Россия готовится к радиоэлектронной борьбе в космосе Часть 2. The Space Review

Автор оригинала: Bart Hendrickx
  • Перевод

Барт Хендрикс, понедельник, 2 ноября 2020 г.
Первоисточник:
[Часть 1 была опубликована на прошлой неделе]

Рядом с поселком Пионерский строится объект радиоразведки (кодовое название 1511/2), предназначенный для перехвата сигналов с иностранных спутников (снимок Google Earth, сделанный 22 мая 2020 г.).
Рядом с поселком Пионерский строится объект радиоразведки (кодовое название 1511/2), предназначенный для перехвата сигналов с иностранных спутников (снимок Google Earth, сделанный 22 мая 2020 г.).

РЭБ космического базирования

Россия также может работать над возможностью ведения радиоэлектронной борьбы (РЭБ) против спутников из космоса. Интерес к этому возник еще в 1980-х годах в рамках крупномасштабных усилий по разработке мер противодействия американской стратегической оборонной инициативе (СОИ), которая была направлена на создание космического щита от приближающихся советских ракет. Одним из многих проектов, предложенных в то время, была космическая система РЭБ под названием ОРЕСТ-02 (неизвестная аббревиатура), которая фигурирует в списке космических систем, предназначенных для поражения целей на суше, в океанах и в воздухе [1]. Нет никаких указаний на то, что ОРЕСТ-02 когда-либо выходил за рамки стадии предложения, и планы его создания, вероятно, были отложены после распада Советского Союза.

Какова бы ни была истинная цель ОРЕСТ, радиоэлектронная война средствами космического базирования была включена в долгосрочную политику программы радиоэлектронной борьбы России, утвержденной правительством России в январе 2012 года.

Тем не менее, 31 июля 2007 года в рамках государственного контракта, заключенного между Министерством обороны и РКК «Энергия», наиболее известной как производитель российских пилотируемых космических кораблей, стартовал еще один проект под названием ОРЕСТ. Хотя о его назначении никогда не сообщалось, идентичное название предполагает, что это было возрождением предложения советской эпохи или его адаптированной версией. Все, что известно об ОРЕСТ, основано на нескольких судебных документах и годовых отчетах компании. Проект, также известный как 14К040, предусматривал запуск экспериментальных спутников под названием «Филин», которые будут работать совместно с наземным сегментом, разработанным ПАО «Радиофизика». В 2010 году проект был отменен, поскольку «потерял актуальность» [2].

Какой бы ни была истинная цель ОРЕСТ, радиоэлектронная борьба из космоса была включена в качестве цели в долгосрочную политику программы радиоэлектронной борьбы России, утвержденную правительством России в январе 2012 года. В кратком изложении этой политики, опубликованном в Интернете, упоминается необходимость развертывания «Многофункциональных космических комплексов РЭБ для разведки и подавления радиоэлектронных систем, используемых радиолокационными системами, системами навигации и связи» [3].

В начале 2015 года заместитель директора холдинга КРЭТ Игорь Насенков сообщил, что некоторые из его компаний занимаются разработкой «интегрированной многофункциональной системы радиоэлектронной борьбы воздушного и космического базирования», предназначенной «для защиты военной техники от обнаружения и уничтожения», но также способной «вывести из строя и подавить радиоэлектронные системы противника». Насенков сказал, что система, которую он назвал не имеющей себе равных в мире, рассматривалась как «асимметричный ответ» на разработку новых американских «боевых систем воздушного и космического базирования», а также на размещение американской противоракетной системы в Европе. Он сказал, что космический компонент системы засекречен, признав лишь то, что КРЭТ работает над «специализированным бортовым оборудованием для будущего спутника радиоэлектронной борьбы» [4]. Аналогичное заявление сделал представитель КРЭТ на авиасалоне Aero India 2015 в Бангалоре в феврале 2015 года [5]. Примечательно, что другой заместитель генерального директора КРЭТ, Юрий Маевский, несколько месяцев спустя возразил своим коллегам, заявив, что размещение полезных нагрузок РЭБ в космосе нарушает международное право [6].

