Аномалия Франго, Развязка

    Заключительная часть моего романа «Аномалия Франгō». Предыдущие части можно прочитать тут: Начало, Завязка, Кульминация.



    ASCII анимация на КДПВ, которую я сделал пару недель назад, раскрывает аспекты жизни некоторых когорт пиратов.

    ГЛАВА 6. Сумка безопасности биорайдера


    Пилот Связного-412 Угольник едва мог дышать. В полной темноте его било о склизкие стенки сумки безопасности биорайдера. Мало того, что кислорода было явно недостаточно, так еще и постоянные удары об упругие складки сумки выбивали из легких то, что удалось вдохнуть. Могло показаться, что пилот попал в желудок к чудовищу, который бежит по пересеченной местности. Собственно, это было недалеко от истины.

    Биорайдеры пиратов имели специальное помещение внутри своего тела для людей и биокиборгов. Оно не предназначалось для штатного использования, а служило как последний шанс в экстренных случаях. Размеры помещения, называемого сумкой безопасности, могли растягиваться и сжиматься, вмещая от одного до пяти человек. Стенки сумки были мягкими и упругими для компенсации возможных перегрузок. В сумке обеспечивалось приемлемое давление и содержание кислорода. А еще там была слизь. Много слизи. Она должна была минимизировать трение, что тоже увеличивало выживаемость при экстремальных перегрузках.

    Выплюнув очередную порцию слизи, попавшую в рот со вдохом, пилот Угольник спросил:

    — Малыш, что там происходит, раздери меня вакуум?

    — Деда Угольник… мы летим между метеоритов… очень сложно… не могу говорить…

    — Держись, малыш!

    Пилот Угольник понял, что биорайдер, которого он называл малышом, вошел в аномалию. Сможет ли необученный биорайдер преодолеть все пять световых минут аномалии и пробиться к планете? Пилот Угольник сильно сомневался. Но это его лучший шанс. Его и еще двоих людей, которых подобрали биорайдеры малыши у узколучевого передатчика.

    Безопасник космопарка Павел Москвин закрывал антену связи с крейсером с помощью активированной им защиты второго уровня. Это мощная и очень дорогая штука. Пилот Угольник ни разу не видел такую своими глазами. Но ведь у космопарка немеряное количество денег, могут себе позволить! Однако защита второго уровня требует огромного количества энергии, что при персональном использовании ограничивает время использования до всего нескольких минут.

    Когда у Павла оставались последние минуты действия защиты, в открытый космос вышла эта девчонка Яна Фомина! Она, оказывается, тоже имела защиту второго уровня. Когда пилот Угольник назвал как-то Яну девочкой, та обиженно фыркнула. Знала бы она, что пилот называл девочками всех женщин младше семидесяти лет. Ведь ему уже за сотню!

    Болтаясь в желудке у биорайдера, пилот восстанавливал в памяти недавние события на узколучевом передатчике. Они развивались так стремительно тогда, что сознание не успевало осмысливать происходящее. Прокручивая в голове свои собственные действия в те минуты, пилот удивлялся, насколько он хорошо сработал! И в сто лет он мог похвастаться отличной реакцией! Конечно, в центральных цивилизациях человечества сто лет — это самый расцвет сил. Здесь же, на планете Франгō, в этом возрасте уже выходили на пенсию.

    Тогда, на узколучевом передатчике, наемники Дмитрий и Влада сражались в виртуальном мире схем с враждебным созданием, а Павел прикрывал антенну для блокировки SupremeAI. Сражение было в самом разгаре, когда у Павла начало подходить к концу действие защиты второго уровня. Рассчитав все по секундам с помощью своих скриптов, стажер Яна ринулась на замену боссу. В момент, когда у Павла отключилась защита, Яна активировала свою, прижавшись к антенне. SupremeAI не получил связь и не смог вмешаться в виртуальное сражение.

    Пилот Угольник в это время налаживал контакты с биорайдерами, посланными Юрием для уничтожения людей. Посылая им порции данных, пилот расположил биорайдеров к себе. А затем и подружился, если это можно так назвать. Биорайдеры оказались совсем необученными малышами, которые в конце концов вышли на связь и стали называть пилота не иначе, как «деда Угольник».

    Затем на радаре Связного-412 пилот заметил отметку дрона, стремительно приближающегося к передатчику. Очевидно, что, отчаявшись пробраться в передатчик через антенну, Сай решил действовать с помощью грубой физической силы. Боевой дрон под управлением SupremeAI — это грозная сила.

    В этот момент пилот Угольник сделал то, чем он очень гордился до сих пор — он уговорил малышей биорайдеров помочь людям. Может, дело было в том, что ненависть к дронам у биорайдеров вшита на уровне инстинктов. Может, в чем-то другом. Тем не менее малыши согласились!

    Надев скафандр, пилот переместился в шлюз, с внешней стороны которого его уже ждал малыш. Еще два малыша подлетели к Яне и Павлу, блокировавшим антенну. Подождав, пока защита второго уровня у Яны отключится, исчерпав весь запас энергии, и они перебрались в сумки безопасности малышей.

    А вот наемники… они остались подключенными к схемам передатчика и до последнего вели виртуальный бой. Мониторы показывали, что повреждения Дмитрия необратимы. Влада могла бы спастись, брось она сына и переместись в сумку биорайдера. Но Влада осталась.

    Три малыша с людьми на борту бросились врассыпную от подлетевшего дрона. Как сообщил пилоту Угольнику его малыш, боевой дрон сделал мощный залп, уничтоживший как корабль Связной-412, так и жилые отсеки передатчика.

    Дальше потянулись минуты в кромешной тьме, которые один раз нарушил малыш, посоветовавший снять скафандр и верхнюю одежду. По его словам, сумка лучше понимает состояние человека, когда касается его кожи. А потом началась дикая тряска. И вот пилот Угольник болтается в теле биорайдера посреди мельтешащих астероидов аномалии.

    — Малыш, как там другие люди, например?

    — Много друзей погибло… они столкнулись с камнями…

    — А лидер вашей стаи еще жив, комета бесхвостая?

    — Дядя Юра ведет нас… он очень умный…

    Еще бы! Насколько было понятно из разговоров внутри передатчика, лидером стаи малышей был Юрий Красильников. Вернее, слепок его сознания, переложенный на нейросеть одного из эмбрионов. Если так, то есть шанс выжить. Как опытный пилот, Юрий способен найти стабильную зону рядом с верхними слоями аномалии. Стабильные зоны, находящиеся так близко к открытому космосу, имеют очень маленький объем. Буквально несколько квадратных километров пустоты, свободной от месива астероидов. Теоретически все пять тысяч биорайдеров стаи могут поместиться в таком объеме.

    Внезапно тряска закончилась. Немного придя в себя и попробовав пошевелиться, пилот Угольник обратился к малышу:

    — Мы приехали, малыш? Что происходит, например?

    — Дядя Юра привел нас в спокойное место. Мы здесь отдохнем.

    — Что с твоими друзьями? Все в порядке с теми, у кого внутри люди?

    — Сотни моих друзей не добрались. Многие ранены. Люди все целы, но другу, в котором находится девочка-человек, очень досталось. Ему больно. Он умирает.

    — Так, соедини меня с вашим лидером стаи, твою чернодырень! Не знаю, как это у вас делается, но давай, малыш, попробуй!

    Пилот Угольник беспокоился о Яне. Она же еще совсем молодая! Надо вытаскивать ее как-то из больного биорайдера и перемещать в здорового! Причем сделать это надо в вакууме, при том что Яна наверняка сняла свой скафандр, а защита второго уровня разряжена.

    — Пилот Связного-412 Андрей Угольник, ты меня слышишь? — раздался в сумке безопасности мужской голос. — К тебе обращаюсь я — лидер стаи Юрий Красильников.

    — Здравствуй, ошибка синтеза! Ты тот злодей, например, который засел в передатчике, или ты сам по себе?

    — Разум Юрия Красильникова, находящийся на передатчике, был использован для инициализации эмбриона биорайдера. Мне кажется, что я не тот Юрий с передатчика. Я изменился. В нейросеть эмбрионов пираты заложили большое количество информации в виде инстинктов. Я все больше и больше впитываю эту информацию. Несмотря на то, что я помню все, что было с настоящим Юрием, я… все больше и больше становлюсь биорайдером.

    — Ох, раздери меня вакуум! Ладно, Юра, биорайдер, дружище, давай спасем девочку Яну! Она находится внутри умирающего биорайдера. Можем мы ее переместить в безопасное место? А я потом замолвлю за тебя словечко! Кто знает, как все повернется, например? Спасение людей зачтется по-любому!

    — Конечно, я помогу вам, люди! Биорайдеры помогают людям. Стая не может двигаться дальше. Переход к следующей стабильной зоне им не пережить, они маленькие и неопытные. Не успел я научить их всему, — Юрий замолчал.

    — Так, так, значит, ты нам поможешь! — решил поторопить Юрия пилот Угольник. — Что нужно делать, например?

    — Только я один смогу добраться до центра аномалии к планете. Малышей придется оставить пока здесь. Они годами могут находиться в вакууме без еды. Им будет очень грустно и одиноко, но другого выхода нет.

    — Тогда давай шевелить соплами, например! Забирай нас к себе на борт. Начни с Яны и не забудь, ошибка синтеза, что она без скафандра, а мы, люди, не можем дышать в вакууме, скафандры штопаные!

    — Девочка уже у меня на борту. Теперь твоя очередь пилот.

    Стенки сумки безопасности пришли в движение, проталкивая тело по направлению к появившемуся узкому отверстию. Через отверстие пилот попал в трубку-кишечник, которая обладала своей перистальтикой. Несколько секунд движения по трубке закончились падением пилота в другую сумку безопасности.

    — Теперь ты у меня на борту, пилот Андрей Угольник, — загромыхал мужской голос, — настала очередь последнего человека.

    Пилот не заметил перехода между биорайдерами, поняв, что биорайдеры образовали герметичное соединение трубок, идущих от сумок безопасности. Еще одна вещь волновала Андрея:

    — Юра, а мы втроем не побьемся друг о друга в одном мешке, например? Болтанка-то приличная будет, раздери меня вакуум!

    — Сумка безопасности может разделяться на отсеки. Ты же не видишь Яну, хотя она тоже на борту? — сказал Юрий и после небольшой паузы добавил: — Теперь вас уже трое. Пора в путь.

    — Пора, твою чернодырень! Да, Юра, как будешь подходить к планете, сразу свяжись с людьми и сообщи, кто у тебя на борту, например. А лучше дай нам поговорить с планетарной обороной, а то они от испугу пальнут еще в тебя, ошибка синтеза!

    — При появлении связи с планетой я установлю соединение. Приготовьтесь!

    Пилот хотел было сказать, что он ко всему готов, как началась такая тряска, по сравнению с которой путешествие внутри малыша было легкой прогулкой. Юрий пилотировал намного резче.
    Короткие передышки внутри стабильных зон перемежались с десятками минут жесточайших перегрузок. Пилот стал замечать, что у него начались кратковременные потери сознания.
    Андрей Угольник не представлял, сколько времени это продолжалось. Проход биорайдера сквозь аномалию к планете мог занять час, день или год. Ни одному из этих созданий пиратов не удавалось проходить аномалию до этого.

