребенок более или менее успешно догоняет группу.

    А вот если мы включаем в группу ребенка с умственной отсталостью, развитие которого является равномерно замедленным, то разрыв неизбежно будет с каждым годом нарастать, и ребенок, который вначале казался «почти таким же, как все», будет все больше отличаться от других — и по поведению, и по возможностям.

    У детей с синдромом Дауна осознание своей инаковости происходит около шести-семи лет. В это время они начинают сравнивать себя с другими и понимать, что их возможности ограничены. Занимаясь в инклюзивной группе, они наглядно видят, что рисуют хуже других, говорят хуже, двигаются менее ловко. Это мучительный момент, и очень часто дети перестают делать на занятиях даже то, что могут, потому что им проще ничего не делать, чем постоянно чувствовать свою неуспешность.

    При этом мы помним, что к восьми годам ребенок должен оказаться к школе, готов он к ней или нет. Для умственно-отсталого ребенка это означает, что нужно будет много, очень много заниматься со специалистами (логопедами, дефектологами и другими) по индивидуальной программе, чтобы хотя бы частично компенсировать замедленный темп развития. И сверх этого ему нужно будет еще отсидеть стандартную образовательную программу — независимо от того, насколько она адекватна его возможностям. Представьте себе, что вам пришлось бы учиться в двух школах одновременно — вечером в обычной, а днем — в китайской, и учатся там одни китайцы, и все преподавание идет на китайском языке. Представили? Примерно так выглядит опыт умственно-отсталого ребенка в инклюзивном образовательном учреждении.

    ***

    Собственно, что такое особые образовательные потребности? Это когда ребенка нужно учить не так же, как его сверстников, а по-другому. И речь идет не только о поправке на возраст развития. При некоторых особенностях развития весь образовательный процесс надо строить по-другому, чтобы ребенку было удобно. Например, ребенок с дефицитом внимания удерживает активное внимание в течение пяти минут. Если учитель полчаса объясняет материал урока, ребенок с дефицитом внимания слышит только первые пять минут объяснения, а остальные двадцать пять проходят мимо. Соответственно, когда у нас целый класс таких детей, мы под них можем подстроить всю структуру урока, так чтобы им не приходилось непрерывно чем-то заниматься более пяти минут. Пять минут объяснения, потом пять минут упражнений, потом еще пять минут объяснений, потом игра на пять минут, и так далее. Эффективная продолжительность урока за счет этого вырастает в несколько раз!

    Отсюда нетрудно понять, почему дети, которые учатся во вспомогательной школе, зачастую оказываются лучше обученными, чем такие же дети, которые учатся в инклюзивных классах по массовой программе. Во-первых, адаптированная программа рассчитана на возможности особого ребенка, и ее реально усвоить, а во-вторых, коррекционный педагог адекватно представляет себе возможности ребенка и требует от него столько, сколько он может, не позволяя просто пересиживать урок. Надо сказать, что и ребенку эмоционально комфортнее, когда перед ним стоят посильные для него задачи.

    Но это неинтуитивная идея, и на этапе выбора школы многим родителям особых детей кажется, что ребенок чего-то важного недополучит, если пойдет в коррекционную школу, и любой ценой нужно добиться, чтобы он учился по массовой программе. Но тут важно понимать, что не все, что учитель дает, ребенок действительно сможет взять, и отсидеть массовую программу — это не значит усвоить массовую программу.

    Реальный масштаб проблемы с обучением в школе может долго оставаться скрытым, поскольку педагоги зачастую не заинтересованы в том, чтобы адекватно оценивать неуспевающих детей. Если педагог ставит двойку, это рассматривается как свидетельство его непрофессионализма (сам виноват — не смог научить), наличие двоечника портит показатели и педагогу, и школе в целом, поэтому совсем неуспевающему ребенку могут годами натягивать тройки, а родители в это время будут пребывать в иллюзии, что все-таки кое-как ребенок учится.

    Такой формат обучения следует признать однозначно вредным: за годы, которые ребенок просидел за партой, тоскливо глядя в окно и ничего не понимая в происходящем, он мог бы многому научиться, если бы ему озаботились подобрать подходящую образовательную программу.

    ***

    В некоторых случаях «пересиживание» массовой программы становится вредным не только для особого ребенка, но и для всех остальных участников образовательного процесса. Например, если у ребенка нарушено поведение, и когда ему скучно и некомфортно, он начинает бегать и кричать. Когда на занятия приводят аутиста, и он там каждый раз кричит, то это на самом деле патовая ситуация. Выводить его из класса вроде бы неправильно: так мы дадим понять, что если не хочется учиться, можно просто закричать, и от тебя сразу отстанут. С другой стороны, если каждый урок проходит под вопли, то и учителю очень тяжело говорить, и классу очень тяжело его слушать. Есть только одна сторона, которая выигрывает в такой ситуации. Это семья особого ребенка. Она в это время может радоваться, что ребенок учится вместе со всеми и делает то же самое, что и все. (То есть он уже почти нормальный.)

    Представьте себе: у вас очень, очень высокая чувствительность к звукам, и шорох бумаги для вас — почти что пулеметная очередь. И вот вас берут за руку, ведут в класс. Там много детей, они оглушительно топают, оглушительно разговаривают, оглушительно смеются. Потом всем дают какие-то предметы, и вы слышите звуки уже совсем запредельной громкости, превышающие ваш болевой порог. Вам очень плохо, вы хотите убежать куда-нибудь. Взрослый крепко держит вас, не давая слезть со стула, и говорит вам на ухо, что это музыка, что это здорово и весело. Вам не здорово и не весело. Вы начинаете кричать от боли и беспомощности.

    Так чувствует себя аутист, когда он кричит на музыкальном занятии. Вопрос, что он выносит из этого опыта? Страх перед музыкой? Недоверие ко взрослому, который силой удерживает его в мучительной ситуации? И если ребенок смирился и перестал кричать, то победа ли это, или он просто сломался и у него больше нет сил на борьбу?

    Это все очень важные вопросы.

    ***

    На первый взгляд может показаться, что можно создать программу, которая была бы удобна для всех, если изначально учесть в ней все возможные особые потребности. Например, мы знаем, что аутистам удобнее и спокойнее, когда все представлено в виде наглядных расписаний и планов. Надо сказать, что и всем остальным удобнее, когда они есть; просто всем остальным они не настолько необходимы. Допустим, мы могли бы даже принять за стандарт структуру урока, где ничего не происходит дольше пяти минут. Это было бы удобно для детей с дефицитом внимания и умеренно бесполезно для нормативных детей. Но вот уже для детей с умственной отсталостью такой динамичный урок был бы недоступен, потому что им наоборот нужен замедленный темп, чтобы они успевали понять, что происходит.

    Программа, в которую заложено несколько уровней сложности, тоже решает не все проблемы. Если ребенок на уроке чем-то занят, это еще не значит, что он занят чем-то для себя полезным. Как мы догадываемся, программа пятого класса не является упрощенным пересказом программы шестого, и если у ребенка нет базисных знаний и навыков, то ему нужны не упрощенные объяснения того, чем занимаются все остальные, а занятия по формированию базисных знаний и навыков. Условный Коля, который еще неуверенно считает до десяти, должен сначала научиться считать до десяти. Если мы продолжаем объяснять ему на пальцах все более сложные математические концепции, но не удосуживаемся научить его как следует элементарному счету, то на выходе он получает набор очень смутных идей и ни одного реального умения.

    Надо сказать, что педагогическая уравниловка — это проблема не только инклюзивного образования, но массового образования в целом. Дети вообще отличаются друг от друга: и по темпу, и по склонностям, и по особенностям восприятия. А учим мы их в рамках одной программы совершенно одинаково! Но если относительно нормативный ребенок может кое-как адаптироваться к неудобному для него формату обучения, то особый ребенок на этом месте просто выпадает из образовательного процесса.

    И здесь обычно начинаются разговоры про индивидуальный подход. Но мы понимаем, что чем больше детей находится в одном классе, тем большим лукавством являются эти разговоры. Когда перед нами сидит за партами десять человек, то мы успеваем к каждому подойти и с каждым переговорить отдельно про то, что у него получается. А когда двадцать пять или тридцать, то мы уже не можем позволить каждому ребенку работать в своем темпе, и нам нужно, чтобы все делали более или менее одно и то же. В результате самый индивидуализированный подход ребенок получает в том случае, если он учится с теми, кто имеет аналогичные особенности, и преподавание заточено именно под эти особенности. И да, это не обязательно касается нарушений развития.

    Следуя той же логике, мы собираем одаренных детей в специализированные профильные школы, так чтобы, например, дети, склонные к математике, могли в полной мере реализовать свои таланты. Что характерно, мы не считаем, что одаренные дети подвергаются при этом дискриминации и страдают от нехватки общения с менее одаренными сверстниками. (На самом деле немножко страдают — у них формируются своеобразные коммуникативные навыки, и зачастую они с трудом могут общаться с людьми, которые не являются математиками. Это цена, которую мы платим за раннюю специализацию.)

    3. Ребята, давайте жить дружно


    А теперь о том, ради чего вообще затевалось инклюзивное образование. Не для оптимизации образовательного процесса, как мы теперь понимаем — в педагогической уравниловке никакого высокого смысла нет. Идея здесь скорее социальная: по замыслу, находясь в инклюзивной группе или классе, нормативно развивающиеся дети привыкают к мысли, что все люди разные, и это нормально, а особые дети, глядя на нормативных, подражают им и тянутся за ними. В пределе нам хочется увидеть сплоченный детский коллектив, где все между собой дружат, несмотря на ограничения и особенности.

    Так это выглядит в теории. На практике, как мы догадываемся, все несколько сложнее.

    Начнем с нормативных детей. Картина мира как набор представлений о том, что является нормальным и правильным, складывается у ребенка к пяти годам. То, что ребенок видит вокруг себя в течение первых пяти лет жизни, он принимает как данность и в дальнейшем считает эталоном мироустройства. Это означает, что если ребенок попал в инклюзивную группу до пяти лет, в его картину мира успевает встроиться идея, что люди взрослеют с разной скоростью, и если все говорят, а один мычит, то это нормально — он еще просто не дорос. И таких детей сам факт наличия рядом особых сверстников не беспокоит. (Их могут беспокоить другие вещи, но об этом ниже.)

    Совершенно другая история, если ребенка отдали в сад за год до школы, и это оказался инклюзивный сад. У такого ребенка уже есть определенные представления о том, как ведут себя его сверстники (он достаточно детей на детских площадках видел, чтобы набрать статистику), и когда он видит особого ребенка, он его уверенно и однозначно опознает как странного. Он может смириться с тем, что такие дети в группе есть, может даже симпатизировать кому-то из них, но он будет четко знать, что они — другие, его это будет беспокоить, и он будет спрашивать у взрослых, что с этими детьми не так.

    На этом месте гуманистический педагог вроде как должен продемонстрировать, что можно весело и здорово играть вместе, и никакие ограничения этому не помеха. И вот тут мы утыкаемся во вторую главную проблему инклюзивного образования: если у ребенка есть нарушения поведения, которые делают его некомфортным и небезопасным для окружающих, окружающие будут активно его не любить, и не потому что они нетолерантные, а потому, что рядом с ним действительно плохо.

    Основным параметром, который определяет успешность включения особого ребенка в группу, является даже не уровень его развития (хотя это очень важно), а то, насколько с ним приятно иметь дело. Безречевого, умственно-отсталого, но улыбчивого и дружелюбного ребенка примут в компанию с большей готовностью, чем ребенка с легкими аутистическими особенностями, который дерется и разрушает чужую игру. Первого будут дружно нянчить как общего «младшего братика», а второго будут воспринимать не как члена коллектива, а как природный катаклизм.

    Представьте себе, что вы работаете в офисе, и все сидят себе спокойно за экранами и занимаются своим делом, а один парень время от времени подбегает к вам и ударяет вас папкой с документами по голове. «Не волнуйтесь, — говорит вам шеф. — Просто он аутист. Он так показывает, что хочет с вами пообщаться». Как вы думаете, станете ли вы после этого симпатизировать аутистам и переживать за их права? И захотите ли вы продолжать работать в этом офисе?

    Дети в инклюзивной группе зачастую оказываются примерно в таком же положении — только с поправкой на то, что вы можете уволиться, а они не могут по собственному желанию перестать ходить в сад или школу. И в этом случае опыт общения с особыми сверстниками оказывает обратный эффект: ребенок делает вывод, что это очень плохие, опасные люди, от которых надо держаться подальше.

    То есть да, с одной стороны у особого ребенка есть право на то, чтобы общаться со сверстниками. Но у сверстников, с другой стороны, есть право на безопасность. И если мы нарушаем их право на безопасность ради социализации особого ребенка, то мы определенно делаем что-то не то.

    По меньшей мере, если в группу вводится тяжело нарушенный, возбудимый ребенок, который склонен к физической агрессии, то к этому ребенку должен быть приставлен тьютор, который будет, кроме прочего, заниматься обеспечением безопасности. Если даже при помощи тьютора наладить безопасное взаимодействие между особым ребенком и всеми остальными не получается, мы должны задаться вопросом, насколько ребенку вообще нужна группа на этом этапе его развития. Может быть, ему сначала надо потренироваться на педагоге и научиться играть вдвоем с педагогом. Если основной смысл пребывания ребенка в группе заключается в его социализации, но группа не хочет общаться с ребенком, потому что она его боится, то смысл теряется. Позитивной социализации не происходит, а опыт «меня все ненавидят» — это сомнительной полезности опыт, который скорее отдалит от людей, чем наоборот.

    ***

    Что касается подражания: да, это действительно работает. Иногда это просто очень хорошо работает. Приходит в сад особый ребенок, оглядывается вокруг и видит, что все сами одеваются. Бац, и тоже начинает сам одеваться. По крайней мере, делает попытки одеться сам. У нас голова так устроена, что мы очень легко учимся по подражанию. При условии, естественно, что мы готовы к тому, чтобы научиться.