Должностные лица КРЭТ, возможно, имели в виду спутник с ядерной энергетической установкой под названием «Экипаж». Также имеющий обозначение 14Ф350, он разрабатывается КБ «Арсенал» в Санкт-Петербурге в соответствии с контрактом, подписанным с Министерством обороны 13 августа 2014 г [7]. «Экипаж», по всей видимости, является спутниковой платформой с ядерными двигателями под названием «Плазма-2010» и будет оснащен термоэмиссионным ядерным реактором компании «Красная звезда», который в некоторых закупочных документах упоминается как «Изделие 295» [8]. В статьях, опубликованных КБ «Арсенал» в официальных ежегодниках радиоэлектронной борьбы за 2014, 2015 и 2016 годы, излагаются планы создания спутников с ядерными двигателями, использующих платформу «Плазма-2010», которые могут использоваться для радиоэлектронной борьбы «в космосе и из космоса». «Предполагая, что их можно использовать как против космических, так и наземных целей. Наличие ядерного реактора позволило бы установить «глушилки, работающие в широком диапазоне частот» и вывести такие полезные нагрузки на высокоэллиптические и геостационарные орбиты для «непрерывного подавления электронных систем на больших площадях». Космические аппараты будут доставлены на рабочие орбиты с помощью электрической силовой установки, которая также будет питаться от ядерного реактора. Для выполнения миссии РЭБ потребуется реактор мощностью не менее 30-40 киловатт, что позволит запускать спутники с помощью ракеты «Союз-2.1б». Для более сложных миссий РЭБ мощность должна быть увеличена до 100 киловатт, что потребует перехода на более мощную ракету «Ангара-А5» [9].

Спутник радиоэлектронной борьбы, предложенный КБ «Арсенал» в стартовой и орбитальной конфигурации. (Источник: Российский ежегодник радиоэлектронной борьбы за 2015 г.)
Спутник радиоэлектронной борьбы, предложенный КБ «Арсенал» в стартовой и орбитальной конфигурации. (Источник: Российский ежегодник радиоэлектронной борьбы за 2015 г.)

«Экипаж» не следует путать с амбициозным проектом по созданию космического ядерного реактора мощностью в один мегаватт, совместным проектом Роскосмоса и Госкорпорации по атомной энергии «Росатом», который стартовал в 2010 году. КБ «Арсенал» был задействован в этом проекте в 2014 году в качестве субподрядчика НИИ им. Келдыша. В ноябре 2017 года КБ «Арсенал» было поручено выполнить исследовательский проект «Ядро» («активная зона») с целью изучения возможных миссий для спутника с реактором. Это должно привести к определению технических характеристик спутников с реакторной мощностью от 100 киловатт до одного мегаватта, которые будут разработаны в рамках последующей работы под названием «Нуклон». В тендерной документации «Ядро», опубликованной в Интернете, радиоэлектронная война упоминается как одна из потенциальных миссий наряду с дистанционным зондированием, связью, межорбитальным транспортом, и направленной передачи энергии с помощью лазеров. Боевая нагрузка радиоэлектронной борьбы должна быть способна вмешиваться в «системы управления, разведки, связи и навигации» [12]. Миссии по Солнечной системе, сейчас широко рекламируемые для реактора мощностью в один мегаватт, в первые годы отсутствовали в целях проекта, хотя Роскосмос недавно обнародовал планы создания реактора мощностью в один мегаватт под названием «Нуклон», который должен полететь к Юпитеру в начале 2030-х годов. Более подробную информацию об «Экипаже» и мегаваттном реакторе можно найти в подробной статье, опубликованной здесь в прошлом году [13], [12]. 

«Следопыт»: подслушка иностранных спутников

Ключевым аспектом радиоэлектронной борьбы является сбор разведданных об электронных системах противника. В настоящее время в России создаются три объекта наземной разведки (SIGINT), предназначенные для приема и анализа радиосигналов, излучаемых иностранными спутниками, пролетающими над территорией России. Они дополнят информацию, полученную с помощью оптических телескопов и радаров, составляющих Систему Контроля Космического Пространства (СККП). Хотя они не были напрямую связаны с российской программой РЭБ, разведывательные данные, собранные этими комплексами, потенциально могут быть использованы для подготовки электронных атак на иностранные спутники.

Хотя они не были напрямую связаны с российской программой РЭБ, разведданные, собранные этими комплексами, потенциально могут быть использованы для подготовки электронных атак на иностранные спутники.

