Жечь, но не сгореть: профессиональное выгорание — это миф?

Праздники только подошли к концу, а уже хочется, чтобы начались новые? И каждое новое утро ты опять до последнего переставляешь будильник и едва сползаешь с постели; за завтраком, только подумав о скором начале рабочего дня, входишь в транс; а уже через час-два работы готов снести с телефона почту и мессенджеры или по крайней мере хлопнуть крышкой ноутбука?

Профессиональное выгорание знакомо едва ли не каждому крутому специалисту. Можно выгореть из-за овертаймов, окружения, по причине профессиональной стагнации… Но! Оказывается, можно и не выгорать вообще.

Ниже — личный опыт сотрудников Deutsche Telekom IT Solutions. И опыт профессионального выгорания, последующего восстановления и в результате «отлитых в граните» принципов. И абсолютное недоумение по этому поводу вплоть до хлёсткого эпитета «непрофессиональное выгорание». Прочитав эти истории, вы сможете сами решить, на чьей вы стороне…

Выгорание копилось по капле

Лев Гончаров
ведущий инженер в Deutsche Telekom IT Solutions
Выгорание приходит неожиданно, но копится при этом достаточно долго, по капле. «Капать» начало со времён, когда я занимался обслуживанием хостингов. Это такая работа, где ты должен быть готов ввязаться в бой 24/7. В какой-то момент я в одиночку тянул порядка 300–400 серверов. Днями и ночами приходили СМС типа «Загрузка CPU такого-то сервера превышает 95 %», и через пару месяцев дошло до того, что мой организм стал их тупо игнорить и уже не просыпался на алармы — реагировала жена: «У тебя опять что-то поломалось, вставай чини». В итоге мне это ужасно надоело, решил поменять работу.
Ушёл в другую фирму — полегчало: задач меньше, можно работать в рамках графика, причём уже в те годы я работал на удалёнке. Но со временем наш проект стал бурно развиваться, и рабочий день постепенно вырос. Часов эдак до 11 стабильно. Самый пик пришёлся на 2016 год. Я садился работать в 6 утра, чтобы меня никто не дёргал. Потом начинались митинги, всё это затягивалось. В 17:30 закончил, с коляской прогулялся, в 22:00 снова сел поработал, а потом ещё в 2 ночи дежурные будят — что-то навернулось, в 4 утра колики у ребенка, в 6 садился работать…
После примерно 2 месяцев такой жизни не осталось сомнений в том, что я имею дело с профессиональным выгоранием. И снова помогла смена работы — первое время после прошлого кошмара у меня было ощущение, что я в отпуске. Но даже в таких условиях восстановление заняло примерно полгода-год.
«Выгореть на удалёнке проще простого. Компании, которые давно работают в таком режиме, это понимают и пытаются как-то следить за состоянием сотрудников.»
Бороться с выгоранием лично мне помогают 2 вещи: планирование и хобби. В to-do-лист, особенно если работаешь дома, надо вписывать даже такие таски, как «вынести мусор», «сделать зарядку» и т. п. Когда подступают лень и прокрастинация, можно заняться работой, которая не требует особой мозговой активности. Мало кто может работать эффективно больше 5−6 часов в день, надо закладывать время и на простые задачи. Хобби, в свою очередь, помогает переключаться. Одно из хобби у меня связано с работой: мне понравилось выступать на митапах. Так я решал 3 задачи: расширение круга общения (актуально при переезде и выгорании), структурирование своих знаний и, конечно, переключение внимания.
Выгореть на удалёнке проще простого. Компании, которые давно работают в таком режиме, это понимают и пытаются как-то следить за состоянием сотрудников. Один мой товарищ работает на американцев, у них вся контора удалённая, так там эйчары мониторят настроения в чатиках. Вот кто-то пишет, что не успел поесть, заработался на проекте, — ему на дом пиццу заказывают. Но такая забота — редкость, в большинстве случаев приходится следить за собой самостоятельно. Подробно свой личный опыт я описал вот в этом посте, а если кратко, то:
  • Разделение контекстов, умение переключаться между ними. Сложнее всего на удалёнке: когда ты работаешь из дома (или живёшь на работе), чёткого разделения нет. В офисной жизни ты едешь в метро, и это является «переключателем» для мозга между домом и работой. Я просто переобуваюсь: в рабочих кроссовках работаю, в тапочках занимаюсь домашними делами.
  • Измерять результат своего труда. Это важно, ведь иногда кажется, что день прошёл впустую, а по мелочам сделано очень много работы. Но если прогресс нельзя измерить, то может появиться ощущение, что «наверное, я недоработал, давай-ка поовертаймлю».
  • Физическая активность также приобретает большее значение, если вы работаете дома. С помощью тренировок можно не только укреплять своё здоровье, но и переключаться между делами. Например, раньше я ездил на велике в офис. А сейчас перед работой катаюсь 20 км до велодорожки и обратно — не отказываться же от полезных привычек ради удалёнки.
Сейчас ситуация снова вынуждает работать дома, только теперь я поумнел. Стараюсь синхронизировать рабочие процессы с личной жизнью. Например, когда жена ходила на курсы, то я договорился с работодателем о смещении своего графика и работал с 7 утра до 4 дня, чтобы освобождаться пораньше. А также раскидываю максимально большой горизонт планирования и подхожу к нему с немецкой размеренностью.