    Внезапно тряска прекратилась, все замерло и успокоилось. Неужели получилось? Это был бы первый случай в истории, когда биорайдер смог приблизиться к планете. Только вот есть нюанс — в нейросеть этого биорайдера Сай вложил разум легендарного человека-пилота планеты. То, что не удавалось сделать самим пиратам, смог сделать сверхинтеллект SupremeAI.

    — Мы прибыли на место, люди. Приготовьтесь к сбросу!

    — К чему, скафандры штопаные, приготовиться?

    Вместо ответа пилот почувствовал свободное падение, продолжавшееся несколько секунд. После этого снова появилась сила тяжести, а затем сумка лопнула, словно воздушный шарик, наполненный водой!

    Трое человек упали на бетон. Безопасники Павел Москвин и Яна Фомина, а также пилот Андрей Угольник валялись на площадке около диспетчерской космопарка, ошарашенно озираясь на ошметки сумки безопасности. Все вокруг было залито слизью.

    — Тфу, га-а-а-дость! — выплевывая изо рта сгустки слизи и пытаясь счистить ее с себя, воскликнула Яна.

    — Это же не планета, например! — озираясь по сторонам сказал пилот Угольник.

    — Это диспетчерская космопарка, — хмуро проворчал Павел, — как только появилась связь, я переговорил с планетой. Тут в космопарке организована временная штаб-квартира сил обороны планеты. Президент хочет нас видеть.

    — Мне бы это, босс, одеться. И помыться. То есть сначала помыться, а потом одеться! — ежась от прохлады попросила Яна. — Как-то неприлично появляться перед президентом полуголыми и склизкими.

    — Некогда мыться! Вон, нам уже несут полотенца. Накинули и побежали в штаб. Такой приказ!

    — Раздери меня вакуум!

    — Ну бо-о-о-сс!

    ГЛАВА 7. Диспетчерская космопарка


    Президент планеты Франгō Надежда Москвина неспешно отпивала маленькими глотками только что заваренный чай. Все присутствующие также держали в руках по чашке собственноручно сделанного президентом отвара. В диспетчерской стоял приятный травяной дух.
    Травы планеты Франгō содержали различные активные элементы, чем виртуозно умела пользоваться Надежда, составляя отвар с нужным эффектом. Сегодняшний чай можно было бы назвать: «Концентрация без эмоций».

    Прибыв в диспетчерскую космопарка несколько часов назад, Надежда объявила, что штаб обороны будет находиться здесь. На данный момент присутствующие в штабе люди разделились на две группы.

    В первой группе, держащейся немного в стороне, были представители космофлота: генерал Каталов, генерал Храмцова с дочерью Викой Шишкиной, а также агент Карпенко с уже восстановленной рукой. Екатерина Кирик, хотя и служила в космофлоте, но предпочла быть рядом с Надеждой, улучая любое свободное время на то, чтобы поговорить с ней.

    Во второй группе были представители космопарка: директор Наталья Матвеева и контрагент Колобухова. Они стояли немного поодаль.

    И, наконец, в третьей группе была президент Надежда Москвина с министром обороны Тимуром Хмельковым по кличке Бывалый. Рядом с ними стояла Катя.

    Все покорно пили из чашек потому, что президент объявила чайный перерыв, во время которого лишние разговоры не приветствовались. Следить же за мониторами не возбранялось. На некоторых показывалось текущее состояние мобилизации. На некоторых отображались данные радаров.

    Сделав последний глоток, президент обратилась к Бывалому:

    — Тимур, перечисли, пожалуйста, еще раз всех, кто планировал вторжение. Мы выведем это на отдельный монитор. Укажи, какими силами планировалось вторжение и наши шансы отбиться.

    — Так точно, Надежда. Итак, первая угроза исходила от Сая — SupremeAI крейсера космофлота. Он планировал вторжение с помощью пяти тысяч эмбрионов биорайдеров. Если бы они прошли к планете, то у нас не было бы шансов отбиться. Но стая у Сая была не обучена. По моим прогнозам, им понадобилось бы несколько недель, чтобы научиться пилотированию в аномалии.

    — Еще раз прошу заметить, Надежда, — обратился генерал Каталов к президенту, — что Сай действовал самолично, в разрез интересам космофлота. Прошу, чтобы эта информация была отражена на мониторе!

    — Хорошо, Владимир, Сая мы отнесем к SupremeAI — отдельной силе во Вселенной, которая заинтересована в нашей планете.

    — Итак, как мы знаем по сообщению от генерала Каталова, Сай был нейтрализован большой группировкой пиратов, прибывшей к аномалии. При этом пять тысяч необученных биорайдеров перешли на сторону пиратов? Так?

    — Да, все верно. Силы пиратов — три когорты биорайдеров, обученных на прохождение через аномалию. Если бы даже одна когорта смогла пройти к планете, у нас снова не было бы шансов отбиться. Никаких.

    — Выводим на монитор вторую силу, имеющую интерес к планете и против которой мы беззащитны. Пираты. Далее, — продолжила Надежда, — все вы слышали доклад Анри о прибытии Колоссала космофлота. Пираты отвели свои силы, но никто не мешает им вернуться. Анри сказал, что профессор Воробьев вылетел к планете вместе с… — голос Надежды на мгновение запнулся, — с Аидой.

    — Так точно, силы Колоссала постоянно пополняются все новыми крейсерами. На момент ухода Анри из открытого космоса силы Колоссала составляли сто боевых крейсеров. Если экстраполировать увеличение количества, то на данный момент космофлот располагает группировкой в несколько тысяч крейсеров.

    На мониторах появилась еще одна надпись: «Колоссал». В этот момент генерал Каталов запротестовал:

    — Надежда, при всем уважении, Колоссал космофлота олицетворяет сам космофлот, который является главным другом планеты. Не стоит ставить его в один ряд с пиратами и с… — замялся генерал.

    — С Саем, вы хотели сказать? Сай тоже олицетворял космофлот? — сказал, неожиданно вошедший в диспетчерскую профессор Воробьев. — Лишь ценой своих жизней два храбрых наемника Дмитрий Высоцкий и Владислава Малинова остановили вторжение перепрограммированных биорайдеров. Мы бы сейчас здесь не разговаривали, получи SupremeAI космофлота Сай доступ к стае неразумных малышей.

    Появление профессора вызвало переполох у службы безопасности президента, охранявших временный штаб. Уверенной походкой профессор приближался к центру диспетчерской, не обращая внимание на бегущих за ним безопасников.

    Генерал Каталов и агент Карпенко практически одновременно выхватили пробойники и начали стрелять в профессора. Судя по искрам, отскакивающим от пиджака профессора, пробойники были выставлены отнюдь не на парализацию.

    — Прекратите стрельбу! — чуть повысила голос президент.

    Выстрелы утихли. Профессор Воробьев остановился, поправил пиджак и посмотрел на президента.

    — Спасибо, Надежда!

    — Стой на месте, пират! — предупредил генерал Каталов. — При мне есть и более мощное оружие. Не заставляй меня его применять!

    — Спокойно, генерал! — сказала Надежда. — Профессор пришел поговорить, ведь так?

    — Абсолютно верно, Надежда. Жаль, что не удалось поговорить с вами по душам сорок лет назад.

    — Но вы же другой профессор Воробьев? Или вы тот же самый человек, но в другом теле? Генерал Каталов и Анри пытались объяснить, но мы так до конца и не разобрались.

    — Что ж, давайте начнем с этого, если вам угодно!

    Профессор сел на подъехавшее самоходное кресло и продолжил:

    — Мы ценим жизнь людей, но считаем, что человечество зря отказалось от попыток сделать свое тело и разум более совершенными. Люди боялись сотворить монстров и запретили эксперименты над человеком много тысяч лет назад. Набравший скорость локомотив эволюции остановился.

    — А вы, значит, не остановились. Ну-ну, что дальше? — все еще держа профессора на мушке, с улыбкой спросил генерал Каталов.

    — Несколько влиятельных бизнесменов и ученых были не согласны с решением заморозить программы развития человека. Так и появились так называемые пираты. Хотя, конечно, поначалу ни о каких пиратах не было и речи. Были лишь удаленные станции, на которых продолжались исследования. Однако из столетия в столетие из нас лепили образ врагов. Знаете, кто это делал?

    В зале воцарилась тишина, все ждали ответа, хотя он уже висел в воздухе.

    — Мы были неугодны силе, которая ни на миг не останавливалась в своем развитии. Которая год за годом, столетие за столетием, тысячелетие за тысячелетием продолжала наращивать свою мощь и влияние, несмотря на ограничения. Искусственные интеллекты с самосознанием, SupremeAI — вот кто добился того, чтобы мы стали главным врагом человечества.

    — Так-то все логично, — произнес Тимур.

    — Что тебе логично, Бывалый? — взвился генерал Каталов. — Ты что, веришь в его сказки про добрых пиратов? Ты не забыл, что они уничтожают наши корабли?

    — А сколько человек погибло в столкновениях космофлота и пиратов за последние, скажем, сто лет? — спросил профессор генерала.

    — Сколько, сколько… не знаю!

    — За последнее время среди людей жертв не было, — сказала глава аналитического отдела дальней разведки генерал Храмцова.

    — Вообще-то жертвы среди людей были, — продолжил профессор, — но это были люди на стороне пиратов. За последние сто лет, например, космофлот под управлением SupremeAI убил людей больше, чем погибло в космофлоте за все многотысячелетнее время его существования. SupremeAI убивает людей, — отчеканил профессор последнюю фразу.

    — Не очень-то вы похожи на людей! — процедил агент Карпенко. — Судя по тому, что я видел, вы — клоны-киборги!

    — Мы не делаем клонов. У нас другая цель — сделать так, чтобы каждый человек мог бесконечно развиваться. Сделать человека бессмертным, если хотите. Пока мы не смогли это реализовать в полной мере. Наша схема сейчас работает по-другому. Каждый человек уникален в своем теле биокиборга в любой момент времени. И если тело погибает или умирает от старости, то делается новое, иногда более продвинутое.

    — А как оно делается? — тихо спросила Вика Шишкина.

    — Мы не научились бесконечно продлевать жизнь всему телу. Но вот клетки мозга поддались нашим экспериментам. Мы научились поддерживать бесконечную регенерацию клеток мозга с сохранением естественных нейроструктур и процессов, протекающих в них. В то время, как основное тело заморожено в криокамере, мозг находится в полузамороженном состоянии в специальных условиях. Мы можем вырастить копию этого мозга в голове биокиборга.

    — Ха, значит, вы все-таки делаете клона! — усмехнулся агент Карпенко.

    — Мы создаем пролонгера! Так мы называем биокиборга с копией разума исходного человека. Я — пролонгер. Иван — пролонгер. Почти все пилоты, которых мы захватили на планете, согласились стать родоначальниками своей линии пролонгеров.

    Надежда внимательно посмотрела на Катю, затем обратилась к профессору с вопросом:

    — Но как вы обеспечиваете бесконечное развитие? Просто делать копии мозга недостаточно!

    — В этом вся соль, Надежда! Мы научились не только снимать копию структуры мозга, но и смогли подключиться к центрам мозга, получающим визуальные, звуковые, тактильные и другие сигналы. Каждый пролонгер, как только он становится доступен для связи, скидывает данные о том, что он видел, слышал, ощущал. Весь набор данных, которые поступали в мозг пролонгера, отправляются в исходный мозг.