Объекты SIGINT строятся в рамках проекта «Следопыт», о существовании которого впервые сообщил в 2013 году командующий Воздушно-космическими войсками России Александр В. Головко, назвав его «сетью специализированных комплексов для наблюдения радиоизлучающих космических аппаратов» [14]. В интервью, опубликованном в марте 2015 года, другой российский военный чиновник сообщил, что строительство этих площадок ведется в Московском, Калининградском, Алтайском и Приморском регионах и что они заменят мобильную систему SIGINT, известную как «Момент» [15]. Также известной как 14Г6. Считается, что только один комплекс был развернут в нескольких километрах к югу от «Ногинска-9» (также известного как Дуброво), небольшого военного городка примерно в 60 километрах к востоку от Москвы, в котором находится штаб-квартира сети космического наблюдения Российской Федерации. «Момент» состоит из пяти параболических антенн, некоторые из которых можно было увидеть в репортаже по российскому телевидению в 2015 году. Имеющаяся информация указывает на то, что «Момент» был задуман еще в 1990-х годах, но начал работать только в начале этого века. Были планы по обновлению системы под названием «Момент-М», но они, похоже, не реализовались.

Скриншот из репортажа российского телевидения, на котором показаны три антенны комплекса «Момент» SIGINT, расположенного южнее Ногинска-9. Источник
Скриншот из репортажа российского телевидения, на котором показаны три антенны комплекса «Момент» SIGINT, расположенного южнее Ногинска-9. Источник

Хотя о «Следопыте» больше ничего не сообщалось, значительный объем информации о проекте можно почерпнуть из открытых закупочных и судебных документов. Они показывают, что проект официально стартовал 24 июля 2009 г. с заключением контракта с Научно-исследовательским и опытно-конструкторским институтом радиосвязи (НИИР) и также называется 14Ц032.

Первоначальные планы предусматривали строительство четырех площадок с общим кодовым названием «1511»:

1511/1: возле Ногинска-9 (Московская область)

1511/2: возле Пионерского (Калининградская область)

1511/3: у Суходола (Приморский край)

1511/4: у Шахи (Алтайский край)

Первая площадка (1511/1) находится в непосредственной близости от комплекса «Момент». Две других (1511/2 и 1511/4) расположены в непосредственной близости от средств спутникового слежения. Контракты на строительство четырех объектов были заключены Министерством обороны в 2015 году. Все объекты видны на изображениях Google Earth, за исключением 1511/3. Согласно одному из судебных документов, строительство 1511/3 пришлось приостановить на ранней стадии после того, как на планируемой строительной площадке было сделано археологическое открытие [16]. Тем не менее, объект 1511/3 все еще был включен в контракт, подписанный ранее в этом году на системы, необходимые для передачи данных между объектами «Следопыт» и штабом космического наблюдения в «Ногинске-9», что указывает на то, что он еще не был расторгнут [17].

Площадки «Следопыт» имеют аналогичную планировку и состоят из отдельно расположенных антенных комплексов для приема спутниковых сигналов с низкими частотами (ИПК-Н или «502»), средними частотами (ИПК-С или «503») и высокими частотами (ИПК. -V или «504»), а также H-образное «техническое здание» («501») для сбора и передачи полученной информации. Также частью комплексов SIGINT является сооружение высотой 70 метров, называемое «калибровочной башней» (также называемое «505»), которое расположено примерно в 1-2 километрах от основной площадки. 

Карта участка 1511/1 Следопыт опубликована в закупочной документации. Источник
Карта участка 1511/1 Следопыт опубликована в закупочной документации. Источник
Участок 1511/1 Следопыт, расположенный примерно в двух километрах к югу от Ногинска-9, виден на этом снимке Google Earth, сделанном 14 июня 2020 года.
Участок 1511/1 Следопыт, расположенный примерно в двух километрах к югу от Ногинска-9, виден на этом снимке Google Earth, сделанном 14 июня 2020 года.
Чертеж калибровочной башни для площадки 1511/4 опубликован в закупочной документации. Источник
Чертеж калибровочной башни для площадки 1511/4 опубликован в закупочной документации. Источник
Калибровочная башня комплекса 1511/1 SIGINT, расположенная примерно в одном километре к югу от основного объекта, отбрасывает длинную тень на этом изображении Google Earth, сделанном 4 июня 2020 года. К северу от башни расположены спутниковые антенны старого комплекса "Момент" SIGINT.
Калибровочная башня комплекса 1511/1 SIGINT, расположенная примерно в одном километре к югу от основного объекта, отбрасывает длинную тень на этом изображении Google Earth, сделанном 4 июня 2020 года. К северу от башни расположены спутниковые антенны старого комплекса "Момент" SIGINT.

