Как стать автором
Обновить

(Пере)запускаем отделение Creative Commons в России! Участвуйте и помогайте

Open source *Creative Commons *Открытые данные *Законодательство в IT Копирайт
Туториал

Привет, Хабр! Привет всем сторонникам open source, лицензий Creative Commons и прочих альтернативных подходов к авторскому праву! Год назад организация Creative Commons отметила 20 лет с момента основания. А 16 декабря этого года исполнилось 20 лет с момента выпуска её первых лицензий. И в этом юбилейном году я продолжал готовить подарок себе и сообществу.)) Настало время перейти в публичную стадию и озвучить планы на 2023 год.

В 2018 году произошла большая реформа — трансформация в глобальное движение и настоящее сообщество. Теперь это движение Creative Commons, состоящее из тех, кто работал над лицензиями, помогал их популяризации и внедрению, работал в проектах, использующих эти лицензии, кто поддерживает идеи организации и глобальную реформу авторских прав. Наиболее активная часть движения — это Creative Commons Global Network — сообщество опытных физлиц и юрлиц, которые предоставили информацию о своих заслугах перед движением — от активизма в реформе авторских прав и юридической работы до работы в области открытых данных, открытой науки и открытых образовательных ресурсов.

Когда новые правила вступили в силу, все старые договоры с партнёрскими организациями утратили силу. Раньше это были, по сути, команды юристов и тех, кто им помогает. Отделение (chapter) в каждой стране теперь создаётся заново на основе CCGN. Это меритократичный, но в то же время открытый и более простой процесс объединения в сообщество, который может проходить полностью онлайн.

Из всех постсоветских стран члены CCGN есть только от Украины, России и Казахстана. Создать отделение можно только если от страны вступил хотя бы один член. Другие страны — от Эстонии до Таджикистана — пока не имеют ни одного члена CCGN. Этот пост — часть необходимого по правилам широкого информирования перед созданием отделения и будет полезен для всех желающих участвовать в постсоветских странах. Я расскажу не только о правилах и процессе создания отделения, но и выскажу свои предложения, комментарии, мнение и позицию.

Оглавление

Общая информация и правила (для всех стран)

  • Об организации

  • В каких направлениях работает штаб-квартира CC?

  • От старой международной структуры к новой

  • Старый формат отделений — Affiliate Network

  • Новая модель Creative Commons Global Network

  • Как устроена CCGN?

  • CCGN members

  • CCGN members + Country Contributors = Country Participants

  • Для чего создаются отделения?

  • Процесс создания отделения

  • Отделения и их финансирование

  • Можно ли отделению создать юрлицо для сбора средств?

Отделение в России и предложения по работе отделения в России

  • Кратко об истории Creative Commons в России

  • Что может делать отделение? Задачи, стоящие перед отделением

  • Инклюзивность: признаем заслуги и объединяем всех в сообщество

  • Что уже сделано в России и какой порядок действий я предлагаю

  • Сбор пожертвований и юрлицо?

Постсоветские страны и контент на русском

Как вы можете помочь

Об организации

Creative Commons Corporation (сокращённо «CC», а в рамках отношений с отделениями также используется аббревиатура «CCHQ» — то есть «штаб-квартира») была основана Лоуренсом Лессигом, Хэлом Абельсоном и Эриком Элдредом в штате Массачусетс 19 декабря 2001 года при поддержке Центра общественного достояния (Center for the Public Domain), который в свою очередь был основан одним из основателей компании Red Hat Бобом Янгом.

Лессиг был обеспокоен недостаточным количеством произведений, находящемся в общественном достоянии, увеличением сроков охраны авторского права и был противником закона, известного как «закон о защите Микки Мауса». Как раз Creative Commons была основана, чтобы заявить о необходимости отойти от слишком запретительных подходов в авторском праве, увеличить число произведений, которые либо переданы в общественное достояние, либо доступны для бесплатного использования согласно принципу «некоторые права сохранены» вместо «все права сохранены». Именно лицензии, выпущенные организацией Creative Commons, стали широко распространённым инструментом, с помощью которого сами автор или иные правообладатели могут распорядиться своими авторскими правами и разрешить другим людям использовать свои произведения в определённых пределах. Сейчас у Creative Commons 6 публичных лицензий и 1 инструмент (CCZero), который представляет собой заявление о передаче в общественное достояние, а если по применимому праву это невозможно, что он содержит в качестве запасного варианта публичную лицензию с аналогичными условиями. Из 6 публичных лицензий 2 являются свободными лицензиями. В отличие от лицензий, которые предназначены для свободного программного обеспечения, лицензии CC рассчитаны на контент и базы данных.

Я сейчас не буду напоминать информацию о самих лицензиях, но напомню откуда взялось название организации, и что подразумевается под словом «commons». Как и в известном понятии «трагедия общин», «commons» — это «общий ресурс», «общинные владения», «ресурсы общего пользования». Трагедия общин происходит тогда, когда люди, руководствуясь только своими личными интересами истощают общий ресурс и наносят вред обществу. В случае с информацией, широкое распространение увеличивает её пользу, а истощения ресурса произойти не может, т.к. информация легко копируется. Получается, что каждый отдельный автор, действуя индивидуалистично, охраняет свои произведения авторским правом, в результате чего все члены общества не имеют простого и полного доступа к произведениям, не могут их копировать, редактировать и брать за основу. Конечно, авторское право изначально создано для поддержки авторов и «содействия развитию наук и полезных искусств» (как сказано в Конституции США) и альтернативные механизмы вознаграждения авторов действительно всегда были и будут достойны обсуждения и внедрения. Но речь об обществе. Представьте, что выигрыш всего общества за счёт свободного распространения знаний может быть выше, чем сумма всех вознаграждений отдельных авторов. Так и авторам хватит, и ВВП можно поднять.))

В рамках Creative Commons собственно «commons» означает контент, который доступен для всех в целях распространения и повторного использования, и является ресурсом, которым может пользоваться всё общество. В условиях недостатка произведений, авторские права на которые истекли и произведения перешли в общественное достояние, лицензии Creative Commons как раз являются способом увеличить количество произведений, доступных для использования всем обществом. Принцип прост. Если автор решил распространять исходный код компьютерной программы по лицензии GPL, то программа стала свободным программным обеспечением. Если применить свободную лицензию к контенту, то он станет свободным контентом. Как я напомнил выше, не все лицензии Creative Commons являются свободным, поэтому этот термин тут неприменим. Применим термин «commons» — «общий ресурс». Он и помогает понять, за что выступает и чем занимается организация Creative Commons помимо своих знаменитых лицензий.

В настоящий момент у организации несколько направлений деятельности:

  • Software: free and open source code

  • Open Culture

  • Open Education

  • Legal

  • Open Access

  • Open Data

  • Open Science

  • Policy / advocacy / copyright reform

Подробнее вы можете прочитать в разделе Program areas.

Также хочу ясно отметить, что я не являюсь представителем CC или каким-то назначенным из штаб-квартиры организатором процесса создания отделения (таких сейчас совсем нет, существовавших в прошлом региональных координаторов тоже больше нет). Я исключительно по своей инициативе публикую этот пост и выступаю исключительно в личном качестве, не смотря на то, что я являюсь первым членом CCGN в России (это моя страница, но она видна только другим членам). Кстати, если напрямую в Creative Commons написать "хочу вступить в CCGN или создать отделение", то сотрудники теперь с этим не помогают, а отправляют читать все эти инструкции, которые я для вас перевёл. И даже если какая-то российская организация напишет им, что имеет свободные средства и захочет единолично взять на себя обязанности по созданию отделения, так больше не сработает. С 2018 года новая модель. А теперь обо всём по порядку.