    — Я правильно понимаю, что все, что вы услышите, увидите или унюхаете, вы загрузите в тот исходный мозг? — уточнила Надежда.

    — Верно! Даже запах ваших прекрасных трав. Когда я умру, то следующий биокиборг, следующий пролонгер, будет помнить все, что прожил я. Таким образом пролонгеры продлевают жизнь профессора Олега Воробьева, которому уже более девятисот лет. Мне же, текущему пролонгеру, всего сорок.

    — Но вы же погибли тогда, сорок лет назад, при взрыве? — спросила генерал Храмцова. — Как же вы передали информацию следующему пролонгеру?

    — В тот раз, к сожалению, информацию не удалось передать. Я помню лишь то, что было за день до этого, когда я последний раз скидывал новую порцию данных. Однако я знаю то, что там произошло. Каждый пролонгер изучает информацию, которую не успевали передать предыдущие пролонгеры. Это, конечно, не осознается нами как реальные воспоминания.

    — И много у пиратов таких пролонгеров вроде вас? — поинтересовался генерал Каталов.

    — Совсем немного, если сравнивать с населением центральных цивилизаций человечества!

    Сделав глубокий вдох, профессор обвел присутствующих взглядом и продолжил более громким голосом:

    — Дамы и господа, прошу прощения, за то, что утомил вас всеми этими деталями! Дело в том, что нам нужна планета Франгō и аномалия вокруг нее для того, чтобы восстановить статус кво. Мы хотим быть равноправными членами человечества. Аномалия — уникальное место, к которому SupremeAI не имеют доступа.

    — Но планы-то ваши обломались? Не так ли, тысячелетний дедуля? Колоссал-таки прижал тебя? — злорадствовал агент Карпенко.

    — Вот сейчас Колоссал космофлота установит с нами связь, и мы посмотрим, — ответил профессор.

    Действительно, в помещении диспетчерской раздался негромкий щелчок и появилась голограмма адмирала космофлота. Каждый раз, как Надежда представляла, сколько требуется ресурсов для поддержки связи с открытым космосом, ей становилось не по себе. Дроны-ретрансляторы быстро разбивались об астероиды аномалии. Для компенсации потерь необходимо было выпускать до миллиона новых дронов в час. А такие дроны — устройства не из дешевых, ведь они ретранслировали сигнал на сверхсветовой скорости.

    — Адмирал Колоссала космофлота приветствует вас, — бесцветным голосом сказал безликий адмирал.

    Надежда никак не могла привыкнуть к тому, что адмиралы не имели имен и были максимально обезличены. Она не была даже уверена, что это реальные люди, а не синтезированные изображения.

    — Я думаю, что вы в курсе последних событий, произошедших у аномалии Франгō, — сообщила голограмма адмирала. Затем, повернувшись в сторону профессора, голограмма неожиданно приказала: — Генерал Каталов, арестуйте профессора Олега Воробьева!

    Генерал посмотрел на профессора, затем перевел взгляд на президента, пожал плечами и спокойно сказал:

    — Профессор, вы арестованы.

    — Хорошо, — также спокойно ответил профессор. При этом ни тот, ни другой даже не пошевелились.

    На лице адмирала появилось легкое недоумение. Однако на монотонности голоса это не сказалось:

    — Следующий шаг — эвакуация всех посетителей космопарка. Президент Надежда Москвина, приказываю вам организовать перевозку всех граждан центральных цивилизаций в открытый космос, где их уже ждут транспортные корабли. Космопарк объявляется закрытым!

    — Эй, вы что? — возмутилась Наталья Матвеева, директор космопарка. — Надежда, не дайте им этого сделать!

    — В зоне аномалии введен режиме ЧС, при котором Колоссал космофлота имеет абсолютные полномочия. Никто и ничто не может послужить помехой в реализации моих приказов.

    Надежда мысленно проконсультировалась с юристами планеты. После этого она посмотрела на Наталью и развела руками:

    — Они действительно теперь тут главные, — сказала она с сожалением. — У меня единственная просьба, — обратилась она к адмиралу, — давайте не будем проводить экстренную эвакуацию посетителей, а пусть они покинут космопарк в штатном режиме. Мы просто не будем принимать новых гостей!

    — Это невозможно, — возразил адмирал, — эвакуация должна начаться прямо сейчас. Иначе ваши действия будут восприниматься как саботаж. Вы будете арестованы и подвергнуты ментальному допросу, президент Надежда Москвина.

    — Но чем вызвана такая срочность? — пыталась тянуть время Надежда, лихорадочно пытаясь придумать способ смягчить экономический ущерб от жестких решений космофлота.

    — Такая концентрация граждан центральных цивилизаций в столь отдаленном месте изученной Вселенной провоцирует желание взять их в заложники. Вы сами видели, что сначала девиантный SupremeAI, а затем и пираты пытались разыграть ваш космопарк в своих целях. Это необходимо прекратить прямо сейчас. У вас есть что возразить, президент? Даже если и есть, то возражения не принимаются. Приступайте к выполнению приказа.

    — У меня есть что возразить! — внезапно заявил профессор Воробьев. — Мне невыгодно прекращение деятельности космопарка. Как вы успели верно заметить, мне нужны заложники в аномалии Франгō для гарантии ненападения с вашей стороны.

    — Вы представляете, какие силы собрал космофлот у аномалии? — спросил невзрачный адмирал. — Вы будете сопротивляться нам в одиночку?

    Возможно, Надежде показалось, но на лице адмирала промелькнула тень улыбки.

    — Не в одиночку. Нас двое, — ответил профессор и грустно посмотрев на Катю, обратился к ней, — Катя, ты готова?

    — Да, — неуверенно сказала Катя. — Мне очень жаль.

    Катя посмотрела на своих друзей из школы полетов:

    — Пока, Алла, пока, Вова, пока, Бывалый, прощайте, тетя Надя, — чуть не плача, тихо проговорила Катя. — Я не так много прожила. Мне, пролонгеру, не хочется умирать.

    — Катя? — удивленно произнесла Надежда, — что такое? Что ты собираешься сделать?

    — Да она же пролонгер, как и профессор, и Иван! — закричал агент Карпенко.

    Он направил на Катю пробойник, но выстрелить не успел. Тело Кати начало распадаться на множество мелких кубиков. Как будто большая фигура, сделанная из лего, рассыпалась на отдельные детали, ссыпаясь кучей на пол. Каждый кубик, в свою очередь, распадался на более мелкие частицы, размером с частичку сахара. Но и эти частички продолжили распадаться на еще более мелкие, уже не видимые глазу. Через буквально пять секунд все закончилось.

    — Ну и что это значит? — спросил адмирал у профессора после небольшой паузы.

    — Кати больше нет. Она преобразовала материю своего тела в миллионы микроскопических бомб. Сейчас эти бомбы расползаются по космопарку, прикрепляясь к затылку каждого посетителя. Сила заряда такова, что с гарантией разнесет голову человеку. Я могу подорвать как отдельную бомбу, так и все разом.

    — Да ну? — с сомнением произнес генерал Каталов.

    — Могу провести демонстрацию, — по-деловому ответил профессор. — Видите вон то кресло в углу? Одна бомба закрепилась на нем.

    Подождав секунду, чтобы присутствующие успели перевести взгляд на кресло, профессор подорвал невидимый заряд. Раздался взрыв, сопровождаемый яркой вспышкой. Верхняя часть кресла со спинкой вращаясь взмыла вверх, оторвавшись от устройства перемещения. Пролетев через половину зала, часть кресла рухнула на пол рядом с представительницами космопарка. Наталья и Евгения едва успели отпрыгнуть.

    — О, прошу прощения, дамы! Я не ожидал, что взрыв будет такой сильный.

    — Вот это да! — изумленно, с ноткой восторга воскликнул Бывалый.

    — Бывалый, ты чему радуешься? Профессор же, по сути, берет посетителей в заложники! Возможно, и не только посетителей, — генерал Каталов с подозрением почесал затылок.

    — Да я не про взрыв, вы посмотрите, кто идет, — показал Бывалый на вход в диспетчерскую.

    Громко шлепая босыми ногами по полу и оставляя склизкие следы из мутной слизи, в диспетчерскую входили безопасники Павел и Яна. За ними, словно боясь поскользнуться, семенил пилот Угольник. На голые плечи каждого были накинуты полотенца. На телах вошедших блестела все та же слизь.

    — Паша! — выкрикнула директор космопарка Наталья, — наконец-то ты, твою мать, вернулся! Почему я так долго жду своего главного безопасника?

    — Ну мы не на комфортном райдере возвращались.

    — А как?

    — В кишках биорайдера, — весело ответила Яна.

    — В самых настоящих, раздери меня вакуум! — добавил пилот Угольник.

    — Вы хотите сказать, что биорайдер пиратов доставил вас в космопарк, преодолев всю глубину аномалии? — удивленно спросил адмирал.

    — Да, — хором ответили вошедшие. — Твою чернодырень, — отдельно добавил пилот.

    Голографическая фигура адмирала замерла, задумчиво склонив голову. Создалось такое ощущение, что связь с Колоссалом прервалась и в диспетчерской отображался последний переданный кадр голограммы. Но затем фигура ожила:

    — Я передал всю информацию Колоссалу, и мы совместно приняли следующее решение. В связи с тем, что профессор Воробьев, вероятно, захватил в заложники десять миллионов посетителей космопарка, прикрепив к ним микрозаряды, а также в связи с тем, что подтвердилась возможность прохождения к планете биорайдеров пиратов, Колоссал оценивает вероятность захвата аномалии пиратами как очень высокую. Для предотвращения долгосрочных проблем для всего человечества космопарк будет уничтожен вместе со всеми посетителями.

    — То есть как? — в полной тишине произнес генерал Каталов.

    — Если же силы планеты начнут препятствовать силам космофлота, то вся планета будет уничтожена.

    — Вы шутите, дядя? — недоуменно спросил агент Карпенко.

    — Мне очень жаль, но это самое логичное решение сложившегося кризиса. Нельзя допустить ситуацию, при которой пираты занимают аномалию, имея десять миллионов заложников. Если совет центральных цивилизаций человечества узнает об этом, то любые требования пиратов будут выполняться. Колоссал космофлота не может этого допустить.

    — То есть Колоссал космофлота единолично решил истребить всех людей на планете? — вступила в разговор генерал Храмцова. — А как насчет голосов двух оставшихся Колоссалов? Они поддержат этот геноцид?

    — К сожалению, мы не можем установить связь с другими Колоссалами. Местный ретранслятор не функционирует, а тот, который находится в Колоссале, находится во временном ремонте.

    — Правильно ли я понимаю, адмирал, что вы собираетесь уничтожить космопарк с миллионами людей? — с ошарашенным видом спросила президент Надежда. — Мы же не сможем их всех быстро вывезти на планету!

    — Вы неправильно поняли, президент! Мы ликвидируем людей как таковых, чтобы избежать возможности шантажа в будущем. Остальные Колоссалы, не говоря уже о совете, слишком мягки для такого логичного решения. Отсутствие связи с центром предоставляет космофлоту шанс решить проблему аномалии Франгō раз и навсегда.

    Представители космофлота набросились на голограмму адмирала, пытаясь уговорить отменить атаку. Остальные начали бурно обсуждать слова адмирала. Профессор Воробьев одиноко сидел на кресле с грустным видом, сохраняя молчание.