    Например, у ребенка должен быть достаточно высокий уровень активности, чтобы он захотел одеться сам. Если он совсем вялый и истощаемый, ему банально драйва не хватит, чтобы самому штаны натянуть. А еще у ребенка может быть выученная беспомощность и приставленная к нему няня. Зачем самому одеваться, если няня оденет?

    Приставленный к ребенку взрослый, который делает все за ребенка, не делая попыток научить ребенка делать все то же самое самостоятельно, сводит эффект от наглядного примера сверстников примерно к нулю. Это означает, что качество подготовки тьюторов имеет очень большую роль! Если возможности ребенка совсем низкие, и он может находиться в учреждении только в сопровождении взрослого, то от поведения этого взрослого непосредственно зависит, научится ребенок чему-то новому или нет.

    Взрослому в большинстве случаев проще и быстрее сделать все самому. Одеть ребенка самому, нарисовать рисунок его рукой, взять его руки в свои и сделать все упражнения его руками. Со стороны кажется, что это ребенку помогают делать то же самое, что делают другие. На самом деле ребенок превращается в тряпичную куклу: он отрешается от своего тела, и пусть себе взрослые делают с ним, что хотят. Но его самого в этом нет. Лучше, намного лучше, если ребенок сделает в три раза меньше, в два раза медленнее, но сам, потому что только тогда он действительно учится.

    ***

    Есть и еще один нюанс. Когда мы думаем о том, что ребенок будет учиться у своих сверстников, мы бессознательно верим в то, что ребенок будет учиться у них лучшему. (Хотя бы за партой спокойно сидеть!) На деле ребенок учится тому, что ему больше понравилось, а больше всего нравится то, что эмоционально заряжено. Поэтому в числе первого дети обмениваются между собой ругательными словами и их эквивалентами. Вот, допустим, в группе четыре умственно-отсталых ребенка. В начале года один из них рычал, к концу года рычат все четверо — им понравилось.

    Иногда родители боятся, что их нормативный ребенок наберется чего-нибудь не того у особых и тоже начнет себя неадекватно вести. Этого обычно не происходит, и по очень простой причине: дети хорошо знают, кто в группе «маленький еще», а вести себя «как маленький» — стыдно. Если посреди занятия умственно-отсталый ребенок заскучал и полез под парту, то смеяться будут все, но под парту никто больше не полезет. «Вести себя как Вася» — это значит как маленький, как дурачок. (Вопрос, а насколько Васе полезно, что его имя используют как ругательное слово?)

    ***

    Когда взрослые представляют себе идеальный детский коллектив, то в их представлении там все дружат между собой.

    Вы, например, поддерживаете дружеские отношения со всеми, кто с вами работает? Вряд ли. И дети так не делают. Они точно так же выбирают себе тех, кто им чем-то близок, и общаются с ними. С остальными у них могут быть приятельские отношения, или ровные, или — иногда — открытая неприязнь. (И это совершенно нормально — не любить человека, который постоянно делает гадости!)

    А теперь вспоминаем про эпохи развития. Если детей разделяет больше одной эпохи, им становится очень сложно найти игру, в которую им обоим захотелось бы играть. Они все равно могут хорошо друг к другу относиться! Если это особый ребенок и его нормативный сверстник, то нормативный ребенок может опекать особого, нянчить его, как младшего брата или сестру, защищать от обидчиков, командовать им или чему-то учить, но это не будут равноправные отношения двух друзей. Это будут отношения старшего и младшего.

    Старший товарищ — это здорово, но нам хочется иметь друзей, которые на одной волне с нами. И если в группе есть три-четыре умственно-отсталых ребенка, то они быстро понимают, что им всем нравится одно и то же. Не потому, что они какие-то принципиально другие люди, а потому что они находятся на одном и том же этапе развития. У них образуется клуб. Они предпочитают играть друг с другом, а не со всеми остальными. Они еще не знают слова «отсталый», они не знают, что у них какой-то синдром, они просто чувствуют, что им здорово вместе, и у них есть общая игра, которая им всем одинаково нравится.

    Такой клуб может объединять детей с разными диагнозами. Дети с синдромом Дауна часто выбирают себе в друзья аутичных детей. Иногда они лучше всех справляются с социализацией аутичного ребенка. Там, где взрослый безуспешно пытается убедить аутиста зайти в группу, его друг, который и говорить-то еще не умеет, просто возьмет его за руку, улыбнется и поведет за собой — и это сработает.

    Да, инклюзивная группа работает как место, где особый ребенок сможет найти себе друзей. Но его лучшими друзьями станут другие особые дети, которые так же сильно непохожи на всех остальных.

    ***

    В общении особого ребенка с нормативно развивающимися сверстниками обычно больше заинтересован не сам ребенок, а его родители. Ребенок иногда еще и до игры рядом не дозрел, ему еще не очень интересны другие люди, и он едва замечает, что вокруг носятся какие-то еще существа. А мама переживает: вдруг он всегда будет изгоем, вдруг с ним никто не захочет общаться? Она думает: главное чтобы была группа. Тогда будет социализация, тогда ребенок будет подражать другим, тогда он станет похож на обычного и в итоге у него все будет в порядке, и он будет как все.

    Надо сказать, что даже в самом благоприятном варианте это работает не совсем так. А самое главное, что если ребенок физически находится среди других детей, это еще не значит, что он социализируется. Помните, если ребенок сидит в классе, это еще не значит, что он усвоил материал урока? С общением примерно та же история.

    Во-первых, нужно время. Детский коллектив — это дети, которые проводят много времени вместе. Они вместе учатся, вместе отдыхают, вместе едят, вместе отмечают праздники. У них есть общая жизнь, со временем накапливается много общих воспоминаний, и на основе этого они ощущают себя коллективом. В этом коллективе могут быть терки, клубы по интересам и отщепенцы, но он все равно ощущает себя как одно большое «мы».

    Теперь представим себе, что в эту группу водят «на социализацию» аутичного ребенка — скажем, раз в неделю на пару часов. Это вполне реальная, кстати, ситуация. Ну, у ребенка сложное расписание, то лошадки, то АВА-терапевт, то еще что-нибудь, и есть ничем не занятые два часа. Семья решает: надо эти два часа посвятить социализации! И дитя ходит на два часа в детский сад социализироваться. В смысле, побарахтаться в куче детей, как на детской площадке. Взрослым кажется, что в это время ребенок общается. А что происходит на самом деле?

    Коллектив сидит и мирно занимается своими делами. В одном углу в конструктор играют, в другом — в дочки-матери, в третьем раскрашивают раскраски. Приходит какой-то парень, мычит и бегает кругами. Дети спрашивают: это вообще кто? Педагоги отвечают: это Вася, он пришел к нам в гости! Дети понимающе кивают головами (они и не такое видали), принимают гостя как погодное явление и продолжают заниматься своими делами. Вася два часа носится по группе, иногда интересуясь какими-нибудь предметами (людьми он пока не интересуется). В хорошем, благоприятном варианте Васей интересуется какой-нибудь особый ребенок, распознав в нем родственную душу, и тогда они носятся вдвоем. Если не повезло, Вася носится сам. Формально он в группе. Кругом дети. Но Вася не хочет этих детей, они не хотят его, и ничто их не объединяет, кроме этих двух часов в неделю. Дети запоминают, что в пятницу к ним приходит носиться Вася, но даже через год такой «социализации» он не станет частью коллектива. Потому что он не свой. Он пришлый.

    Отсюда вытекает собственно второй пункт: ребенку нужно дозреть до потребности общаться с другими детьми. Как и все остальное, эта штука развивается у ребенка постепенно, проходя разные этапы. Сначала ему больше всего интересны игрушки, а детей он толком и не замечает. Потом начинает замечать — то есть иногда поднимает голову, видит детей и смотрит, что это они делают. Еще немного погодя ребенку становится интересно играть рядом. Я строю башню, а какой-то мальчик рядом со мной катает машинку, о как! Потом можно уже и в общие игрушки поиграть. В смысле, вот куча конструктора, я строю свою башню, ты строишь свою башню, и мы смотрим на башни друг друга. Только после этого начинается что-то похожее на совместную игру.

    И вот, допустим, приходит в группу ребенок. Биологически ему, скажем, пять лет, а развитие на два года. То есть до игры рядом он уже дозрел, а до игры вместе — еще нет. Он приходит в группу, сидит себе в углу и катает там машинку. Мы можем очень сильно хотеть, чтобы он играл с другими, но если он еще не готов играть с другими, а готов на них только поглядывать, то он будет поглядывать, и да, это будет его социализацией.

    Третий момент: коллектив — это не однородная структура, где все являются равноправными членами. Он устроен сложнее. В коллективе есть роли и не все они одинаково полезны для тех, кому они достались. Например, можно быть лидером, или задирой, или шутом, или объектом травли, или дипломатом, или малышом.

    Роль, которую мы принимаем, определяется тем, как именно мы выделяемся (можем выделяться, хотим выделяться, вынуждены выделяться) на фоне этой конкретной группы. В разных группах у нас могут быть разные роли. Например, одаренная девочка в обычной школе может иметь роль «мегамозг», а если мы ее же поместим в специализированную школу, то она внезапно может оказаться в роли «прелесть какой дурочки» с целой кучей ухажеров. Важен контекст.

    Особый ребенок в инклюзивной группе выделяется в первую очередь тем, что он может меньше, чем другие. Поэтому спектр доступных ему ролей небольшой, и в основном это роли слабые и малополезные. Например, можно быть всеобщим младшим братиком. Это значит: можно долго оставаться незрелым и неумелым, потому что «старшие» если что все сделают за тебя. И нужно вести себя как малыш, а то сочтут за взрослого и перестанут заботиться. (Это, кстати, характерная позиция для младшего ребенка в многодетных семьях.)

    Можно быть шутом и нарочно делать всякие глупости, чтобы другие смеялись. Эту роль принимают на себя дети, у которых ничего не получается, и они уже не верят, что смогут хорошо делать хоть что-нибудь. Дурачиться и хулиганить — это фактически единственный доступный им способ самоутверждения. Если мы ставим перед упрямым, характерным ребенком одну непосильную задачу за другой, он почти неизбежно оказывается в этой роли.

    Если у ребенка не сложились отношения с группой (он возбудимый, агрессивный, и у него очень слабые коммуникативные навыки), он может оказаться в роли «против всех». Группе очень удобно и здорово, когда у нее есть враг, потому что наличие врага сплачивает и делает жизнь увлекательной и остросюжетной. А вот ребенку, который оказался в этой роли, совершенно не полезно ощущать себя злодеем, которого все ненавидят!

    Те же самые дети могут оказаться совсем на других ролях в коллективе тех, кто не отличается от них по возможностям. Мальчик, который среди нормативных сверстников был в роли шута и хулигана, в коррекционной группе может оказаться «мегамозгом», который сделает и свое задание, и своей менее сообразительной соседки по парте. Всеобщая младшая сестричка превращается в лидера — харизмы у нее предостаточно. И так далее.

    В общем, мы догадываемся, что во взрослой жизни умственно-отсталой девочке все равно придется находиться под опекой других людей. Какой опыт ей нужнее: с самого начала привыкнуть быть слабой и опираться на чужую помощь — или насладиться чувством успешности и дружбой со сверстниками, похожими на нее саму?

    На этот вопрос нет однозначного ответа.

    ***

    Важный параметр группы — это ее свободный ресурс. Сколько-то энергии (сил, времени, материальных вложений) нам нужно на поддержание своего функционирования, и еще сколько-то у нас остается. Коллектив типа «семья» использует этот излишек, в частности, на воспитание детей. Маленький ребенок сам еще почти ничего полезного в жизнь семьи не привносит, но у взрослых людей достаточно ресурса, чтобы обеспечивать и свое функционирование, и функционирование ребенка. Более того, им даже приятно, что они о ком-то заботятся.

    Инклюзивная группа функционирует в той же логике. Коллектив здоровых, благополучных детей достаточно избыточен, чтобы поддерживать одного или нескольких особых ребят: помогать им там, где они не могут справиться сами, где-то водить их за руку, где-то защищать от обидчиков.

    Применительно к семье мы понимаем, что возможности взрослых не безграничны — и не одинаковы. Одна мама лихо справляется с четырьмя детьми, другой только-только хватает сил на единственного ребенка. У детской группы тоже есть такие пределы прочности, и они работают примерно так же, как у взрослых. Бодрые, жизнерадостные дети имеют гораздо больше свободного ресурса, чем эмоционально неблагополучные, которые, скажем, еще и развод родителей переживают. Пока мы остаемся в рамках возможностей группы, группа нормально функционирует и может регулировать поведение особых детей. В частности, это работает за счет общих правил. Если во время урока все сидят за партой, и только один Вася вскакивает и кричит, то он понимает (ему можно объяснить), что он делает что-то неправильное. Но если мы вводим в группу слишком много особых детей, то группа рассыпается и дезорганизуется. Пять вскакивающих и кричащих ребят уже ставят под вопрос значимость правил, а педагог, который не может справиться с ситуацией, теряет позицию безусловного лидера, потому что группа видит его беспомощность. Нам хотелось бы, чтобы педагог был сверхчеловеком, который может разрулить любую ситуацию, но педагог не является сверхчеловеком, и он не может по своему волению отменить законы групповой динамики. Если мы комплектуем группу без учета ее пределов прочности, то на выходе мы неизбежно получим дезорганизованный и неблагополучный коллектив, в котором плохо всем, включая взаимодействующего с этим коллективом педагога.

    Это характерная проблема для учреждений, которые специализируются на включении особых детей — и поэтому туда приходит много особых детей.

    Обратную проблему мы видим в садах и школах, где никогда не занимались коррекционной педагогикой, а потом вдруг настала всеобщая инклюзия. В школу приводят аутичного ребенка, и педагогам говорят: вы должны создать условия. Педагоги и рады бы создать условия, но они ничего не понимают в аутистах, а организовать тотальное обучение педагогов коррекционной педагогике мы как-то не догадались. Там, где коррекционный педагог увидел бы известные и понятные закономерности, обычный школьный учитель или воспитатель в саду видит стихийное бедствие, и он справляется с этим стихийным бедствием, как умеет. Например, это может приводить к тому, что аутичного ребенка просто целый день водят за руку, чтобы он ничего не разнес и никого не побил. Или он тихонько сидит в углу и не участвует в общих занятиях, потому что когда его просят что-то сделать вместе со всеми, он кричит, и воспитатель не знает, как с этим взаимодействовать. Формально ребенок находится «вместе со всеми», но можем ли мы назвать это социализацией?