От старой международной структуры к новой

Изначально выпущенные в 2002 году лицензии версии 1.0 были рассчитаны для работы в правовом поле США. Лицензий было гораздо больше, чем современные 6. Использовалась терминология и юридические традиции, характерные для США. Например, это касается возможности автора отказаться от права на имя и от других личных неимущественных прав. В странах англосаксонской правовой семьи это возможно, но в континентальной (романо-германской) правовой семье другие традиции. Это не значит, что такие лицензии не работали или были незаконными во Франции, Нидерландах или Германии, но существовали определённые вопросы и потенциальные проблемы. В случае разногласий, как обычно, всё зависит от интерпретации суда. К счастью, были судебные решения, которые подтвердили, что лицензии понимаются в судах именно так, как было изначально задумано. Важно при этом понимать, что традиции США отличаются даже от других стран англосаксонской правовой семьи. Например, Великобритания была в числе первых государств, подписавших Бернскую конвенцию, а Канада и Ирландия являются членами конвенции около века.

Пожалуй, никогда в истории публичных лицензий не производилось такой тщательной работы, чтобы выявить различия в законодательствах разных стран и учесть их либо в новой версии лицензий, либо в «портированной» (адаптированной к нюансам местных законов) версии лицензий. Для более корректной работы лицензий в других странах в сотрудничестве с партнерскими организации (Affiliates) по всему миру CC осуществляла не просто перевод текста лицензий на другие языки, а именно адаптацию текста лицензий к местным законам. Обычные generic (американские) и «портированные» версии были совместимы между собой. Создатель производного произведения мог распространять его на условиях портированной версии вместо generic-версии либо наоборот.

Так продолжалось до 2007 года, когда были выпущены лицензии версии 3.0. В них версией «по умолчанию» стала Unported-версия, использующая терминологию и подходы международных конвенций по авторскому праву, т.е. той же Бернской конвенции, и отношение к личным неимущественным правам как в континентальной семье. Она была задумана как универсальная и предназначенная для применения во всём мире без дополнительной адаптации. Тем не менее перевод и адаптация к местному законодательству производилась. Например, когда лицензии Creative Commons стали активно применяться к базам данных, стало понятно, что в лицензиях не прописано взаимодействие с правом на базы данных, которое полностью не признаётся в США, но введено во всех странах-членах Евросоюза, а также, например, в России. У Creative Commons была позиция, что лицензии сформулированы достаточно грамотно, чтобы правообладатель мог распорядиться и правом на базы данных, но тем не менее во всех портированных версиях для стран ЕС были включены положения о праве на базы данных.

Creative Commons в своей работе всё больше учитывала все нюансы местных законодательств и, наконец, в 2013 году были выпущены лицензии версии 4.0. Теперь вместо разные «портированных» версий один текст лицензии, универсальный для всех стран. Отделения могут выполнить и опубликовать официальный перевод на другие языки, но адаптация к законодательству стран уже не производится. Перевод на русский язык был опубликован в 2018 году.

Старый формат отделений — Affiliate Network

До 2018 года за международную работу Creative Commons отвечала сеть её партнёрских организаций — Affiliate Network. Как правило, определённое юридическое лицо в стране брало на себя определённые обязательства, закреплённые в дорожной карте, и подписывала меморандум о взаимопонимании с Creative Commons.

Итак, старые Affiliates были в большей степени сосредоточены на юридической работе именно с лицензиями. Хотя это была публичная работа с общественным обсуждением и работой с сообществами, это был менее демократический процесс с точки зрения управления.

В 2018 году были прекращены все меморандумы о взаимопонимании с этими партнёрскими организациями — Affiliates. На смену Affiliates пришли Chapters.

Юрисдикции, где ранее велась деятельность или подготовка к ней.
Юрисдикции, где ранее велась деятельность или подготовка к ней.

Новая модель Creative Commons Global Network

Со временем росло число областей применения лицензий Creative Commons.

В 2018 году с целью сделать международную структуру более инклюзивной и демократической состоялся переход от Affiliate Network к модели Creative Commons Global Network.

Вокруг лицензий Creative Commons и всех способов их применения строится прежде всего сообщество людей, внесших свой вклад в движение Creative Commons. С этого момента в движение включены даже те люди, которые имели косвенное отношение по старым правилам.

Как мы пришли к нынешней международной структуре? Раньше партнёрскими организациями были более профессиональные организации,  требовалось наличие юридического лица, подписание меморандума о взаимопонимании, а затем какой-то коллектив, команда отвечал за работу и это была, в основном, юридическая работа. Сейчас формат международной работы изменился. Сейчас приглашаются не только юристы. Теперь тематика сообщества - не только лицензии CC, а гораздо шире. Если раньше сообщество могло восприниматься как узкопрофессиональное юридическое (хотя оно таким не было), но теперь оно действительно открыто для всех. Но с моей точки зрения, конечно, основа  в виде профессиональных юристов должна оставаться и это самые главные члены сообщества, к которым мы должны всегда прислушиваться.

Действующие отделения отмечены зелёным на https://network.creativecommons.org/chapter/
Действующие отделения отмечены зелёным на https://network.creativecommons.org/chapter/

Как устроена CCGN?

Как я уже отметил, это наиболее активная и важная часть движения Creative Commons.

Один из главных документов - это Устав (Global Network Charter), с которым требуется согласие (и на нарушение которого можно жаловаться). В CCGN предусмотрено индивидуальное и институциональное членство, т.е. подать заявку и стать членами могут физлица и юрлица. Для институциональных членов более строгие правила, и я не буду их касаться в этом посте. Кроме того, правом голоса в отделениях обладают только физлица.

В будущем планируется разделение на активных членов CCGN и неактивных членов CCGN.

Ключевые элементы CCGN — это отделения, платформы и самоуправление через Совет, который назвается Global Network Council (GNC).

Отделения служат центральной точкой взаимодействия и координации работы на местном уровне, на уровне стран.

Платформы — это объединения для координации глобальной работы в одной конкретной области. Платформы открыты для участия, могут вырабатывать решения и позиции, которые потом становятся официальной точкой зрения Creative Commons и обязательными для выполнения на уровне отделений. Сейчас действует три платформы — Open Culture Platform, Copyright Platform и Open Education Platform.

Global Network Council — это управляющий орган CCGN, который состоит из представителей отделений по всему миру и представителей штаб-квартиры CC.

Это подчёркивает, что CCGN является отдельной структурой, глобальным сообществом, которое устроено и управляется по-другому. Для сравнения американская Creative Commons Corporation управляется советом директоров и возглавляется CEO. И вот сотрудники этой штаб-квартиры имеют меньшинство голосов в Global Network Council. Конечно, CCGN не является юридическим лицом, а товарный знак может контролировать только Creative Commons Corporation, но, мне кажется, по крайней мере в теории неплохой результат в развитии самоуправления, развития горизонтальных связей и международной координации. Осталось им воспользоваться.

CCGN members

Членство в CCGN и создание отделения в стране связаны, но не так тесно, как кажется. Если нет ни одного члена в стране, то нельзя начать процесс создания отделения. Члены CCGN — это ядро будущего отделения (в будущем по плану будет разделение на активных и неактивных членов CCGN). Но те, кто подают заявки на членство и уже являются членами, не обязаны сами немедленно выступать организаторами создания отделения или становиться участниками отделения. Всё, что происходит на этом этапе, — это по-прежнему волонтёрское участие, люди не берут на себя жёстких обязательств и участвуют в том объёме и в то время, когда хотят. То есть члены команд отделений, которые ранее существовали в постсоветских странах, могут подать заявки на вступление, зафиксировать свои достижения и свой вклад в движение, стать членами CCGN, но их никто не обязывает далее принимать активное участие. Я думаю, что будущий статус неактивных членов CCGN рассчитан на это и обеспечит преемственность от старых команд к новым. Но и члены старых команд могут включиться в работу в любой момент. Новые правила действительно обеспечивают меритократичность, открытость и инклюзивность.

