Запах мысли 2040

    Этот рассказ посвящается Роберту Шекли.


    — Я перестал тебя понимать, — сказал Приз. — Что-то в тебе изменилось. Что?
    — Самая малость, — сказал Кармоди. — Я просто махнул рукой на вечность; в сущности, у меня ее и не было никогда. Я вышел из этой игры, которой боги забавляются на своих небесных ярмарках. Меня не волнует больше, под какой скорлупой спрятана горошина бессмертия. Я не нуждаюсь в бессмертии. У меня есть мое мгновение, и мне достаточно.
    — Блаженный Кармоди! — саркастически сказал Приз. — Только один вдох отделяет тебя от смерти. Что ты будешь делать со своим жалким мгновением?
    — Я проживу его, — сказал Кармоди. — А для чего существуют мгновения?
    Роберт Шекли “Координаты чудес.”

    Читать хорошо под трек



    (источник)


    Корабль-рудокоп “Друада” мягко приземлился на поверхности астероида, открылся люк и из него начал постепенно вылетать рой дронов. Подруливая газовыми двигателями дроны начали приваривать плоские части ног корабля к поверхности, чтобы можно было начать бурение начальной шахты, в которую уже пойдут дроны добытчики. Все делалось в полностью автоматическом режиме, хотя, на первый взгляд, в рое царил полный хаос из мельтешения маленьких машин.


    Джефф парил над прекрасным океаном с зелеными островами испытывая неземное блаженство, сквозь которое, несмотря на блокировку логических мыслительных функций, изредка проникало сожаление о том, что скоро это закончится. Он привычным микро усилием переключался с этого сожаления на мягкие волны блаженства, но тревога оттого, что скоро все закончится, нарастала, и вот, моментов когда он переживал тревогу, стало больше чем моментов блаженства и он очнулся.


    IT (вживлённый информационный терминал, см. «Воины виртуальности» — книга о возможном будущем) показывал что сейчас 3:52 ночи по корабельному времени, его личный таймер того, сколько он проработал частью управляющей сети, показывал всего 4 часа 18 минут, что было на 18 минут больше нормы. Однако, раньше Джефф мог работать по 6-7 часов, и текущая динамика внушала опасения.


    Джефф мысленно вызвал реальность “утро Малибу” и хмуро посмотрел на возникшую рядом с ним на лежаке прекрасную брюнетку. Она была восхитительно прекрасна, так же как и пейзаж вокруг — тихое прозрачное море, легкий ветерок мягко покачивающий листья цветочных деревьев, которые слабо пахли чем то приятным.


    Джилл, так звали брюнетку, приоткрыла глаза, и томно пожелала приятного утра, предложив принести кофе и завтрак. Джефф попросил яичницу со стейком, литр кофе и кастрюлю мангово-лаймового варенья. Когда Джилл все принесла Джефф сказал: “Джилл, не могла бы ты пока полетать, мне надо подумать, а пока ты рядом я не могу сконцентрироваться”. “Конечно дорогой”, — сказала Джилл и, мягко оттолкнувшись от белого песка, затейливо раскрашенного розовым светом восходящего солнца, полетела к соколам, которые кружили высоко в небе, высматривая неудачливую рыбу.


    Джилл была автоматически сгенерированным персонажем, который скрашивал досуг Джеффа в системе виртуальной реальности корабля и идеально соответствовала его вкусам. Поэтому он уже два месяца никак не мог к ней привыкнуть и все время приходил в состояние повышенного возбуждения, когда она была рядом.


    Джефф, как и остальные члены экипажа, проводил все свое время в ячейке жизнеобеспечения и никогда оттуда не выходил. Его тело поддерживалось в рабочем состоянии, а сам Джефф был одним из инженеров в команде корабля и обеспечивал работу добывающего комплекса.


    На самом деле, за словом инженер не скрывалось никаких инженерных знаний. Единственное, что отличало Джеффа от любого, даже самого необразованного человека Земли, это подходящий психотип, двухмесячная тренировка по поддержанию ума в однонаправленном состоянии и особый IT вживленный в мозг.