    4. Когда я вырасту, я стану...


    Если особый ребенок учится в коррекционной школе, и ему там вместе с учебной программой дают какую-то трудовую специальность, то дальше его можно трудоустраивать по этой специальности, и кое-как на кусок хлеба с маслом он себе заработает.

    Если ребенок учится в массовой школе, то к концу школы начинает вставать вопрос профориентации. С нормативными детьми мы в общем понимаем, что они будут в разной степени успешны в разных видах деятельности, и их индивидуальную специфику надо иметь в виду. Как минимум мы понимаем, что если по работе надо будет много общаться, то хорошо бы, чтобы ребенок любил общаться и умел это делать.

    В случае особого ребенка здравый смысл иногда отказывает и включается программа «мой ребенок не хуже других и может то же самое, что и все». Результатом этого становится то, что дети с интеллектуальным дефектом отправляются получать высшее образование.

    Тут надо сразу оговориться, что наличие особых образовательных потребностей само по себе не является ограничением к получению высшего образования. Но мы должны соотносить характер нарушений с теми требованиями, которые работа предъявляет к работнику. Понятно, что если человек является пользователем инвалидной коляски, то это ему никак не мешает программировать, а ограничением к учебе на программиста будет только отсутствие пандусов и возможности учиться удаленно.

    Ситуация с аутистами чуть более сложная. Мы видим, что ребенок мог бы очень здорово программировать, но очевидно, что общаться в трудовом коллективе ему будет сложно. Как в идеале должен был бы выглядеть его дальнейший образовательный маршрут? Мы должны были бы дать ему высшее профессиональное образование, дополненное интенсивными адаптированными тренингами делового общения. Мы понимаем, что большую часть времени он будет сидеть за экраном и писать код, но иногда ему все-таки надо будет разговаривать с людьми, и желательно, чтобы он не боялся этого делать и не был слишком дискомфортен для тех, с кем общается.

    Теперь рассмотрим ситуацию человека с церебральным параличом, имеющего интеллектуальный дефект. Предположим, он кое-как окончил массовую школу и решил (или мама решила), что дальше ему надо выучиться на психолога. (Это, кстати, тоже вполне реальная ситуация.)

    Вот здесь начинаются проблемы. Во-первых, психолог работает языком, и если он плохо говорит, ему будет сложно реализоваться в профессии. Во-вторых, психолог работает мозгом, и если он вдобавок туго соображает, то реализоваться в профессии для него становится практически невозможно. Вопрос: зачем тратить пять лет на получение специальности, по которой человек не сможет работать? (Ответ: чтобы можно было гордиться ребенком, который все превозмог и, несмотря на диагноз, получил высшее образование!)

    А теперь вспоминаем еще раз про возраст развития. Биологически нашему абитуриенту может быть восемнадцать лет, но если его эмоциональный возраст — семь-восемь, то он ведет себя как маленький ребенок, и взаимодействовать с ним приходится соответственно. Психологический факультет, восприняв в себя достаточное количество таких больших детей, через некоторое время начинает приобретать отчетливое сходство с детским садом: устраивать выставки пластилиновых поделок, проводить новогодние утренники и исповедовать олимпийский принцип «главное — участие», то есть засчитывать любые отчетные работы, независимо от их качества, «потому что Машенька очень старалась».

    Что происходит? Во-первых, мы зря тратим пять лет Машиной жизни и лишаем ее возможности получить специальность, по которой она правда смогла бы работать и быть полезным членом общества. Вместо этого Маша получит воображаемую специальность, которая будет выражаться в основном в дипломе. Во-вторых, если, не дай бог, Машеньку куда-нибудь трудоустроят по специальности, какие-то люди вместо нужного им специалиста получат маленькую девочку, понарошку играющую в квалифицированного работника.

    Заключение


    Что мы можем сказать в итоге об инклюзивном образовании?

    Во-первых, оно совершенно определенно полезно не всем и не в любой ситуации. Только в том случае, если образовательная программа находится хотя бы в зоне ближайшего развития ребенка (то есть он может усвоить ее с дополнительной помощью), присутствие особого ребенка на общих занятиях имеет какой-то педагогический смысл. В противном случае мы впустую тратим то время, которое можно было бы посвятить эффективной коррекционной работе, и наносим ребенку вред, отбивая у него желание учиться.

    Во-вторых, качественная инклюзия, которая работает, стоит дорого. Нужно делать небольшие классы, позволяющие реализовать индивидуальный подход, нужно массово обучать педагогов дефектологии, нужно проводить подготовку тьюторов, нужно оборудовать каждое учреждение большим ассортиментом пособий, так чтобы оно могло подстроиться к любым особенностям учащихся. Чтобы обеспечить выравнивание групп по возрасту развития, нам придется законодательно предусмотреть продление детства на существенно более длительный срок, чем сейчас. Все это требует финансирования и в конечном итоге будет более обременительным для бюджета, чем поддержание системы коррекционных образовательных учреждений.

    Признавая равное право детей на получение образования, мы не можем сказать, что именно инклюзивное образование должно быть основной и предпочтительной формой реализации этого права. Скорее, мы должны говорить о том, что каждый ребенок имеет право на получение образования в той форме, которая будет наиболее адекватна его возможностям и сможет наиболее полно раскрыть его потенциал. Для некоторых детей это будет инклюзивный класс. Для других — профильная школа. Для третьих — коррекционная.

    Признавая право детей на общение со сверстниками, мы должны также учитывать право детей на безопасность. Мы должны понимать, что нарушаем это право, если вводим в группу агрессивного ребенка с тяжелой патологией, и мы должны понимать, что опыт общения с таким ребенком не только не способствует развитию толерантности, но производит обратный эффект — учит бояться и ненавидеть особых людей.

    Каким бы ценным и полезным с гуманистической точки зрения ни был опыт общения с особым сверстником, образовательный процесс не должен приноситься в жертву этому опыту. Чтобы иметь представление о том, насколько люди бывают разные, необязательно ежедневно сидеть с ними за одной партой: мы могли бы просто поставить обычную массовую школу рядом с коррекционной и организовать между ними общую игровую площадку — и это работало бы не хуже.

    Мы не можем сказать, с другой стороны, что инклюзивное образование является абсолютно неудачной моделью. Оно вносит определенный вклад в развитие гуманистического общества, и некоторым детям оно открывает возможности развития, которые были бы недоступны им в специальном учреждении. Но универсальность этой модели следует считать сильно переоцененной.
    AdBlock похитил этот баннер, но баннеры не зубы — отрастут

    Подробнее
    Реклама

    Комментарии 272

      +15
      С вашими аргументами практически невозможно спорить, все что вы пишете выглядит крайне логичным. Возникает вопрос о чем вообще думают защитники инклюзивного образования? Если предположить, что они тоже специалисты, которые знают про разницу физического и эмоционального возраста, то у них должны быть аргументы не менее стройные и сильные. Не знаю что там, может быть что-то вроде «вот у нас исследование, что аутисты в среднем учатся лучше». Или может быть там какие-то соображения качественного характера.

        +30
        Здесь два момента.

        Первый момент — экономический. Хорошая инклюзия стоит очень дорого (дороже, чем традиционный формат), а плохая инклюзия стоит дешево, потому что позволяет круто сэкономить на коррекционных педагогах, маленьких классах, специальном оборудовании и тому подобных вещах.

        Второй момент — политический. Как только мы делаем инклюзивное образование, мы можем говорить, что у нас круто поднялась толерантность и что мы продвигаем гуманистические ценности.

        Собственно, частным порядком я полагаю, что второе работает в основном для прикрытия первого.
          +2
          Мне тут подумалось, что это похоже на феномен, который именуют карго-культом. В чистом виде это когда туземцы строят «аэродромы» и «маршируют» по ним, призывая железную птицу с ништяками. А у программистов это когда вместо использования эффективных инструментов получается имитация их применения. Причины аналогичные — политика (Вася хочет попробовать новую технологию) или отсутствие компетенций, необходимых для эффективного использования инструмента.
            +1
            Детьми надо заниматься рано и не только когда в 2 ступеньки разрыв. Видел в США хорошую инклюзию в дошкольном варианте. 50/50 детей, 4 ребенка на педагога. Дети взаимодействовали гораздо более активно, чем наблюдалось через 6 лет в начальной школе. (А уж в офисе, когда каждый тырится в свой монитор и лишь о чем-то перекинится на перекуре...)
            Да, у некоторых разрыв был, может, в пол-ступеньки. На такое у нас отмахиваются «та перерастёт. Вот у знакомых четыре года молчал, а потом...»
            Там детей очень хорошо выравнивали и потом многие шли в обычную начальную школу. Они отлично интегрировались в нормальной школе с небольшой доп. помощью психолога, логопеда, и др. терапевтов.

            Дети, которым не помогали на раннем этапе, потом в школе только увеличивали свой отрыв от сверстников. Дальше — поздно поставленый диагноз и намного больше сложностей в корректировке и всей последующей жизни.

            Вобщем, делать дорого и хорошо — даже тупо по деньгам потом обходится дешевле.
              +2
              Можно ли считать толерантностью, закрытые глаза взрослых на сорванные уроки ходящими и кричащими по классу одними или на насмешки и травлю других?
                +4

                <sarcasm>Насколько я понимаю современную терминологию, то сорванные уроки (которые срывает кто-то из защищаемых меньшинств) — это очень даже толерантно. А вот травля — нет (если только защищаемое меньшинство не умудряется травить весь класс, тогда это норм).</sarcasm>

                • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
              +2
              Если предположить, что они тоже специалисты
              … по маркетингу. Ведь влить в уши родителя «мы тут спецы, и вот ваш ребенок будет со всеми учится, типа он будет „как все“, а не „особенный“ можно. И родитель поведется… ну а потом будет поздно уже.
                0
                Странно… родители обычных детей считают свое чадо (и внушают ему это) что он «не такой как все», а родители «особенных» хотят чтоб был «как все».
                  +2
                  Вы для разных понятий использовали одну и ту же расхожую формулировку. Переформулируйте в более точной и менее политкорректной форме и все станет понятнее:
                  Родители детей без отклонений в развитии надеются, что их чадо умнее и талантливее остальных (и сможет добиться большего успеха в жизни).
                  Родители детей с отклонениями в развитии хотят, чтобы их ребенок были не хуже остальных (и смог бы добиться хоть какого-то успеха в жизни).
                    0
                    Вы для разных понятий использовали одну и ту же расхожую формулировку
                    Именно так. Мой комментарий был саркастическим продолжением комментария ProFfeSsoRr:
                    Если предположить, что они тоже специалисты… по маркетингу [...] И родитель поведется… ну а потом будет поздно уже
                –3
                Инклюзия полезна как детям с какими-либо нарушениями, так и обычным детям. У первых благодаря постоянному контакту с нормальными детьми лучше развивается интеллект и особенно социальные навыки. Конечно, это не сделает их прям нормальными людьми, но значительно повышает их шансы найти себе место в обществе после выпуска. У вторых сильнее развивается способность к сочувствию и нейтральному восприятию людей с особенностями.

                Но, конечно, под это нужно модифицировать учебную программу и даже переделывать устройство школ. А всё это у нас во многом до сих пор находится на уровне дремучего совка.
                  +10
                  А какой будет результат во взрослой жизни?

                  Наверное, с глухотой/плохим зрением/двигательными нарушениеми/… можно найти работу, если есть какой-то другой талант — программист/дизайнер/СММщик/…

                  Но с умственными проблемами не очень понятно, где найти работу (кроме как специально из жалости придуманную).

                  У меня есть знакомый с умственной отсталостью (30 лет), он очень старается быть нормальным, даже в альпклуб ходил несколько лет (там мы и познакомились). Но он все равно не полностью самостоятельный — такое чувство, что у него в голове есть ограниченный набор ситуаций, и для каждой шаблон. Если ситуации в наборе нет — тупняк. Лазал на скалодроме он неплохо, но с малейшей нестандартностью справлялся плохо. Однажды по настоянию очень-доброй-за-чужой-счет барышни его взяли в горы. 2 недели он сидел в домике на 2000м, потом его взяли на несколько дней в лагерь на 3000м, по дороге оказалось, что он вчера обгорел и не догадался никому сказать. Теперь у него температура, и он не может дальше идти с рюкзаком. Кое-как дотащили его и рюкзак наверх. Ночью намечался сильный ветер, все свои палатки прижали камнями. Не отследили качество его работы, и его палатку закрутило и понесло вместе с ним, в итоге кое-как его спасли.

                  В целом он молодец, даже несколько месяцев где-то работал (мама как-то устроила). Гнул трубы для металлических стульев, пока не уволили. И я понимаю работодателя — с ним постоянно нужно нянчиться, и сил на это уходит почти так же, как если делать самому.