Чтобы подать заявку надо завести CCID-аккаунт и заполнить формы с информацией о себе и своём вкладе в движение. Необходимо выбрать среди уже существующих членов двух «поручителей» (vouchers), которые готовы в соответствии с правилами подтвердить достижения заявителя. Потом заявка проходит модерацию, этап «поручительства» и одобрение совета по членству. По времени это может занимать и 6 месяцев, и дольше.

Каждый член CCGN может выбрать области, в работе над которыми он заинтересован:

  • Arts & Culture

  • Community Development

  • Education / OER

  • GLAM (Galleries, Libraries, Archives & Museums)

  • Legal

  • Open Access

  • Open Data

  • Open Science

  • Policy / advocacy / copyright reform

  • Technology

CCGN members + Country Contributors = Country Participants

Теперь пора познакомиться с новыми терминами, которыми в правилах описываются другие категории людей. Это Country Contributors и Country Participants. На этапе, когда у нас есть только члены CCGN, не существует отделения в стране и не идёт подготовка к его созданию, то, по сути, этих двух новых категорий не существует.

Эти две категории появляются, когда мы переходим к созданию отделения и выполнению тех принципов, которые заложены в правилах.

Членами отделения становятся члены CCGN, которые чётко выразили такое желание и присутствовали на встрече. Автоматически это не происходит. Только члены CCGN могут выдвигаться на руководящие позиции в отделении - координатора и представителя в Совете. Неактивные члены CCGN могут решить стать активными и в любой момент присоединиться к этой категории.

Contributors это те, кто выразил желание участвовать в отделении и прошёл процедуру вступления согласно внутренним правилам, но без членства в CCGN. Это теоретически будет более массовая категория, состоящая из менее опытных людей либо тех, кто решил не заморачиваться с вступлением в CCGN. Не могут занимать руководящие позиции.

Объединение двух категорий — это Participants. Все участники отделения являются полноценными, имеют право голоса и могут принимать участие в голосованиях.

Я обращаю внимание, что принимать участие как в работе отделения, так и в работе платформ можно и без членства в CCGN. Заявку на членство следует подавать только, если вы действительно за предыдущие годы неоднократно помогали движению CC, ваше членство действительно принесёт большую пользу, вы можете чётко указать большим количеством гиперссылок, какая именно полезная для CC работа была вами выполнена, а также если «поручители» и совет с вами согласятся.

Членам не обязательно и не нужно участвовать в учреждении юрлица. Членам и другим участникам не нужно физически находиться на территории страны. Можно участвовать дистанционно, и правила чётко предусматривают, что гражданин страны, который, например, является экспатом и живёт в другой стране, может полноценно участвовать в работе отделения у себя в стране гражданства. В то же время иностранец, проживающий на территории страны, тоже может участвовать в работе отделения в этой стране. Правила даже запрещают выяснять, насколько легальным является пребывание в стране и вообще проверять где находится человек. Человек сам декларирует свою принадлежность к стране.

Можно участвовать в работе нескольких отделений, но с точки зрения управления- только в одном.

Создание отделения на первом этапе не требует денег. На последующих этапах тоже, если так решат. И создания юрлица и личного присутствия не требуется. На первом этапе важно собрать людей и организоваться в отделение.

Для чего создаются отделения?

Без статуса отделения, прежде всего, нельзя создать сайт, нельзя использовать бренд и официально перевести и опубликовать перевод лицензий. Отделения достаточно свободы в своей деятельности, если не противоречат основной миссии. Я думаю, что потенциально отделение может заниматься буквально всеми делами, которыми занимается штаб-квартира, с адаптацией к стране или с переводом на местный язык. Для России я отдельно предложу отдельный список того, чем могло бы дополнительно заниматься отделение.

Но список основных обязанностей отделения следующий:

  1. Продвижение миссии и видения Creative Commons в стране

  2. Проводить мероприятия и оказывать поддержку местным проектам.

  3. Служить в качестве контактного и информационного портала по вопросам CC.

  4. Представлять CCGN во взаимодействии с правительствами и организациями.

  5. Поддерживать и обновлять веб-сайт, посвященный конкретной стране.

  6. Выработать в стране консенсус по вопросам, связанным с CCGN.

  7. Сообщать о достижениях и иным образом информировать GNC о деятельности Отделения.

  8. Избирать представителя в GNC и гарантировать, что это лицо будет активно выполнять эти обязанности.

  9. Гарантировать, что в стране придерживаются позиций, принятых Платформами Сети, если они существуют, а если по каким-либо вопросам они не существуют, обеспечить, чтобы позиции Отделения, его Членов и других участников совпадали с миссией и общими целями CC. Это предполагает координацию действий с СС и CCGN через представительство Отделения в тех случаях, когда позиции неясны, или когда новые позиции могут обоснованно считаться спорными.

Понятно, что вышеперечисленное означает весь комплекс работ по организации перевода контента, размещение новостей страны, отслеживание ситуации в стране,, организацию работы соцсетей, проведение консультаций с юристами как внутри сети так и за пределами, развитие горизонтальных связей, обмен опытом с другими членами сети и другими отделениями.

Подробнее на английском.

Процесс создания отделения

Чтобы создать отделение, по крайней мере один человек должен быть членом CCGN. Так как руководитель/координатор будет выбираться среди них, то важно чтобы это были опытные люди, соответствующие правилам и которых готовы выбрать на должность.

Обязательно публичное оповещение о первом собрании отделения и приглашение людей. В правилах буквально написано “пригласите так много людей, как сможете”.

Также в правилах сказано буквально: «Помните, что первое собрание Отделения — это не собрание «членов» или собрание сотрудников партнёрской организации, а собрание всего Отделения. Это означает, что если вы координируете организацию первого собрания, вы должны пригласить и собрать всех заинтересованных лиц, особенно всех одобренных членов в вашей стране, провести информационно-разъяснительную работу с надлежащим широким оповещением, чтобы убедиться, что все заинтересованные лица знают о собрании, а затем провести собрание настолько открыто и публично, насколько это возможно».

В собрании участвуют члены CCGN в стране и желающие, которые не являются членами CCGN. Собрание может быть удалённым, например, через Zoom. Тот, кто выскажет намерение координировать организацию первого собрания, уведомляет по электронной почте Менеджера, отвечающего за CCGN, и рассылает уведомления. Менеджер CC может помочь с организацией и уведомлением. Необходимо выработать повестку дня первого собрания и опубликовать её заранее.

Собрание проводится по следующим принципам:

  • Новым людям должно быть комфортно присоединиться.

  • Участникам собрания следует заранее ознакомиться со всей документацией, всеми правилами.

  • Представителем в Совете или координатором/руководителем может быть только член CCGN. Голосуют на выборах члены и нечлены CCGN. Они обладают правом голоса только в одном отделении и не могут отдавать свои голоса за кандидатов в других отделениях.

  • Необходимо опубликовать заранее подготовленную повестку дня собрания, выбрать человека, который будет вести протокол собрания и пригласить так много людей как вы можете.

  • Протокол не обязательно вести на английском, но об этом факте нужно заранее сказать Менеджеру.

  • Цель первое собрание — собрать вместе разных людей, мнения и идеи о том как все люди будут работать вместе в качестве отделения. Любая повестка дня на собрании. Но есть программа-минимум, связанная с выборами и планом действий.

