Я бы в продакты пошел: четыре истории о том, как product- мышление помогает в работе

Данные — новая нефть: они повсюду и, разумеется, обязывают считаться с ними в принятии решений. Продакты — профессионалы data-based менеджмента: они проверяют гипотезы, проводят качественные и количественные исследования, вводят UX-метрики и думают в сторону масштабирования. Причем продуктовые знания отлично накладываются поверх любого базового фундамента. Вместе с Нетологией мы поговорили с людьми из разных профессий, чтобы узнать, как приобретенные навыки продакт-менеджмента помогают им в работе.

Татьяна: провизор с навыками UX-прототипирования
Я с детства знала, кем хочу стать, когда вырасту: в аптеку, где работала мама, я ходила с пяти лет, и другого пути, кроме как стать провизором, для себя не видела. Сразу после школы я поступила в Московское фармацевтическое училище, устроилась фармацевтом в аптеку, а спустя несколько лет стала руководителем франчайзинговой сети, объединенной под брендом EApteka. На этой должности я впервые столкнулась с продуктовой разработкой.
Нашей задачей было усовершенствовать партнерскую программу, чтобы привлекать и удерживать в ней партнеров-франчайзи. Действующая программа свое не отрабатывала, и руководство приняло решение усовершенствовать ее технологически. Новая платформа — специализированный аптечный софт — должна была обеспечить лучшую интеграцию с аптеками, связать аптечный модуль со складом, в частности, с роботизированным складом в Твери, где находится наш полигон для тестирования новых механик работы. Кроме того, мы должны были разработать и внедрить мобильное приложение для курьеров, благодаря которому могли бы четко знать, кто из клиентов перенес заказ, кто от заказа отказался и по какой причине. По сути, нам нужна была экосистема, которая собирала бы отовсюду информацию и помогала строить основанные на данных стратегии влияния. Мы хотели понимать, например, почему человек купил: из-за скидки в 500 рублей или потому что ему заказ за 30 минут собрали.
Однако, когда я пришла на проект, возник конфликт: руководители IT-отдела, веб- и мобильной разработки не видели во мне продуктового лидера в принципе. Кроме того, у нас были разные подходы: я говорила, что мы делаем продукт для пользователя (ими являются заведующие аптек и фармацевты-первостольники — первые, кто встречают людей в аптеке), на что руководители IT мне отвечали, что продукт внутренний, и настаивали: «Мы делаем — пользователи привыкают». Мне нужно было как можно быстрее погрузиться в специфику продуктовой разработки, хотя бы для того, чтобы начать говорить с нашими айтишниками на одном языке.
На первых же занятиях продуктового офлайн-курса в Нетологии, который я выбрала из-за возможности присутствовать очно и задавать много вопросов, я поняла, что моя зона роста — умение слышать и правильно доносить информацию до собеседника. Прокачаться в этом мне помог ментор Андрей Григорьев, который не давал останавливаться на промежуточных результатах и всякий раз требовал большего. От него я получила дельные советы по командной работе, которая поначалу не складывалась. Я начала поступательно двигаться к решению проблем в команде (они выражались в вечном перебрасывании задач и отсутствии диалога), и мое движение навстречу было замечено. Вскоре мы с разработкой сели в один офис, а после всем составом поехали в Тверь на наш испытательный полигон. Там мы несколько месяцев усердно трудились, решая задачи по роботизированной подаче лекарств через специальный рукав прямо на кассу. Результатом этой работы стало то, что мы сократили время на обслуживание посетителя в аптеке с 4 минут до 2,5.