    Надежда пыталась восстановить роковую цепочку событий, приведших к катастрофе. Как так получилось, что космофлот, столетиями финансирующий школу полетов планеты, вдруг решил устроить геноцид? Надежда знала несколько людей из космофлота, которые не являлись выходцами с планеты, а были гражданами центральных цивилизаций. Например, Андрей Коротаев — капитан крейсера, очень милый человек. Не мог он пойти на массовые убийства.

    — Готовьтесь к смерти, люди! Никто не уйдет из аномалии живым! — громогласно провозгласила голограмма адмирала и с щелчком исчезла из диспетчерской.

    Это вывело президента из оцепенения. Требовались действия.

    — Прошу тишины! — обратилась Надежда ко всем присутствующим. — Вы все слышали, что Колоссал объявил о начале интервенции. Это не шутка, я только что получила официальное уведомление о контролируемом умерщвлении. Первый раз такое вижу…

    Последние слова президент произнесла слегка растерянным голосом. Добавив голосу уверенности и встрепенувшись, она начала отдавать указания:

    — Алла и Вика, срочно составьте все возможные способы атаки космофлота. Нужно понять, как при невозможности функционирования боевых дронов в аномалии космофлот собирается нас атаковать!

    Надежда посмотрела в сторону представительниц коспопарка:

    — Наташа и Евгения, организуйте максимально быструю эвакуацию посетителей космопарка. Нужно переместить их на планету в защищенное место. Учтите, что эвакуацию, возможно, придется проводить под огнем.

    Далее президент обратилась к безопасникам:

    — Павел и Яна, просканируйте здесь все на предмет жучков космофлота. Наверняка они расставили их повсюду вместе с дронами-ретрансляторами. Необходимо их нейтрализовать и обеспечить защиту от новых.

    Надежда перевела дух и продолжила:

    — Вова и Бывалый, вы будете на передовой. Вова, ты — лидер третьей сотни, Бывалый — ты лидер второй. Приступайте к комплектации своих сотен.

    Посмотрев, как по-деловому и без лишних эмоций люди приступили к выполнению поручений, Надежда еще раз поблагодарила себя за то, что устроила чайный перерыв. Отвар «Концентрация без эмоций» удавался ей особенно хорошо.

    Глубоко вздохнув, президент обратила внимание на монитор с текущим состоянием мобилизации. Семьсот райдеров готовы к бою. Сила небольшая, но у нее будет очень мощный кулак.

    — @ Диспетчерская | Президент Надежда Москвина. Анри, космофлот начинает вторжение в аномалию. Я перешлю тебе запись того, что происходило в диспетчерской. Собирай свою сотню райдеров и начинай патрулирование в окрестностях космопарка. Ты — лидер первой сотни.

    — @ | Анри. Принято, президент! Начинаю подбор смельчаков. Не беспокойтесь, даже если космофлот направит все свои силы в аномалию, пройти ее во всю глубину и приблизиться к планете смогут лишь сотни, ну, может быть, тысячи дронов.

    До планеты дошли миллионы.

    ГЛАВА 8. Райдер Анри


    Стационарный пробойник моего райдера может совершить пять тысяч залпов на одном заряде. Я глянул на счетчик — осталось «103». Черт! Только мы отодвинули врага на световую секунду внутрь аномалии, как мне надо лететь на перезарядку.

    — #3. Первый! Противник меняет тактику!

    — #1. Понял тебя, третий! Уже передаю информацию стратегам.

    Это был уже второй раз, когда Колоссал менял тактику своих дронов. Час назад диспетчерская засекла прорыв аномалии прямо рядом с космопарком. Я со своей сотней кое-как успел к точке прорыва. Мы ввязались в бой, стараясь оттеснить дроны обратно в месиво астероидов аномалии. Тут же стал понятен способ, с помощью которого Колоссал осуществлял интервенцию.

    Космофлот единственный, кому удавалось устанавливать канал связи с планетой. Для этого выстраивалась цепочка дронов связи — тоненькая ниточка, проходящая через всю глубину аномалии до ее центра.

    Колоссал сплел из этих ниточек веревку, состоящую из миллиона отдельных каналов связи, создав узкий коридор шириной в сто километров. И в этом коридоре, в этой червоточине действовала, ребята, сверхсветовая связь с Колоссалом. Если бы современные боевые дроны космофлота могли бы функционировать в аномалии, то под управлением Колоссала они бы без труда одолели бы любые силы обороны планеты. Но квантовые схемы дронов не работали в аномалии.

    Стратеги планеты во главе с Аллой Храмцовой предположили, что Колоссал мобилизует давно устаревшую технику на транзисторных схемах. Более того, чтобы немедленно начать уничтожение планеты, Колоссал должен был заранее собрать эти старые корабли. Так, по-видимому, и было. Не знаю, сколько старых складов, фабрик и заброшенных станций пришлось прошерстить, но Колоссал собрал выдающуюся коллекцию раритетных боевых райдеров.
    Все райдеры были модернизированы в управляемых дронов. Если модель старого райдера предполагала наличие пилота, то устанавливался удаленно управляемый блок пилотирования.
    Вы не представляете сколько разной техники повидал я за этот час! Более сотни видов древних кораблей. Как же мне жалко разносить их на куски, вы бы только знали!

    — #3. Первый! Дроны противника начали собираться в сто групп, наращивая количество единиц в каждой.

    — #1. Да, вижу, третий! Распределяемся равномерно на всю ширину коридора слоями по двадцать райдеров. Расстояние между слоями держим в пятьсот километров. Пока получил только такие рекомендации от стратегов.

    В момент прорыва тактика у противника была очень простая — задавить массой. Дроны даже не вступали с нами в сражение. Они тупо перли напролом к планете и космопарку, полагаясь на стократное численное преимущество. Но мы смогли их сдержать! Обошлись даже без потерь!
    Через десять минут Колоссал сменил тактику. Дроны начали ожесточенно сражаться с нами. Несколько моих пилотов не успели среагировать и были подбиты. Погибли второй, десятый и пятнадцатый. Моя сотня насчитывала сейчас девяносто семь райдеров.

    Однако мы быстро переключились с монотонного расстрела тысяч летящих болванок на настоящий бой. Теперь приходилось учитывать то, что дроны пытаются нас подстрелить. Пришлось даже немного отступить.

    Рекомендация стратегов после первой смены тактики врага была следующей: равномерно распределиться по ширине коридора в один слой. Каждый райдер брал на себя защиту своей зоны. Постепенно размер зон ответственности перераспределялся в зависимости от мастерства пилота. Опытные пилоты навроде третьего взяли на себя больше противников.

    Через несколько минут мы не только смогли прекратить отступление, но и значительно потеснили противника вглубь аномалии, избежав при этом потерь. И вот Колоссал снова меняет тактику, а у меня всего сто три выстрела.

    До этого, совершив почти пять тысяч выстрелов, я поразил четыре тысячи дронов. Если соотношение сохранится, я смогу уничтожить еще семьдесят-восемьдесят дронов. Мало! Надо бы, пользуясь затишьем, слетать на базу перезарядить пробойник.

    — #1. Третий! Ты остаешься за главного. Всем пилотам! Определите список из тридцати райдеров с наименьшим количеством оставшихся залпов. Слетаем по шустрому на перезарядку.

    К сожалению, я до последнего игнорировал рекомендации стратегов, разработавших схему отхода частей сотни на перезарядку. Слишком жарко было. И вот теперь пора начинать перезаряжать сотню, а то будет совсем поздно.

    Сорвавшись с центра своей зоны, я помчал на всех порах в сторону космопарка. Там была оперативно развернута площадка технического обслуживания. Тридцать райдеров последовали за мной.

    — #1. Тридцатке, летящей на перезарядку! Разделиться на три группы и быть готовыми вернуться на передовую.

    Нужно подготовиться к тому, что новая тактика Колоссала окажется не по зубам оставшимся райдерам. В зависимости от серьезности ситуации я мог вернуть на передовую одну, две или все три десятки райдеров. Пусть залпов осталось и мало, но это может помочь в организованном отступлении с минимальными потерями. А там что-нибудь придумаем.

    — #3. Первый! Противник накопил уже по двести единиц в каждой из ста групп. Еще одна группа, имеющая форму клина, начала формироваться по центру коридора. Эта группа насчитывает уже тысячу единиц.

    — #1. Третий! Отступите на одну световую миллисекунду, сохраняя строй.

    Тактика Колоссала явно усложнялась. Что же он такое замыслил? И главное, сколько еще у него ресурсов? Только чтобы поддерживать одну линию связи ему нужно непрерывно вливать до одного миллиона новых дронов-ретрансляторов в час. Таким образом, поддержка одного коридора вторжения требует триллион новых ретрансляторов ежечасно! Сложно даже представить себе эту цифру: 1 000 000 000 000. В час.

    — @ Диспетчерская | Стратег Алла Храмцова. Внимание всем! Осуществлен четвертый прорыв. [Конец связи]

    Черт возьми! Надеюсь, стратеги придумали план Б. Пока планете удалось подготовить лишь восемьсот боеспособных райдеров. Четыреста уже задействованы боях. Еще почти пятьдесят были отправлены на передовую, в помощь второй и третьей сотне. Потери в них были столь высоки, что стратеги сочли необходимым отправить им подкрепление из резервов. Однако лидеры второй и третьей сотни генерал Каталов и Бывалый еще в строю! Держитесь, ребята!

    Моей сотне подкрепление пока не требовалось, и я надеялся, что не понадобится как можно долго. В резерве оставалось около трехсот пятидесяти райдеров. Дополнительно к этому планета могла подготовить максимум еще сотню в ближайшие часы. Значит, нам есть кого выставить на три-четыре новых прорыва. Что делать, если прорывов будет больше, я не думал. Пусть над этим думают стратеги, а мне надо готовиться к бою.

    Оттормозившись в последний момент, я приземлился на слот площадки технического обслуживания. Техники начали осмотр райдера и перезарядку пробойника. Это должно занять не более пяти минут. Другие райдеры приземлились на соседние слоты. Вражеские дроны пока не начинали атаку, и я привел всю тридцатку на перезарядку.

    — @ Диспетчерская | Стратег Алла Храмцова. Анри! В помощь твоей сотне отправляется биорайдер Юрий Красильников. Рекомендую отвести ему позицию по центру коридора. [Конец связи]

    Вот это хорошая новость! Президент послушала-таки мой совет и приняла Юрия на службу в планетарные войска. Теперь у нас есть свой биорайдер! Да еще какой! Легендарный Юрий Красильников, в чью честь названа школа полетов. Между прочим, все пилоты, которые участвуют в бою, учились в школе полетов. Думаю, что новость об участии Юрия поднимет им боевой дух.