Несколько технических статей по наземной спутниковой радиоразведке, написанные специалистами Военно-космической академии им. Можайского в Санкт-Петербурге, вероятно, связаны со «Следопытом». Соавтором одного из них является инженер, участвовавший в «строительном проекте» Ногинска-9, что явно указывает на участок 1511/1 [18]. В статьях отмечается, что системы SIGINT имеют преимущества в идентификации спутников по сравнению с радиолокационными системами, которые ограничиваются наблюдением за низкоорбитальными спутниками, и оптическими телескопами, работа которых может быть затруднена из-за плохих метеорологических и атмосферных условий. Их можно использовать для изучения различных характеристик спутниковых сигналов, таких как спектральные характеристики, частотный диапазон, поляризация и диаграмма направленности, которые, в свою очередь, могут предоставить информацию о таких вещах, как тип переносимых антенн, ориентация спутника в космосе и тип данных, которые он собирает и отправляет обратно на Землю. В статьях описывается трехэтапная технология цифровой обработки, позволяющая извлекать из сигналов контрольную информацию о характере и возможностях спутника. Одна из статей посвящена, в частности, наблюдениям спутников дистанционного зондирования, оборудованных радиолокаторами, что может свидетельствовать о том, что иностранные военные радиолокационные разведывательные спутники, такие как американские спутники Lacrosse и Topaz, станут основными целями для «Следопыта» [19].

Снимки Google Earth показывают, что за последние два года или около того в строительстве трех участков «Следопыт» был небольшой прогресс, если таковой был, и ни один из них, скорее всего, еще не полностью введен в эксплуатацию. Судебная документация подтверждает, что в реализации проекта были серьезные задержки, которые, по крайней мере частично, связаны с экономическими санкциями, введенными Западом. Контракт от июля 2009 года между Министерством обороны и НИИР был даже аннулирован в ноябре 2018 года [20]. Новый контракт, заключенный между двумя сторонами 20 марта 2019 г., предположительно установил новые сроки реализации проекта [21]. 

Дополнительную информацию о сигналах иностранных спутников, возможно, собирает спутник «Олимп-К/Луч», запущенный 28 сентября 2014 года. Последние шесть лет спутник дрейфовал через геостационарный пояс и «прошел» около дюжины коммерческих спутников связи, находясь рядом с ними в периоды от нескольких недель до нескольких месяцев. Похоже, что это российский аналог двух сверхсекретных американских спутников связи, запущенных в 2009 и 2014 годах и именуемых по-разному — PAN, CLIO и Nemesis.

«Тобол»: защита российских спутников от электронного нападения

Другой проект, связанный с российской программой радиоэлектронной борьбы, называется «Тобол» (название реки, протекающей через Россию и Казахстан), также обозначаемый 14Ц227. Инфраструктура для этого проекта под кодовым названием «8282» создается на ряде объектов спутникового слежения, принадлежащих российскому так называемому Командно-Измерительному Комплексу (КИК), находящемуся в ведении Министерства обороны. В общедоступной документации упоминаются следующие объекты «Тобол» (указаны номера средств спутникового слежения (НИП), где они расположены, а также воинских частей, эксплуатирующих эти объекты):

8282/1: в районе г. Щелково (Московская область) (НИП-14) (в/ч 26178)

8282/3: близ Улан-Удэ (Республика Бурятия) (НИП-13) (в/ч 14129)

8282/4: под Уссурийском (Приморский край) НИП-15) (в/ч 14038)

8282/5: под Енисейском (Сибирь) (НИП-4) (в/ч 14058)

8282/6: в районе Пионерский (Калининградская область) (номер НИП не известен) (в/ч 92626)

8282/7: под Армавиром (Краснодарский край) (номер НИП не известен) (в/ч 20608)

В документации объекта 8282/2 нет знака. Однако в некоторых документах упоминается строительство инфраструктуры для «Тобола» в районе Краснознаменска (Московская область) и Малоярславца (Калужская область), именуемого 8282/ОКР. В Краснознаменске находится Главный центр управления испытательными и космическими системами имени Титова, главный центр управления российским флотом беспилотных спутников. В Малоярславце (точнее, в близлежащем местечке Кудиново) расположена станция спутникового слежения НИП-8 (эксплуатируется в/ч 34122).