Продуктовые знания мне пригодились и в процессе разработки мобильного приложения для курьеров, которое мы с командой сделали от и до. Я вняла совету другого ментора из Нетологии, Сергея Хорошилова, и изучила Adobe XD в связке с другими инструментами прототипирования. Поэтому смогла уже на собственноручно отрисованных прототипах объяснять разработчикам, куда поставить ту или иную кнопку, чем, конечно, сильно облегчила процесс кооперации. Интерфейсные решения мы также принимали на основе UX-исследований и интервью: все-таки удалось сдвинуть команду к тому, чтобы услышать конечного пользователя. Ведь гораздо дешевле сделать интуитивно понятный эргономичный интерфейс с самого начала, чем вкладываться в обучение и переучивание офлайн-сотрудников.
Родион: бросил Москву и рванул в Хошимин, потому что мечтал доводить проекты до релиза
В IT я попал в 21 год — знакомые знали, что я играю в видеоигры, и решили, что я разбираюсь в том, какими они должны быть. Так я попал в свою первую команду: стал гейм-дизайнером браузерной игры. Потом я какое-то время фрилансил, учился — было не до айтишных дел. Переломный момент случился, когда я переехал в Москву и нашел работу в финтехе — в студии, которая разрабатывала тендерную площадку для малого и среднего бизнеса.
Меня затянуло в финтех, но постепенно задачи стали менее интересными, и я принял два важных решения: ушел работать в Альпари и пошел учиться в Нетологию, чтобы пройти курсы продакт-менеджмента. Ведь я планировал развиваться именно как продуктолог: хотелось научиться работе над продуктом от и до — применять метрики, тестировать гипотезы, искать способы автоматизации и масштабирования, а не просто следить за сроками и декомпозировать задачи.
Поначалу уделял курсу остаточное внимание — филонил и сливал домашки. «Щелчок» случился на одной из первых лекций преподавателя Ивана Замещина, который читал нам большой блок о пользователях, тестировании и проверке гипотез. Он рассказал о том, как у них в компании перед тем, как выводить что-то на prod, собирают максимально простой и незатратный пакет MVP. И мне удалось проделать этот трюк уже на следующий день — на собственной работе.
Мы собирались внедрять сложный продукт со множеством функций и планировали отвести на разработку чуть ли не месяц. При этом нам, понятно, никто не гарантировал, что функционал «взлетит». Поэтому я, вооруженный новыми знаниями, отправил клиентам MVP для того, чтобы проверить на бою целесообразность полномасштабной разработки. Все были удивлены, когда мы получили от клиентов обратную связь: оказалось, что запланированные нововведения наших задач не решают — мы бы впустую потратили время, деньги и нервы, пойдя длинным путем.
Практика быстрых и дешевых тестов — одно из самых ценных приобретений на курсе. Я осознал и другие важные вещи: неважно, насколько часто ты падаешь, важно, как быстро ты встаешь. Это известная истина, но для продакт-менеджера она означает, что выпускать в релиз надо не тот продукт, который будет работать идеально, а тот, который легко и быстро «поднять» после любого падения.
Курс в Нетологии начинало 30 человек, а закончило 7 или 8. Я и сам в полной мере ощутил, почему до диплома дойти не так-то просто. Изначально для защиты я выбрал проект, которым занимался на работе: чат-бот, позволяющий торговать на бирже прямо из Facebook и Telegram. Однако через пару недель проект «заморозился» и мне пришлось делать новый: мобильное новостное приложение с возможностью торговать на бирже. Оно тоже было частью моей основной работы и впоследствии вышло в релиз, набрав более 100 тыс. скачиваний на Android.
Сейчас я работаю аналитиком в стартапе и живу в Хошимине. Моя текущая практика сильно перекликается с тем, чем я занимался, когда учился в Нетологии. В моей обязанности входит поиск удобных и быстрых решений, которые способны помочь бизнесу. Например, бизнес поставил задачу сделать максимально простой авторизацию пользователей. Сначала мы использовали хэши и посылали клиенту ссылку для подтверждения авторизации. Но это решение было плохим: не хватало безопасности, к тому же у хэшей есть срок жизни, нужно заморачиваться с их генерацией. Мы нашли другое решение: создаем отпечаток браузера, когда клиент приходит к нам, а потом используем этот слепок для авторизации. Так бизнес получил продукт без «костылей».