                  Собственно, встает вопрос — а сколько есть успешных и неуспешных примеров работы для людей с разнообразной умственной отсталостью? Кроме специально созданных? И если успешных исключительно мало (а я предполагаю, что так), то что именно даст сыр-бор с инклюзивностью образования, если бОльшая часть таких людей после школы будет сидеть дома на пособии?
                    +2
                    Но с умственными проблемами не очень понятно, где найти работу (кроме как специально из жалости придуманную).
                    Если это не совсем крайние степени нарушений, то многие простые механические навыки вполне ими осваиваются — дворник, грузчик, газонокосильщик, упаковщик на конвеере и т.п.
                    Если нарушения настолько сильные, что даже такие навыки не получается освоить, там наверное уже нет смысла говорить о инклюзивности и адаптации — без опекуна / интерната такому человеку просто не выжить.
                      +5
                      когда то давно смотрел я как то кино про одного газонокосильщика… ему еще там в виртуальной реальности ученый мозги вправить решил. нет, ребята! не надо этого! плохо кончилось.
                      а если серьезно, то это инклюзивное образование — по сути попытка за счет нормальных детей, в их среде, за счет их сил, времени, средств их родителей, etc. попытаться подтянуть полиже к их уровню детей с нарушениями.
                      прекраснодушно отметая при этом напрочь тот фактор, что для среды детей естественно начинать чмырить тех из них, кто выбивается из золотой середины.
                      то есть виноваты, позволю себе ярлык навесить, недопсихолухи в количестве.
                        0
                        У насдва дцп-шника работали, с небольшим индексом нарушений.
                        один ушёл через год, из-за сожностей с физическим взаимодействием с вещами.
                        второй держится, но с ним уже даже не спорят, просто беЗполезно. По возможности стараются его не загружать как-то иначе, к чему он привык. Инвче неободимо писать развёрнутый план ействий. Проблема что у него память одноразовой записи. Один раз сделал неправильно — не переучить. А ещё, у него есть любимое оправдание: мне так удобней было.
                          0
                          А если не секрет, по какой причине второй еще не уволен?
                          Не создает совсем уж больших проблем?
                          Слишком большая сложность уволить инвалида?
                          Жалость а проблемы… ну терпимо?

                            0
                            Наличие подобных работников позволяет проще договариваться с контролирующими органами по поводу мелких нарушений.
                            Его должность достаточно монотонная и особо желающих нет, и по сравнению с другими, кто работал, не так уж и много проблем, особенно когда приноровились.

                            К нам на работу приходили такие личности устраиваться, по сравнению с которыми он — абсолютно нормальный.
                        +1
                        Ну у этих растройств же спектр огромный, не только умственная осталость. Ибо с нарушениями — не обязательно тупой (но тогда скорее всего с серьезными проблемами с социальностью), и не обязательно не социализуемый (ну тогда мягко скажем не умный), и не обязательно агрессивный.
                          +1
                          Там не обязательно умственная отсталось.
                          Лучше поставьте вопрос — а как помогали вашему знакомому в раннем детстве? Небось, ждали, что «перерастёт»?
                          Вот с таким как у вас подходом — потом и сидят люди с инвалидностью всю жизнь на пособии.
                          Вы рассуждаете примитивно бинарно: либо есть, либо нет. Замечаете лишь то, что бросается в глаза, потому и считаете, что лучше махнуть на таких людей рукой. С тем же аутизмом уже отказались от отдельных «синдромов» и называют все одним спектром. И чем раньше таким детям поможешь, тем больше шансов что потом они будут платить налоги на ваше пособие ( всяко в жизни бывает ), а не наоборот.
                          +4
                          Инклюзия полезна как детям с какими-либо нарушениями, так и обычным детям. У первых благодаря постоянному контакту с нормальными детьми лучше развивается интеллект и особенно социальные навыки. Конечно, это не сделает их прям нормальными людьми, но значительно повышает их шансы найти себе место в обществе после выпуска. У вторых сильнее развивается способность к сочувствию и нейтральному восприятию людей с особенностями.


                          А этому есть какие-то доказательства, или это просто вам так кажется?
                            +2
                            Стандартная практика на Западе.
                            Думаете им всем «кажется»?
                              0

                              На всем "западе" повсеместно или только в каких-то образцово-показательных школах?

                                0
                                Насколько я знаю по США — везде, со стандартными вариациями от штата к штату.
                                0
                                При чем тут практика? Практика обусловлена множеством различных факторов. Меня интересуют доказательства ваших тезисов:

                                У первых благодаря постоянному контакту с нормальными детьми лучше развивается интеллект и особенно социальные навыки.

                                У вторых сильнее развивается способность к сочувствию и нейтральному восприятию людей с особенностями.
                                  +1
                                  Читайте внимательно свой комент выше.
                                  Вы же написали «кажется».
                                  Я вам напомнил, что кажется не только ему. А там, где не «кажется» — дети как правило становятся изгоями общества.

                                  А начет своего утверждения, что эта практика «обусловлена множеством различных факторов» можете привести конкретные источники на это «множество факторов»? Помимо собственных спекуляций, разумеется.
                                    –1
                                    А там, где не «кажется» — дети как правило становятся изгоями общества

                                    Местные снобы против этого ничего не имеют :-)
                                  0
                                  Думаю на западе это обусловлено другими мотивами.
                                +3
                                Инклюзия полезна как детям с какими-либо нарушениями, так и обычным детям.


                                В скольких случаях из 100 дети начнут дружить, а в скольких издеваться над слабым?
                                • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
                                    +1
                                    Как зависит? Будет ли зависеть, если сделать размер класса равным 2?
                                    • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
                                        0
                                        Как зависит?

                                        Ровно так же, как атмосфера в рабочем коллективе зависит от начальства.
                                • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
                                  –47
                                  Статья от перепуганной мамаши «слышал звон да не знаю где он».

                                  Все эти страхи, и проблемы, «ой, он толкнет ребенка», «ой, будет мешать другим детям», «ой, он не успевает за другими деться» как раз инклюзия и должна решать.
                                  Все это решаеться и должно решаться как раз инклюзией. Для этого есть адаптация программы, дополнительные люди, которые вовлечены в инклюзию: помощниками учителей, ассистентами, психологами, терапевтами.

                                  И плиз, не называйте детей «аутистами». Они дети с синдромом аутизма. Вы ведь не называете инвалидов на коляске «безногими»?

                                  Я понимаю что было бы ужасно удобно что бы дети инвалиды жили хорошо, но вот только не здесь и что бы их не было видно. Но мне кажеться пора бы уже нам всем привыкнуть.
                                    +26

                                    Вы принципиально комментируемые посты не читаете? По поводу адаптации программы автор же честно пишет — да, это возможно, но стоит дорого. То есть при российских бюджетах школ этого не будет гарантированно.


                                    Кстати, ваша аналогия кривая. Инвалидов-колясочников не называют безногими потому, что у них есть ноги (а если у него ног нет вообще, то и безногим его назвать допустимо). А вот чем отличается ребенок-аутист от ребенка с синдромом аутизма я не понимаю, может проясните этот момент?

                                      –16
                                      Отличается новоязом. А общий смысл — не забота о сирых, а стремление заставить всех ходить строем и навязывать свою повестку.
                                      В «укрощении строптивой» Петруччо с Катариной такое проделал. Весьма успешно.
                                      +13
                                      Вероятно, вы хотели сказать «синдром Аспергера» или «синдром Каннера» или «расстройство аутистического спектра». Про «синдром аутизма» я прочитал сейчас первый раз в жизни. Кстати, инвалидов инвалидами сейчас тоже не модно называть.
                                        +1
                                        Да, к тому же синдром Аспергера — это всего лишь легкая форма аутизма (и в некоторых странах, типа США, не признается, как отдельный диагноз).
                                        +19
                                        Вы как-будто сами в школе не учились, лично у меня в школе, все кто были какие-то не такие, были изгоями, их постоянно гнобили и никакие учителя не могли этому помешать, издевательства становились лишь изощренее, кончалось тем что этих детей родители переводили в другую школу.
                                          +12

                                          Согласен, особенно про "улыбчивого молчаливого артиста будут воспринимать как младшего братика" рассмешило в голос.

                                            +9
                                            Я бы тоже не поверила, если бы не видела своими глазами. В природе встречаются отдельные очень обаятельные особые дети, которых любят за эту детскую обаятельность. Но вы правы, это скорее исключение, чем правило.
                                              0
                                              У меня дочка 5 лет так играла с детдомовской девочкой 8 лет. Старшая всегда была в роли младшей сестрички. Уровень развития соответсвовал, просто ребенка никто не учит и сама она уже не хочет.
                                              На дачах(количество детей сильно органичено), но все же.

                                              По разному бывает.
                                              –3
                                              Не то чтобы не могли, а не делали. Сложно ожидать этого от культуры, где «не высовывайся», «ты что тут, самый умный» и прочее… И где в пединститут шли в основном по принципу «больше никуда не взяли»…
                                                0
                                                Не все в пединститут шли по такому принципу. Многие мои одногруппники целенаправленно шли в пед чтобы преподавать в школе и успешно это делают уже 30 лет.
                                                  0
                                                  Я и не писал, что все. Были и те, кто шел по призванию. И потом в лучшем случае уходили в какой-нибудь оазис, либо становились как все… Система не любила выскочек, хотя судя по всему, кому-то это утверждение не нравится…
                                                0
                                                действительно, словно не видели как преподы детей унижают?
                                                Напр. за волосы головой о доску тычут тугодума. ( моя первая учительница )
                                                чего уж от сверстников ждать.

                                                Школа как зона -> общество как зона -> школьники как зеки.
                                                +26

                                                Давно так не смеялась. Дополнительные люди: помощники учителей, ассистенты.))) Я школьный психолог, одна на тысяча двести детей. Никаких ассистентов и помощников у учителей нет и не предвидится в ближайшем будущем. А адаптированные программы существуют только на бумаге. Нет у учителя работающего в две смены с классом в тридцать человек, ни времени, ни сил на реализацию аопа. Согласна с автором на 100процентов, не работает инклюзия в нашей стране и существует только на бумаге и в восторженных отчетах руководства. И не заработает без существенных финансовых вливаний.

                                                  +2
                                                  не работает инклюзия в нашей стране и существует только на бумаге и в восторженных отчетах руководства.


                                                  А под руководством кто понимается?

                                                  Директор, который ежедневно с ужасом встает и думает, как бы этот инклюзивный ребенок не снес кому-нибудь или себе голову и не посадил бы директора на реальный срок?

                                                  Или руководство управления образования, которое отлично понимает, что эти инклюзивные дети «слишком активны (или пассивны)» и их родители доставят тому же управлению кучу проблем?

                                                  Хотя в отчетах может и просматриваться восторг, потому как быть за неполиткорректность можно лишиться своего места.

                                                  Не… Я конечно тоже видел исключения, когда инклюзивное образование пошло на пользу и получались отличные взрослые (единицы), но в подавляющем большинстве случаев всем лучше советский вариант образования с отдельными коррекционными школами и обучению детей тому, что они могут усвоить.
                                                    +23
                                                    Директор, который ежедневно с ужасом встает и думает, как бы этот инклюзивный ребенок не снес кому-нибудь или себе голову и не посадил бы директора на реальный срок?

                                                    Мне кажется, приоритет этого ребенка в списке проблем у директора у вас сильно переоценен. Предлагаю список того, что будет волновать директора больше:
                                                    • Учитель истории иногда приходит пьяный на уроки
                                                    • Старшекласники приходят пьяные на уроки
                                                    • Молодого учителя забирают в армию
                                                    • Нужно организовать субботник
                                                    • Родители жалуются, что физрук «случайно» хватает девочек за задницу и задает делать странные упражнения
                                                    • Учитель труда ударил шлангом ученика за то, что тот ржал и срывал урок
                                                    • Нужно собрать деньги на краску

                                                    Какой там инклюзивный ребенок, я вас умоляю. Пришел, поиграл в догонялки на перемене, нарисовал свою кляксу — план выполнен, все довольны.
                                                      –25
                                                      Это откуда такие проблемы? Я конечно не знаю, как в других городах, но у нас я о таких проблемах не слышал.
                                                      Учитель истории иногда приходит пьяный на уроки
                                                      Увольнять однозначно.
                                                      Старшекласники приходят пьяные на уроки
                                                      Ну я понимаю о наличии неадекватных, но до такой степени… Это же каким конечным надо быть, чтобы с утра напиться и ПОЙТИ В ШКОЛУ! Либо напиться, либо в школу. Но с «И» мне с трудом представляется.
                                                      Молодого учителя забирают в армию
                                                      Ха-ха-ха… По секрету скажу: «Женщин в армию не берут». Да и сложно представить, что его после института не забрали, а как стал ценным кадром в школе, так сразу в армию.
                                                      Нужно организовать субботник
                                                      Это директорские будни.
                                                      Родители жалуются, что физрук «случайно» хватает девочек за задницу и задает делать странные упражнения
                                                      Ну, вероятно где-то лезби и работают учителями физкультуры, но не слышал о проблемах. Тут скорее могут быть проблемы, что учителка хватает за член старшекласников и иногда проводит время один на один. Но вообще не слышал о таком, но вполне допускаю, что об этом не распространяются и даже до директора не доходят сведения.
                                                      Учитель труда ударил шлангом ученика за то, что тот ржал и срывал урок
                                                      Очень нечастая ситуация и решается она в основном за счет учителя, а не директора.
                                                      Нужно собрать деньги на краску
                                                      Это директорские будни.
                                                        +14
                                                        Можно еще на задей парте пить.
                                                          +5

                                                          Да и на первой парте. Вода в одноразовых стаканчиках ничем по виду от водки не отличается. А вкупе с остальными деталями тянет на ачивку.

                                                            +4
                                                            Ачивка «забухать с трудовиком» — бесценна.
                                                            Хотя, кмк, нынешние школьники за ЗОЖ и поэтому выбирают аптечную фарму и прочие спайсы.
                                                            По крайней мере, моя нерепрезентативная выборка из одной из самых престижных гимназий РнД показывала такую тенденцию по состоянию на два-три года назад.
                                                          +6

                                                          Лол, когда я учился в школе у меня одноклассники даже на экзамены пьяные приходили, особенно девочки. Когда потом перешел в элитный физмат лицей пару мальчиков так делало

                                                            +2
                                                            Для храбрости же)
                                                            +4
                                                            Увольнять однозначно.

                                                            Итого детей просто некому учить, ибо это последний историк в школе, и другие на 6 лет назад открытую вакансию не идут.
                                                            +1
                                                            Еще АУЕ надо добавить — и список почти полным будет… Но это ж ни разу не проблема, да… А вот нетакой ребенок в классе — это да, это настоящая проблема…
                                                              +1
                                                              Про последний вопрос.
                                                              у меня дочь в садике такому солнечному, пару раз настучала в тыкву с репой. Потому, что у него была любимая игра в хищника: сзади подбегать и кусать в кнечности. Поднялся хай, моя бывшая уточнила когда «ребёнок развлекается» превратился в «обидели инвалида»?
                                                              И судя по всему, у учителей лишний головняк, так как они учатся в одной школе, но в младших классах их спецально разводили (классы, где они находятся) по разным углам, для предотвращения конфликта. То вопрос — что будет в средней школе, где они автономно по зданию перемещаются?