Ни один из общедоступных документов ничего не раскрывает о точном назначении «Тобола». Однако тот факт, что инфраструктура совмещена со средствами слежения за спутниками, указывает на то, что она нацелена на защиту российских спутников от электронных атак, а не на электронные атаки на иностранные спутники.

Официальный документ, содержащий список проектов военного строительства, идентифицирует 8282/7 как один из серии «комплексов радиоэлектронной борьбы для космических целей» [23]. Генеральным подрядчиком «Тобола» является компания «Российские Космические Системы» (РКС) из Москвы. основная компания, которая играет ведущую роль в разработке оборудования для станций спутникового слежения. Государственный контракт на то, что называется «Тобол-1», был подписан между Министерством обороны и РКС 3 мая 2012 года, но есть некоторые признаки того, что проект мог начаться раньше этого срока [24]. В некоторых судебных документах «Тобол» также связан с двумя государственными контрактами, подписанными двумя сторонами 30 декабря 2013 г. Хотя, по крайней мере, один из них, похоже, был связан с общими работами над российской спутниковой наземной сетью управления в период 2014–2016 годов, а не был конкретно связан с «Тоболом». Как видно из различных годовых отчетов компаний, субподрядчиками РКС для «Тобола» являются Владимирское конструкторское бюро радиосвязи (генеральный подрядчик «Тирады-2»), Специальный технологический центр (СТЦ) и НПО «ПМ-Развитие», все три из которых участвуют в российской программе РЭБ.

Строительные контракты на большинство участков «Тобола» позволяют определить, что работа включает как адаптацию существующих зданий, так и строительство новой инфраструктуры. К последним относятся так называемые «радиотехнические позиции» (РТП), входящие в состав «стационарных специализированных комплексов» (ССК). Они состоят из нескольких параболических антенн, с документацией для станций 8282/3 и 8282/5 с указанием диаметров антенн 2, 7,3 и 9,1 метра. Также частью новой инфраструктуры являются трансформаторные подстанции и дизельные электростанции, предположительно для электропитания РТУ [25]. Недавняя презентация в PowerPoint, которая каким-то образом оказалась в сети, содержит обновленную информацию о строительстве 8282/3 недалеко от Улан-Удэ и показывает план участка, позволяющий найти комплекс в Google Earth [26].

Рисунок стоянки 8282/3 близ Улан-Удэ. Здания с параболическими антеннами в позициях 1 и 2 существовали до начала проекта «Тобол». Ядро Тобола выглядит как набор спутниковых антенн и вышек, видимых на позиции 6. Источник
Рисунок стоянки 8282/3 близ Улан-Удэ. Здания с параболическими антеннами в позициях 1 и 2 существовали до начала проекта «Тобол». Ядро Тобола выглядит как набор спутниковых антенн и вышек, видимых на позиции 6. Источник

Некоторые из тарелочных антенн комплекса 8282/3 «Тобол». Источник
Некоторые из тарелочных антенн комплекса 8282/3 «Тобол». Источник
Изображение Google Earth участка 8282/3 на НИП-13 под Улан-Удэ (снимок сделан 6 июля 2019 г.).
Изображение Google Earth участка 8282/3 на НИП-13 под Улан-Удэ (снимок сделан 6 июля 2019 г.).

Похожую площадку можно увидеть на снимках станции слежения за спутником НИП-4 под Енисейском, это местонахождение 8282/5.

Изображение Google Earth того, что, вероятно, является площадкой 8282/5 на НИП-4 недалеко от Енисейска (снимок сделан 20 мая 2019 г.).
Изображение Google Earth того, что, вероятно, является площадкой 8282/5 на НИП-4 недалеко от Енисейска (снимок сделан 20 мая 2019 г.).

На снимках других участков не видно явных признаков строительных работ по «Тоболу». Это может указывать на задержки, но также возможно, что на некоторых участках работа в значительной степени ограничивается адаптацией существующей инфраструктуры, и поэтому ее трудно уловить на спутниковых снимках. В документах для участков возле Пионерского и Армавира (8282/6 и 8282/7) описывается, что оборудование «Тобол» является мобильным, при этом некоторые из них говорят, что оборудование для 8282/6 будет развернуто совместно с «Фазаном» и «Вараном». Это названия установленных на грузовиках спутниковых систем слежения, которые, как известно, базируются в обоих местах. Площадка у Пионерского расположена в непосредственной близости от полигона 1511/2 «Следопыт» SIGINT, а у Армавира — в непосредственной близости от радиолокационного комплекса дальнего обнаружения типа «Воронеж-ДМ».