От незаменимости к угрозе нервного срыва

Светлана Болсуновская
скрам-мастер в Deutsche Telekom IT Solutions
Это случилось 5 лет назад. Я работала скрам-мастером сразу в 3 командах плюс выполняла админские обязанности, которые «исторически» были за мной закреплены. Проблема была не в самих профессиональных обязанностях, а в том, что я пыталась одновременно делать кучу задач, хотела стать незаменимой. Конечно, я оказалась на грани нервного срыва. Ожидаю каких-то результатов, а их нет. Пытаюсь работать больше — нет эффекта. Только ещё больше стресса и разочарования. Тогда я осознала, что что-то нужно менять.
Так я задумалась о смене работы. Это помогло: хотя сфера деятельности осталась та же, поменялись режим, ритм, окружение, карьерная стратегия. На новом месте не приветствовались переработки, что позволило наладить свой режим труда и отдыха. Учитывала свой негативный опыт: брала меньше задач, уходила вовремя, не работала дома, больше спала и отдыхала. Если уставала, то заканчивала, не доводила до предела. В итоге перестала трудиться по 50 часов в неделю, стала меньше нервничать из-за многозадачности и переключений.
«Как правило, работодателю не до вашего отдыха, он заинтересован в том, чтобы сотрудник принёс максимум пользы. Если к тому же польза измеряется в количестве отработанных часов — это верный путь к выгоранию.»
Так через пару месяцев на новом месте постепенно пришла в себя. Чтобы снова не выгореть, с тех пор завела себе несколько правил.
  • Прислушиваться к себе. Никакая профессиональная активность или договорённость не может быть важнее моего здоровья. Плохо себя чувствую — беру больничный, устала — отдыхаю, иду в отпуск, отменяю или переношу часть встреч.
  • Можно работать меньше, но добиваться лучших результатов. Просто хорошо делайте то, что нужно, и перестаньте заниматься ненужными делами. Это про умение говорить «нет», отказываться от чего-то.
  • Незаменимых нет, никто, кроме меня, обо мне не позаботится. Поэтому следить за моим ресурсным состоянием и управлять моей нагрузкой — моя ответственность.
Последнее, наверное, самое важное. Как правило, работодателю не до вашего отдыха, он заинтересован в том, чтобы сотрудник принёс максимум пользы. Если к тому же польза измеряется в количестве отработанных часов — это верный путь к выгоранию. Вам нужно понимать свой максимум, чтобы не исчерпать свои ресурсы раньше времени.
Очень важно, чтобы компания доверяла сотрудникам, давала им возможность выстраивать комфортный режим работы с учётом индивидуальных потребностей. Например, я сначала устроилась в Deutsche Telekom не на полный день, а на 30 часов, причём с возможностью работать и в офисе, и дома — у меня были маленькие дети. А если тебе предлагают больше задач, а ты отказываешься — то очень важно, чтобы к этому нормально относились. Чтобы сотрудникам было действительно интересно делать то, чем они занимаются. Это сводит риски выгореть к минимуму.