  • Позволяется каждому отделению самому определять как будут проходить выборы, если они открытые и прозрачные.

  • Отделения могут сами определять свою организационную структуру согласно нуждам отделения и создать органы, которые бы работали бы над определёнными сферами, а также определить представителя по коммуникациям/пресс-секретаря или координатора деятельности в определённом направлении. Это можно обсудить на первом собрании или удовлетворить эти нужды на следующих собраниях.

  • После собрания Протокол должен быть отправлен Менеджеру и будет публично опубликован.

  • Результаты голосования по постам координатора и представителя в совете.

  • Информацию о структуре, планах и составе людей тоже надо отправить.

  • На этом этапе отделение становится официальным и включается в список.

Подробнее на английском.

Отделения и их финансирование

Финансирование отдельное у штаб-квартиры и отделений. В разное время американскую штаб-квартиру финансировали такие компании и организации как Google, Mozilla Foundation, Red Hat, Ebay, Microsoft Corporation, Nike (да, это не ошибка), Shuttleworth Foundation, IBM, Sun MicroSystems, Cisco, Canonical, O'Reilly Media, Inc., Twitter Inc., Lulu, Internet society, Facebook, Yahoo, Flickr, The Omidyar Network, Wired, Wikihow, The Xiph.org Foundation, The Software Conservancy, Public Library of Science, MusicBrainz, Electronic Frontier Foundation, Bitzi, Linux Public Broadcasting Network, O'Reilly & Associates, The Prelinger Archives, Nokia, Sony, National Renewable Energy Laboratory, Nature Publishing Group, Autodesk, Macmillan Publishers Ltd, emc, Adobe, Apple, The Boeing Company, JP Morgan Chase Global Philanthropy, Arcadia Fund, Brin Wojcicki Foundation, Ford Foundation, The William and Flora Hewlett Foundation, Institute of Museum and Library Services, Private Internet Access, Wikimedia Foundation, Open Science Foundation.

Creative Commons не предоставляли в прошлом и сейчас не предоставляют своим отделениям никакой финансовой помощи, обусловленной их статусом отделений. Существует программа микрогрантов для членов CCGN размером до тысячи долларов, но это скорее для менее развитых стран, чем Россия, например. Я подавал ещё в 2020 году, но ничего не получилось. Никаких другим способом они не помогают с поиском средств и не координируют такой поиск. Это большая недоработка во многих организациях. Пожертвования собираются централизованно и уходят в США, но оттуда не возвращаются обратно туда, где выполняется важная часть работы. А если возвращаются у каких-то организаций, то какой смысл гонять туда-сюда деньги, заработанные в России? Если у организации были и есть какие-то устойчивые связи со спонсорами, то логично было бы чтобы местные подразделения компаний (как Google или IBM) напрямую помогали местным отделениям.

Кстати, разные крупные компании так или иначе используют лицензии Creative Commons. На YouTube встроен выбор лицензии CC-BY и возможна переработка и создание новых видео на их основе. Больше контента — больше просмотров рекламы. По моему, было бы разумно, чтобы местные подразделения таких международных компаний были одним из учредителей и донатеров. Это не благотворительность и не членский взнос, а вклад в улучшение качества контента у них же на YouTube. Больше люди разбираются в авторском праве — меньше затрат на модерацию и меньше жалоб.

Если из России много компаний ушло, то в других постсоветских странах они сохраняют присутствие. Если кто-то из таких компаний читает этот пост, помогите финансово и организационно местным.

Я напоминаю, что не являюсь представителем CC или каким-то назначенным из штаб-квартиры организатором процесса создания отделения. Мы по-прежнему должны пройти проверку на соответствие правилам и достигнуть консенсуса между участниками. Но если кто-то из компаний хочет предварительно выразить желание спонсировать отделение, то напишите в чат отделения (ссылка ниже).

Можно ли отделению создать юрлицо для сбора средств?

Как указано в правилах, создание отделения — это не создание юридического лица. Для работы отделения не требуется создавать юридическое лицо. Но, конечно, при осуществлении своей деятельности у отделения могут быть расходы, а расходовать можно те денежные средства, которые уже собраны. Кстати, американская штаб-квартира не предоставляет отделениям никакой финансовой помощи. Теперь логично рассказать, могут ли создаваться юридические лица для сбора пожертвований и по каким правилам это происходит.

Для централизованного сбора пожертвований необходимо иметь уже созданное по всем правилам отделение. Созданное отделение уже имеет право именовать себя в формате «Creative Commons (название страны)». В обычном порядке участники отделения принимают решение о создании юридического лица для обслуживания деятельности конкретного отделения, но в названии юридического лица не разрешается использовать название «Creative Commons» или, разумеется, кириллический аналог. Очевидно, что это делается для защиты от недоразумений, для защиты товарного знака от путаницы и чтобы было понимание, что есть только американская Creative Commons Corporation, и местные сообщества по всему миру работают независимо, а их лица не являются подразделениями американского юрлица.

При создании юрлица и сборе пожертвований рекомендуется сверяться со справочником по сбору пожертвований местными отделениями (он планируется к опубликованию, но так и не опубликован, как мне кажется). Принимать мелкие суммы можно самостоятельно, но если в юрлицо поступает более крупная сумма (мне для ориентира была названа сумма в 20 тысяч долларов, это 1 250 000 российских рублей сейчас), то рекомендуется связаться с американской штаб-квартирой.

Я снова хотел бы подчеркнуть различие между отделением и юридическим лицом, которое его может обслуживать. Какие выводы можно сделать? Собрание отделения по сути назначает юрлицо для сбора и расхода средств. Точно так же очевидно, что может и лишить его такого признанного статуса. В данном случае сообщество всегда важнее юридического лица. Так как правилами чётко сказано, что в отделении могут полноценно участвовать люди вне зависимости от гражданства, легального статуса на территории страны и в том числе экспаты, которые живут за границей, то не все физлица смогут или захотят быть учредителями юрлица. Нахождение физлиц в составе учредителей юрлица в данном случае не будет иметь большой важности, т.к. они не должны принимать важных решений о деятельности отделения. По сути это будет лишней и бесполезной нагрузкой для физлица, которое никому ничего не даёт. В связи с этим мне лично кажется логичным сделать следующий шаг. Если отделение - это полупрофессиональное сообщество физлиц, то юрлицо могло бы стать объединением юрлиц, которые так или иначе связаны с лицензиями CC и в прошлом вносили свой вклад в движение. Мне кажется, что юрлицо может быть создано без участия физлиц и стать по сути профессиональной ассоциацией других юрлиц. Таким образом юрлица могли бы делать пожертвования и взносы как учредители, а также контролировать расход средств в качестве учредителей. Надеюсь, это не противоречит правилам. Это будет требовать уточнения и обсуждения, но, как было сказано, во многом отделение самостоятельно в принятии решений по поводу своей организационной структуры.

Кратко об истории Creative Commons в России

Официальная история в России начинается в феврале 2008 года, когда Сиб Груневельд стал послом Creative Commons в России. Если помните, это объявил Антон Носик в своём блоге. 9 сентября 2008 года Антон Носик и Груневельд провели в Москве первый круглый стол, где обсудили юридический статус лицензий. Я лично хотел бы, чтобы каждый из тех, кто там присутствовал и сохраняет интерес к Creative Commons, стал участником нашего нового отделения. Но надо сказать, что один участник уже с нами. Мы должны объединить всех, кто в разное время участвовал в инициативах, связанных с CC.