    Этот IT, в отличие от обычных, умел создавать виртуальную реальность с полным погружением, что на земле было запрещено, плюс, он умел использовать ресурсы мозга Джеффа для управления роем дронов.


    Мозг постоянно обрабатывает множество задач, которые люди не осознают — например управление сердцем, множеством систем тела и инстинктов. Таким же образом, часть его ресурсов, обрабатывала внешние задачи без участия сознания носителя. Само сознание, по современным воззрениям нейрофизиологии, занимало довольно малую часть глобальной нейросети мозга и являлось очень примитивной подпрограммой, зацикленной на запоминание очень малого количества предыдущих состояний и на самовоспроизводство в каждом такте. Этакий цифровой уроборос, возникающий каждый новый такт из своего цифрового хвоста.


    Поэтому, можно без проблем выделить часть ресурсов мозга носителя на управление сложными процессами. Это начали делать буквально пару лет назад, но прогресс в современном мире уже вышел за рамки человеческих скоростей и год развития мог принести больше изменений чем десятилетия буквально 20 лет назад. И вот, Джефф, вместо того чтобы отвисать по мега тусовкам в родном агломерате Залив, на восточном побережье США, лежал в капсуле корабля в постоянном вирте.


    Джефф хмуро смотрел на прекрасное лазурное море и понимал что он на грани. Ему не хотелось виртуальных утех с Джил, не хотелось купаться, летать, соревноваться, не хотелось ничего достигать. Общие вирт тусовки всех членов корабля, соревнования на наивысшую производительность, все не имело смысла и было скучно. Даже состояние мега кайфа, которое генерировалось во время его вахты тоже становилось все более нестабильным и он вываливался из него все быстрее.


    Это была реально проблема — его контракт подразумевал работу в течение 3 лет, а прошло только два года. В случае, если он не сможет выполнять работу, то его погрузят в принудительный сон-анабиоз, так как в виртуале он в этом состоянии не выдержит, а никакого места где можно просто жить на рудовозе нет — все управляется механизмами и роботизированными системами, люди просто лежат в капсулах. После возвращения на Землю он не сможет сделать то, что задумывал, ведь его оплата будет пропорционально уменьшена.


    Вызывать виртуального психологического помощника не хотелось, тот, как и все остальное, Джефф горько усмехнулся, как и сам Джефф, был частью центральной системы управления и вообще мог отстранить его от управления прямо сейчас. Поэтому Джефф постоянно изучал вопрос, взяв университетский курс психологии. Это поощрялось, потому что во время любого обучения появлялись новые нейронные связи и производительность мозга носителя росла.


    Последнее время ему стала интересна теория древнего философа Эпикура. Тот писал, что любая жизнь — есть страдание. И что даже когда существо удовлетворено и ему кажется, что оно довольно или радуется, то это только временное облегчение. То есть состояние удовлетворенности и довольства по своему определению содержит в себе семена страданий и никогда не может быть по настоящему полным. Джефф даже шутливо сформулировал сам для себя, что он платит переживаемым кайфом за ту работу, которую его мозг делает для корабля. Так как количество кайфа ограниченно, то проживая его не самым эффективным для себя образом он просто продает этот ценный ресурс.


    Также, один из прочитанных трудов психолога прошлого века, Эриха Фромма утверждал: “Согласно Эпикуру, наслаждение как удовлетворение желания не может быть целью жизни, ибо за таким наслаждением неизбежно следует его противоположность, мешая, таким образом, человечеству достичь его истинной цели — отсутствия страданий.”


    Как понимал Джефф в результате предпринятого изыскания, подобная двойственность — удовольствие порождающее страдание и наоборот — и создавала то я, которое было самосознанием Джеффа и, при этом, данная структура занимала мизерную часть нейросистемы его тела.


    В разных книгах и учениях предлагались методики, для выхода за пределы этой двойственности, но, Джефф не спешил их применять, так как не смог понять, кто выйдет за эти пределы, если он — Джефф и есть эта самая двойственность.


    Однако, одна из мягких методик, которая обещала просто улучшение психологического состояния его заинтересовала — она заключалась в том, что нужно было частично удерживать внимание на процессе дыхания и при этом не вовлекаться в любые приходящие мысли, эмоции и состояния.