                                                              Из собственного опыта могу добавить, что когда посреди урока кто-то втаёт и спокойно уходит в закат, дисциплина становится так себе. Или «я хочу»/«я не хочу» — а почему другим нельзя?
                                                              +3
                                                              советский вариант образования с отдельными коррекционными школами
                                                              Подозреваю, что в СССР тоже были эти «инклюзивные» эксперименты, хотя это так и не называли. В моей, абсолютно обычной, школе в 89 году, когда я пошел во второй класс, со мной за парту посадили мальчика, который плохо слышал и говорил, да и соображал так себе, с формулировкой: «ты отличник, ты должен ему помогать». Ну, типа «сам погибай, но товарища выручай» и всё такое. Ладно бы, если бы он хотел учится, или хотя бы как-то был благодарен за то, что с ним возятся. Нет, это только мне лишний геморой. Так что я искренне сочувствую нормальным детям, которым придется учиться в таких классах. Да, наверное это «толерантно», но это зачастую жестоко для обычных детей, которые ни в чем не виноваты.
                                                                0
                                                                В начальную школу не брали уж только совсем неадекватных. Тех, что просто с небольшими тормозами, а в данном случае тормоз в развитии вполне мог случится из-за плохого слуха, а не проблем с мозгом, в начальную школу брали в обычную, а уж оттуда, когда убедились, что программу не тянут, отправляли в спецшколу.
                                                            +22
                                                            И плиз, не называйте детей «аутистами». Они дети с синдромом аутизма.

                                                            И плиз, избавьте нас от новояза. Да еще жутко корявого с точки зрения русского языка.

                                                            Статья от перепуганной мамаши «слышал звон да не знаю где он».

                                                            Содержательно обсуждать статью (кстати, написанную в спокойном и неагрессивном тоне) вместо того, чтобы браниться, даже не призываю. Наверное, у вас не получается.
                                                            Надо ведь быть терпимым, вы к этому ведь призываете? В теории.
                                                              +7
                                                              Диванного теоретика коммент. Неспособного научиться тому, когда нужно писать "-тся", а когда — "-ться". Зато рассуждающего о глобальных проблемах, с практической стороной которых незнаком абсолютно.
                                                                +2
                                                                К сожалению, в группе моего ребенка приводили ребенка с девиантным поведением, который бил других детей. Я лично не знал, как объяснить своему ребенку, что в садик идти нужно, даже если сегодня там будет ОН. Мама того ребенка писала во все инстанции ведь и на ее стороне правда. Мы, как родители, ничего не могли сделать. Нет, мы не против ребенка в группе, но за ним должен быть особый присмотр и этот присмотр должен обеспечиваться дополнительным специальным педагогом. На практике его нет и получить невозможно.
                                                                  0
                                                                  Масса орфографических ашипок…
                                                                  Известно что, медленный винчестер затормозит работу быстрых. Плохая деталь в механизмах не улучшит работу механизма в целом а, испортит его. Ведение в классы УО, затормозит весь класс… Начали деление на аутистов, «особенных», и. т.п. Это просто УО (умственно отсталые), и место им в специальных школах.
                                                                  +3
                                                                  Спасибо за подробный разбор темы.
                                                                    +1
                                                                    если в группу вводится тяжело нарушенный, возбудимый ребенок, который склонен к физической агрессии, то к этому ребенку должен быть приставлен тьютор, который будет, кроме прочего, заниматься обеспечением безопасност

                                                                    А если ребёнок уже старшеклассник, который вымахал в немалого детину?
                                                                      +8
                                                                      Мне кажется, реальному школьнику куда больше стоит опасаться совсем не аутистического сверстника, а переростка из неблагополучной семьи, который, сколотив небольшую компанию из единомышленников, пресует класс и учителей.
                                                                        0
                                                                        Речь разве про аутистов?
                                                                        Судя по описанию похоже на какую-то шизу или иную психопатию.
                                                                          +1
                                                                          Да без всякой лишней психопатии с товарищ с задержкой развития (но не аутист) в полу полового созревания это тот еще собеседник для одноклассниц (если в первых классах не затуркали до того, что он тихо в уголочке сидит и ждет окончания занятий)
                                                                        +2
                                                                        Прибьётся к какой-нибудь школьной группе гопников и будет терроризировать ботанов. Будучи, кстати, вполне успешным внутри своей социальной группы. Обычная ситуация в школе, некоторые гопники кажутся не совсем в себе.
                                                                        +2
                                                                        С тем, что дети бывают разные я впервые столкнулся только лет в 12, в пионерском лагере. В нашей группе был мальчик с явными отклонениями в развитии. Сперва мы его дразнили, потом защищали, потом опять дразнили а после вновь защищали друг от друга и от детей из других групп. В общем, было весело. В том числе, как мне хочется думать, и ему. Но зачем таких детей отправлять в обычные школы — мне не понятно. Можно ведь устраивать пересечения с ними и в менее стрессовых обстановках?
                                                                          –5
                                                                          Но зачем таких детей отправлять в обычные школы — мне не понятно.

                                                                          Точно. Как Сталин, который выслал всех инвалидов за города. Нет инвалида — нет проблемы!
                                                                            +2
                                                                            Прадед моей жены был лишен одной ноги. Жил в деревне, имел ослика, возил зерно на мельницу. Таким образом занимался некой полезной для общества деятельностью. Не думаю, что считал себя особо ущербным. И да, было это при Сталине. Чем бы он мог заниматься в современном городе — не знаю. Тут работы для «полноценных» то не всегда хватает.
                                                                              –7
                                                                              Мммм, идеально, «не знаю, чем он мог бы заниматься, поэтому хорошо, что его выслали». Правильно, не самому же ему, в самом-то деле, решать, есть ли чем тут заниматься. Ещё чего придумают…
                                                                                +1
                                                                                Да я не думаю, что его высылали. Их предки в те края еще в царское время были переселены. Я к тому, что на селе всегда найдется работа, которую сможет выполнять и инвалид. Если он, конечно, способен сам передвигаться. И относиться к нему тут будут нормально, просто потому, что все друг друга знают. Поиздеваешься вот над этим, а потом вон тот прийдет тебе в лицо настучит. Просто потому, что ты поступил неправильно, а у него руки чешутся.
                                                                                А в городе, если ты не являешься специалистом, то кто возьмет на работу инвалида? Кем? Продавцом в магазине? Грузчиком или строителем?
                                                                                  0
                                                                                  А в городе, если ты не являешься специалистом, то кто возьмет на работу инвалида? Кем? Продавцом в магазине? Грузчиком или строителем?

                                                                                  О, отлично, хотел дополнить прошлый коммент, но отвечу здесь как раз. Один мой прадед после войны остался без руки, работал учителем языка и литературы в школе (русского и украинского). Второй мой прадед пришёл с войны без ноги и работал киномехаником (после курсов), потом ещё за станком какая-то работа была, но этого я уже точно не помню. Вы вот эту вот цитату серьёзно написали или это троллинг такой глупый?

                                                                                  UPD. Хабр что заглючил был после обновления страницы, пришлось редактировать коммент.
                                                                                    +2
                                                                                    Ну, то есть тоже при Сталине? И не выслали?
                                                                                    Учитель — тоже специалист. Как и киномеханик, пусть и после курсов. Я лишь отвечал комментатору выше, при этом приводя пример, что если кто-то и переселился в деревню, так мог от этого еще и выиграть.
                                                                                      +1
                                                                                      И не выслали? так мог от этого еще и выиграть

                                                                                      Это вообще не касается темы, по факту. Основной момент вы хорошо проилюстрировали — то, что вам кажется, что кто-то (инвалид или нет, не суть важно) не сможет что-то сделать или куда-то вписаться, ещё не означает, что это на самом деле так и есть. Так что не вам и решать, кого куда отправлять, и где кому будет лучше.
                                                                                +1
                                                                                Чем бы он мог заниматься в современном городе — не знаю.

                                                                                Действительно, в селе, где весь день на ногах, безногому — самое место! А в городе с его вредными сидячими работами — прям погибель!
                                                                                Вот, что значит настоящая вера в Сталина! Никакой инклюзивностью не пошатнешь.
                                                                                  –2
                                                                                  хм… и много вы знаете сел, где тротуары, переходы и т.д. с условно безбарьерной средой?
                                                                                    +1
                                                                                    От климата и почв зависит. В селах, обычно, дома одно — максимум двухэтажные. Если грязей нет, то и проблем с передвижением колясок — тоже значительно меньше, чем в городе. Это я вам как молодой родитель, недавно переехавший в маленькую станицу, заявляю.
                                                                                  0

                                                                                  Брат моего деда потерял обе ноги. Выслали.

                                                                                  0
                                                                                  Мой дед потерял ногу (выше колена, почти полностью) на войне в 19 лет и прожил полноценную жизнь в СССР. На производстве дослужился до начальника цеха, дважды был женат, двое детей (по одному от каждой жены), второй раз женился на девушке 12 лет младшей. Водил машину, ходил на охоту и рыбалку, играл в преферанс, умер в 85 лет.

                                                                                  И никто его за город не выслал и вообще он сам не считал себя ущербным, хотя от льгот конечно не отказывался. Мог и в драку полезть, если чувствовал себя оскорбленным.
                                                                                  +1
                                                                                  Вы хотели сказать собрали всех брошенных инвалидов, у которых не было близких чтобы позаботится о них или ухаживать, поместили их в спец учреждения и кормили их поили. Я не слышал ни про один случай когда инвалида насильно изымали из семьи чтобы выслать как вы сказали из города. Из какого города не подскажите высылали? Вы должны быть в курсе, раз пишете об этом.
                                                                                  +2
                                                                                  Да затем, что этот ребенок должен будет потом жить с вами в обычном мире. Ходить в обычные магазины, ездить на обычных трамваях, ходить на обычную почту. Ему общаться с вами, вам общаться с ними, так что нет смысла их прятать куда-то.
                                                                                  Сами эти «пересечения в стрессовых обстановках» и возникают из-за того, что их изо всех сил отделяют от остальных детей, обособливают. А надо наоборот, включать в социум с малых лет, тогда у «обычных» детей не возникнет идеи что они какие-то не такие.
                                                                                  У вас же не возникает мысли, что девочкам не место в школе, и было бы неплохо их отправить в отдельные школы? А ведь всего сто лет прошло с введения совместного обучения.
                                                                                    +6
                                                                                    У вас же не возникает мысли, что девочкам не место в школе, и было бы неплохо их отправить в отдельные школы? А ведь всего сто лет прошло с введения совместного обучения.
                                                                                    Это потому что их поровну. А если бы один мальчик учился в классе с тремя десятками девочек? Решение уже не такое очевидное, не правда ли?
                                                                                      0
                                                                                      А если бы один мальчик учился в классе с тремя десятками девочек?
                                                                                      Поменьше гендерных установок воспитания и всё может получиться. У нас вот были (да и до сих пор) труды для девочек и для мальчиков, согласно сексистским представлениям прошлого о предназначении пола, с таким процессом и архаично мыслящими учителями конечно будет тяжело.
                                                                                        0
                                                                                        У двоюродной сестры бывшей, ребёнок учился вшколе, где труды были объединёные.
                                                                                        они в 7 классе оригами делали. Так себе эксперимент оказался.
                                                                                        Я, кстати, когда учился, нас на месяц к девочкам направили, когда трудовик наш заболел. Базовые навыки выучили быстро, помыть там, сшить. Потом маялись дурью. Сидеть шинковать салаты — скучно, или ждать когда закипит и помешивать.
                                                                                          0
                                                                                          Так себе эксперимент оказался.
                                                                                          Одни бесполезные занятия заменили на другие бесполезные занятия, чем это оказалось «так себе»?

                                                                                          Я не понимаю, какую альтернативу вы предлагаете. Принимая за факт то, что вы не сторонник сексизма.
                                                                                            0
                                                                                            Умение завернуть шуруп, или там склеить что-нибудь не такое уж и бесполезное.
                                                                                            Как и умение что-то приготовить себе или зашить/пришить.
                                                                                            Правда, это всё почему-то часть отнесли к мальчикам, а часть к девочкам.
                                                                                          +1

                                                                                          В моей первой школе было 5 мальчиков на 20 девочек (гуманитарная языковая гимназия). В общем, «мальчик должен» там было из всех щелей — подарки на дни рожденья девочкам, всякие социальные ожидания про защитников-добытчиков и все такое.


                                                                                          Интересно, что в моей последней школе (физмат) было наоборот — 4 девочки на 23 мальчика, но им никто не рассказывал, что они должны.

                                                                                            0
                                                                                            Описанное вами приводит дико раздражает. Предполагаю, что в гуманитарной среде сильнее чутьё к социальным протоколам, чем в естественно-научной. В гуманитарной в смысле безмозглой, в моей гоп-школе в нищей провинции было то же самое с сексизмом.
                                                                                              0

                                                                                              Интересно, что в дворовой школе, куда я перешёл на полторы четверти из считавшейся весьма пафосной для нашего района языковой гимназии, никакого сексизма не было, и было как-то всё душевнее.


                                                                                              А перешёл, кстати, из-за того, что к нам в седьмой класс привели напрочь поехавшего, как мы тогда думали, товарища, который мог посреди урока встать и начать ходить по классу, и тому подобные вещи. Закончилось всё тем, что на одном из уроков он встал и воткнул мне карандаш в голову. Что, впрочем, было даже в каком-то смысле мне на руку — по понятиям порядочно было забить ему стрелку, и, в общем, кончилось всё для меня хорошо, но это совсем другая история. Довольно иронично в контексте этого поста.