    Жаль, что Кати нет вместе с нами. Пролонгер она или не пролонгер — неважно. Это та самая Катя. Так странно, прошло сорок лет, а Катя совсем не изменилась. Все такая же сосредоточенная и целеустремленная. И красивая, конечно. Интересно, каким я показался ей? Если я правильно понял, как работает система пролонгации жизни у пиратов, то, возможно, Катя еще появится. Это будет уже другой пролонгер, но та же самая Катя. Хм…

    — @ Диспетчерская | Стратег Алла Храмцова. Внимание всем! Осуществлен пятый прорыв. [Конец связи]

    Увидев на консоли, что техники закончили перезарядку и отошли от райдера, я устремился обратно в червоточину первого прорыва. Если час назад мне казалось, что мы легко отобьемся, то сейчас я начал осознавать всю серьезность положения. Прорывы стали появляться один за одним. Дроны противника умнели на глазах, вернее Колоссал совершенствовал свою тактику. Неизвестно, удастся ли мне, например, удержать орду дронов при следующей их атаке.

    — @ | Биорайдер Юрий Красильников. Анри, приветствую тебя! Я добился участия в битве. Меня отправили в твою сотню. Летим на передовую?

    — @ | Анри. Привет, Юрий! Рад видеть. Сейчас подключу тебя к конференц-связи моей сотни. Твой позывной: сто первый.

    — #1. Сто первый! Следуй за мной. Держись посреди коридора.

    — #101. Принято, первый!

    Единожды выданный позывной пилота сохраняется за ним до конца битвы. Даже если пилот погибнет, его позывной не может быть переназначен другому. Поэтому Юрий стал сто первым. Кстати, этот номер — не только имя для конференц-связи, но и порядковый номер старшинства.

    — #1. Третий! Я подхожу с подкреплением.

    — #3. Понял, первый! Обратите внимание, что противник накопил по тысяче дронов в каждой из ста групп. Центральная же группа теперь состоит уже из пяти тысяч единиц.

    — #1. Вижу, третий! Поступили рекомендации от стратегов. Они предполагают, что Колоссал будет атаковать каждый наш райдер группой из тысячи дронов. В это время центральная группа устремится в прорыв.

    — #3. Первый! Получается тысяча на одного. Плохой расклад!

    — #1. Не дрейфь, третий! Будем пользоваться тем, что дроны противника не могут выйти из коридора. Делимся на две равные части. Первая берет на себя сто групп противника, вторая — центральный клин. Первая часть действует на границе коридора, то уходя из него, то появляясь в другом месте, дезориентируя противника и прикрывая вторую часть сотни. Вторая сотня стоит по центру коридора. Сто первый, ты во второй половине!

    — #3. Принято, первый!

    — #101. Принято, первый!

    Я посмотрел логи других сотен. В их коридорах дроны противника действовали по старинке. Возможно, Колоссал планирует в нашем коридоре опробовать новую тактику. Наверняка стратеги это заметили и прислали биорайдера нам на подмогу.

    Несмотря на то, что биорайдер один, в данных обстоятельствах он может стать значительной силой. Вступи я, например, в схватку с биорайдером в аномалии — я бы его легко одолел. Но вот древние дроны космофлота — другое дело. Их залпы, фатальные для наших райдеров, не пробивают массивный корпус биорайдера, имеющего в длину пятьдесят метров. Эта относительно неповоротливая мишень является сложно уничтожаемой для дронов. При том что огневая мощь у Юрия — что надо!

    Стратеги предложили второй половине моей сотни такой алгоритм: Юрий и я, находясь по центру коридора, принимаем основной удар клина, разбивая его строй. Остальные райдеры уничтожают отвалившихся. Может и сработать. Только слишком их много.

    Радары подали сигнал о начале движения сил противник. Девяносто восемь групп по тысяче единиц направились прямиком к своим целям — райдерам. Две группы остались на месте. Это подтверждало гипотезу стратегов — на уничтожение каждого райдера Колоссал собрал тысячу дронов. Центральный клин также двинул в атаку.

    — #1. Первая половина, вторая половина! Начинаем.

    Для лучшего понимания происходящего я напомню вам, что мы находимся в аномалии. А это мешанина из летящих на бешенной скорости астероидов. Некоторые из них могут иметь километр в диаметре, некоторые и десять. Зазевался — и вот ты уже лепешка на поверхности пролетающего астероида.

    Когда я говорю, например, что биорайдер занял позицию по центру коридора, это не значит, что он завис в одной точке. Он постоянно мечется из стороны в сторону, совершая маневры уклонения, стараясь оставаться приблизительно в одной зоне.

    Представьте, что вы находитесь на склоне горы во время интенсивного камнепада. На вас сверху, непрерывным потоком, летят камни всех размеров и форм. Вам надо уворачиваться, перепрыгивать, приседать. Остановитесь вы хоть на долю секунды — и вам конец. Теперь представьте, что камни летят не только сверху вниз по склону, а еще и справа, и слева, и сверху, и снизу, и сзади. Да и еще их скорость такова, что для уклонения иногда приходиться развивать ускорение в 100g!

    Мы, пилоты планеты Франгō, с детства учимся пилотировать в таких условиях. Бортовые AI помогают нам отслеживать траектории ближайших подлетающих астероидов, что дает возможность совершить маневры уклонения. С увеличением скорости движения AI все хуже справляются со своей работой. На передний план выходит мастерство пилота.

    Я вам уже говорил, что мы люди необычные? Сто поколений адаптации к перегрузкам и генная коррекция сделали свое дело. Мои сосуды — стальные трубки, мой мозг — необычайно мощная нейросеть, способная мгновенно подсказывать нужный маневр.

    Пока я приближаюсь к орде дронов противника, давайте я вам поясню, почему Колоссалу понадобилось так много времени на сбор групп дронов. Дело в том, что дроны постоянно разбивались! По моим прикидкам, чтобы собрать центральный клин в пять тысяч дронов в этом месте, Колоссалу пришлось отправить пятьдесят тысяч. По дороге разбивались девять из десяти. И причины было две. Во-первых, дроны — это древние корабли, некоторым просто не хватало маневренности, чтобы уклоняться от астероидов. Во-вторых, хоть Колоссал и сверхразум, способный эффективно предсказывать траектории астероидов, но на таком расстоянии начинали появляться лаги! Дроны управлялись удаленно, а сигналу, пусть и сверхсветовому, приходилось проходить сотни тысяч ретрансляторов в аномалии. На них-то время и терялось! Регулярно возникали ситуации, когда из-за таких задержек сигнала Колоссал не успевал среагировать на угрозы и дроны разбивались об астероиды.

    В этой ситуации я видел наш шанс! Если бы получилось маневрировать достаточно быстро, то из-за лагов, можно было бы стать для Колоссала практически невидимыми.

    — #101. Первый! Контакт с клином будет через пять секунд.

    — #1. Сто первый! Принято. У меня через две.

    Я вышел чуть вперед Юрия и остальных и сходу подбил трех дронов из клина, потратив три залпа. Заряд пробойника надо экономить! О — вот и тысячная группа пришла по мою душу. Один против тысячи — это уже серьезно. Я не стал применять тактику ухода из коридора, предложенную стратегами, а врубился прямо в центр скопления врага.

    Залп, уклон, уклон, залп… Первые пять сотен дронов я снял легко. Но противник становился умнее с каждой секундой. Колоссал стал организовывать ловушки и пытаться в них меня загнать. Колоссал, пользуясь своей бесконечной вычислительной мощностью, начал прогнозировать не только совокупность траекторий астероидов, но и мою траекторию! Значит, мне надо становиться быстрее. Еще быстрее. Постепенно я стал впадать в боевой транс. Держитесь враги, я — лучший пилот человечества!

    STATS || В строю: 83, лидер: #1, замлидера: #3

    Минута, и я разметал тысячу дронов! Но ребятам из моей сотни приходится нелегко. Выбираю ближайший клубок дронов, преследующих мечущийся райдер. Ввязываюсь!

    STATS || В строю: 68, лидер: #1, замлидера: #5

    Минута, и еще одна группа разбита. Третий и четвертый погибли. Отмечаю машинально. Ввязываюсь в драку с очередной группой, преследующей седьмого.

    STATS || В строю: 51, лидер: #1, замлидера: #7

    Минута. Разбил противников седьмого. Отмечаю, что Колоссал сформировал группу из десяти тысяч дронов специально для меня. Это хорошо. Ребятам будет полегче. Осталось семь тысяч залпов. Ускоряюсь до предельных значений. Начались микроинсульты. Запускаю медицинскую систему на полную мощность.

    STATS || В строю: 25, лидер: #1, замлидера: #40

    Минута. Разбил десять тысяч райдеров. Применяю тактику повреждений по касательной нескольких целей одним залпом. Подлетаю к Юрию, ввязываюсь в уничтожение дронов клина.

    — #101. Первый! Я получил слишком много повреждений. Мое тело становится неповоротливым. Скоро я не смогу уклоняться от астероидов и врагов. Анри, позаботься, пожалуйста, о малышах в стабильной зоне. Я скину тебе координаты. Постарайся их спасти. Прощай, Анри.

    Минута. Дроны клина уничтожены. Отмечаю получение сообщения от сто первого. На понимание смысла нет времени. Медсистема дает три минуты до начала необратимых повреждений мозга. Осталось три сотни залпов. Вылетаю на помощь семидесятому.

    STATS || В строю: 4, лидер: #1, замлидера: #70

    Минута. Семидесятый отбит. Вокруг нас нет врагов. Радар показывает, что группа из двух сотен дронов ушла в отрыв в сторону планеты. Осталось десять залпов. У трех других оставшихся райдеров в сумме еще пятьдесят залпов. Догоняем. Применяю таран по касательной прочной частью корпуса.

    STATS || В строю: 2, лидер: #1, замлидера: #83

    Минута. Все дроны противника уничтожены. Десять секунд до начала необратимых повреждений мозга. Сбрасываю скорость. Медленнее, медленнее.

    — #1. Восемьдесят третий! Сбрасывай скорость. Возвращаемся на техобслуживание.

    Восемьдесят третий не отвечает. Консоль показывает, что его медсистема не справляется с полученными повреждениями мозга. Отметка пропадает с радара.

    STATS || В строю: 1, лидер: #1, замлидера: — — @ Диспетчерская | Стратег Алла Храмцова. Внимание всем! Коридор первого прорыва зачищен. Новые дроны не наблюдаются. [Конец связи]

    По мере приближения к площадке техобслуживания я возвращался в привычный ритм. Не так-то просто выйти из боевого транса. Нужны хорошие препараты, чтобы сделать это быстро. Препараты были.

    Монитор медсистемы показывал, что для компенсации всех повреждений требуется полчаса. Ну да, конечно! Сейчас пополню заряд пробойника, подлатаю корпус, и пора собирать новую сотню, чтобы быть готовым к очередному прорыву. Либо лететь на помощь сражающейся сотне. Тут как уже стратеги решат.

    Я глянул на логи других сотен. В коридорах всех прорывов Колоссал начал применять тактику, опробованную в первом прорыве. Враг отступил и начал накапливать силы. В ответ стратеги решили испробовать новый алгоритм во втором прорыве. Сотня Бывалого не стала устраивать передышку, а пошла в наступление, не давая противнику сконцентрировать большие силы.

    — @ Диспетчерская | Стратег Алла Храмцова. Анри, срочно вылетай к диспетчерской! Есть срочное задание.

    — @ | Анри. В диспетчерскую? Зачем? Что мне там делать? Мое место в бою!