Еще я всегда выступаю за автоматизацию. Если какую-то процедуру приходится делать дважды вручную, то эту процедуру необходимо автоматизировать. Это тоже известное утверждение, но узнал я его только в Нетологии.
Сейчас я хочу немного отдохнуть от финтеха и «углубиться в IT». Я приобщился к этой отрасли в 21 год и считаю, что это поздно. Я даже девушке своей посоветовал переквалифицироваться из лингвиста в айтишника, чем она и занимается. На курсах, конечно же.
Линда: не поехала за рубеж, чтобы выучиться на продакта в России
Моя работа так или иначе была связана с организацией: сразу после школы я работала секретарем в отделе продаж московского центрального телеграфа. Параллельно училась на языковом факультете МАМИ. Ближе к концу обучения в вузе я сменила место работы, устроившись секретарем в LuxSoft — компания занималась разработкой ПО на аутсорсе, так я попала в IT.
Спустя полгода я перешла на должность помощника руководителя HR-отдела компании. Я росла, стала готовить новичков и помогать в разработке внутреннего программного обеспечения. Моя работа неожиданно для меня самой превратилась в проектную. Так я начала работать продакт-менеджером на стороне HR. Мы внедряли продукты для внутреннего пользования: системы, отслеживающие интеграцию сотрудников и их движение по карьерной лестнице, системы обучения и аттестации. Я очень хотела автоматизировать эти системы по максимуму, чтобы мои проекты упрощали работу и делали ее эффективной. Поняла, что хочу развиваться как продакт именно в сфере IT.
И ради этого приступила к работе руководителя проектов в Леруа Мерлен. Это было здорово, но также я поняла, что мне не хватает знаний. Требовалась база, которую я могла бы применять в разных проектах.
Поэтому я задумалась об образовании: я искала продолжительные очные курсы с возможностью получать обратную связь. При этом я не могла оставить работу. Я стала изучать предложения от образовательных компаний и даже зарубежных университетов, провела исследование, посетила конференции. В итоге остановилась на Нетологии.
Мне понравился формат обучения, который давал много практики. Преподаватели — работающие менеджеры, и весь их материал построен на реальных кейсах. Тренировались мы и командной работе: нас разделили на группы, и мы работали вместе над каждым заданием. Наша четверка стала одной из самых дружных. Помню, как мы созванивались и днем, и вечером, чтобы обсудить нюансы очередного проекта. В группе были люди из разных компаний, с индивидуальным опытом, так что мы могли видеть, как применяются полученные знания на разных продуктах.
На третьем занятии я услышала о метриках HEART — как раз о том, что мне требовалось. На прошлой работе каждый наш продукт оценивался деньгами, а в Леруа Мерлен нужен был адекватный инструмент оценки других показателей: удовлетворенности и вовлеченности пользователя.
За время обучения меня ждало еще много открытий. Например, я узнала о «дорожной карте продукта». Она нужна, чтобы понимать, куда идет продукт, как построить стратегию его развития, какие гипотезы придется тестировать. После занятия я так вдохновилась идеей, что даже провела тренинг в компании и транслировала свои знания дальше.
Диплом я защитила по продукту, над которым трудилась на работе — это мобильное приложение для интеграции сотрудников в Леруа Мерлен. Было круто сразу применять новые фишки. Сейчас приложение работает и мы развиваем его дальше.
Я часто применяю знания о метриках и тестировании гипотез. Например, у нас есть система обучения и развития персонала, которая помогает сотрудникам расти горизонтально и вертикально, даже менять профессию — например, уйти из продаж в закупки. Мы стараемся повышать эффективность сотрудников при помощи кратких курсов обучения. Пока рано говорить о больших успехах, но по текущим сборам метрик люди активно пользуются этим инструментарием.