День сурка в атмосфере завышенных ожиданий

Александр Евлампьев
people unit lead в чаптере тестировщиков в Deutsche Telekom IT Solutions
У меня дело было скорее не в должностных обязанностях, а в личных особенностях. Я с детства воспитывался в атмосфере завышенных ожиданий, в результате на работе мне всегда казалось, что я делаю недостаточно. Даже признание со стороны коллег или начальства не особо помогало.
Началось с того, что некоторые рабочие задачи в Deutsche Telekom, которые раньше я выполнял легко и с большим удовольствием, стали тяготить. Постепенно накопилось негативное настроение, и работать стало совсем сложно, приходилось буквально себя заставлять. Финальным триггером стал весенний переход на удалёнку, усугубивший мои проблемы. Я человек увлекающийся, могу запросто уйти за рамки рабочего дня. В офисе этот момент контролировать проще, к тому же ты видишь людей, можешь пообщаться вживую, меняешь обстановку. А дома какой-то день сурка, постоянно повторяется одно и то же. Я перестал понимать, куда я двигаюсь и что делаю.
«Некоторые способны «потушить» выгорание исключительно собственными силами: сел, проанализировал, сделал выводы — и снова за работу. Но всё же есть большая вероятность, что наедине с собой человек загонит себя в ещё большую пучину негатива.»
Свой выход из кризиса я начал с самоанализа. Сел и начал выписывать на лист бумаги, чего достиг за 9 лет работы в IT, что умею, какие мои сильные стороны, навыки, какими сторонними активностями занимаюсь по работе. Окончательно разобраться с самооценкой помог откровенный диалог с моим прямым руководителем в проекте. И она предложила вариант с моим карьерным сдвигом на руководящую позицию. Да, у меня ярко выраженные коммуникативные навыки, я люблю общаться с людьми, но при этом я никогда ничем и никем не управлял, занимался только тестированием. В общей сложности месяца 2 ушло на то, чтобы восстановиться, изменить подход к работе и подумать насчёт дальнейшего карьерного развития.
Теперь я отвечаю за развитие компетенции тестировщиков в компании, за их комфорт, их удовлетворённость работой, эмоциональное состояние. Индивидуально работаю с каждым, помогаю преодолевать сложные моменты. Пока не могу назвать себя экспертом, просто чутко отношусь к людям, стараюсь пообщаться на доверительном уровне.
Мой опыт выгорания помог снова обрести себя и понять, как избегать подобного негатива в дальнейшем:
  • Соблюдать баланс «жизнь / работа». Work-life balance — это действительно важно, если хочешь оставаться полезным, эффективным, сохранять мотивацию. Перекос в сторону работы неминуемо приводит к физическому состоянию, когда тебе становится сложно элементарно встать с кровати. Нужно давать себе отдых, но правильный и здоровый, не сидеть дома взаперти, давать себе по-настоящему расслабиться.
  • Инвестировать в себя как в специалиста. Если ты развиваешься, то получаешь новые возможности, можешь лучше себя реализовывать. Лично меня сильно мотивирует, когда я вижу свой прогресс и результаты своей работы. Это поддерживает энергетический тонус, даёт мне основания полагать, что я хорош как специалист.
  • Прислушиваться к себе и говорить с другими. Если чувствуете, что что-то не так, не нужно от этого отворачиваться. Попробуйте поговорить с самим собой, понять причины негатива. Пообщайтесь с коллегой, которому доверяете, или руководителем: важно получить независимую обратную связь, мнение со стороны.
«Иногда даже наши замечательные IT-задачи могут надоесть, но желание перемен ещё не повод доводить себя до состояния «клиент психотерапевта». И если по утрам вам не хочется идти на работу — может, это лень?»
Конечно, люди бывают разные, и некоторые способны «потушить» выгорание исключительно собственными силами: сел, проанализировал, сделал выводы — и снова за работу. Но всё же есть большая вероятность, что наедине с собой человек загонит себя в ещё большую пучину негатива. Поэтому не рискуйте, и уж если поговорить решительно не с кем, то хотя бы сходите на приём к психотерапевту. Сейчас есть специалисты именно в этой профессиональной области, они могут дать реально полезные советы уже на первой сессии.