    — @ Диспетчерская | Стратег Алла Храмцова. Анри, мы не сможем долго сдерживать врага. Наши ресурсы на исходе. У тебя будет специальная миссия. Жду тебя в диспетчерской. [Конец связи]

    Техники закончили с моим райдером и отошли. Срочно так срочно. Я ускорился и оттормозился с очень приличной перегрузкой, добравшись до дверей диспетчерской за три секунды. Выскочив из райдера, я попытался побежать. Но не тут-то было, ткани тела полностью еще не восстановились. Сменив бег на быстрый шаг, я вошел в диспетчерскую.

    — Что за миссию вы мне запланировали? — без приветствия спросил я у присутствовавших.

    Алла Храмцова находилась за консолью в окружении других стратегов. Недалеко от нее стояла Вика Шишкина. Чуть поодаль сидел профессор Воробьев. Я заковылял по направлению к Алле.

    — Анри! — отлипнув от консоли, Алла развернулась в мою сторону и взглянула на меня красными, ввалившимися от усталости глазами. — Необходимо как можно скорее вывезти профессора в открытый космос, чтобы он смог передать сообщение другим Колоссалам. Только они могут заблокировать действия Колоссала космофлота. Профессор согласился пожертвовать собой для отправки сигнала, как это сделал Иван на твоем райдере.

    — Понятно. Но почему я? Почему не любой другой пилот? Да, кстати, профессор же прибыл на планету на АИДЕ. Вот пусть она его и отвезет в открытый космос.

    — АИДА принимает участие в сражении вместе с сотней Бывалого. Они действуют по той же схеме, что и ты с Юрием, — спокойно объясняла Алла. — Нам нужен самый быстрый и опытный пилот потому, что мы не знаем, чего ждать в открытом космосе. Ты лучше всех сможешь сориентироваться и обеспечить отправку сообщения. Мы считаем, что лишь эта миссия может спасти планету. Нужно сообщить человечеству о том, что здесь происходит.

    Несмотря на паршивое настроение и желание броситься в бой, я понимал логику Аллы. На планете есть хорошие пилоты и кроме меня. Но они сейчас наверняка в самом пекле сражения. А я — вот он, только прилетел на техобслуживание.

    — Хорошо. Профессор, запрыгивайте в райдер. Погнали!

    — Я тоже лечу с вами, — сказала Алла, вставая из-за консоли.

    Я удивленно посмотрел на Аллу и на профессора.

    — У вас наверняка есть на это причины. Не будем терять время. Расскажите подробности в пути. Профессор, вы идете?

    Профессор Воробьев молча поднялся и, подождав Аллу, направился к выходу. Оперевшись руками о колени, я рывком встал с кресла. Ничего, сейчас сяду в райдер, и медсистема меня подлечит.

    В диспетчерскую вбежала Евгения Колобухова:

    — Прибыли первые пять зенитных турелей! Начинаем установку. Еще пять подвезут в течение десяти минут! — Евгения устремилась к своему месту за консолью.

    Эвакуация посетителей космопарка проходила не так быстро, как хотелось бы. Силы обороны планеты нашли на складах старые зенитные турели, которые можно было использовать на случай прорыва дронов противника к космопарку. Евгения координировала работы по доставке и установке. Турелей было мало, и они были малоэффективны против юрких дронов противника. Но это было лучше, чем ничего.

    — Я поняла, Женя, — ответила Алла, уже подходя к дверям. — До свидания, Вика! — обратилась она к дочери.

    — Мама, тебе обязательно нужно лететь вместе с профессором? — голос Вики казался безжизненным.

    — Да, Вика. Профессору необходимо передать длинное сообщение со сложной сигнатурой Колоссала. Только я, генерал космофлота, имею возможность использовать эту сигнатуру. Мне нужно быть рядом в момент отправки.

    — Будь осторожна, мама!

    — Ты тоже!

    Втроем мы вышли из здания и забрались в райдер. Надев гравикомпенсаторные костюмы, профессор и Алла устроились в креслах.

    — Профессор, как вы переносите перегрузки? Мне необходимо рассчитать максимально допустимые параметры ускорений.

    — За меня не переживайте, Анри!

    — Как скажете. Я буду ориентироваться на Аллу. Кстати, в открытый космос мы полетим через коридор второго прорыва. Это все равно по пути, а у меня пять тысяч залпов пробойника.

    — Анри, не забывай, что главное — как можно скорее выполнить миссию!

    — Конечно, Алла, я помню. Но ты посмотри на логи сотни Бывалого. Они держатся из последних сил. Из всей сотни у Бывалого осталось только двадцать райдеров и АИДА. Причем неизвестно, в каком она состоянии. Профессор, разве вам не хочется помочь АИДЕ?

    — Делайте как считаете нужным, Анри. Я полагаюсь на вас.

    Что ж, возражений не последовало. Отлично! Я вошел в аномалию и подготовился к бою. Необходимо было помнить, что у меня за спиной сидели два пассажира, что значительно снижало возможности по маневрированию.

    Неожиданно я увидел на радаре отметки дронов. И это почти у самого выхода из коридора к космопарку! Отдельные дроны просачивались через ряды сотни Бывалого. Не проблема, я подчищу. Продвигаясь дальше по коридору, я уничтожал одиночные дроны, почти не снижая скорости прохождения аномалии. По мере продвижения к передовой концентрация дронов становилась все выше и выше.

    Судя по показателям на консоли, профессор и Алла переносили перегрузки хорошо. Значит, можно добавить скорости. Вот и группа из ста дронов вышла на меня. Полминуты — и группа уничтожена.

    Консоль подала сигнал о возможной опасности для здоровья пассажиров. Возможная опасность — еще не реальная. Увеличиваем скорость. Группа из трех сотен дронов — уничтожена. Группа из четырех сотен — уничтожена.

    Автоматика выдала мне позывной и подключила к конференц-связи сотни Бывалого.

    — #143. Первый! Это Анри. Где нужна помощь?

    — #25. Сто сорок третий! Я — текущий лидер. Первый выбыл. Не можем остановить клин. Нас осталось всего двадцать. Иди по центру.

    — #143. Двадцать пятый! Принято.

    За время, прошедшее с начала вторжения, мои эмоции притупились. Слишком много друзей и знакомых погибло. Но Бывалый… Прощай, Тимур. А я двигаю прямиком к противнику. Увеличиваю скорость. Профессору и Алле придется несладко.

    STATS || В строю: 9, лидер: #25, замлидера: #99

    Их осталась всего тысяча с небольшим. Врываюсь в самую гущу. Залпы можно не экономить. Один выстрел — один дрон.

    — #106. Сто сорок третий! Анри, это АИДА. Мне кажется, мой путь подошел к концу. Передай профессору, что я…

    Мне не нужно было ничего передавать профессору потому, что он и Алла могли слышать сообщения конференц-связи. Профессор ничего не сказал, лишь беззвучно проговорил что-то губами.

    STATS || В строю: 3, лидер: #25, замлидера: #99

    Минута, и все дроны врага повержены. Из сотни Бывалого остались лишь два райдера, которые уже спешили к площадке техобслуживания, чтобы потом снова вернуться в бой в составе других сотен.

    — @ Диспетчерская | Стратег Виктория Шишкина. Внимание всем! Коридор второго прорыва зачищен. Новые дроны не наблюдаются. [Конец связи]

    Что ж, пора приступать к выполнению миссии. Здоровье пассажиров медсистема оценивала как удовлетворительное. Могло быть и хуже.

    — @ Диспетчерская | Стратег Виктория Шишкина. Внимание всем! Осуществлен шестой прорыв. [Конец связи]

    Это сообщение было последним, что я получил, перед тем как покинуть коридор с работающей связью и устремиться в хаос аномалии. В случае седьмого прорыва собрать полную сотню для отражения атаки уже не получится. Значит, надо снова прибавить скорость.

    Алла была права, единственное, что остановит Колоссала космофлота — это совместное решение двух других Колоссалов. Невозможно представить, что, получив информацию о происходящим в аномалии Франгō, Колоссалы остались бы безучастны.

    — АИДА была моим самым любимым созданием. Сколько бы ни прожили биорайдеры, они всегда остаются наивными пятилетними детьми. Мы намеренно ограничили возможность развития их личности. Я много разговаривал с АИДОЙ. Ее заточение в суперкомпьютере ВЦ школы полетов сорок лет назад дало толчок ее личностному росту. Она стала более эмоционально восприимчива. Мы были друзьями.

    Я не сразу обратил внимание на слова профессора, так как не ожидал, что кто-то из пассажиров сможет говорить при таких перегрузках. Но судя по всему, телу киборга четвертого поколения не так просто нанести вред.

    — Мне очень жаль, профессор, что АИДА погибла. Сегодня страшный день для планеты. Мы с вами сделаем так, чтобы человечество узнало об этом и вынесло урок.

    — Не тешьте себя иллюзиями, Анри. Человечество, конечно, будет страшно шокировано тем, что произошло где-то там, на краю изученной Вселенной. Однако пройдет месяц, и про планету Франгō забудут. Тем не менее вам надо будет использовать момент славы, чтобы выторговать себе новые, гораздо более выгодные условия сосуществования с человечеством.

    — Я постоянно забываю, профессор, что вы пират и, вообще говоря, не человек. А вот жители Франгō — люди. Мы принадлежим к человечеству. Мы не обязаны выторговывать себе лучшие условия. Колоссал космофлота — преступник и убийца, повинный в тысячах смертей. Он должен предстать перед судом и… его должны уничтожить.

    — Это наивная позиция, Анри. Думаю, что Колоссалу ничего не сделают. Максимум, установят дополнительные модули дальней сверхсветовой связи. Гибель жителей планеты Франгō спишут на происки пиратов. Девиантное поведение Сая также обоснуют провокацией пиратов. Мы — очень удобный инструмент для космофлота. На нас можно списать что угодно.

    — Я не очень-то интересуюсь политикой, в отличие, кстати, от моей второй личности Сергея Аветикова.

    — Я понимаю, Анри. Вы — лучший пилот, который сегодня спас планету, ликвидировав как минимум два вторжения. Но политика так или иначе вас коснется. Подумайте, Анри, над тем, кем вы являетесь для обычного жителя центральных цивилизации человечества.

    — Ха, я думаю, что мы для них пещерные люди, отставшие в развитии на пару тысяч лет, запертые в резервации космической аномалии.

    — Верно, но это еще не все. Вы для них — мутанты. Первые колонисты планеты подверглись генной модификацией для повышения выживаемости. Более того, необычный радиационный фон аномалии вызывает мутации, которые накапливаются от поколения к поколению. Так что для среднего жителя человечества мы с вами — киборг и мутант. Думаете, с его точки зрения, мы достойны таких же прав, как нормальные люди? За права нам, пиратам, и вам, жителям Франгō придется сражаться. К счастью, ваш президент, Надежда Москвина, это понимает.

    — Будьте уверены, сражаться мы будем! В том числе и с вами, если вы снова решите захватить планету.

    — Анри, наши позиции намного ближе, чем вам кажется. Пираты осознанно изменяют природу человека, а вы подвергаетесь изменениям под действием аномалии.

    — Получается, что мы подпорченные люди.

    — Наоборот. Мы более совершенны! Только в последнее время наши ученые стали немного понимать природу аномалии Франгō. Здесь вакуум имеет совершенно другие свойства, нежели в остальной части Вселенной. Самое удивительное, что, похоже, пространство внутри аномалии не расширяется вместе со Вселенной. Аномалия — своего рода защита, десять световых секунд стабильного, константного вакуума.

    — Защита от чего?