                                                                                                0
                                                                                                У нас в 90-е не было инклюзивности от слова совсем, никому эта работа не была нужна, возможно. Меня в первом классе предлагали отправить в спецшколу для ЗПР (для отстающих в развитии). Довольно интересно, что было бы в этом случае. Хотя, наверно, там для попадания есть какие-нибудь тесты и не приняли бы.
                                                                                    0
                                                                                    Школа — она для того, чтобы учиться. Получать знания о мире, привыкать к дисциплине (хотя бы в форме домашних заданий). Соответственно учиться школьники должны в зависимости от своих способностей к обучению и с применением необходимых средств (очевидно, что для слепых детей необходимо специальное оборудование и специально подготовленные учителя).

                                                                                    А в качестве факультативных занятий можно сходить на экскурсии в спецшколы, посмотреть на слепых или глухих сверстников, посочувствовать им, а возможно и чем-то помочь.
                                                                                      +22
                                                                                      работа с «особыми детьми» в России проводится чисто для «галочки».
                                                                                      У меня самого такой ребенок, и если бы не выше среднего доход по региону и настойчивость моей жены — мы бы до сих пор сидели дома и не могли самостоятельно в туалет сходить.
                                                                                      А так моя жена уже 4-й год ходит по занятиям — логопед, дефектолог и коррекция поведения, бассейн.
                                                                                      Все, разумеется, платно. Бесплатно — детсад с приставкой «специальный», где в одной группе будет и и синдром Аспергера (как у нас) и почти немой ребенок и практически слепой и с инвалидностью по УО (умственно-отсталый).
                                                                                      На такую группу — нянечка лет 50-ти и педаго-воспитатель без спец.нвыков работы с такими детьми. Максимум, что они там могут сделать — это проследить что бы никто друг друга не покалечил какой-никакой режим. Это совсем для тех родителей, кому деваться некуда и что бы выжить с больным ребенком приходится работать.
                                                                                      И, в основном, матери все одиночки. Отцы как узнают что ребенок болен — уходят.
                                                                                      Мы решили не ходить в такие сады и занялись домашним образованием.

                                                                                      Что же касается инклюзивного образования в школе. Все бы хорошо, но опять же — дефицит кадров. Грамотных дефектологов очень мало. Если в центре (Москва, Питер и другие миллионники) еще можно найти специалистов, то на переферии — очень сложно. Никто не идет работать в бюджетные организации за нищенскую ЗП. А работа с такими детьми очень тяжелая.
                                                                                      Можно написать целую статью на эту тему, но она будет не в формате Хабра и ничего веселого в ней тоже не будет.
                                                                                        –4
                                                                                        Лично для вас, а не патриотов.
                                                                                        Валите! Чем раньше, тем лучше для вашего ребенка. Грузчиком, ассенизатором — похер. Валите, в раннем возрасте каждый месяц на счету.
                                                                                          0
                                                                                          Мне вполне понятны минуса и батхерт патриотов.
                                                                                          Но здесь речь о трагедии конкретного ребенка, которому сможет и будет поомгать, увы другое общество.

                                                                                          В нашем обществе, увы, более популярен комент выше: зачем им помогать, если потом все равно на пособии сидеть будут.
                                                                                            +2
                                                                                            валить не буду, тут хватает денег заниматься самостоятельно. Супруга не работает, целиком занимается детьми, у нас вторая старшая нормальная.
                                                                                              +1
                                                                                              Сил и удачи вам. Многие отцы, увы, действительно уходят.
                                                                                        –2
                                                                                        Один из главных культурных трендов последних десятков лет — это идея безусловного равенства между людьми, из которой далее вытекает необходимость борьбы с любыми проявлениями дискриминации: по расовому, половому и прочим признакам. В образовании это материализовалось в виде инклюзии

                                                                                        Хотелось бы сразу прокомментировать пререквизиты.
                                                                                        Инклюзия это как раз факт признания различий между людьми, а не равенства.
                                                                                        Борьба с дискриминацией — это другое.

                                                                                        Очень хочется, что бы базовые идеи оформлялись максимально корректно. Формулировка «Безусловное равенство между людьми», которая вам скорее всего понятна как находящемуся в контексте, будет справедливо воспринята с сомнением читателем, как утопическая отсылка к коммунизму или что то подобное, и это искажение базовой посылки драматично повлияет на последующие выводы.

                                                                                        Мы не можем сказать, с другой стороны, что инклюзивное образование является абсолютно неудачной моделью. Оно вносит определенный вклад в развитие гуманистического общества, и некоторым детям оно открывает возможности развития, которые были бы недоступны им в специальном учреждении. Но универсальность этой модели следует считать сильно переоцененной.

                                                                                        Если эта статья была приглашением к дискуссии, то вы ошиблись сайтом. Если вы хотели поделиться выводами, то выводы в виде «это не хорошо и не плохо, это зависит и индивидуально» мягко говоря meh.
                                                                                          +3
                                                                                          Проблема не в инклюзивности, а в образовании вообще
                                                                                          Оно допотопное и не отвечает современным требованиям

                                                                                          Нормальный пример инклюзивности — Финляндия: ru.wikipedia.org/wiki/Pertti_Kurikan_Nimip%C3%A4iv%C3%A4t

                                                                                            +2
                                                                                            Соглашусь, что образование в России давно не менялось, и в нем очень много проблем (имитация, бюрократия, неактуальность).
                                                                                            Но если посмотреть не на инклюзивность, а на успехи в науках — у нас довольно неплохо преподаются точные науки — математика, физика, программирование.

                                                                                            Если взглянуть на результаты международных олимпиад за последние 20 лет (или на сколько хватит данных) по
                                                                                            • математике — в неофициальном рейтинге, как правило, места 1-4, один раз провалились до 11, потом «исправились» на 2-е
                                                                                            • физике в топ-10, дважды выпали до топ-18
                                                                                            • программированию — как команда Николаем Дуровым (тем самым) в 2000-м году выиграла чемпионат ICPC, так наши побеждали 14 раз за 20 лет (не нашел рейтинга стран по годам)


                                                                                            Вроде как, по этим наукам мы в числе первых, и скорее другим можно у нас поучиться?

                                                                                            Хотя, конечно, многие другие области у нас не так хороши, как хотелось бы (например, урбанистика и медицина). Это не говоря об инклюзивности, соответствии современным реалиям (например, объяснение, когда кредит стоит брать, а когда нет) и прочем.
                                                                                              –3
                                                                                              Вроде как, по этим наукам мы в числе первых, и скорее другим можно у нас поучиться?


                                                                                              Нет, дело тут не в образовании, а в специфических детях с синдромом савантизма, которые изучают то, что не преподают в школах:
                                                                                              На международной олимпиаде по математике, признается учитель, спрашивают не то, что учат в школе… Больше читайте здесь: tsn.ua/ru/ukrayina/ukrainskie-shkolniki-stali-luchshimi-v-mire-po-matematike-1469223.html

                                                                                                +2
                                                                                                Скорее в инициативных преподавателях, которые видят потенциал отдельных учеников и начинают их натаскивать. По крайней мере так было у нас в лицее: сильных, причем не обязательно отличников, учеников в области математики, физики, химии, программирования, некоторые преподаватели тащили на себе вне рабочего времени или даже давали спецзадания на обычных уроках отсаживая на заднюю парту, звали по различным олимпиадам, знакомили с различного рода представителями топ-вузов и тд.
                                                                                                  –2
                                                                                                  Ну то есть победа одного — это ущерб остальным ученикам
                                                                                                    +4
                                                                                                    Вообще ни разу нет. По крайней мере в нашем лицее преподаватели тратили свое личное время, а не время, отведенное на проведение уроков и связанные процессы. Даже если мы на задней парте решали какие-то задачи на уроке, то учитель работал со нами только в те моменты, когда остальные ученики заняты.

                                                                                                    По физике/математике были отдельные факультативные занятия, на которые в общем то ходить мог любой желающий, но не каждый мог там что-то решить. По программированию занятия вообще шли где то через полчаса после окончания последнего урока второй смены, приходил препод по матану из вуза.

                                                                                                    Но безусловно если считать прыжок выше головы / выше среднего одного — ущербом для многих, то тут извините, я вообще толерантофоб и считаю, что люди в принципе не могут быть равны. Не может условный Вася-подпивася, лежащий на диване и комментирующий происходящее на экране быть равным с Петей, который пашет в зале и регулярно занимается самообразованием.
                                                                                                      –7
                                                                                                      есть победа одного — это ущерб остальным

                                                                                                      … поэтому в Рашке селяне пускают красного петуха односельчанину, который не бухает как все, а зарабатывает, и смог разбогатеть!
                                                                                                        +1
                                                                                                        А вы за МКАДом то вообще были? Во первых, бухают тут далеко не все, хотя выпить любят и умеют это делать так, чтоб с утра быть трезвыми. А то, о чем вы пишете — пережиток 90х, да и то, если судить по российскому кино.
                                                                                                  +7

                                                                                                  Я не думаю, что успехи на олимпиадах могут считаться хорошим критерием качества образования. Тут метод другой: берём детей, просеиваем их несколько раз, на выходе получаем самых способных именно к решению олимпиадных задач, далее натаскиваем только их. На остальных наплевать, на практический смысл олимпиад наплевать. Этакий спорт высших достижений.


                                                                                                  Думаю, что хорошая школа даёт на выходе хорошую науку и промышленность, это и есть критерий. А в том, чтобы 10 специально отобранных прыгать на скакалке людей побеждали таких же прыгунов, не очень много счастья. Вот того же MIT в олимпиадах по программированию не особо видно, потому что чего ради тамошние студенты будут тратить столько жизни на подобное хобби?

                                                                                                    0
                                                                                                    О, я ждал этого коммента!

                                                                                                    Согласен, что сравнивать спорт высших достижений и средний уровень — некорректно. И что спортивное программирование к промышленному имеет несколько отдаленное отношение.

                                                                                                    Но для того, чтобы найти и воспитать лучших из лучших, надо научить очень много человек, чтобы уже из них выбирать.

                                                                                                    Во-вторых, чтобы преподавать умение быстро придумывать алгоритмы, надо хорошо научить многим базовым понятиям (напомню, научить надо очень многих).

                                                                                                    В-третьих, можно ли считать качеством образования успех компаний, где основную разработку ведут выпускники российских вузов (Яндекс, Jetbrains, Kaspersky, ВКонтакте, Телеграм и т.д.)?
                                                                                                      0
                                                                                                      Первые два ваши замечания выглядят правдоподобно, но всё же нуждаются в доказательствах. Если вы посмотрите сборники олимпиадных задач и пособия типа книги Долинского, там всё же не rocket science. Понимание математики и программирования требуется на нормальном среднем уровне, и при отборе одного старшеклассника из тысячи можно его уже натаскать до требуемой кондиции за разумное время.

                                                                                                      Ну вот возьмите стандартный учебник алгебры за 10 класс и представьте, что человек это более-менее одолел. Сколько его надо ещё учить, чтобы ему хватило базовых понятий? Ну год, разве что. Листинги в таких книгах (по олимпиадному программированию), кстати, особой красотой не отличаются, так что даже на понятие о структурировании кода можно забить.

                                                                                                      Что касается «успеха компаний» — это ровно та же история пропуска больших объёмов через малую воронку. Население России 145 миллионов человек. Население Японии 126 миллионов. Думаю, вам не составит труда назвать не меньше японских компаний, также известных разработками (хотя бы игровых), а ведь есть ещё куча фирм, успешных на локальных рынках, и вам мало знакомых.
                                                                                                    0

                                                                                                    Неплохо, простите? Не знаю, как у вас, но я буквально через пару недель закончу магистратуру в тех. вузе Москвы. За все 7 лет, моего образования там, у меня было много предметов, связанных с программированием. На моей памяти, за все это время, было всего 2 более-менее нормальных преподавателей-программистов, т.к они работали преподавателями параллельно, с основной работой. Вот они могли чему-либо научить, но не особо умели это делать, т.к не имели пед. образования. Хотя к ним хотя бы можно было подойти и получить сразу ответ на любой вопрос. Другая же категория преподавателей, по большей части, была вида "мне 60 лет, 30 лет назад я прошла 1 курс по Си и теперь я его преподаю", это кошмар. Такие люди не редко знают даже меньше, чем начинающие студенты-джуны и скорее отпугивают людей от мира разработки, чем прививают к нему любовь. И у всех моих знакомых наблюдалась ровно такая же картина.


                                                                                                    P.S Недавно стал fullstack мидлом, работаю уже 4й год, есть с чем сравнить

                                                                                                      0

                                                                                                      У меня есть впечатление, что обучение на программиста — это плохая идея. Лучше говорить об обучении каких-нибудь прикладных математиков.

                                                                                                      0

                                                                                                      Ужасно, что вы используете это как показатель.


                                                                                                      Математике учат миллион человек в год, а в олимпиадах участвуют десятки. И ничего о качестве образования в стране олимпиады не говорят. Хорошее оно, плохое, по олимпиадам определить нельзя.


                                                                                                      на успехи в науках

                                                                                                      Успехи в науках у России так себе. В принципе есть и достижения, но на мировом фоне не выделяется.

                                                                                                        0
                                                                                                        Успехи в науках

                                                                                                        Здесь я употребил, наверное, не самое удачное слово «науки», имея ввиду школьные предметы.

                                                                                                        Основная моя идея — это то, что школьное преподавание математики, физики и программирования в России довольно хорошее. И именно эту часть образования реформировать это по чьему-либо образцу не стоит, т.к. можно разрушить имеющееся, а новое даже если удастся создать, то не факт, что будет лучше.

                                                                                                        Почему я думаю, что школьное преподавание математики, физики и программирования хорошо поставлено?

                                                                                                        Конечно, вы правы, что спорт высших достижений (а олимпиады это спорт) не совсем корректно использовать для оценки результатов в целом. Было бы правильнее оценивать процент математиков/физиков/программистов, их открытия и продукты им созданные (скажем, нормированные на число учеников). Но такую статистику собрать довольно сложно (по крайней мере, я не нагуглил ничего даже отдаленно похожего).