Проектом «Creative Commons Россия» занимались два юридических лица. В 2009 году партнёрской организацией в России стало ООО «Штайнер, Нейман и партнеры». Лейла Нейман была юридическим руководителем проекта, а Груневельд стал советником в проекте. Насколько я понимаю, проект выполнил перевод лицензий версии 3.0 на русский язык, но до адаптации к российскому законодательству дело не дошло. Забегая вперёд, скажу, что потом эта работа была продолжена ИРИО, но штаб-квартира в какой-то момент полностью остановила переводы версии 3.0 и попросила сосредоточить усилия на 4.0.

С 15 марта 2010 года партнёром Creative Commons в России стала АНО «Институт развития информационного общества» (ИРИО). Эта организация была создана в 1998 году и имела большой опыт работы с разными международными партнёрам — от Всемирного банка до ЮНЕСКО. Груневельд на общественных началах возглавил дирекцию, которая занялась проектом «Creative Commons Россия». ИРИО была партнёром 2010 по 2018 год. Большая благодарность ИРИО, которому действительно удалось сдвинуть ситуацию с мёртвой точки, наладить контакты с профессиональным сообществом, запустить сайт, провести ряд мероприятий и совещаний, прояснить юридический статус лицензий, опубликовать доклады и перевод лицензий версии 4.0. Насколько я знаю, всё было сделано исключительно на собственные свободные средства ИРИО, довольно скромные. Вы можете изучить историю проекта на сайте в Архиве Интернета. Не пугайтесь, домен оплачен и администрируется напрямую американской штаб-квартирой. Так как ИРИО утратило партнёрский статус, то больше не было оснований для указания DNS-серверов ИРИО, и сайт перестал работать. Я считаю крайне идиотской практикой то, что на бывшем домене отделения в России даже нельзя разместить объявление о процессе создания нового отделения в России. А я пытался. Это «уловка 22» какая-то, получается. Но всё равно спасибо Сибу, через которого от физлица штаб-квартире был передал этот домен, и до сих пор в надёжных руках. Кстати, о Груневельде и сотрудниках CC.

… и обо мне

Так подозрительно много об ИРИО я знаю не просто так. Старожилы Хабра, конечно, знают, что я с начала 2010 года опубликовал более 120 постов о лицензиях Creative Commons и проектах, где они используются. А вот самой Creative Commons я начал помогать как волонтёр ещё в 2008 году. Я переписывался и с американскими сотрудниками CC, и с самим Сибом, когда он был в статусе посла. В тех же постах на Хабре я рассказывал, что я публиковал переводы статей, справочных материалов, свои версии перевода лицензий на русский язык и удалось перевести на русский язык интерфейс сайта creativecommons.org в максимально возможных технических пределах (не весь сайт позволено переводить). Поскольку я слишком сильно и постоянно долбил американцев, то, надо им отдать должное, моя активность не осталось незамеченной и меня пригласили присоединиться к команде, которую формировал ИРИО. Это произошло в 2010 году, а принял предложение и присоединился к команде я уже в 2011 году.

Когда-то Сиб передавал эстафету и обеспечивал преемственность, а теперь эта задача стоит передо мной.

Что может делать отделение? Задачи, стоящие перед отделением

Помимо тех задач, которые являются общими и обязательными для всех отделений, конкретное отделение свободно в определении своих действиях и определении своей организационной структуры.

Ряд задач возможно реализовать только тогда, когда создано отделение. Пока в стране не существует отделения, например, невозможно переводить лицензии и инструменты и исправлять ошибки в предыдущих версиях.

С моей точки зрения задачами отделениями должны быть:

  • Поиск, обсуждение и исправление ошибок в русском переводе лицензий версии 4.0 (и с моей точки зрения они, увы, там есть)

  • Перевод инструмента CCZero на русский язык

  • Перевод справочной документации и ответов на частые вопросы

  • Унификация терминологии и следование общепринятым мировым стандартам (например, сервис Сбербанка назвал открытыми данными то, что ими не является)

  • Формирование профессионального сообщества юристов, которые действительно понимают все аспекты на глубоком уровне, а не на поверхностном (а такие есть, по-моему)

  • Оценка законодательства и позиция по прошедшей «легализации» свободных лицензий

  • Координация с специалистами, связанными с ЮНЕСКО и кафедрами ЮНЕСКО

  • Реализация рекомендаций ЮНЕСКО по открытой науке и открытым образовательным ресурсам

  • Мониторинг релевантных решений судов и добавление в базу данных

  • Разъяснения, как соблюдать условия лицензий, стимулирование сайтов указывать авторство контента правильным образом

  • Разъяснения о том, что как управлять интеллектуальной собственностью на сайтах с UGC (связка contributor user agreements + лицензии CC)

  • Координация в вопросах, связанных с русским языком, с другими странам, где русский язык обладает официальным статусом

  • Предложить штаб-квартире нанять русскоязычного сотрудника и разрешить подачу заявок на русском, потому что сейчас ни в одной постсоветской стране нет отделения CC

  • Предложить штаб-квартире перевести сайт на русский язык и разрешить коммуникацию с ними на русском (потому что сейчас, помимо английского, можно подавать заявки только на испанском, французском и арабском, даже на китайском нельзя)

  • Предложить возобновить работу над переводом лицензий 3.0, т.к. они до сих пор широко используются, например, в Википедии и международными организациями, т.к. есть специальная версия 3.0 IGO.

  • OpenGLAM: выработка позиции по т.н. «музейному праву» и авторского права на научно-справочный аппарат архивов (широко известный в узких кругах случай 2021 года)

Инклюзивность: признаем заслуги и объединяем всех в сообщество

Одной из задач CCGN является признание заслуг тех, кто вносил свой вклад в движение. Как я уже отмечал, к создаваемым отделениям есть требования по инклюзивности, открытости, публичности, принятию решений консенсусом и предварительном широком оповещении перед созданием отделения. «Инклюзивность» в данном случае означает скорее открытость для участия и меритократичность, а не то, что вы могли бы подумать. Все желающие должны иметь возможность принять участие. Само собой дискриминации быть не может.

Помимо организаций, которые имели официальный статус партнёров CC, ещё множество людей и организаций вносило тот или иной вклад в движение CC в России. Они это сделали совершенно децентрализованным образом, не пересекаясь и не взаимодействуя. Я не смогу ни вспомнить, ни перечислить абсолютно всех, это невозможно. В России довольно много разных участников принимало участие в движении даже в старом, более узком определении. С момента расширения сфер, которые напрямую относятся к CC, большее количество людей и организаций могут принять участие в работе отделения.

Если до 2018 года отделение CC — это почти профессиональная организация, почти исключительно объединение юристов и тех, кто им помогает, то сейчас ситуация изменилась. Сейчас предстоит объединение в одно большое сообщество, одно отделение CC разных отдельных сообществ, которые строились, например, вокруг только юридических аспектов публичных лицензий, только активизма в реформе авторских прав, только открытых данных, только открытого образования, только доступа к культурному наследию. Я надеюсь, что у нас самого начала будет широкий набор участников и каждое сообщество, каждый человек будет считать отделение своим, а правила и этот пост в этом помогут.

С каким вещами Creative Commons ассоциировалась в разные годы? У кого-то с судебными процессами, где принимал участие Лессиг и другие сооснователи. У кого-то с книгой Лессига «Свободная культура», которую перевели на русский в Фонде Прагматика культуры, а его основатель Александр Долгин (он же основатель сервиса Имхонет) выпустил две собственные книги по лицензии CC. А помнит ли кто, что Михаил Вербицкий, основатель LJ.Rossia.org, ещё в 2001 году написал книгу Антикопирайт, где в частности рассказывается про Лессига и его взгляды?