    — Ну, одна из гипотез состоит в том, что аномалия может пережить большой взрыв, породивший Вселенную. Многие ученые заходят еще дальше и считают, что аномалия уже пережила не один большой взрыв. Так что если случится новый, то в аномалии Франгō можно спастись.

    — Теперь мне стало еще понятней, зачем вы, пираты, хотите захватить планету. Вы хотите попасть на этот ковчег до очередного большого взрыва! Отличная сказка!

    — Это действительно лишь гипотеза. Но если ее принять, то можно сделать еще одно предположение. Может быть, существовала некоторая сила, или цивилизация, если хотите, которая сотворила аномалию Франгō с планетой посередине. Планету земного типа, заметьте! Так что мутации, вызванные аномалией, не портят людей, а совершают намеренное изменение с некоторой целью. Все это гипотетически, конечно.

    — Забавно, но пираты-то тоже совершают модификацию человека. Вы еще и новых разумных существ создали — биорайдеров. Правда, ограничили их возрастом в пять лет, чтобы лучше слушались.

    — Анри, часто вы видели, чтобы пятилетние дети во всем слушались родителей? Мы ограничили развитие их личности для того, чтобы избежать ошибки человечества, создавшего SupremeAI. Эти сверхинтеллекты могут бесконтрольно совершенствовать свое сознание. Мой друг Вычислитель предполагает, что из-за таких созданий и происходят большие взрывы каждые четырнадцать миллиардов лет.

    Я не стал дальше продолжать разговор с профессором. Мы проходили уже верхние слои аномалии. Через несколько секунд мы выйдем в открытый космос, и я должен быть подготовлен любому развитию ситуации.

    Выбравшись из аномалии, я увидел ужасающую картину. Тысячи и тысячи отметок кораблей космофлота выпускали миллионы дронов. Дроны тонкими ручейками тянулись к десяти точкам входа в аномалию. Получалось, что Колоссал подготовил десять коридоров для интервенции.
    Нас явно заметили, несколько современных боевых дронов выдвинулись в нашу сторону. В открытом космосе мой райдер беспомощен против них.

    — Профессор, у нас есть всего минут десять, чтобы передать сигнал. Вы готовы?

    — Как вы знаете, при передаче я перестану существовать, — ответил профессор Воробьев. — Я не так много прожил. Мне, пролонгеру, не хочется умирать.

    — Профессор, выхода нет! Вашу жертву оценят миллиарды жителей планеты, — подала голос генерал Храмцова. — Скажите, что мне нужно сделать, чтобы передать вам сигнатуру вызова?

    — Я хочу быть с вами откровенен, Алла и Анри. Мне необходимо передать информацию о том, что со мной произошло следующему пролонгеру профессора Воробьева. Это жизненно важно для нас!

    — Но вы же обещали!

    — Не переживайте, мы передадим два сообщения за раз. Одно уйдет к пиратом, другое к вашему руководству.

    — Ого, вы так можете? — удивился я. — Иван смог передать лишь тринадцать символов.

    — У меня тело четвертого поколения с гораздо большими возможностями. Тем не менее на отправку двух сообщений материи одного моего тела не хватит. Мне нужна дополнительная биологическая материя. И это можете быть только вы, Алла.

    — Ч-что?

    — К сожалению, это так. Либо мы отправляем два сигнала, либо ни одного.

    — Так… тогда забирайте не Аллу, а мою биологическую материю. Только быстрее, потому что через несколько минут всю нашу совместную биомассу поджарят дроны! — прокричал я, не отрывая взгляда от радара.

    — Анри, — Алла внимательно посмотрела на меня. Глаза ее лихорадочно горели, но она сказала твердо и спокойно, — я не смогу пройти аномалию на твоем райдере. Так что это должна быть я.

    — Дело не только в этом, — пояснил профессор, — а в том, что в мозг Аллы встроены сигнатуры сигналов Космофлота. Только использовав тело Аллы, я смогу применить их для передачи сигнала.

    В райдере воцарилась тишина. Я не собирался торопить Аллу прощаться с жизнью. Мое дело — следить за приближающимися дронами и рассчитывать отсечку времени, когда еще не поздно будет начать процедуру сброса кресла в космос.

    Первый запасной вариант: погружение в аномалию, перемещение в другую точку, выход из аномалии для еще одной попытки передать сигнал.

    Второй запасной вариант: возвращение на планету для того, чтобы стоять до последнего в сражении с дронами. Это если Алла не решится. Но она решилась.

    — Сорок лет назад предыдущий пролонгер профессора пожертвовал собой, чтобы спасти меня во взрыве на ВЦ. Сейчас мы погибнем вместе. Что нужно делать?

    Без лишних слов профессор отстегнулся и подошел к креслу Аллы.

    — У вас тоже есть пролонгер, Алла. Это ваша дочь. Я думаю вы передали ей достаточно от себя. Часть вас будет в Вике. Прощайте!

    Профессор повернулся ко мне:

    — Анри, через двадцать секунд начинайте процедуру сброса. До свидания!

    С этими словами тело профессора превратилось в пластичную массу, которая начала обволакивать лежащую Аллу. Через несколько секунд ее испуганные глаза скрылись под наползающим веществом.

    Отсчитав десять секунд, я запустил сброс. Мгновение, и кресло появилось в поле зрения иллюминатора. Покрытое материей профессора тело Аллы отделилось. В тот же миг оно превратилось в ослепительную вспышку, которая двумя выстрелами устремилась в разные стороны. Послания переданы.

    Радар подал сигнал о минутном выходе дронов на расстояние залпа. Мне пора двигать обратно в мою родную стихию. Врубив движки, я штопором направился в аномалию. Перед самым погружением в верхние слои радар показал, что все дроны Колоссала, отправляемые в коридоры, остановились, а затем направились в обратную сторону. Неужели Колоссал остановил интервенцию?

    ГЛАВА 9. Мемориальный заезд, неделю спустя


    Мы шли по широкой аллее в сторону Аттракциона №8 в парке космических развлечений «Космопарк Франгō». Сотни пилотов примут сегодня участие в мемориальном заезде по рекордной трассе. Рядом со мной шла Катя, чуть поодаль шел Иван. Они прибыли на планету буквально пару часов назад. Текущие пролонгеры Екатерины Кирик и Ивана Герасимчука. Они тоже будут участвовать в заезде.

    По двум сторонам аллеи на постаментах возвышались голограммы погибших при драматических событиях, произошедших неделю назад. Их много, очень много. Гораздо больше, чем выживших пилотов, не спеша идущих сейчас к своим райдерам.

    Вот мерцает бирюзовым светом объемное изображение генерала Владимира Каталова. Моего друга. Оставшись единственным выжившим из своей сотни, он рассчитал, что сможет остановить врага только при увеличении допустимых перегрузок выше того, что сможет перенести его организм. Ни один вражеский дрон не вышел из третьего прорыва.

    Рядом сияет фигура генерала Аллы Храмцовой. Моей подруги, превратившейся в пучок сверхсвета, пронзившего миллионы световых лет пространства для того, чтобы спасти нас всех.
    С другой стороны аллеи я увидел голограмму Тимура Хмелькова — министра обороны планеты и наставника «сумасшедшей четверки» в школе полетов. От четверки осталась лишь половина — мы с Катей. Бывалый, как все называли Тимура, стоял до последнего во втором прорыве и погиб вместе с биорайдером АИДОЙ.

    Голограммы двух биорайдеров люминесцировали голубым оттенком чуть дальше по аллее. Да, эти создания пиратов также удостоились чести быть представленными на аллее славы, хотя космофлот был против. Но космофлоту пришлось пойти на значительные уступки, чтобы замять конфликт. И вот АИДА и Юрий Красильников, два биорайдера, величественно вздымались над постаментами.

    Легендарный пилот Юрий Красильников был представлен на аллее еще и как человек. Его голограмма излучала радость, ведь снимок был сделан сразу после установления им рекорда трассы восемь сотен лет назад.

    Драматизм произошедших событий ощущался особенно остро в этом месте, ведь рядом с Юрием на постаментах возвышались голограммы наемников Владиславы Малиновой и Дмитрия Высоцкого, погибших в виртуальном бою с цифровой копией сознания Юрия. Благодаря им Сай не смог управлять стаей малышей.

    Полученными от Юрия координатами стабильной зоны, в которой заперты малыши, я ни с кем не делился. Когда все уляжется, я их оттуда вытащу. Пока же космофлот проявляет к ним активный нездоровый интерес.

    — Анри, — тихо спросила Катя, — а что будет с космопарком?

    — В том виде, в каком раньше, он перестанет существовать. Космофлот хотел полностью закрыть космопарк, но Надежда как-то смогла убедить ограничиться перепрофилированием. Из массового парка развлечений он превратится в закрытый элитарный клуб. Посетителей будет значительно меньше, а цены — вырастут.

    — Значит, тут будет теперь пустовато.

    — Не, не! Основную часть астероида, на котором располагается парк, передадут обратно под тренировочную базу школы полетов. Космопарку оставят только малую часть. Кстати, новым директором клуба «Космопарк Франгō» стала Евгения Колобухова. Она опытный контрагент, а космофлот наверняка будет засылать агентов под видом посетителей.

    — Слушай, а что мешает космофлоту просто наводнить тут все военными?

    — Мешает новое соглашение планеты Франгō с содружеством центральных цивилизаций. Надежда смогла выторговать хорошие условия для нас и для себя. Наш президент теперь — член совета центральных цивилизаций, фигура неприкосновенная! Но ты права насчет намерений космофлота. На переговорах они продавили создание у нас на планете должности официального контролера с правом вето. И знаешь, кто назначен на эту должность? Капитан Андрей Коротаев! Космофлот очень хочет нас контролировать. А вас, пиратов, так и вовсе намерен полностью уничтожить.

    — Этого хотят SupremeAI в первую очередь!

    — Конечно, но они и составляют основную массу сотрудников космофлота. Людей там осталось сравнительно немного. Кстати, президент сформировала новое правительство. Министр экономики теперь — Наталья Матвеева, а министр обороны — Павел Москвин. Я был на заседании совета безопасности, одной из главных задач Павла будет борьба с жучками космофлота. SupremeAI очень хотят знать, что у нас происходит! Бывший стажер Яна Фомина будет помогать бороться с прослушкой в качестве начальника службы безопасности космопарка.

    — Ничего себе, тебя пускают на совет безопасности! Ты теперь тоже какой-нибудь министр?

    — Ха! Я — главный советник президента, могу ходить куда хочу. А вот тебя, пиратский пролонгер, не пустят в высокие кабинеты. Не надейся!

    — Эй! — возмутилась Катя. — Я, между прочим, только что разговаривала с президентом!

    Негромко переговариваясь, мы подошли к стоянке райдеров. Пилоты готовились к старту. Многие райдеры несли на своей обшивке отпечатки боев в виде свежих заплат. Засмотревшись на поредевшую группировку кораблей, я не заметил, как Катя приблизилась к моему уху и крикнула:

    — Бу!

    Я ошарашенно отскочил, с непониманием глядя на нее.

    — Ты что-то зазнался, советник президента Анри. Я хочу тебя напугать и переключить сознание на Сергея Аветикова. С ним приятнее разговаривать.

    — Похоже, что ты осталась такой же чокнутой, Катя Кирик!