Не профессиональное выгорание, а непрофессиональное выгорание

Сергей Лукин
архитектор в Deutsche Telekom IT Solutions
Entia non sunt multiplicanda praeter necessitatem.
(Не следует множить сущности без необходимости.)
Я из «диссидентов» — тех, которые вообще не верят в выгорание. Конечно, я знаю, что в МКБ-10 включен набор болезней, по описанию сходных с признаками профессионального выгорания. Например, «проблемы, связанные с трудностями организации нормального образа жизни» (Z73). Но ставить себе диагноз без консультации со специалистом — это перебор. И вообще, если вы действительно столкнулись с тем, что уже больше не можете так и нет сил что-то изменить, то обратитесь к врачу, и там вы приятно удивитесь тому, что бо́льшая часть «выгораний» не связана с профессией, а является недостатком витаминов / микроэлементов или просто следствием того, что вы пропускали спортивные тренировки последние лет эдак 10.
Да, я понимаю, иногда даже наши замечательные IT-задачи могут надоесть, но желание перемен ещё не повод доводить себя до состояния «клиент психотерапевта». И если по утрам вам не хочется идти на работу — может, это лень? Ну ладно, не лень, а отсутствие мотивации (внутренней или внешней)? Только вот ничего из этого всё равно не лечится медикаментозно…
Вообще, мы в IT счастливчики. Ну правда: здесь ты автоматически проскакиваешь первые 3 уровня пирамиды Маслоу (как минимум с точки зрения работы, геополитику отбросим). У тебя хороший доход, уверенность, что легко найдёшь новое место работы, принадлежность к профессиональному сообществу. А вот вы когда-нибудь слышали термин «профессиональное выгорание» от людей, находящихся на первых трёх уровнях пирамиды Маслоу? Я нет. Хотя они так же могут уставать на работе, так же с трудом заставляют себя порой идти на работу, но не выгорают. В чём причина? Может, опять же, причина в мотивации?
Коллеги перечислили выше свои рецепты, и я согласен с большинством: спорт, семья, хобби, постоянное развитие, здоровье — это стабилизирует вашу жизнь, делает её насыщенной и позволяет реализовывать профессиональные амбиции. Покажу и я свой.
«В действительности, конечно, окружностей не 3, а значительно больше (есть цели конкретного проекта в рамках компании, есть интересы команды, с которой ты тесно работаешь, и т. д.) — надо и их учитывать.»
Моя позиция проста: как только ваши задачи из зоны с тройным наложением окружностей смещаются в зону с 2 или одним даже 1 слоем — появляется повод задуматься и начать что-то менять. При этом совсем необязательно, что менять надо компанию или руководителя — возможно, стоит лишь пересмотреть интересы, специализацию, цели и т. п.
В действительности, конечно, окружностей не 3, а значительно больше (есть цели конкретного проекта в рамках компании, есть интересы команды, с которой ты тесно работаешь, и т. д.) — надо и их учитывать. Ну и в свои интересы надо не забыть включить не только профессиональный рост, но и хобби, семью и всё, что вы цените.
Самому порой трудно заметить пропадание блеска в своих же глазах, и поэтому стоит иногда просить обратную связь от коллег (или даже руководителей). Мои руководители подтвердили, что признаков выгорания обнаружено не было. И напомнили, что есть 2 основные причины выгорания:
  • очень много работы — приводит к физической утомляемости. Это мне не грозит, так как у меня слишком много «хобби / семьи», чтобы много перерабатывать на регулярной основе;
  • работа / задачи, которые неинтересны, приводят к эмоциональному упадку. Этого можно избежать, если вовремя говорить о том, какие задачи / активности вас заинтересовали больше, а какие меньше. Ну и не забывать анализировать свои интересы, а то вдруг важная для компании задача не совпадает с вашей.
«Так почему же мы не можем рассчитать свои силы, спланировать рабочее / личное время, выбрать и сделать самое важное, а пытаемся «сжечь» себя за первый же важный проект?»
Конечно, и физическая утомляемость, и эмоциональный упадок тесно связаны и могут вызывать и усиливать друг друга. То есть худший случай — когда вы делаете неинтересные с вашей точки зрения задачи по 80 часов неделю.
Ну, а если уходить совсем в крайность, я бы назвал полное истощение физических и эмоциональных сил не профессиональным выгоранием, а непрофессиональным выгоранием. Ведь мы в IT создаем устойчивое ПО, которое может работать в непредсказуемых условиях, мы планируем проекты на годы, мы «митигируем риски», мы настраиваем гибкую инфраструктуру, готовую выдержать внезапную стократную нагрузку, мы можем создать сильную дружную команду из абсолютно разных людей, да ещё и удалённо. Так почему же мы, как профессионалы, не можем рассчитать свои силы, спланировать рабочее / личное время, выбрать и сделать самое важное, делегировать задачи; почему мы, как лояльные к компании профессионалы, не думаем о долгосрочном сотрудничестве с компанией, а пытаемся «сжечь» себя за первый же важный проект?