В середине нулевых на волне интереса к CC были созданы неофициальный сайт CCRussia.org и ряд сообществ в Livejournal и на том же LJ.Rossia.org, в которых велись одни из первых обсуждений дальнейшего развития CC. Можете себе представить, что в тот момент у русскоязычной публики, сидящей в ЖЖ, CC ассоциировалась с… музыкой, а значит прозвучавшее предложение, чтобы CC Russia возглавил.... внезапно музыкальный критик Артемий Троицкий, не казалось странным? Почему ассоциировалась не с Википедией и многими другими вики-проектами вроде Абсурдопедии, энциклопедиями на платформе Викия и Луркморья? Конечно, форумы проектов Викимедиа также были важными местами, где обсуждалась работа лицензий, но она перешла на CC только в середине 2009 года (и вслед за ней перешли ряд других вики-проектов), а до этого лицензии CC использовались только для изображений сервиса Викисклад и в проекте Викиновости. А вот сервис OpenStreetMap в 2012 году наоборот перешёл с лицензии CC на ODBL.

Кстати о новостях. Помимо Викиновостей, CC используют и такие сайты как «Частный корреспондент», Opennet, «Теплица социальных технологий», Роскомсвобода, ОВД-Инфо, Meduza (частично), а ещё сам Хабр (тоже частично, конечно). Да, статьи Хабра, которые принимают участие в Программе поощрения авторов (ППА), распространяются на условиях CC. Если помните, Хабр даже привлёк юридическую фирму для разработки механизма передачи прав. Так что сам Хабр как сайт, как юрлицо — тоже часть этого сообщества. Так что приглашаю руководство Хабра тоже присоединиться к отделению CC!

А все ли помнят, что знаменитый проект «РосПил» Алексея Навального уже в 2010 году распространял свои расследования по лицензии CC? Ещё до более массового интереса к авторским правам у политиков (ну кроме Пиратской партии России, разумеется), до массового использования лицензий для повторного использования открытых государственных данных и до размещения лицензий на государственных сайтах. Кроме одного исключения, когда сайт kremlin.ru уже в 2008 году дал разрешение на использованию пользователю на Викискладе. В том же году Обама был избран президентом, после чего в США начали развивать открыты госданные, а лицензия CC появилась на сайте белого дома whitehouse.gov. Интересно, что когда пришёл Трамп, указание лицензии CC исчезло с сайта, а Байден его вернул обратно.

Не забыл я о применении лицензий в науке и образовании. Open Access и Открытые образовательные ресурсы. Научные журналы в России распространяют свой контент по лицензиям CC, например, журнал Информационное общество от того же ИРИО или через знаменитую Киберленинку. Открытыми образовательными ресурсами занимается в России и на постсоветском пространстве расположенный в Москве Институт ЮНЕСКО по информационным технологиям в образовании (ИИТО ЮНЕСКО), а также ряд отдельных вузов и людей. Пожалуй, эти направления ещё только в начале развития и мы увидим ещё более широкое распространение этих подходов. Конференции ЮНЕСКО единогласно утвердили в 2019 и 2021 годах рекомендации об открытых образовательных ресурсах и об открытой науке. Лицензии CC либо исследовали, либо использовали на своих сайтах, либо проводили мероприятия такие вузы как МГУ, ВШЭ, РАНХиГС, МГИМО и другие. Далеко не один человек защитил кандидатскую или докторскую диссертацию на тему лицензий CC. А уж сколько дипломных работ должно быть я не представляю.

Отдельные пользователи продолжают вручную устанавливать лицензии на разных платформах, которые дают пользователям такой выбор, — от легендарного Flickr и Викисклада до YouTube и SoundCloud. Активизм и обсуждения реформы авторских прав? В 2008 году обсуждения были связаны со вступлением в силу 4 части ГК, победами пиратских партий в ЕС и созданием и деятельностью Пиратской партии в РФ. В 2022 году об этом в России не говорит только ленивый.

Сейчас по лицензиям CC доступно более 2 миллиардов произведений на 9 миллионах веб-сайтов. Способы использования неисчислимы. Количество людей, так или иначе связанных с лицензиями, огромно.

И здесь я снова хотел бы процитировать правила: «пригласите так много людей, как сможете» и «вы должны пригласить и собрать всех заинтересованных лиц, особенно всех одобренных членов в вашей стране, провести информационно-разъяснительную работу с надлежащим широким оповещением, чтобы убедиться, что все заинтересованные лица знают о собрании, а затем провести собрание настолько открыто и публично, насколько это возможно».

Я надеюсь, что каждый заслуженный участник сообщества будет чувствовать, что отделение для него открыто, он будет чувствовать его своим.

Что уже сделано в России и какой порядок действий я предлагаю

Несмотря на требования открытости для участия, я считаю правильным и предлагаю формировать отделение прежде всего вокруг юристов, которые сами давно знают и понимают ситуацию вокруг CC. Кроме того, я считаю, что должность руководителя должен занять юрист по образованию. Я им не являюсь и, конечно, не претендую на такую должность. Руководитель должен хорошо сам понимать ситуацию без постоянного обращения за консультациями.

Я стал первым членом CCGN в России (по ссылке снова моя страничка, но она не доступна для всех), подав заявку в 2018 году и завершив вступление в 2019 году. Сейчас членами CCGN в России являются 13 человек. Очевидно, я давно следил за ситуацией с лицензиями, за достижениями людей, которые развивали проекты, связанные с CC, которые публиковали научные статьи, как юристы комментировали ситуацию с авторскими правами и работу лицензий. В 2020-2021 годах я связался с большей частью нынешних членов, разъяснил правила и пригласил их вступить.

Это только мои предложения для первого собрания, на котором состоятся выборы руководителей. Уже сейчас членами CCGN стали несколько юристов, среди членов есть несколько кандидатов и докторов наук. Я думаю, что кто-то из их числа выдвинется в кандидаты, а окончательное решение будет за участниками собрания.

К сожалению, из команды ИРИО только я являюсь членом CCGN, но, надеюсь, кто-то из старой команды к нам всё-таки присоединится.

Как я предлагаю провести собрание? Так как члены физически находятся в разных городах и не только в России, то единственным вариантом может быть только проведение собрания онлайн через Zoom или подобные программы. Предварительно необходимо договориться о повестке дня, для чего я предлагаю желающим присоединиться к чату Telegram. Я думаю, что больше не будет необходимости публиковать посты для оповещения общественности. Всё дальнейшее обсуждение я предлагаю перевести в этот чат:

https://t.me/CC_Russia_chat

Даже когда будет создано отделение, оно останется добровольным, волонтёрским, без каких-либо зарплат и выплат для участников. Определённые обязанности на себе будут нести те, кто явным образом их взял на себя и, например, занял должности.

Однако, предстоит обсудить, каким образом будет обеспечено финансирование более стабильной и долгосрочной работы отделения. В 2022 году было много поводов задуматься о том, как всё организовать правильным образом.

Нынешний год — это год бойкотов и санкций. Я не думаю, что, в целом, при создании отделения CC могут возникнуть какие-то проблемы. Бойкоты и ограничения не входят в философию движения свободного программного обеспечения, других движений за открытость и некоммерческих организаций, которые эти движения обслуживают. Наоборот всегда большой ценностью было снятие ограничений стандартного авторского права или даже обеспечение статуса, наиболее близкого к статусу общественному достоянию, чтобы программное обеспечение, контент или другая информация распространялась максимально широко, а права людей на доступ к информации, программному обеспечению и на те самые «четыре свободы» по Столлману были защищены. Конечно, это не относится именно к бизнесам, которые были построены на базе СПО, и такие коммерческие компании ушли из России.