Ни один из общедоступных документов ничего не раскрывает о точном назначении «Тобола». Однако тот факт, что инфраструктура совмещена со средствами слежения за спутниками, указывает на то, что она нацелена на защиту российских спутников от электронных атак, а не на электронные атаки на иностранные спутники. Поскольку электронная защита рассматривается как неотъемлемая часть радиоэлектронной борьбы, такая цель все же соответствует описанию «Тобола» как сети «комплексов радиоэлектронной борьбы». В Главном центре управления испытательными и космическими системами имени Титова под Краснознаменском, который, судя по вышеупомянутой презентации в PowerPoint, играет координирующую роль в проекте «Тобол», есть подразделение радиоэлектронной борьбы, которое занимается электронной защитой как станций слежения, так и находящихся на орбите спутников.

Одна из подсказок о целях проекта содержится в обзоре кандидатской диссертации, опубликованной в 2013 году. В нем говорится, что 14Ц227 имеет оборудование для контроля сигналов навигационных спутников с целью их защиты от «узкополосных помех». В частности, он способен определять «модуляцию навигационных сигналов с точностью 90% при соотношении сигнал/шум 30 децибел» [28]. Обзор был написан Владимиром Ватутиным, который возглавляет департамент Space Systems и в презентации PowerPoint на сайте 8282/3 указан как главный конструктор «Тобола».

На протяжении многих лет Ватутин является соавтором нескольких статей и патентов, которые, очевидно, связаны с защитой спутников от электронных атак. В некоторых патентах описывается набор наземных антенн, которые будут использоваться для приема и подавления так называемых «несанкционированных сигналов», отправляемых на спутники или ретранслируемых через спутники на землю. Они могли бы использовать эффект, известный как тропосферное рассеяние, при котором часть энергии сигнала, проходящего через тропосферу, отражается обратно на Землю. В одном из предложений несанкционированные сигналы, переданные на спутник, будут улавливаться так называемой «тропосферной станцией» и мгновенно анализироваться для создания сигналов помех, которые будут передаваться на спутник для подавления несанкционированных сигналов.

В другом сценарии несанкционированные сигналы, передаваемые со спутника на землю, будут идентифицироваться «станциями мониторинга», после чего тропосферные станции будут передавать сигналы помех, которые достигают приемников после отражения от тропосферы и нейтрализуют влияние несанкционированных сигналов. Преимущество этих, казалось бы, громоздких методов состоит в том, что они устраняют необходимость установки систем защиты от помех на самих спутниках. На схематических изображениях предлагаемых систем навигационные спутники ГЛОНАСС изображены в качестве целей несанкционированных сигналов, но они конкретно не упоминаются в сопроводительных описаниях патентов и могут использоваться только в качестве примера [29]. Однако неясно, существует ли какая-либо связь между «Тобол» и системами, представленными в этих патентах.

Рисунок из патента 2016 года, автором которого является главный конструктор Тобола. «Несанкционированные сигналы» (обозначенные S (t)), посланные на спутник, частично отражаются тропосферой (5), принимаются «тропосферной станцией» (7) и анализируются, после чего сигналы помех (Sn (t)) отправляется на спутник, чтобы свести на нет влияние несанкционированных сигналов. Источник
Рисунок из патента 2016 года, автором которого является главный конструктор Тобола. «Несанкционированные сигналы» (обозначенные S (t)), посланные на спутник, частично отражаются тропосферой (5), принимаются «тропосферной станцией» (7) и анализируются, после чего сигналы помех (Sn (t)) отправляется на спутник, чтобы свести на нет влияние несанкционированных сигналов. Источник

Еще один признак того, что «Тобол» имеет какое-то отношение к электронной защите, содержится в плане закупок РКС на 2015 год, где русское сокращение «электронная защита» (РЭЗ) связано с «радиотехническими позициями» для чего-то под названием 14Ц225, которое, по всей видимости, является частью 14Ц227 [ 30].

С начала этого столетия Россия постепенно наращивает потенциал ведения радиоэлектронной борьбы против спутников на орбите.