Хабравчане, а вы согласны, что каждое выгорание (и «невыгорание») — история сугубо индивидуальная? Вам удавалось держаться годами, умудряясь плодотворно трудиться по 25 часов в сутки, или нескольких месяцев напряжённого рабочего графика оказывается достаточно, чтобы перегореть всерьёз и надолго? И как вы поступали?
Выбирайте пункт из опросника или оставляйте свои варианты в комментариях.
Что вы предпримете, если почувствуете симптомы профессионального выгорания?
Спасибо за ответ!

Комментарии 14

    +6
    Добавить бы вариант «уйду в долгосрочный отпуск»
      0
      Как выяснил в декабре, не выгорать и оправиться от выгорания помогает плановая авторизация положительных и отрицательных результатов и их празднование. Главное, чтобы было с кем подвести итоги так, чтобы это не превращалось в отчёт.
        +1
        Стресс накапливается незаметно — вроде недавно тянул лямку за десятерых и все было норм со. здоровьем, а сейчас внезапно организм сыпется в труху, внешне безо всяких причин. Хороший совет от выгорания — каждые два-три года менять работу на более интересную)))
          0

          Думаю, что одно вытекает из другого. То лишь, когда начинаешь перерабатывать и работа занимает 3/4 твоей жизни, то начинаешь еë ненавидеть. Появляется отвращение ко всему, что с ней связано. Вот чем дольше ты в таком состоянии, тем больше вероятность, что негативные воспоминания невозможно будет убрать даже сменой места работы и уменьшением объёма. По моим наблюдениям это касается не только IT.

            +2
            Если возникает «горение», то проблему хочется не глушить, а все же первопричину решать – передоговариваться, искать другие подходы. Но если ты угорел, то здравые решения в голову не идут.