Санкции, как мы знаем, накладываются, в основном, на людей и организации, которые сильно связаны с государством и государственным финансированием. Нам это не угрожает. Ни я, ни другие участники сообщества не связаны с государством. Надо напомнить, что сообщества и организации, построенные вокруг СПО, изначально были негосударственной самоорганизацией и людей и даже противостояли тем изменениям в законодательство об авторском праве, которые вносили государственные органы. Мне кажется правильным при решении создавать юрлицо и собирать пожертвования, делать это максимально диверсифицированным образом, не впадая в зависимость от какой-то одной организации, продолжить традицию, которая привела сообщества к мировому успеху, и не претендовать на государственные средства. Гораздо важнее развивать связи и обмениваться опытом с компаниями в сфере open source. С такими предложением я обращусь к первому собранию отделения, чтобы закрепить такой порядок в отношении централизованных действий отделения.

Конечно, и без всяких отделений open source и публичные лицензии существуют в рамках своей изначальной концепции и позволяют обходить бойкоты и санкции. Отозвать публичные лицензии нельзя, и они невольно помогают российскому государству. Но, кстати, что может сделать само государство и государственные организации в России, особенно после 2022 года? Это не является новостью. Наряду с внедрением open source, импортозамещением, параллельным импортом и принудительным лицензированием, государство может задуматься над тем, какие международные конвенции ратифицированы и насколько жёстким является российское законодательство об авторском праве, насколько широко в России можно пользоваться доктриной добросовестного использования, насколько декриминализованы нарушения авторских прав, даже если они по-прежнему нарушения с точки зрения гражданского законодательства. Хотя некоторые организации жалуются, что в этом году их софт превратился в нелицензионный, а кинотеатры не могут показывать голливудское кино, государство пока ещё не отреагировало на эту, а заранее об этом, наверное, даже и не задумывалось. Именно тут у государства есть своя поляна, полностью суверенная. Наличие или отсутствие отделения CC или других подобных организаций в России не имеет в такой ситуации никакого значения. Теоретические бойкоты со стороны международных некоммерческих организаций, связанных с open source, ничего не изменят, но их и не должно быть, потому что это полностью противоречит самому фундаменту философии.

Сбор пожертвований и юрлицо?

С учётом вышеизложенного, вернусь к обеспечению долгосрочной работы отделения, которая не получится при полностью волонтёрской модели и текущей экономической ситуации. Я думаю, мы не сможем обеспечить нормальную работу отделения без сбора пожертвований, поэтому я предложу на первом собрании варианты их сбора. Конечно, такие варианты надо будет обсудить с представителями штаб-квартиры и проверить на соответствие правилам, но базово отделение достаточно независимо в своих действиях.

Напоминаю, что поскольку создание отделения не предполагает создание юридического лица, то на первом этапе у нас может не быть централизованного сбора пожертвований. Как тогда можно было бы организовать сбор? Вместе с официальным появлением отделения у нас появится и официальный сайт. А так как основу отделения составляют не юрлица, а физлица, и только они обладают правом голоса, то люди, берущие на себя ответственность за определённую работу в рамках отделения, могли бы отчитываться о проделанной работе на сайте и указывать свои кошельки/patreon/криптокошельки. Таким образом мы бы могли получить работающую с первых дней децентрализованную и, кстати, меритократичную систему сбора пожертвований напрямую физлицам, которая не требует юрлица и связанных с ним расходов. Кажется, раньше об этом никто не задумывался, но это может быть решением.

Я предполагаю, что отделение может долго существовать и без создания соответствующего юрлица. А если возникнет потребность и будет принято такое решение, то базовый вариант предполагает, что его учредителями станут физлица-участники отделения. Но участники отделения и так являются полноценными. Для кого-то нахождение в числе учредителей юрлица будет слишком обременительным, а кто-то находится в другой стране. Нарушается равенство участников отделения. И о другом варианте создания юрлица, возможно, тоже никто не задумывался.

В нынешней модели, когда членство в CCGN или членство в отделении и является собственно полноценным членством и не требуется входить в число учредителей юрлица, юрлицо лучше создавать не просто так, не ради формальности. Я задумался об этом не в этом году, а ещё в 2020-2021 годах. Мне казалось, что учредителями и сооснователями юрлица могли бы стать дочерние российские компании известных международных компаний и российские компании. Возможно, это не очень реалистично. Отделение Creative Commons в конкретной стране не является какой-то профессиональной ассоциацией, но при такой конфигурации мы приближаемся к этому статусу. Став соучредителями, компании могут делиться своим опытом, обмениваться своим опытом, жертвовать средства и контролировать расходование этих средств. Это может быть де-факто фонд поддержки отделения. В таком случае будет даже двойной контроль за сбором и расходованием средств отделением — как со стороны сообщества, так и со стороны юрлица и его учредителей.

Теперь в 2022 году, когда ряд компаний ушёл из России, ситуация, конечно стала другой, но часть международных компаний осталась. Международные компании были важны, потому что основные платформы, где встроен выбор лицензий CC — международные. Например, у Яндекса были видеохостинг и сервис Фотки, но он так и не встроил такой выбор лицензий CC в сам сервис.

Надеюсь, российские IT-компании осознают себя частью более широкого движения за открытость, будут внедрять использование лицензий CC на своих сервисах и смогут финансово поддержать работу отделения CC в России — одной из важнейших организаций, хоть и не связанной напрямую с программированием. Но, повторюсь, окончательное решение о модели работы — за собранием отделения. Если сейчас этот пост читает представитель компании, и ваша компания хотела бы помочь отделению CC в России, напишите, пожалуйста в чат.

Постсоветские страны

Как я сказал в начале поста, сейчас члены CCGN есть только в России, Украине и Казахстане. Кстати, надо сказать спасибо членам из Украины, Польши, Румынии и других стран, которые помогли вступить новым членам в России и Казахстане. Вступление - не самый простой и очевидный процесс из-за того, что нужно выбрать двух «поручителей», которые будут знать о работе, проделанной кандидатом, а сами «поручители» должны быть готовы. Может так получиться, что знакомых людей просто нет среди текущих членов CCGN и это затормозит создание отделений в постсоветских странах, если там сейчас нет ни одного члена CCGN. Если появляется хоть один член в стране, то вступать другим может быть уже легче. Для координации и взаимопомощи я предлагаю вступать желающим в русскоязычный чат:

https://t.me/publiclicenses_chat

Согласно правилам, поощряется вступление в новую CCGN тех людей, которые были в команде прошлых партнёрских организаций (Affiliates). Информация о прошлых партнёрах и членах старых команд доступна на wiki.creativecommons.org:
Азербайджан
Армения
Беларусь
Грузия
Казахстан
Кыргызстан (нет странички)
Латвия
Литва
Молдова (нет странички)
Россия (старая команда, то есть я, уже вступила)
Таджикистан (нет странички)
Туркменистан (нет странички)
Узбекистан (нет странички)
Украина (старая команда уже вступила)
Эстония

В CC больше используется деление по странам, а не по языкам. Объединение по языковому принципу - это моя личная инициатива, поэтому товарный знак “Creative Commons” в данном случае не используется. Я давно считал важным создание русскоязычного сообщества на тему публичных лицензий и важным уделять внимание именно переводам, потому что публичные лицензии не существуют сами по себе. Люди должны понимать как они работают и как их использовать. Если мы хотим активного развития, то справочная информация должна быть не только на английском, но и на русском и других государственных языках постсоветских стран.

Возможно, часть моих идей, которые я высказал об организации отделения в России, будут полезны и в других постсоветских странах.