                                                                                                        Результаты профильных олимпиад должны положительно коррелировать с этими цифрами, но в какой степени — вопрос исследования. Мое предположение — что корреляция существенна (т.к. надо первоначально обучить много людей, которых просеивать через воронку), но ваши сомнения в этом утверждении обоснованны.
                                                                                                      0
                                                                                                      образование в России давно не менялось
                                                                                                      По-моему, население России сильно против изменений и мечтает о возврате советской системы. Сейчас там и у нас в основном отчасти реформированное в 90-е.
                                                                                                        +1

                                                                                                        Сколько в современной Финляндии релевантных научных школ (в смысле как последователей Колмогорова или Журавлёва, например)? Сколько там нобелевских лауреатов на миллион населения? Сколько новостей из серии «финские учёные сделали/открыли/изобрели»?


                                                                                                        Продукт образования — не панк-рок-банды лучше бы техникал детх играли.

                                                                                                        +3
                                                                                                        С общим посылом статьи полностью согласен. К инклюзивному образованию я отношусь скептически.
                                                                                                        Спасибо за подробное, логичное и обстоятельное изложение. Небольшая капля критики: пожалуй, чересчур обстоятельное и длинноватое. Иногда мысль понятна, и слишком разжевывать ее не нужно. Но это все субъективно, конечно.

                                                                                                        Кстати, «идея безусловного равенства между людьми, из которой далее вытекает необходимость борьбы с любыми проявлениями дискриминации: по расовому, половому и прочим признакам.» — это мунипулятивная фраза, потому -то и стала культурным трендом. Она допускает игру словами «равенство» и «дискриминация». И сделать из нее можно абсолютно любой вывод.
                                                                                                          +11
                                                                                                          Инклюзивное образование однозначно должно быть. Но стоит помнить, что инклюзивное образование — это инструмент, а не панацея. И как любой инструмент, оно должно применяться осознанно и может быть применимо далеко не во всех случаях.

                                                                                                          ElizavetaKluchikova пишет преимущественно о детях с нарушениями умственного развития. Я согласен, что это крайне деликатный вопрос, требующий особого подхода. Хотя, как мне кажется, и тут есть масса тонкостей и неоднозначностей.
                                                                                                          Но давайте не будем забывать о том, что существует множество других нозологий, в случае которых инклюзивное образование может принести гораздо больше пользы и оказаться куда более действенным, чем обучение в специализированных школах.
                                                                                                          Более того, может сложиться впечатление, что в специализированных школах должен быть особый подход к детям, адаптированная программа и прочее, что в свою очередь должно дать ребёнку больше, чем если бы он учился в массовой школе. Но на практике всё не так радужно.

                                                                                                          Сразу оговорюсь, что я не теоретизирую. У меня первая группа инвалидности по зрению и я учился в одной из таких школ.
                                                                                                          Методы преподавания зачастую отстают лет на десять. Шрифт Брайля — это хорошо. Но угадайте с одного раза сколько раз он мне пригодился после школы? Хотя нет. Читать названия на коробочках с медикаментами — действительно удобно.
                                                                                                          В то же время, наблюдаем практически полное отсутствие дополнительного материала шрифтом Брайля. Работе с ПК практически не уделяется времени. А именно это очень сильно пригодится в дальнейшей жизни. Особенно, если ребёнок собирается продолжать обучение.
                                                                                                          Крайне низкие требования к ученикам. Фактически оценки ставятся за красивые глазки. Стоит поднапрячься в пятом классе и закончить полугодие на отлично, чтобы быть отличником все последующие годы. А это очень сильно расслабляет. Когда ты поступаешь в вуз и понимаешь, что тут халявы не будет. Сам материал преподаётся тоже на крайне низком уровне. Я потом сравнивал свои знания со знаниями моих одногрупников в вузе. И тут приходит понимание, что школа просто прошла впустую. Знания гораздо ниже, чем у выпускников массовых школ. Даже если брать тех, кто учились не очень хорошо.
                                                                                                          Работа по таким направлениям, как обучение перемещению по городу и прочее, не проводится в принципе. Фактически, этому всему мне приходилось учиться самостоятельно.
                                                                                                          Можно сказать, что это частный случай и мне просто не повезло. Но на тот момент моя школа считалась одной из лучших в Украине из подобных учебных заведений. И это действительно было так. По ряду параметров в других школах всё было ещё хуже.
                                                                                                          Но самая большая проблема, на мой взгляд, — это закрытость социальной группы. Ребёнок общается только с себе подобными. Более того, он умеет общаться только с себе подобными.
                                                                                                          И когда вчерашний выпускник поступает в условный вуз, для многих это культурный шок. Собственно говоря, для его одногрупников это не меньший культурный шок.
                                                                                                          Разумеется, тут уже всё зависит от человека. Если правильно себя поставить, к концу первого месяца можно вполне успешно влиться в коллектив. Лично у меня всё произошло достаточно легко. Проблема лишь в том, что у многих к этому моменту уже отсутствует способность строить социальные связи. А некоторые и вообще после школы остаются сидеть дома с родителями на социалку. Поскольку абсолютно не представляют себя в социуме.

                                                                                                          tester12 пишет:
                                                                                                          А в качестве факультативных занятий можно сходить на экскурсии в спецшколы, посмотреть на слепых или глухих сверстников, посочувствовать им, а возможно и чем-то помочь.

                                                                                                          Это почти как в зоопарк имеете ввиду?
                                                                                                          Спасибо, но нет.
                                                                                                          Выхлоп от этого менее, чем никакой. Сходить посмотреть прикольно, но это и всё.

                                                                                                          Итого. Инклюзивное образование должно быть. Нет, это не так, что вот со следующего года мы набираем в классы всех подряд. У педагогов должны быть необходимые навыки. Должны быть созданы необходимые технические и прочие условия там, где это нужно. Инклюзивное образование применимо не во всех случаях. Возможно, должна быть какая-то комиссия, которая будет принимать решение о целесообразности такого образования в каждом конкретном случае.
                                                                                                          Да, не исключено, что ребёнку сначала придётся тяжелее. И в плане освоения школьной программы и в социальном плане. Но с этим всё равно придётся столкнуться. И чисто субъективно, лучше если это случится раньше, чем позже. Рост в тепличных условиях — тоже не всегда хорошо.
                                                                                                          В целом же, сама идея инклюзивного образования достаточно хорошая. Проблема лишь в реализации. Но это как обычно :)
                                                                                                            –1
                                                                                                            Это почти как в зоопарк имеете ввиду?
                                                                                                            Сходить посмотреть прикольно, но это и всё.

                                                                                                            В зоопарке находятся звери, лишённые всех прав и принуждённые жить за клеткой всю жизнь. А в спецшколе — дети, обладающие человеческими и гражданскими правами, в т.ч. правом на образование с учётом их физических недостатков.

                                                                                                            Т.е. тут не «прикольно», а «вот эти люди находятся рядом, подумайте о них, как-нибудь помогите им». Можно связать детей какой-нибудь факультативной деятельностью (спектаклем, чтением стихов Пушкина). Но не в ущерб обучению в школе.
                                                                                                              +3
                                                                                                              Как в 5-ом классе попал в роль экспоната для студентов медиков, было довольно редкое заболевание. Даже не смотря на то, что у них был профессиональный интерес, больше повторения мне не хотелось.
                                                                                                              А теперь представим толпу детей, которых повели в корекционуую школу пообщаться с особенными детьми, в лучшем случае это деликатное равнодушие, на практике скорее всего насмешки и издевательства.

                                                                                                              Я не сторонник инклюзивного, по крайней мере в том виде в котором его сейчас нам продают.
                                                                                                                +8
                                                                                                                вот эти люди находятся рядом, подумайте о них, как-нибудь помогите им

                                                                                                                Я не педагог, но даже я смутно догадываюсь, что это так не работает. И если бы вы почитали статью, вы бы заметили, что таже для пост-советского варианта инклюзивного образования описывается ровно такая же проблема: нельзя просто привести кого-то куда-то, сказать «вот это Вася, он теперь часть нашего класса, относитесь к нему как ко всем/подумайте о нём как-нибудь, помогите ему» и ожидать, что это ровно так и сработает; Маша подумает «ах да, точно, это же Вася, буду теперь к нему относится как к остальным, как я сразу до этого не догадалась». Ещё раз повторю, даже для как-бы инклюзивного образования с более-менее периодическими «экспозициями» детей друг-другу специалист пишет, что это не всегда работает потому что [тут целый список возможных проблем и решений], а вы ничтоже сумняшеся предлагаете подход а-ля зоопарк (это именно так и есть) и думаете, что всё будет ОК.

                                                                                                                Если вам не совсем понятно с абстрактными эмоциями, отношениями и т.д., у Дорофеева (того, который с джедайскими техниками) есть отличные примеры с физическими тренировками. Он говорит о том, что даже с боксом это не работает так тупо в лоб: «Петя, у тебя неправильно поставлен удар, нужно начинать его вот так, дальше делать вот так, и завершать вот так» — «Ах, да, точно, как я раньше не подумал, теперь буду делать правильно. Спасибо, тренер, что там следующее» XD На самом деле там будет упражнение или комплекс упражнений, которые не обязательно очевидным для ученика образом поставят ему со временем правильный удар. А это банальные комплексы физических действий, а вы говорите о том, чтобы таким образом подавить у детей встроенное почти на базовом уровне отторжение к людям, которые выглядят не совсем так, ведут себя не совсем так и т.д. и ещё и научить их, чтобы они «подумали о них как-нибудь». Со стороны это реально смешно и грустно выглядит.
                                                                                                                  0
                                                                                                                  В зоопарке находятся звери, лишённые всех прав и принуждённые жить за клеткой всю жизнь. А в спецшколе — дети, обладающие человеческими и гражданскими правами, в т.ч. правом на образование с учётом их физических недостатков.

                                                                                                                  Хотелось бы уточнить, что эти дети так же лишены некоторых прав — к примеру, они не могут отказаться посещать школу или сменить ее по своему желанию.
                                                                                                                  Т.е. тут не «прикольно», а «вот эти люди находятся рядом, подумайте о них, как-нибудь помогите им». Можно связать детей какой-нибудь факультативной деятельностью (спектаклем, чтением стихов Пушкина). Но не в ущерб обучению в школе.

                                                                                                                  Я когда в пединституте учился(бросил) нам один преподаватель сказал — хотите, что бы ребенок это ненавидел, добавьте это в школьную программу. А уж принудительные походы после уроков в спецшколы для «не таких как все»… Я вас умоляю.
                                                                                                                +2

                                                                                                                Интересно, меня одного цепляет бредовость идеи выраженной в этом (первом) абзаце:


                                                                                                                Один из главных культурных трендов последних десятков лет — это идея безусловного равенства между людьми, из которой далее вытекает необходимость борьбы с любыми проявлениями дискриминации: по расовому, половому и прочим признакам. В образовании это материализовалось в виде инклюзии: такой модели обучения, когда мы одновременно воспитываем и учим нормативно развивающихся детей и детей, имеющих произвольные нарушения и особенности развития.

                                                                                                                Безусловное равенство в образовании — это доступ людей из любых социальных групп (либо с любыми признаками) к получению сколь угодно высокого образования в любой сфере в соответствии с их желаниями и способностями. Желание — основа для появления способности, однако освоенные на избранный момент способности всё-же ограничители для доступа. Ведь не освоив сложения как вы будете воспринимать интегралы?


                                                                                                                Сборка в одном классе/группе людей с разным уровнем освоенных способностей с целью всем им преподавать по одной программе (т.е. в итоге ожидать от всех них освоения одной и той же программы на сопоставимом уровне) — издевательство над всеми собранными попирающее выше приведенное определение безусловного равенства в образовании. Тут стоит уточнить, что издевательством не будет если собирать в режиме одни помогают/передают_знания другим либо сама задача состоит в налаживании взаимодействия в группе.


                                                                                                                Собственно в уточнение сразу-же отсылает и к решению — есть уроки специальные (на которых мы учим что-то направленное, формируем знания и личностные прикладные навыки) и должны быть уроки общекультурные, формирующие этику, навыки взаимодействия в обществе с разными людьми, навыки создания и поддержания общностей, групп. Это-же одна из основных функций системы образования — обеспечивать основы культурнополитического единства общества.

                                                                                                                  +3
                                                                                                                  не все, что учитель дает, ребенок действительно сможет взять, и отсидеть массовую программу — это не значит усвоить массовую программу.

                                                                                                                  Обычный класс на большинстве уроков.
                                                                                                                    0
                                                                                                                    Я вот тут крамольную мысль скажу. А мысль проста — зачем мы учим детей? Что хотим получить на выходе? Может не стоить учить тому что ребёнок не в состоянии постичь?

                                                                                                                    Это я к тому, что надо честно признать что есть дети которым не освоить обычную школьную программу. С дополнительными занятиями или без онных.
                                                                                                                      +1
                                                                                                                      При этом это не должно влиять на их уровень интеграции в социум. А пока это не так.
                                                                                                                        0
                                                                                                                        с инклюзивным образованием это влияет на уровень образования и интеграции в социум нормальных детей.
                                                                                                                      +1
                                                                                                                      Спасибо. Наверное.

                                                                                                                      Вы не могли бы кратко пояснить, зачем на хабре статья про аутистов? Вот серьёзно, без мимимишечек и политкорректностей, что сподвигло вас опубликовать эту статью именно здесь?

                                                                                                                      Заодно вопросы к авторам огромного количества плюсов — что именно в этой статье такого ценного и почему вы считаете что ей место именно здесь? Хабр стал широко известным сайтом по психологии?

                                                                                                                      Я помню бан статей про выпечку хлеба, про антибиотики, про книги, про лучи у врат Тангейзера. Что поменялось? Выпечка хлеба тематике ресурса не соответствует а дети-аутисты соответствуют?