    Джефф какое-то время пробовал делать упражнения по 30 минут в день и ему казалось, что какой-то положительный эффект есть, хотя время его работы в виртуале продолжало уменьшаться. Самое смешное, что концентрируясь на дыхании в вирте он понял, что даже там он продолжает дышать и не может остановить этот процесс. Как будто его “я” было неразрывно связано с дыханием и одно было неотделимо от другого. Решив опять помедитировать он сел в позу, которая рекомендовалась для выполнения упражнения. Усилием мысли сделал шарик света перед собой и приглушил свет солнца.


    Вначале все шло как обычно, он постоянно отвлекался и думал, то о возвращении домой, то об угрозе срыва, однако, в какой-то момент вдруг все кристаллизовалось и он полностью ощутил поток мыслей и эмоций протекающих через его ум, работу IT, виртуальный мир вокруг и свое тело лежащее в капсуле.


    Странное ощущение парения, совсем не похожего на обычные полеты во сне или вирте полностью его захватило и начало разрывать его на части. При этом он все осознавал и радовался этому процессу и не хотел его останавливать понимая, что он нашел таки свою кроличью нору и быть может сейчас уже и Джеффа не останется, а все станет одним большим чем-то чего он очень хотел всегда.


    Постепенно, части личности Джеффа становились все меньше, пока не остался какой-то маленький лоскуток того, что составляло его суть. Джефф решил, что интересно посмотреть как там в ничто и начал растворять и разрывать его тоже. Вибрация все нарастала и вдруг, произошел резкий рывок и Джефф очнулся в капсуле. Не в вирте!


    На лице была надета маска, сам он лежал на гелевом матрасе весь обвязанный датчиками и электродами. Перед глазами висел виртуальный экран IT, на котором отображалась информация о состоянии тела и об отсутствии коннекта с центральной системой виртуальной реальности. Последовательно подавив приступ ужасы, клаустрофобии, паники и еще всякого непонятного из остальных областей своей нейросистемы, Джефф достроил образ своей норы и сделал из нее зал. Затем начал вызывать по внутренней связи остальных членов команды.


    Первой откликнулась Миранда. Она была в команде пилотирования. Всего на борту было 12 человек и постепенно откликнулись все. По мере переписки выяснилось, что полный вирт у всех отрубился, но, все остальные системы корабля работали нормально и IT тоже показывала всю информацию и реагировала на команды.


    Джефф вывел статус бурильных дронов — “Запаркованы”. Понятно подумал он, так как мы не в сети, то мощностей для управления нет и они просто запарковались используя встроенные программы.


    Джефф спросил в общем чате: “У кого нибудь есть предположения почему это произошло и как нам подрубить вирт обратно?”


    Миранда, аватар которой очень нравился Джеффу, ответила, что в своем вирте она исследовала интуитивные пути работы мозга, когда все это произошло и, в секунду перед отключением, она ощущала отключение от каналов связи и, что как будто она вылетела в космос. При этом она воспринимала там каких-то пугающих существ, которые обратили на нее внимание и потом все отключилось.


    Все начали тоже писать, что в момент перед отключением испытывали странные переживания парения или входа в другие пространства вирта, которые они сами не создавали. Все начали было рассказывать свой опыт привычно общаясь в несколько потоков одновременно, однако, в этот момент в общем чате раскрылось экстренное системное сообщение.


    Джефф, по мере прочтения, начал лихорадочно соображать, не уснул ли он в вирте и не видит ли сон, настолько шокирующими были новости.


    Сообщение: “Внимание всем членам экипажа. Это сообщение — информационный пакет отправленный со станции на Марсе, сообщение составлено центральным модулем Системы.”


    Центральным модулем системы!


    Джефф подумал, это нереально, подобные сообщения пишутся один-два раза в месяц и направляются всем людям земли и других планет напрямую. Обычно там пишутся важные общечеловеческие новости, например о новых нормах на воду или на вычислительные мощности.


    Джефф продолжил читать.