Как вы можете помочь сейчас...

… и не отделению, а мне лично.))

К сожалению, очень часто люди и проекты, которые находятся в фундаменте других проектов, получают слишком мало внимания. Часто бывает, что пожертвования американским организациям никаких не возвращаются в Россию или другие страны. Часто отделение и организатор отделения не может получить никаких средств на создание и развитие отделения, потому что этого просто не предусмотрено. Часто нет понимания, что такие проблемы существуют. У нас получается большая перевернутая пирамида. Огромные сообщества, движения, экосистемы стоят на элементе, который никто не обслуживает, за которым никто не следит, а если и следит, то с большим трудом, не имея средств, либо сильно отвлекаясь от текущей работы, приносящей человеку деньги. И речь не только о технических вещах, а это вполне относится к форумам, сообществам, другим социальным взаимодействиям.

Ваш покорный слуга, как вы понимаете, накопил довольно большой объём знаний о том, как изнутри устроена работа CC. Я не юрист. То, о чём я сказал, в основном, не касается юридического знания. Хотя мы видели, что юристы, которые никогда не сталкивались с open source и свободными лицензиями, просто сходу не понимали как они работают. Только разобравшись в философии, идеях Столлмана, концепцией копилефта, особой терминологии и классификации лицензий можно приобрести полноценное понимание и принимать полноценное участие. Здесь в случае с отделением CC идёт речь о том, чему нигде не учат. Я написал этот пост и перевёл правила, чтобы все могли ознакомиться с той моделью, по которой будет функционировать отделение, понять, чего ожидать, и как вместе работать. Мой пост уже получился слишком большим, но многое не рассказано, множество нюансов в работе не так очевидны, а также многое даёт именно опыт предыдущего взаимодействия с CC. Возможно, незаменимых людей нет, но либо надо поделиться опытом и передать дела другим людям, либо новые люди будут изучать всё с нуля.

CC существует для того, чтобы увеличить количество контента, который можно повторно использовать. Есть большая подводная часть айсберга, такая работа, которую люди не замечают. Кто-то её должен делать. В основе интернета и всего, что входит в движение СПО и движение open source, лежит много скрытой работы. Стандартная монетизация невозможна или затруднена, хотя результатом могут пользоваться все. Финансироваться СПО, получается, должно по модели общественного блага. В экономической теории общественные блага делятся на конкурентные и неконкурентные. СПО относятся к неконкурентному общественному благу. Ты его абсолютно легально использовал, скопировал и этого блага меньше не стало. Штаб-квартира Creative Commons не платила и не будет платить мне или кому-либо ещё. Я не могу продавать, монетизировать Creative Commons, я им не владею, я не могу размещать рекламу на этом чужом для меня сайте. Перспектив коммерциализации никаких, это не бизнес, а даже если был бизнес, то не мой. И даже на их сайте я не могу собирать пожертвования. Но тем не менее я выполняю работу для движения и сообщества Creative Commons, выполняю очень давно. Всё, что я могу, это обратиться на таком стороннем ресурсе, таком как Хабр, и просить о пожертвованиях. В ИРИО я действительно получал зарплату и получал не всё время, а лишь в самый активный период. Кстати, довольно скромную. Проект финансировался из свободных средств заработанных самой организацией ИРИО, которая решила, по сути, добровольно потратить средства на общественное благо. Самый активный период в работе проекта CC Россия это примерно с 2011 по 2014/2016 года. Если взять весь период моей помощи проекту Creative Commons, то существенно больше половины всей работы было сделано бесплатно. Это и было моим хобби. Но существуют ситуации, когда приходится взять на себя работу, которую другие сделать не могут, и работать бесплатно как прямо сейчас с подготовкой создания отделения. Если пытаться считать это настоящей работой, то это не работа, а если пытаться оценивать компенсацию затраченного мной времени, то я в огромном минусе. Подводная часть айсберга, которая никому не видна, слишком большая. В начале поста я упоминал о трагедии общин, когда каждый, действуя индивидуалистично, наносит ущерб всему обществу и себе тоже. Рыночная экономика не действует в случае с информационной инфраструктурой, сообществом, экосистемой. Creative Commons — не товар и не услуга.

На Хабре у меня более 120 постов и статус «Легенда». Уважаемая аудитория Хабра, мои посты вам нравились, вы их оценивали очень высоко и считали полезными. Я не вступал в Программу поощрения авторов (ППА) и ни разу не получал от Хабра каких-либо выплат. Хабр разрешил какое-то время назад указывать номера кошельков для сбора донатов, но несмотря на просьбу о донате в предыдущих постах, я ничего не получил. Что касается каких-то государственных денег, грантов, денег от ГОНГО, я их никогда в жизни не получал, не считаю правильным, а в случае с работой, связанной с публичными лицензиями, переводами, контентом, который могут использовать все, то я и не считаю такой вариант правильным, потому что можно сказать, что само государство и создаёт проблемы, которые потом требуется решать обществу. Эдвард Сноуден дал себе описание в Twitter: «I used to work for the government. Now I work for the public.» Я, конечно, никогда не работал for the government, но определённо всё, что я делал и делаю тут на Хабре, для Creative Commons, в Википедии, в OpenStreetMap — это работа for the public, а не в интересах частной организации и работа для создания условий, чтобы ещё больше контента было доступно for the public, а не становилось «закопирайченным» и «проприетарным» контентом. Наиболее правильный способ помогать и финансировать такую работу for the public ради общего блага — это донаты напрямую от людей.

Я знаю, как я бы мог приносить пользу, у меня есть чем поделиться, планов громадьё на пару лет вперёд. Но если я не получу от уважаемой аудитории Хабра донаты, я не смогу больше приносить пользу, и в том числе писать посты на Хабр. Уважаемая аудитория Хабра для меня сейчас основная надежда. Надеюсь, этот пост не будет моим последним, и мне не придётся полностью переключаться на другую деятельность.

Если коллективный анонимный ХабраСанта ХабраДед захочет меня отблагодарить в этот юбилей Креативного Коммунизма за сделанное с 2008/2010 года, за этот пост и поддержать мою будущую работу по переводу справочных материалов, написанию постов на Хабр, созданию отделения Creative Commons в России, а, возможно, и в других постсоветских странах, если им будет нужна такая помощь, то просьба присылать донаты на

  • Webmoney-кошелёк Z310333174754

  • BTC на 1556iBCMcEPJ3dg92VNX7RqA82bdeqTuPU

  • LTC на LbHrth96Goj3d6NVGtRGmx5an2PSU3TFVB

  • USDT(ERC20) на 0xb0ade8faed6fbe1436eb40ec9945afe01e8c4076

  • USDT(TRC20) на TMeFxLB6DBo5KxXiDwiPPLM3aMgKLS4ySX

Донаты — это дарение денежных средств без встречных обязательств. Ваши донаты я трачу на собственное усмотрение. Согласно закону, такие подаренные средства не облагаются налогом без ограничений и даже сам факт денежного подарка не подлежит декларированию. То есть государство нисколько не получит в виде налога, ноль процентов, а это может быть важно при принятии решений о новогоднем и рождественском подарке коллективным ХабраСантой ХабраДедом. =))

Об ошибках и опечатках, пожалуйста, пишите мне в личные сообщения. Если что-то непонятно, тоже пишите, пожалуйста. В нескольких местах я высказываю одну и ту же мысль. Я перечитаю свежим взглядом и поправлю пост, а может и дополню его по результатам ваших вопросов.

Теги:
Хабы:
Всего голосов 50: ↑43 и ↓7 +36
Просмотры 3.2K
Комментарии 32
Комментарии Комментарии 32

Публикации

Истории