            Помогают короткие отгулы 1-2 дня – взглянуть со стороны и разомкнуть клеммы так сказать, но в тоже время не отрываться на полноценный отпуск, потому как отпуск в состоянии перегорания или радикальная смена работы – постановка проблемы на паузу.
              +2
              бо́льшая часть «выгораний» не связана с профессией, а является недостатком витаминов / микроэлементов


              Тут прям соглашусь, как только стал принимать бады, соблюдать полноценную диету (ну и ещё и сон наладить с помощью специалиста), усталость достаточно быстро прошла и «выгорания» перестали беспокоить, лет так уже 15.
                +3

                Это работает, пока успевается и то, и другое. Но есть обратная история, когда начинаются жёсткие переработки, и вот ты уже пропустил тренировку, вторую, через пару месяцев вообще забил на спорт, да и спишь как повезёт. Ну, и тут уже до выгорания рукой подать.

                0
                С моего опыта — точки зрения: выгорание не зря имеет в корне слово «гореть». В долгой перспективе гореть по смыслу невозможно.
                Так что для себя всегда стараюсь приоритизировать задачи, если срочных уже много, то в явном виде отказываюсь коммититься на что-то срочное ещё.
                  0
                  Не хватает варианта «буду меньше работать», т.к. по умолчанию у нас общепринято работать в 2-3 раза выше нормы по договору/законодательству (см. итальянская забастовка).
                    0
                    На мой взгляд, авторы путают переработку (вынужденную или осознанную, или из-за неумения переключаться между задачами) и «выгорание» (когда не можешь сопоставить результаты своего труда с ожиданиями). Причем не важно о каких ожиданиях идет речь, о денежных, эмоциональных или иных.
                      +1
                      «Все уже придумано до нас» (с) — например тот же запрет на работу в субботу у иудеев. Нужно просто в выходные не подходить к компьютеру и не читать почту/сообщения из рабочих каналов на телефоне — а лучше всего выйти из дома куда-нибудь, переключить обстановку.
                        +2
                        Причина «выгорания» только в физиологии человека. Мозгу нужен отдых от напряженной интеллектуальной деятельности. Кому интересно, найдите и почитайте про нейроны, их связи и синапсы, метаболизм мозга.
                        Причем после 1 часа работы нужно 3 часа на восстановление. Или в сутки человек может продуктивно думать головой без ущерба для своего здоровья 6 часов. Если грузить себя работой больше, то проблемы в мозгах накапливаются, и через некоторое время мозг просто не хочет работать ради собственного выживания. Вот вам и «выгорание». В случае «выгорания» времени на восстановление может потребоваться значительно больше, чем бы вы отдыхали ежедневно.
                        Второй момент — сбалансированное питание. На одном дошираке или на пицце с колой мозг тоже долго нормально работать не будет.
                        Всем здоровья и берегите себя.
                          0
                          Выгорание — вопрос времени. Причем касается не только работы. Опять же корень выгорания не всегда связан с дикой переработкой. ИМХО одной из главных причин является отсутствие видимого результата. Плюс завышенные ожидания. Если эти ожидания не совпадают с результатом, то начинается легкий пофигизм, который потом и приводит к выгоранию. Тяжело, когда оно случается и на работе, и в жизни. Финансовая подушка ИМХО самое главное, что должно быть. Она даст возможность временно не работать, достаточно спать, заниматься чем-либо, отличным от работы и домашней рутины, снять стресс от возможного отсутствия денег (особенно, если есть семья и дети).
                          Если же нет возможность уйти в отпуск или не работать, то как вариант, устраивать себе время от времени день без телефона, компа, инета, и, по возможности, побыть в тишине, чтобы дать голове отдых.
                            +3