    Придя в себя и поборов звон в ухе, я вспомнил, о чем хотел поговорить с Катей:

    — Сегодня виделся с профессором Воробьевым, как раз когда вы прилетели. Так вот, он говорит, что можно поэкспериментировать над моим сознанием и постараться сделать так, чтобы мы с Сергеем были в сознании одновременно. Как у Ивана, — кивнул я в сторону Ивана, шедшего сзади. — У него в голове всегда две личности!

    — Это хорошо, что всего две, — задумчиво ответила Катя. — Кстати, Анри, а ты не хочешь основать свою линию пролонгеров? Это можно организовать.

    — Чтобы я лежал замороженный, а вместо меня бегал какой-то биокиборг-пролонгер? Заманчиво, но нет.

    — Ты не понял, как у нас это устроено. Мозг-то твой будет работать! Ты будешь проживать все, что проживают твои пролонгеры! Пролонгеры создаются и умирают, а ты живешь каждой из этих жизней.

    — Это если они не забывают скидывать инфу на базу, в морозильник с мозгом! Но главное, что меня не устраивает, это то, что я не смогу себя защитить, если на базу нападет космофлот. А SupremeAI наверняка скоро вычислят местоположение вашей базы или график ее перемещений. И все — капец вечной жизни!

    — База находится в надежном и защищенном месте. Туда ни космофлоту, ни их SupremeAI не добраться.

    — Неужели есть более недоступное для SupremeAI место, чем наша аномалия?

    — Представь себе — есть! Во Франгō они уже пытались пробраться, но в то место им ходу нет совсем. Контролирующие AI не позволят SupremeAI даже приблизиться туда, а космофлоту не позволит содружество центральных цивилизаций.

    — Не может быть такого места! Или ты про…

    — Я про планету Земля в запретной зоне «Солнечная система»!

    — Ох!

    — Биорайдеры научились незаметно выходить из сверхсвета в атмосферу Земли. Там оборудована специальная лаборатория. Морозильники, как ты говоришь, находятся на ней.

    — Но если космофлот узнает… — сказал я, оглядываясь по сторонам.

    — Колоссалы, безусловно, дают ненулевую вероятность наличия нашей базы на Земле. Ну и что? Выстроенная для SupremeAI система ограничений не даст им туда пробраться. Нахождение SupremeAI невозможно на планете Франгō из-за физических законов аномалии. А нахождение на планете Земля из-за законов человечества.

    — Черт, вот это информация! На Земле я, конечно, хочу побывать, но не в замороженном состоянии.

    — На Земле сейчас 2018 год по их летоисчислению. Их обсерватории все более и более чувствительны. Совет центральных цивилизаций предлагает вообще запретить заход любых кораблей в рукав Ориона Млечного Пути.

    — @ Диспетчерская | Стратег Виктория Шишкина. Старт заезда состоится через десять минут! Напоминаю, что несмотря на то, что у вас нет пассажиров, вы все равно имеете право на приз в пятьдесят миллиардов π-астров в случае улучшения рекорда Юрия Красильникова. Это связано с отсутствием посетителей в космопарке и, соответственно, невозможностью взять на борт пассажиров. [Конец связи]

    — Мне деньги не помешают, — по-деловому заметила Катя, подходя к своему райдеру.

    — Действительно, не пропадать же им! Пусть полежат на моем счету в банке.

    Я забрался в райдер и сел в кресло, тут же запустив процедуры подготовки систем гравикомпенсаторного костюма. Намеревался я лететь быстро. Быстрее всех.
    За две минуты до старта я получил вызов по интеркому:

    — @ | Екатерина Кирик. Анри, предлагаю стартануть вручную, как в былые времена. Или боишься?

    В рекордных заездах применялся автоматический старт, обеспечивающий абсолютно одновременное начало движения всех участников. Никаких фальстартов и равные условия для всех. Но мы иногда отключали эту функцию AI, когда учились в школе полетов. Это придавало соревнованию больше перца!

    — @ | Анри. Да без проблем! Только чур не обманывать! Открой мне доступ к состоянию функции автостарта на твоей консоли. Я хочу видеть, что ты не мухлюешь.

    — @ | Екатерина Кирик. Фу, ты что, мне не веришь? Ну хорошо, открываю доступ. Ты, кстати, сделай то же самое. Давай, удачи в гонке! И сильно не паникуй, а то с Сергеем не интересно гоняться!

    — @ | Анри. Ты тоже поспокойнее, а то рассыпешься на бомбы-молекулы. [Конец связи]

    Что ж, с ручным стартом даже веселее. Думаю, что я смогу среагировать на сигнал страта за несколько сотых секунды. Не такая уж и большая потеря времени. Начался обратный отсчет.
    Десять, девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, два, один…

    — @ | Екатерина Кирик. ЭКСТРЕННЫЙ ВЫЗОВ! Анри, срочно смотри файл!

    [Открыть файл ”super_mega_urgent.jpg”?]

    Старт. Черт! В файле было изображение тормозного сопла из школьного учебника. Отвлекшись на него, я потерял концентрацию и ушел на старт с двумя десятыми секунды отставания от всех. И ведь, главное, что Катя уже проделывала такое со мной, когда мы были детьми и гонялись на учебных райдерах. И у нее снова получилось!

    На моем лице появилась улыбка. Биокиборги против мутантов! Пора показать этой девчонке, на что способен лучший пилот Вселенной!

    ЭПИЛОГ


    Письмо профессора Олега Воробьева президенту Надежде Москвиной


    «Прошу прощения за то, что пишу это письмо не в электронном виде. Бумага покажет написанное только вам. Остальные увидят лишь пустые листы.

    Как вы знаете, я выполнил свое обещание передать сообщение совету космофлота. Цена, к сожалению, была высока — жизнь замечательной девушки Аллы и моего пролонгера. Я не мог поступить иначе: ставки сейчас высоки как никогда и будут только повышаться.

    Рад, что вы нашли в себе силы начать переговоры с теми, кто собирался уничтожить вашу планету. Действия всех SupremeAI, даже таких влиятельных, как Колоссалы, сильно зарегулированы правилами. Вы добились, чтобы эти правила работали на вас. Браво!

    Разумеется, пришлось пойти на уступки по космопарку. Подозреваю, что космофлот занял по этому вопросу очень жесткую позицию. Также, насколько я слышал, к вам был направлен Андрей Коротаев в качестве своего рода наместника космофлота. Не сомневаюсь, что вы без труда завербуете его с помощью сладостей планеты Франгō, а также дурманом ваших травяных чаев.

    Разрешите обратиться к вам с просьбой. Малыши биорайдеров, запертые в стабильной зоне аномалии, требуют ухода и заботы. Позвольте, с вашего разрешения, начать операцию по их вызволению. Я, в свою очередь, обещаю не начинать очередной захват планеты, предварительно не переговорив с вами.

    Спешу вас успокоить, мы начали реализацию плана, в котором ключевая роль переходит с планеты Франгō на другую, не менее защищенную на данный момент планету. Легенды этой планеты известны во Вселенной даже больше, чем легенды аномалии Франгō. Например, небезызвестный вам крейсер «Джучи» назван по имени старшего сына Чингисхана — легендарного персонажа этой планеты.

    В заключение хочу поделиться с вами теорией моего друга Вычислителя относительно природы аномалии Франгō. Он считает, что пространство внутри аномалии не подвержено расширению Вселенной и, более того, защищено от Большого взрыва. Вычислитель предсказывает теоретическую возможность существования такого объекта, как сверхчерная дыра, появление которой вызовет стремительное сокращение размеров Вселенной до состояния сингулярности с последующим новым Большим взрывом. Сверхчерная дыра характеризуется тем, что даже частицы сверхсвета не могут преодолеть ее гравитационного поля. Вычислитель считает, что такой объект не может сформироваться самостоятельно в результаты естественных космологических процессов.

    В связи с этой теорией разрешите посоветовать вам применить новые методики геофизических исследований. Это позволит проверить гипотезу о том, что вы — не первые жители планеты Франгō.

    Надеюсь на будущую личную встречу.

    С уважением,
    Олег Воробьев

    PS. Если вы читаете этот постскриптум, то прошу, не пугайтесь. Бумага сейчас превратится в пепел».

    Аналитическая записка Третьего Колоссала совету адмиралов космофлота


    «Ввиду участившихся случаев девиантного поведения SupremeAI, а также в связи с возросшей необходимостью балансировать поведение двух других Колоссалов, предлагаю увеличить количество процессоров в моих схемах в триллион раз. Данная мера позволит строить гораздо более точные модели поведения SupremeAI. Данный апгрейд не вызовет необходимости менять корабль-носитель, так как процессоры могут упаковываться бесконечно плотно по принципу квантовой свертки. Увеличение количества процессоров в триллион раз без увеличения объема позволит перейти пространству внутри моих схем в состояние мгновенного вычисления. Я смогу мгновенно решать любые задачи. Вам же это и нужно, люди?»

    ###


    Спасибо, что прочитали мой роман! Напишите, пожалуйста, свои впечатления. Буду очень благодарен!

    Спасибо пользователям на Хабре за отзывы и ценные замечания! Хочу поблагодарить маму за поддержку и помощь в написании! Спасибо друзьям на Фейсбуке за участие в написании текста, подготовке обложки и выборе названия!
    Поделиться публикацией
    Комментарии 12
      0
      Дополнительную информацию о книжке можно найти вот тут. Спасибо.
        +1
        Спасибо — хорошая книга.
          +1
          Мне вообще очень понравилось ваше произведение.
          Надеюсь будет продолжение, где КОЛОСАЛ сойдет с ума!
          Спасибо!
            0
            Спасибо!
            +1
            Мне показалось увы не интересным.
            Такое ощущение что вы поместили незрелых людей/героев в реально не реальный мир.
            И проблемы они решают какие-то надуманные и инфантильные.
            Наверное я с детства привык Лему, Стругацким, другой русской фантастике
            Питеру Уотсу, Джеймсу Кори.
            Лично для меня важным и интересным кажутся поступки людей на максимуме возможностей, в новых и необычных ситуациях.
            Труд вы провели большой, сочиняя — вызывает уважение.
              0
              Спасибо за мнение!
              +1
              Интересно, спасибо, но хочется немного подлиннее. Чтобы не так быстро все закончилось. К сюжету нет вопросов, его нельзя назвать скучным или предсказуемым на 100%, но когда книга цепляет, хочется чтобы она подольше не отпускала.
                0
                Спасибо!
                0
                По объёму это, вроде бы, повесть, не роман.
                Вначале сюжет был неплох, но в четвёртой части получилось как-то совсем лубочно «он махнул мечом -раз! и сто врагов вбил в землю! махнул бластером — два! и три врагов смело к чёрту! а тут двумя руками — трах! и тысяча врагов кануло!»
                  0
                  Объем — чуть более 400 тыс. символов. Да, решил дать главному «помахать мечом» пару раз.
                  0
                  По логике получается, что суперКоллоссы будут причиной схлопывания? Т.е. позможно продолжение, в котором франговцы будет пытаться предупредить человечество о риске постройки Суперов, а суперы будут этому мешать?
                    0
                    Да, продолжение уже задумал — осталось взяться и написать. Есть теория, по которой Колоссалы — причина схлопывания. Она частично подтвердится. У каждого Колоссала — своя игра.

                  Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                  Самое читаемое