Как стать автором
Обновить

Реанимация

Читальный зал Научная фантастика

Реанимация


(Это второй мой рассказ из цикла «Господин Старший Консультант», опубликованный на Хабре).

Через тьму леса пробивался огонек костра. Она продралась сквозь очередные сплетения веток и вышла на небольшую полянку. Негромкий звук гитары и десяток людей, склонившихся к костру. Музыка. Гитарист взял очередной аккорд, девчонки прижались плотнее к ребятам, и вокруг гитариста образовалось немного пространства. Туда она и нырнула. Песня была грустной: Любовь, предательство, враги, борьба и смерть. Снежинки кружили из темноты, пары у костра обнимались, жались от холода или от страсти друг к другу.

Она обняла гитариста, провела рукой по его жестким седым волосам. Он вздрогнул, ритм было слегка сбился, но пошел, пошел, и гитара заиграла даже немного увереннее и громче.
Мелодия закончилась, он повернулся и рассмотрел незнакомку. Снежинки на волосах и даже в ресницах. Казалось, это удивление и спокойствие, металось, отражаясь от зрачков, пока окончательно не было поглощено где-то глубоко в отблесках костра.

— Ты давно мне не снилась, — задумчиво сказал он. — Целую вечность. И каждый раз, когда снилась, я вылетал из сна как пробка из бутылки. Хлопок, несколько шумных отскоков, и только потом как лбом о стену. А сейчас..., — Он стряхнул с ее локона снежинки. — Я почти управляю этим сном. Раньше такое не удавалось. А ну как утащу тебя в свою палатку? — он хитро прищурился.

— Утащишь, утащишь, — она прижала ладони к его лицу. Холодные, почти обмороженные щеки. Такие знакомые небритые щеки. — Давай пройдемся? А потом утащишь куда захочешь.
Они шагали по тонкому слою снега, а с неба начинал валить и валить пух огромными, липкими хлопьями.
Неожиданно она остановила его, заглянула в глаза, поправила челку и впилась ему в губы долгим, и очень детским поцелуем.
Его глаза слегка расширились и взгляд стал взволнованно-испуганным.
— Это точно сон? Мне никогда не снились такие сны.
Она грустно улыбнулась. — А если нет? Может мы и правда в лесу?
— Нет, ну подожди. Дай вспомнить. Последнее, что я помню — я ложился спать. Точно сон. Хотя… погоди. Я проснулся. Было плохо, хотелось пить, и казалось, что вот-вот вырвет. Я вышел на кухню и тут… я сел, стало хуже, и потом…
— А потом тебе стало еще хуже.
Он задумался. Нет, не испугался, но по взгляду было видно, что разум требует объяснения.
— Я умер?
— Нет. Пока не умер. Но, твои жизненные функции слабеют. Подходит к концу вторая неделя твоей комы. Если ты не выберешься сегодня… Ты уже не выберешься совсем.
— А могу я остаться здесь, с тобой? Меня бы устроило…
— Нет. Если ты умрешь, здесь остаться также не выйдет.
Он тяжело вздохнул.
Вдали пробивался свет другого костра.
— Тебе надо туда. Идти будет трудно. Ветки, снег, возможно провалишься по самую шею. Но, тебе надо идти и надо дойти.
Он посмотрел с сомнением на далекий огонек. — А ты?
— А что я, я пришла сюда тебя вытащить. Я та, или то, о чем ты мечтал всю жизнь, кого ты рисовал и представлял в своих снах и в своих заметках. Я — дух твоих фотографий, комментариев и скрытых желаний. Только я могу вытащить тебя отсюда. Иди уже.
— Хотя..., — она развернула его и с силой впилась ему в губы. Прижалась к нему всем телом, пытаясь оставить в памяти каждый миг, каждую микросекунду, каждый взгляд, каждую снежинку на его лице.
Он тяжело потопал по сугробам, продираясь сквозь кусты, ноги уже по колено уходили в снег
— Ты должен очень захотеть вернуться в жизнь! крикнула она ему в спину. — Очень, очень захотеть! А еще, заведи уже себе девушку, придурок, сдохнешь ведь в следующий раз!
— А я ..., — она произнесла это одними губами, так, чтобы он этого точно не услышал — А я люблю тебя. Иначе не сработало бы. Это только так работает. Чертовы сказки про спящих принцесс. Какого черта всем вам читают их в детстве. — Она развернулась и пошла обратно к костру.
Оглушающий, буквально взрывающий мозг, свет, резанул по глазам. Что-то сдавило и ударило в грудь. Потом еще раз. — Еще разряд! — казалось это прокричали прямо ему в ухо.
В груди невыносимо кольнуло и он вывалился в реальность. Вокруг метались люди, на лице маска, видимо кислород.
-Так, он возвращается, отцепляй реанимоблок и нейроинтерфейс, переходите к интенсивной реанимации! — Медблок на его руке заурчал и вколол очередной коктейль в руку. Больно.
— Саша, все, перебирайся в реанимопалату шесть, там новый пациент. Вводные уже поступают, есть подключение к фэйсбуку и инстаграмму, поисковая система собрала профайл, хватай свою телегу и тащи туда, одна нога тут, а вторую я тебе лично оторву, если ты через 5 минут не начнешь его погружать в VR.
Туристы уже разбрелись по палаткам и голоса сменились шепотом и возней. Она села на тот же пенек, где совсем недавно сидел он. Пенек был еще теплым. Подняла гитару и прошлась пальцами по струнам. Это была ее песня. И его песня. Это была их общая песня, которую они не пели вместе уже много лет. Струны дрожали, ее голос звучал грустно и отчетливо, разливаясь на всю поляну, а может и на весь лес. В палатках давно затихли, костер гас, но она не замечала этого. Она смотрела в огонь, руки продолжали перебирать струны, и она ревела, ревела и ревела.

Это было так непохоже на стандартную облачную модель ИИ-Мед7-ВР ver 1.14. Это вообще ни на что не было похоже.

Послесловие


Через неделю Господин Старший Консультант проснулся в палате интенсивной терапии и не услышал обычный шум из коридора. Кое-как встав с кровати он подошел к двери и приоткрыл ее. В коридоре было пусто. Хотя… В конце коридора лежало тело в костюме биологической защиты и полнолицевой маске. Тело не двигалось. «Приехали», подумал Господин Старший Консультант, тихонечко закрыл дверь и лег обратно в кровать.
Теги:
Хабы:
Всего голосов 12: ↑10 и ↓2 +8
Просмотры 2.7K
Комментарии Комментарии 6