Я однозначно хочу оставаться в IT и делать продукты, это как раз то занятие, от которого получаешь кайф. Но если бы я знала, какую профессию выберу, то пошла бы учиться в технический вуз. Хотя бы потому что из аналитика или разработчика переквалифицироваться в продакт-менеджера проще.
Роланд: «Плох тот продакт, который не мечтает стать фаундером»
Мои сверстники сейчас учатся в вузах — а я пока туда не собираюсь. Сразу после школы я пошел работать: был сейлзом и заодно проджект-менеджером в компании, которая занималась мелким продовольственным оптом. Параллельно потихоньку пилил свой первый стартап: я тогда хотел сделать SkyEng для школьников с продуманной системой мотивации. Мои решения были интуитивны: я уже слышал про продуктовые исследования и метрики, но как их применять на практике, представлял слабо.
Помню, мне тогда попалось на ютубе интервью Максима Спиридонова с Аркадием Морейнисом, которым я проникся и понял: чтобы сделать продукт, знать нужно сильно больше, чем я. В том момент как раз стартовал очный курс на Нетологии, куда я и вписался.
Мышление продакта нам поставил Андрей Григорьев: на его курсе я понял основы юнит-экономики, научился качественным исследованиям и полюбил продуктовый подход, подразумевающий быстрые дешевые тесты для проверки гипотез. После первых же занятий я шел тестить гипотезы по своему проекту и, кстати, быстро понял, что он не взлетит. Что тоже стало хорошей новостью, так как вскоре у нас с партнером, которого я встретил в той же Нетологии, появилась новая идея стартапа.
Если кратко, это будет массовый продукт, затрагивающий сферу личной мотивации в спортивных достижениях. Я разбил ABCDX-сегментацию и увидел аж два X-сегмента, для которых нам еще предстоит придумать решение (именно эти Х-сегменты сулят нам сказочные богатства). Наш А-сегмент — это женщина 30+ лет, которая живет в городе-миллионнике, купила годовой абонемент в фитнес-зал и перестала туда ходить. Сейчас планируем делать лендинг, чтобы посчитать customer acquisition cost с разных каналов трафика.
Кроме того, сейчас я работаю менеджером продукта в магазине онлайн-игр, где отвечаю в основном за цифры. Применяю полученные в Нетологии знания по составлению profit & loss отчетов, считаю cash flow. Руководство так и говорит: «Сделай, чтобы циферки были нормальные, и мы начали зарабатывать». Такая вот амбициозная задача. Параллельно добираю продуктовых скиллов на курсе «Управление цифровым продуктом» от ВШЭ и не планирую останавливаться.
Знания в области продакт-менеджмента можно набирать постепенно, по мере надобности — благо, информации обо всем предостаточно. Во многих компаниях продуктовые компетенции входят в базовый «джентльменский» набор менеджера. А каких знаний и навыков не хватает вам для решения боевых задач?
Спасибо за ответ!

Комментарии 4

    0
    Извините за оффтоп: картинки (коллажи) просто отпадные, кто их делал? Хочу знать автора! :D
      0
      Автор иллюстраций — Ольга Кирсанова (коллажный движ «Режь да клей»)
        0
        Нашёл, спасибо, очень хорошо!
      0
      Сначала мы использовали хэши и посылали клиенту ссылку для подтверждения авторизации. Но это решение было плохим: не хватало безопасности, к тому же у хэшей есть срок жизни, нужно заморачиваться с их генерацией. Мы нашли другое решение: создаем отпечаток браузера, когда клиент приходит к нам, а потом используем этот слепок для авторизации. Так бизнес получил продукт без «костылей».


      Афигеть! Это на клиентской стороне JS-код снимает отпечаток браузера и он сохраняется как токен авторизации.
      Кто помешает мне взять этот же код вычисления отпечатка, снять на другом сайте/приложении отпечаток с браузера пользователя и получить доступ в сервис?!

      Я даже девушке своей посоветовал переквалифицироваться из лингвиста в айтишника


      Гнилая реклама

      Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.