Если объекты «Тобол» действительно предназначены для защиты российских спутников от электронного нападения, они должны будут выполнять эту задачу только для спутников, которые находятся в поле зрения российских наземных станций, но все же будут уязвимы для электронного нападения из-за пределов страны. Это делает высокоорбитальные навигационные спутники «Глонасс», а также геостационарные спутники связи единственными вероятными кандидатами на роль электронной защиты. В частности, российские спутники связи могут стать мишенью сверхсекретной американской системы противодействия коммуникациям (CCS), мобильной космической системы радиоэлектронной борьбы, которая может быть развернута по всему миру для отказа спутниковой связи противника. Считается, что первые два блока CCS были поставлены в 2004 году. Последнее обновление, получившее название Block 10.2, был официально объявлен «первой системой наступательного оружия, назначенной Космическим силам США». Соединенные Штаты также, вероятно, будут обладать передовыми системами для подавления или подделки сигналов спутниковой навигации в определенной географической зоне.

Хотя казалось бы, что «Тобол» играет скорее оборонительную, чем наступательную роль, «Российские космические системы» также исследуют системы электронного нападения. В статье, опубликованной в корпоративном журнале компании в прошлом году (в соавторстве с Ватутиным), обсуждается возможность использования методов РЭБ для предотвращения отправки изображений спутниками оптической и радиолокационной разведки на спутники ретрансляции данных во время их полета над иностранной территорией. Это предложение отражает растущий интерес к использованию систем РЭБ для противодействия иностранным средствам разведки. Газета привлекла достаточно внимания, чтобы ее подхватили несколько российских СМИ в начале этого года, после чего она была удалена с веб-сайта РКС. [31]

Вывод

  • С начала этого столетия Россия постепенно наращивает потенциал ведения радиоэлектронной борьбы против спутников на орбите. 

  • Имеются убедительные доказательства того, что по крайней мере четыре наземных мобильных комплекса РЭБ способны мешать работе спутников: два из них («Тирада-2» и «Былина-ММ») ориентированы на спутники связи, а два другие («Красуха-4» и «Дивноморье») на спутниках радиолокационной разведки. «Тирада-2», которая представлена как минимум в четырех версиях («Тирада-2С», 2.2, 2.3 и 2.4), и «Былина-ММ» вместе, похоже, закрывают большую часть частотных диапазонов, используемых спутниками связи. Также могут вестись работы над наземной системой РЭБ (КРБСС), нацеленной на группировки спутников на НОО, а также над воздушной системой («Порубщик-2») с возможностью радиоэлектронной борьбы с объектами в космическим пространстве. 

  • Спутник с ядерной установкой (14Ф350/Экипаж), разрабатываемый в КБ «Арсенал», вполне может быть спроектирован так, чтобы нести первую в истории полезную нагрузку РЭБ космического базирования. 

  • Разведывательные данные в поддержку этих систем РЭБ могут собирать три комплекса SIGINT, которые в настоящее время строятся в различных местах в России в рамках проекта «Следопыт». Кроме того, инфраструктура, создаваемая на ряде российских объектов спутникового слежения в рамках проекта «Тобол», может быть предназначена для защиты российских спутников от электронного нападения.

  • Системы РЭБ, работающие в радиодиапазоне электромагнитного спектра, будут дополнены наземными и воздушными лазерными системами («Пересвет», «Калина», «Сокол-Эшелон»), предназначенными для выведения из строя или ослепления спутниковых датчиков. 

  • Помимо всего этого, Россия также продолжает разработку более традиционного кинетического противоспутникового оружия. Наземная противоспутниковая система прямого старта «Нудоль» проходит испытательные полеты с 2014 года. Предположение о том, что ракета класса «земля-воздух» комплекса «С-500/Прометей» также может быть использована против спутников, подтвердил командующий Воздушно-космическими войсками России Сергей Суровикин в интервью, опубликованном этим летом [32]. Мобильная противоспутниковая «ударная система», которую один российский военный чиновник назвал «Рудольф», может быть еще одним наземным кинетическим противокосмическим оружием [33]. 

  • Также полным ходом идет работа над авиационной противоспутниковой системой «Буревестник» [34]. Сюда входит строительство новой инфраструктуры в аэропорту космодрома Плесецк, которая, скорее всего, будет обеспечивать полеты самолета-носителя системы МиГ-31БМ [35]. 

  • Наконец, высокоскоростные объекты, сброшенные с двух российских спутников (Космос-2521 и Космос-2543) в октябре 2017 и июле 2020 года, вполне могли быть испытаниями другой орбитальной противоспутниковой системы, возможно, в рамках проекта под названием «Нивелир». 