    “У всех пользователей IT экстренным паком отрублен модуль виртуальной реальности. Суть в том, что произошел первый контакт с нечеловеческим разумом, который проявился в оживлении виртуальных аватаров и персонажей и нападении их на пользователей системы.”


    “Ха,” — подумал Джефф, — “теперь можно не париться про работу, можно просто дождаться спасателей и на земле получить все положенные компенсации. Вот повезло!”


    Открыв вторую закладку для их корабля Джефф продолжил читать сообщение: “Всему персоналу корабля “Друада”. В связи с экстренной ситуацией и невозможностью подключения носителей к системам управления ваша миссия по разработке астероидов отменяется. Корабль возвращается к Марсу, откуда вы последуете далее на Землю. Прошу выполнять указания систем корабля, все инструкции успешно загружены и проверены. Дорога займет 38 дней, вам следует погрузиться в анабиоз до прибытия на Марс.”


    Джефф сказал в общий чат: “Всем пока, встретимся на Марсе и активировал программу погружения.
    Прошла пара минут, но привычного одновременного расслабления и помутнения сознания не произошло и Джефф написал в общий чат: “эй народ, у меня одного анабиоз сломался?”


    Никто не ответил. Джефф открыл инфу о состоянии систем корабля и увидел, что вся команда успешно погружена в анабиоз, и он тоже.


    Паника, паника, паника… Джефф ощутил как внутри все сжимается, а ум начинает становиться маленьким и жестоким, дыхание стало частым и прерывистым. Внезапно, на втором слое мыслей Джефф отдельно ощутил себя как маленького зверька попавшего в капкан и на какое то мгновение стал им, острая мордочка, черные глаза, усики, сердце долбит и нет никаких мыслей, есть только ужас и рефлексы.


    Постепенно, ужас прошел и внимание плавно вернулось обратно в человеческую сферу бытия и опять появились мысли и разум смог найти выход, он начал думать о будущем связав его с прошлым. Настоящее сразу исчезло и паника стала не такой безысходной.


    “Оу” — храбрясь подумал Джефф — “мне повезло, похоже я теперь вместо анабиоза буду тут сходить с ума, космический корабль Ямайка начинает свое путешествие.”


    Спустя буквально несколько мгновений он пришел в норму, вызвал системное окно, в нем было отмечено, что он в анабиозе.


    Положение было угрожающим, Джефф не имел доступа к системе управления кораблем, система считала, что он в анабиозе, соответственно питательных веществ ему практически не подавалось и он мог банально умереть от голода. Попытки отправить сообщение в центр ничего не дали, Джефф мог работать только со своей IT и только просматривать с ее помощью разную информацию, однако на передачу ничего не отправлялось.


    “Это сон, это сон, проснись” — он опять начал впадать в панику — “Наверное поэтому IT с полным погружением и запрещены, я сейчас просто погрузился в свои кошмары и не могу выбраться, этого просто не может быть на самом деле”.


    “Или быть может я в анабиозе, но разогнанный работой и медитациями мозг продолжает строить реальность? Точно! Надо попробовать войти в то состояние, которое было при сбое и попытаться выйти из него обратно в свою стандартную виртуальность. А то если я тут долго просижу, то могу виртуально умереть от голода в своей виртуальности и непонятно, как это скажется на моём базовом сознании”.


    Так разговаривая сам с собой, Джефф пытался успокаивать сам себя, хотя, побочно пробегали мысли, что такой подход какой-то странный и опасный, но сама ситуация была еще опаснее. Поэтому Джефф, понимая, что не имея возможности что-то сделать физически, он может попробовать запутать сам себя так, чтобы было не так страшно.


    “Вперед, если что, робоврачи потом вылечат”, — пошутил он сам с собой, закрыл глаза и начал панически делать медитацию.


    Гулко бухало сердце, шумно текла кровь по телу, на Джеффа навалился космос и тишина. Щелкали девайсы, что-то шумело в глубине корабля, но каким-то обостренным от ужаса чутьем Джефф ощущал, что корабль, это очень маленький островок, который по меркам холодного и беззвучного космоса, как бы и не существует. Просто искорка в вечной ночи, которая через секунду погаснет.