                            Да, было у меня такое. Однажды нужно было выполнить очередную работу. Работа стандартная, привычная, почти такая же, как и все предыдущие, я ее делал уже неоднократно. Пишу «почти», потому что, все-таки, эта работа была не такая, как все другие, чтобы взяться за нее, мне, почему-то, всегда приходилось делать над собой некоторое усилие. Так вот, однажды, когда та работа была наполовину уже выполнена, я вдруг ощутил, что не могу заставить себя взяться за продолжение и выполнить вторую, завершающую часть дела. Тогда я не мог понять, что со мной происходит. Я смотрел на клавиатуру, и спрашивал себя: «Ты что, с ума сошел? Почему не работаешь?! Ведь это же серьезное дело!»; и продолжал выполнять какие-то другие, второстепенные задачи.
                            Так продолжалось больше месяца. Потом, когда уже все мыслимые сроки вышли, я ощутил, что больше не могу «продолжать в том же духе» и, понимая, что глупо как ни в чем не бывало продолжить выполнение заказа, позвонил людям, заказавшим эту работу. Конечно же, БезДействие уже свершилось, и люди обошлись без моей помощи.
                            Что это было? Лень? Прокрастинация? Я неоднократно задумывался над этим, и не находил ответа. Можно было бы объяснить это банальной ленью, но серьезность задания с ленью была несопоставима, поэтому лень я отбрасывал. Слово «прокрастинация» причину тоже не раскрывает. Постепенно, раз за разом думая о происшедшем, я пришел к выводу, что это была усталость. Усталость эмоциональная.
                            Объективно: на тот момент я десять лет не был в отпуске; ни одного больничного листа или чего-нибудь такого в этом роде, что дало бы возмонжность оторваться от работы дня, этак, на четыре или пять. Даже какая-нибудь командировка пошла бы на пользу. Ведь не хватило самой малости для достижения результата; если бы заказчик позвонил мне и спросил: «ну как там наш заказ, движется?». Этого было бы более, чем достаточно, чтобы взбодрить меня… Потом это состояние ступора прошло, но изменить было уже ничего нельзя.
                            Так все-таки, что же такое эмоциональная усталость? Это состояние центральной нервной системы, полученное в результате длительного пребывания в условиях стресса. Стресс может быть любым. Длительная однообразная работа удаленно без поддержания рабочих контактов — стресс. Жесткие сроки, отведенные для выполнения задачи — стресс. Боязнь унижения или физического надругательства — стресс. Страх и переживания за своих близких — тоже стресс. Этот список можно продолжить…
                            Как ведет себя центральная нервная система в условиях стресса? По-разному. В общем случае напрашивается аналогия с поведением центрального процессора электронной вычислитеьной системы в экстремальных условиях. Для нормальной работы процессора компьютера необходимо поддерживать его температурный режим в заданных пределах. Если температура окружающей среды повышается или возрастает нагрузка, система самосохранения процессора снижает его производительность, чтобы уменьшить выделение тепла. Если этих мер недостаточно, то в работе процессора могут появиться сбои, — непредсказуемая реакция на ис0полнение тех или иных команд. В предельном случае, если температура окружающей среды выйдет за допустимые пределы, он может «зависнуть», т.е. прекратить свою работу вообще.
                            Приблизительно, похожим образом ведет себя нервная система человека. В нормальных условиях есть четкие представления о границах между МОЖНО и НЕЛЬЗЯ, между ДОПУСТИМО и НЕДОПУСТИМО; реакцией на раздражающие факторы может быть ДЕЙСТВИЕ или БезДЕЙСТВИЕ. В условиях длительно непрекращающегося стресса граница между ДОПУСТИМО и НеДОПУСТИМО, между НУЖНО и НеНУЖНО становится расплывчатой, нечеткой, и может смещаться в ту или иную сторону. В этих условиях возможно проявление нелогичных, и даже неожиданных действий человека.
                            Как я тогда поступил, чтобы «разрешить ситуацию»? А никак не поступил. Работа так и осталась незавершенной.
                            Вижу только два пути для решения этой проблемы. Первый, он же главный — не допускать, по возможности, стрессовых ситуаций, искать способ их нейтрализации. Если стресс обусловлен субъективными факторами, то нужно не «замалчивить» проблему, а искать выход путем переговоров. И второй путь — ни при каких условиях не снижать уровень ответственности к выполнению поставленной задачи. Просто нужно помнить об этом, и не становиться рабом прокрастинации.

                            Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.