Немногие из этих систем, похоже, еще достигли оперативного развертывания. Но как только это будет сделано, Россия получит возможности контрпротиводействия, не имеющие себе равных среди любой другой страны мира.

Ссылки

Список ссылок в оригинальном тексте

Барт Хендрикс — давний наблюдатель российской космической программы.

Комментарии ( 2 )

Кейт Готтшалк·
Поздравления, Барт, потрясающе подробные и впечатляющие. Кажется маловероятным, что у России могут быть системы, «не имеющие себе равных» с США, если судить по огромным бюджетным разницам между Пентагоном, АНБ, NRO и Россией.
С наилучшими пожеланиями,

Кейт.Джеральд Борроуман· 
Опять же, великолепное исследование.

Реклама
AdBlock похитил этот баннер, но баннеры не зубы — отрастут

Подробнее

Комментарии 16

    +7
    Но как только это будет сделано, Россия получит возможности контрпротиводействия, не имеющие себе равных среди любой другой страны мира.
    Вы это не туда пишите. Надо в ВашигтонПост и DailyNews тд, чтоб страшилки возъимели эффект, для аргументации прошений на выделение много денег

      +2
      Он все правильно пишет, на патриота. Если им надо действительно напугать Вашингтон, то просто делай на полигоне тестовые пуски чудо-ракет в безоблачные дни. Об этом и писать не нужно нигде.
        0
        на RenTV зайдет
        +3
        Россия вечно к чему-то готовится…
          +3
          … а случается каждый раз что-то другое.
          0
          Все в кучу: и РЭБ, и СРЭР, и ЯДТ
            –1

            вопрос, зачем?

              –2
              Ну да, частная компания в США вводит в эксплуатацию спутниковый интернет для всех, а наше государство разрабатывает спутниковые глушилки. Ближайшая земная аналогия — устройства подавления GSM/GPS для кражи автомобилей и дронов. Сделать связь для всех не можем, так хотя бы денег попилим на запуске источника помех.
                +4

                "Последнее обновление, получившее название Block 10.2, был официально объявлен «первой системой наступательного оружия, назначенной Космическим силам США»." (с) текст выше


                Совершенно случайно в США есть разработки и по "спутниковым глушилкам". Вполне государственные.

                  +1
                  Это вопрос баланса. Государство с нищим населением тратит деньги на создание помех в космосе. США кроме помех, занимается полетам к Луне, Марсе, всемирной связью, фундаментальными исследованиями солнечной системы, гравитационными волнами, черные дыры фотографируют, и т.д. Что у нас? Новое 6-метровое зеркало для САО изготовить не могут, старое, 50 летней давности оказалось лучше чем новое. И все остальное с таким же подходом и подобным результатом. Разумеется титаны космической отрасли с силой утопающего будут лоббировать подобные проекты и запускать магнетроны в космос, так-как все остальное не по зубам.
                    +2
                    Государство с нищим населением тратит деньги на создание помех в космосе.

                    Вы точно не читали текст. Над защитой от чужих глушилок Россия тоже работает.

                      0

                      В принципе не понимаю зачем нам (налогоплатильщикам) тратить ресурсы на подобные разработки. При этом не сомневаюсь что из за секретности изделие за рубль будет продано стране за 10, а то и за 100 рублей. Конечно наш Арканар вполне логичен и понятен, вопрос в том что можно тратить ресурсы с большей пользой.

                        +4
                        Это железная логика истории. Увы, даже при невозможности полноценного военного столкновения цивилизационных конкурентов, военный потенциал остается одним из обязательных атрибутов самостоятельного государства. Вопрос денег тут вторичен.
                0
                Меня терзают смутые сомнения, что космическая станция Роскомнадзора, может быть не Роскомнадзора… И по размерам площадка как у «Тобол».
                imageimage
                  0
                  А что, подавление при помощи РЭБ в космосе не нарушает никаких международных соглашений, и не может рассматриваться как акт агрессии со всеми вытекающими?

                  Напоминает борьбу с ветряными мельницами СССР-стайл, когда глушили «Голос Америки». И чем это закончилось.
                    +1
                    Вопрос нужно задать специалистам. Ясно, что среди разнообразных методов противодействия и действия РЭБ есть как легитимные и законные методы, так и нарушающие международные соглашения по космосу. Всякое активное воздействие на оборудование и сенсоры спутников является агрессивным и незаконным.

                  Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                  Самое читаемое