    “Да ладно”, — храбро подумал он, — “сейчас мы наш, мы новый мир построим”. Джефф быстро представил облака, море, песок, птиц и себя парящим в медитации в метре над берегом.


    Сзади кто-то взвизгнул и девичий голосок прокричал — “Ханна, смотри, тут кто-то из цирка номер отрабатывает.”


    Джефф, сосредоточился на дыхании и начал исследовать мысли, которые возникали при звуках этого голоса. Сначала было желание улететь повыше, чтобы оказаться в облаках и ничего не слышать, но в книгах рекомендовалось принимать источники раздражения и работать в их присутствии, поэтому он ничего не стал делать, а просто продолжил медитацию.


    Между тем, звук шагов приблизился и другой женский голос спросил: “Мистер, а как вы летаете, я не вижу никаких приспособлений, это очень интересный фокус”.


    Джефф понял, что это пришли очень больше мысли и надо на них обратить внимание, чтобы развеять и сфокусировал глаза на довольно миловидной блондинке и сказал: “Ханна, так как я в своем воображении, то могу летать, а могу не летать. Вы очень приятная девушка и я не хотел бы вас растворять своим усилием, не могли бы вы просто выйти из зоны моего внимания.”


    “Фи, какой грубиян, а еще туда же, йог-медитатор. Много вас тут таких, мир воображают, ходят, кушать просят.”


    Девушки развернулись, отошли шагов на 10 и начали что-то шебуршать.


    Джефф медитировал. В стороне началось хихиканье и вторая девушка, имени которой Джефф не знал, полушепотом сказала: “Давай топлесс загорать, у тебя такая красивая грудь, я бы ее всем показывала.”


    Джефф понял, что помедитировать не удастся, так как очень захотелось на это посмотреть. В то же время и не хотелось.


    “Быть может сейчас и есть самая суть медитации, — подумал он, — ведь по книгам царевич Сиддхартха, прежде чем стать Буддой, тоже проходил испытания дочерьми Мары. Наверное смысл этих испытаний был не в желании секса, а в тонких мыслях, которые возникают при восприятии женщин и звуках их голосов. Как же Будда это преодолел?”


    Джефф попробовал продолжить медитировать и с удивлением понял, что погрузился на какой-то новый уровень ума, который раньше был ему недоступен.


    Вдруг, по всему телу как будто забегали электрические искорки и его стало разрывать на части — исчез пляж, пропали девушки, начало разваливаться и закукливаться само пространство.


    Джефф подумал, что сейчас видимо тот момент, когда он может выбрать между тем чтобы вернуться обратно в свое человеческое состояние или улететь в космос…. и тут же с сожалением понял, что именно эта мысль уже вернула его обратно в человеческое состояние и выбора уже нет. Опять знакомая паника, опять состояние хорька? “Fuckin roller coaster, — подумал Джефф, — сколько можно?”.


    Однако на второй раз все прошло гораздо легче и вот, он уже опять человек. Терминал отображал, что прошло всего 6 минут.


    “Даааа, так можно тут пару веков провести падая в депрессию и взлетая в отсутствие всего. Но мне вроде нравится, всяко лучше чем бессмысленно тусить по клубам живя на энергии гламура и потенциального секса. Ну что, поехали?”. Хотя, в последней мысли Джеффа было больше робости и неуверенности, чем лихой отваги, тем не менее, он отважно опять начал медитировать.


    В этот раз, на пляж не хотелось и он представил себя в холодном пустом пространстве космоса (втайне от себя он, конечно, просто убегал от девушек, понимая, что опять будет отвлекаться).


    Почему-то космос оказался не пустым и холодным ничто, а полным вероятностей живым и бурлящим пространством. Джефф как будто попал из серой реальности в виртуальность.


    Фотоны пели прекрасные песни вероятностей и, одновременно, они же создавали фантастические многоцветные картины с многогранными смыслами. Что-то непрерывно возникало и что-то непрерывно исчезало. Джефф ощутил абсолютную наполненность пустоты. Все имело свой смысл и ничто не было важно или не важно, все просто было.