                                                                                                                        +21
                                                                                                                        Цепочка была длинной. Сначала один автор писал про настольные игры, потом, так как статьи «зашли» аудитории, он стал писать про психологию в настольных играх. Потом слово за слово в комментариях и подтянули автора данного поста написать про настольные игры для детей. И вот дошло до статьи про детей с отклонениями.
                                                                                                                        Что же касается огромного количества плюсов, то во первых, статья написана действительно хорошо. А во вторых, аудитория хабра доросла до возраста, когда у каждого есть собственные дети, и эта тема ей действительно интересна.
                                                                                                                        +4
                                                                                                                        Как всегда — с тех пор как обратно слили с гиктаймс, хабр снова нельзя считать чисто ИТ-ресурсом. А гиктаймс в свою очередь всегда был вещью с перманентным кризисом идентичности, чем и хорош.
                                                                                                                          +6
                                                                                                                          Заодно вопросы к авторам огромного количества плюсов — что именно в этой статье такого ценного и почему вы считаете что ей место именно здесь? Хабр стал широко известным сайтом по психологии?

                                                                                                                          Как говорится, "за неимением горничной, будем иметь дворника".


                                                                                                                          У множества людей есть потребность время от времени зайти на знакомый сайт и прочитать что-нибудь интересное. Проблема в том, что хорошего айтишного контента для ежедневного чтения не хватает. Обычно от силы одна — две нормальные статьи в день, и то переводные. Остальные — рекламный мусор. На этом фоне любая интересная статья, даже совершенно не по теме, собирает множество плюсов.

                                                                                                                            +4

                                                                                                                            Хабр для некоторых является чуть ли не единственным источником научно-популярной информации. И психология давно на нём занимает заметное место. Больше, конечно, прикладная к ИТ, но не только

                                                                                                                              +3
                                                                                                                              Есть верятность встретить на работе. Знание с чем их готовить — полезно.
                                                                                                                              +4
                                                                                                                              Хорошая идея плохо работает по той причине, что эта идея плохая.
                                                                                                                              А инклюзивное образование это очередной левацкий бред, который ничем не лучше нацистского бреда. Разница левацкого бреда от нацистского в том, что дискриминируют разные группы населения.
                                                                                                                                –4
                                                                                                                                инклюзивное образование это очередной левацкий бред, который ничем не лучше нацистского бреда. Разница левацкого бреда от нацистского в том, что дискриминируют разные группы населения

                                                                                                                                Ирина Хакамада — не левая, а правая, но «будущим России» она называет натуральных даунов, в прямом смысле этого слова.
                                                                                                                                image
                                                                                                                                • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
                                                                                                                                    +1
                                                                                                                                    Я не ставил Хамаде в вину её ребёнка.
                                                                                                                                    Я привёл её в качестве примера человека не с левыми, а с правыми взглядами при подобном подходе к детям.

                                                                                                                                    PS а фраза «будущее России» — покоробила всех родителей, у которых дети не дауны.
                                                                                                                                    • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
                                                                                                                                        –1
                                                                                                                                        вас лично «покоробило»?
                                                                                                                                        лучше радуйтесь, да не зарекайтесь.
                                                                                                                                          +2
                                                                                                                                          Вы ничего не поняли!
                                                                                                                                          Поясню на примере: человек у которого был пожар (или иное бедствие), не должен называть это бедствие Высшим Благом, и не называть пожар «будущим России».
                                                                                                                                          Поскольку — это явные признаки неадеквата.
                                                                                                                                    –2
                                                                                                                                    О, и нацисты подтягиваются! Без их опыта обсуждение действительно было бы неполным.
                                                                                                                                      +2
                                                                                                                                      Говорить, что люди имеют отличия — это не фашизм.
                                                                                                                                      Говорить, что нельзя насильно ущемлять более способных в угоду менее способным — это не фашизм.

                                                                                                                                      А вот говорить, что мы должны жертвовать одними детьми для пользы других детей — это уравниловка и фашизм. Левацкая разновидность фашизма.

                                                                                                                                      На мой взгляд левацкие перекосы — это паразит на теле прогрессивного левого движения.
                                                                                                                                        –1
                                                                                                                                        Не знаю, зачем спорить с человеком, оперирующим такими, мягко выражаясь, размытыми и стереотипными понятиями, но тем не менее.
                                                                                                                                        Вкратце — деление на более и менее «способных» — это вот он самый и есть.
                                                                                                                                        «Не позволим жертвовать одними детьми для пользы других детей, не позволим фашистской уравниловки!» — а это самая что ни на есть примитивнейшая демагогия.
                                                                                                                                        Нет у вас способов делить — и прав таких тоже нет.
                                                                                                                                          +3
                                                                                                                                          А чем вам не нравится деление на способных и неспособных, собственно? Любой конкурс — деление на способных и неспособных. Люди НЕ равны. И возможности у всех разные. Это нормально. Слепого крота типа меня даже учиться на снайпера не возьмут. Что теперь, устраивать инклюзивные курсы? :)

                                                                                                                                          и не называйте фашизмом феномены, которые вам не нравятся. не брать в «стандартную» школу умственно отсталых — это не фашизм. Не брать в «углубленную» не тянущих профильную дисциплину — нифига не фашизм.
                                                                                                                                          Я больше скажу, всякую гопоту, мешающую учиться, еще и отчислять надо нещадно.
                                                                                                                                          И способы делить на способных и неспособных вполне есть — элементарный устный экзамен. И весьма ограниченные всякими толерастнутыми добренькими, но права.

                                                                                                                                          Посмотрите определение фашизма в той же педивикии и проанализируйте происходящее вокруг, станет интересно и страшновато :))) но отсутствие дурацкой «инклюзии», снижающей средний уровень подготовки — не фашизм. Не надо размывать понятия. К вашему оппоненту nicholas_k это тоже относится.
                                                                                                                                            0
                                                                                                                                            Благодарю за то, что вы, как и nicholas_k, взялись рассказать мне, что же такое настоящий фашизм, я что нет. Без вас бы не разобрался. Вот только написать что «А — это не фашизм» — недостаточно. Последовали бы своему собственному совету и заглянули бы в педивикую, дабы увидеть там:
                                                                                                                                            ксенофобию, реваншизм и шовинизм, вождизм, антикоммунизм, экспансионизм, презрение к выборной демократии и либерализму, веру в господство элит и естественную социальную иерархию, этатизм и, в ряде случаев, синдикализм, расизм.

                                                                                                                                            и включающая в себя антисемитизм, антикоммунизм, ультранационализм, а также научный расизм, практикующий евгенику и расовую гигиену.

                                                                                                                                            Повторюсь — деление людей на «правильных» и «других». С полным или частичным отрицанием прав вторых. По каким признакам — это уже десятый вопрос, найдутся. «Работающие люди под гнётом обузы «лишних» людей» — не чувствуете аналогий со своими рассуждениями?
                                                                                                                                            Вот вам и сотоварищам простая задача — достоин ли находится в математической гимназии человек, который достаточно умен для этого, но не может ходить? Ведь не способен же на фоне остальных.
                                                                                                                                              +1

                                                                                                                                              А где тут отрицание прав-то?

                                                                                                                                                –1
                                                                                                                                                Тут, это где? Уточните, пожалуйста.
                                                                                                                                                +2
                                                                                                                                                Да, все таки инклюзивные курсы снайперов и параспецназ :)
                                                                                                                                                У вас смешались кони с бабочками, а вернее несколько разных проблем.
                                                                                                                                                Вот для меня не совсем ясно, вернее совсем не ясно, как «ксенофобия» и далее по тексту соотносится к проблеме неизбежного снижения среднего уровня подготовки? Школа — она чтобы учиться, а не чтобы «добреть» прям на глазах. Что бы там не говорили, что «караван идет по расписанию», караван идет со средней скоростью, а «расписание» нарисуют. Это что, вождизм? :)
                                                                                                                                                Да, я совершенно согласен, что современная принудильная «социалка» является грабежом работающих в пользу неработающих. И весьма часто выгдней быть халявщиком. Добровольные благотворительные фонды — гораздо более справедливый способ. Вы не согласны? И где тут «презрение к выборной демократии»? Наверное, за антикоммунизм сойдет, да. Ну так в сам по себе, в отрыве от всех остальных факторов из определения фашизма, антикоммунизм — это прекрасно.
                                                                                                                                                А задача решается очень просто: если школа считает нужным, человек в ней находится.
                                                                                                                                                Решают не добренькие за чужой счет социалисты или чиновники, пытающиеся показать, что они зачем-то нужны, а школа, как организация. Что верно и для всех остальных людей, могут они ходить или не могут — не важно.
                                                                                                                                                Вы на согласны?
                                                                                                                                                Так где фашизм-то?
                                                                                                                                                  0
                                                                                                                                                  Как же школа может решать, если она — здание, у нее мозгов нет? Как организация, она тоже не решает — она следует законам, о праве на образование, например. Хотя да, частные учебные заведения могут решать в некоторых пределах, но и они не могут нарушать, скажем, базовые положения Конституции. Ну так если не чиновники и законы будут решать, кому да, кому нет, тогда кто? «Коллективный массовый разум», по выражению товарища Маяковского? Или лично вы? Демократическое большинство? Ну ок, только вот нынешняя ситуация ровно таким же образом и образовалась — построением компромисса.
                                                                                                                                                  Хотите изменений — добро пожаловать, тут ваш голос равен голосу другого. Получите поддержку избирателей, преодолейте сопротивление оппонентов, докажите всем, что это в интересах общества, измените Конституцию. И социалку заодно отмените. «Не заработал сам на старость — не живи!», отличный предвыборный лозунг.
                                                                                                                                                  «Так где фашизм-то?» — требовать, чтобы всех, кто вам не нравится, убрали с глаз долой, потому что вы верите, что так надо — вот же он, самый настоящий. Вы просто банальный шовинист и ксенофоб, прикрывающийся рассказами о том, как ущемляют и ограничивают нормальных людей всякие недостойные жить и учиться.
                                                                                                                                                    +1
                                                                                                                                                    Как же школа может решать, если она — здание, у нее мозгов нет? Как организация, она тоже не решает — она следует законам, о праве на образование, например. Хотя да, частные учебные заведения могут решать в некоторых пределах, но и они не могут нарушать, скажем, базовые положения Конституции.

                                                                                                                                                    Я учился в физмат-школе, где кроме вступительных экзаменов, хотя бы потенциально могущих претендовать на объективность, было и собеседование, где могли завернуть вообще любого человека, как бы хорошо он не показал себя на экзаменах.


                                                                                                                                                    1. Хорошо это или плохо, что школа могла так отбирать учащихся?
                                                                                                                                                    2. Как это сочетается с правом на образование, по-вашему?

                                                                                                                                                    «Не заработал сам на старость — не живи!», отличный предвыборный лозунг.

                                                                                                                                                    Ну зачем, можно проще. Лично я переехал в страну, где социальных пенсий, считайте, нет.

                                                                                                                                                      0
                                                                                                                                                      У нас помимо собеседования была еще «деловая игра». По сути, анализ работы в команде и паттернов принятия решений. И вот эти два пункта давали что-то порядка трети от общей суммы баллов.
                                                                                                                                                      0
                                                                                                                                                      Сэр, подскажу еще словечко на "-ист" из левацкого набора пугалок (вы забыли): «сексист». И из чинарьского набора: «террорист» и «сепаратист». Пользуйтесь.
                                                                                                                                                      Большая просьба: при пропихивании идиотской «инклюзии» используйте термины по назначению. Потому что использовать отвращение к фашизму и другим тоталитарным идеологиям, объясняя любое мешающее вам явление (например, гарантированное снижение общего уровня подготовки в случае «инклюзии») происками «фашистов» — это глупо. Хотя, где-то наверное, работает. Среди мамашек.
                                                                                                                                                      Еще раз: фашизм — это не здесь. фашизм — это по телевизору.
                                                                                                                                                        –1
                                                                                                                                                        То есть, вы представляете себе реализацию вашей мечты в виде какого-то хера собеседования, находящегося на входе в школу и могущего отсекать все «нежелательные элементы» без объяснения причин? Это просто сказочная идея. Но даже если на мгновение представить смехотворную возможность, что это действительно будет безоткатно работать, вопрос — а дальше? Способные получат образование, остальные сразу разойдутся по ПТУ. И что же произойдет с тем самым «средним уровнем подготовки», о котором вы так переживаете? Те, кто таки мог бы выучится, такого шанса не получат, а умных на все не хватит — они всегда в дефиците. Но списывать все неудачи в образовании вы и дальше будете на «мешающих».
                                                                                                                                                        И, кстати, для человека, недолюбливающего «левацкий бред»,
                                                                                                                                                        так волноваться о уровне образования всего общества — как-то странно. Себя и детей вы устроите туда, где вам не будут мешать недостойные, а остальные разве не должны сами о себе думать?
                                                                                                                                                        И да, фашизм и в телевизоре — но в первую очередь, разумеется, в людях. Но если вам так не нравиться это сравнение, могу предложить аналогию с поговоркой про танцора.
                                                                                                                                        +1

                                                                                                                                        Да это как бы очевидные вещи, для любого, у кого есть хоть какое-то понимание учебного процесса
                                                                                                                                        Ну не бывает одинаковых 25 учеников, даже если они "нормативные". Всегда будет тот, кто прячется под парту (не потому что аутист, а малость отстал в эмоц. развитии), всегда будут двоечники и хулиганы (в том числе и пед. запущенность). Собственно для этого придумывают деление на классы (не секрет, что "А" чаще всего самый сильный класс) и гимназические, отсеивая всех неуспевающих (по какой причине неуспевающие — их проблемы)


                                                                                                                                        Пихать в эту систему еще более отличающихся учеников — бред собачий.


                                                                                                                                        ps. А зачем это на хабре? Есть прекрасные сайты про образование/психологию

                                                                                                                                          +1
                                                                                                                                          ps. А зачем это на хабре? Есть прекрасные сайты про образование/психологию


                                                                                                                                          Потому что есть те (читающие хабр но НЕ эти сайты) кому эту статью было читать интересно (мне например — интересно).
                                                                                                                                        • НЛО прилетело и опубликовало эту надпись здесь
                                                                                                                                            –3
                                                                                                                                            почему на тему образования и психологии тексты прям ооооооооочень длинные всегда? и каменты тоже в два предложения часто не влазят?
                                                                                                                                              0
                                                                                                                                              Тема актуальная, проблемы сложные, факторы сложно детерминируются и плохо поддаются формальному описанию. Масса моральных запретов и профессиональных «табу».