    Вдруг, справа от Джеффа возникло нечто, что он сразу определил как чужой разум. Этот разум грубо вторгся в пространство и начал создавать что-то бесформенно кошмарное, построенное на темных глубинах нейросистемы Джеффа. Пространство начало сжиматься и вместо прекрасных песен фотонов зазвучали голоса и шепотки неведомых созданий. Что-то угрожающее начало тянуться к его разуму.


    “Квырлы”, — странное слово само прыгнуло в голову. Много ног с присосками, несколько клыкастых пастей, которые могли и кусать и жевать и рвать, с ядовитой слюной. Размером с большого быка, толстая шкура покрыта иглами. Очень быстрые, умные, любят охотиться и мучить жертв. Все это вспышками откуда-то появлялись в голове Джеффа.


    Березы и осины без листьев, холод, слякоть и грязь, Джефф смертельно замёрзший брел по лесу, а сзади приближалось, иногда прерываясь, хлюпанье больших присосок по влажной земле. “Квырлы, — понимал Джефф, — не спешат”. Он отчаянно устал от бегства и безнадёжности. Лес был бесконечным как Сибирь и бежать было бессмысленно, но просто остановится он не мог, ящерная часть мозга была сильнее усталости. Безнадежность, холод, бесконечное отчаяние все глубже и устойчивее становились реальностью.


    Джефф осознал, квырлы создаются им самим, это древние страхи живущие в его генах. Но постепенно, питаясь запахами его мыслей квырлы формируют новую реальность, в которой они становятся все более и более сильными и, постепенно, могут заменить личность Джеффа собой.


    “Интересно, — из последних сил думал Джефф, — как древние люди боролись с ними, явно это существа с каких-то предначальных времен.”


    На ум сама пришла картинка странного существа, которого он видел в иллюстрациях при изучении медитаций. Огромный, страшный, трехглазый, с множеством рук, с ножами и мечами в руках, пылающий огнем. Махакала, пришло очередное незнакомое слово. Защитник реальности.


    Впереди что-то кроваво засверкало и раздался ужасный рев, который наполнил ум Джеффа радостным узнаванием.


    Сзади грозно-испуганно заскрипели квырлы, а ум Джеффа наоборот стал спокойным и уверенным.


    Джефф стоял на краю ущелья, с которого открывался вид на прекрасные заснеженные горы, вдыхая ледяной воздух, при этом чувствуя не холод, а блаженство и наблюдал как огромный Махакала уничтожает полчища квырлов.



    (Картина "Защитник реальности", масло, холст источник)


    В космосе что-то пищало и мигало, постепенно проявился модуль жизнеобеспечения. На экране IT раскрылось сообщение: “Вас приветствует центральный модель системы. Благодаря вашим метрикам мы разработали алгоритм, который позволяет отражать атаки чужого разума всем пользователям IT в автоматическом режиме. Все системы корабля восстановлены и вы можете погрузиться в анабиоз до прибытия на Землю.”


    Джефф мягко улыбнулся, мыслью отменил погружение в анабиоз и начал новый цикл построения реальности в своем уме.

    Поделиться публикацией
    Комментарии 6
      0
      частично удерживать внимание процессе дыхания
      НА пропущено перед «процессе»
        0
        спасибо, исправил
        +1
        Роберт Шекли вспомнился
          +2
          Хороший рассказ.
          Даже жаль, что это лишь зарисовка.

          Хотя трудно представить какие проблемы могут быть в таком овощном мире и как люди их решают. Впрочем, овощизм скорее всего свойственен только толпе. Во главе человечества стоят люди которые не продают годы своей жизни.
            0
            Спасибо за отзыв, мне как автору очень приятно.
            У меня постепенно складывается некая вселенная, она не простая, но это и интересно. Все предыдущие рассказы — часть этой вселенной и, постепенно, все сойдется в одно русло.
            0

            ""У всех пользователей IT экстренным паком отрублен модуль виртуальной реальности. Суть в том, что произошел первый контакт " — не похоже на лексику официального сообщения, скорее на лексику пятиклассника

            Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

            Самое читаемое