Забудьте антропоцен: мы вступили в синтетический век

Автор оригинала: Christopher Preston
  • Перевод


Генетика азиатского тигрового комара была изменена в лабораторных экспериментах с технологией CRISPR в попытке ограничить распространение заболеваний. Изображение является общественным достоянием.

Один факт о нашем времени становится все более известен: как бы далеко вы ни направились, в каком направлении вы бы ни указали, на Земле нет места без следов человеческой деятельности. Всюду химические и биологические отпечатки нашего вида, перемещаемые по земному шару сильными атмосферными ветрами, неумолимыми океанскими течениями и вместительными грузовыми отсеками миллионов транспортных средств, движимых ископаемым топливом. Девственная природа навсегда исчезла.

Эти планетарные изменения были охарактеризованы географами, геологами и климатологами как конец одной геологической эпохи – голоцена – и начало следующей – антропоцена. В этот «человеческий век» влияние нашего вида на океаны, сушу и атмосферу стало неотъемлемой чертой Земли. Идея того, что человечество вызвало геологический переход, увлекает внимание людей не только потому, что смены эпох происходят редко. Она привлекает внимание, потому что наш вид охвачен мыслью о том, что мы обладаем планетарной мощью.

Другой факт о нашей эпохе признан гораздо меньше: мы меняем то, как работает планета. Дело не только в том, что человеческая деятельность запятнала каждую её точку. Появление сразу целого ряда новых мощных технологий начинает сигнализировать о потенциальном перехвате самых базовых функций Земли её наиболее дерзким видом. С этого времени технологии вроде техники модификации генов CRISPR и климатической инженерии будут превращать уже осквернённую планету во что-то всё более синтетическое.

В феврале 2019 года, когда энтомолог Рут Мюллер открыла контейнер с генетически модифицированными комарами в лаборатории с высоким уровнем безопасности в итальянском городе Терни, она не просто экспериментировала с новым мощным инструментом в биотехнологиях. Она вносила изменения в законы Менделя о наследственности, которые регулируют всю жизнь на Земле.

Выпущенные ею комары, несущие созданный с помощью CRISPR «генный драйв»[1], покажут, могут ли люди успешно внедрить какой-то признак в целую популяцию. Лаборатория, в которой работает Мюллер, была спроектирована так, что изменение проводится в надёжно ограниченном масштабе. Но генные драйвы теоретически могут сами распространиться в любую точку земного шара, где живут популяции скрещивающихся комаров. Они меняют законы генетики, где бы они ни оказались.

Если поставить вопрос как «Насколько ваши исследования меняют планетарные правила?», то лаборатория Мюллер такая далеко не одна.

В начале лета 2019 года группа исследователей из Гарвардского университета собиралась провести первое полевое испытание геоинженерии климата. В их планах – использовать высотный воздушный шар, чтобы распылить отражающие частицы в стратосфере над засушливыми территориями юго-запада США. Они посмотрят, насколько эффективно частицы отражают поступающую солнечную энергию. При соответствующем масштабировании, в будущем эта технология может быть применена для изменения планетарных норм подобно изменениям, производимым генными драйвами.[2]

Антропогенное изменение климата уже изменило движение тепла по системе. Хоть оно и разрушительно, до сих пор изменение климата не было предметом преднамеренного планирования и проектирования. Наш вид раньше не пытался откалибровать то, что поступает от Солнца. Этот тепловой коэффициент был зашит в физику солнечной системы. Если в итоге будет произведён крупномасштабный вброс отражающих частиц в стратосферу, то мы перепишем это уравнение собственными руками.

Такие технологии, как генный драйв и климатическая инженерия, идут колоссально дальше того, что отмечали стратиграфы, когда рекомендовали переименовать эту эпоху в «антропоцен». Случайные изменения совершенно отличны от преднамеренных. Дэвид Кит, один из исследователей гарвардского проекта по климат-инжинирингу, указывает на огромную разницу между преднамеренным проектированием чего-то и разведением бардака. В первом случае чувство ответственности гораздо выше подобно тому, как умышленное убийство намного хуже непредумышленного.

В отличие от разрушения сред обитания, выбросов углерода и других признаков антропоцена, испытываемые ныне технологии предназначены для осознанного контроля некоторых из ключевых физических процессов, которые формируют наш мир. Конечно, основополагающие законы природы не исчезают, но они подвергаются более глубокому вмешательству. О них можно думать не как лишь о «косметических» изменениях, но как о «метаболических». Чарльз Дарвин, Грегор Мендель и законы атмосферной физики становятся предметом тонкого пересмотра.

Пересечение этого рубежа открывает принципиально новую территорию как для нашего вида, так и для планеты. Сама природа будет формироваться процессами, перепроектированными и «усовершенствованными» генетиками и инженерами. Следует назвать этот переход началом «синтетического века» – временем, когда природные константы всё чаще заменяются их искусственными и «усовершенствованными» версиями. Эта переделка метаболизма Земли бьёт по самой сути того, как мы понимаем нашу среду и свою роль в ней.

Исследователи, политики и люди всех народов будут разделены в мнениях о пересечении этих рубежей. Для некоторых они, несомненно, являют захватывающие перспективы. Но для других они абсолютно ужасающи. Настолько воздейственные технологии должны подвергаться самому полному и всестороннему общественному контролю.

Антропоценная эпоха требует одного вида психологической адаптации. Синтетическая эпоха требует чего-то гораздо большего.


1. Генный драйв (англ.: gene drive; мутагенная цепная реакция) в этом эксперименте лаборатории Рут Мюллер трансформирует самок комаров в мутантов, которые не могут откладывать яйца и кусать. Идея в том, чтобы однажды выпустить этих комаров в Африке, чтобы они через спаривание выкосили комаров, которые распространяют малярию. Проект, среди других доноров, финансируется Фондом Билла и Мелинды Гейтс.

2. Stratospheric Controlled Perturbation Experiment, SCoPEx (эксперимент по контролируемому возмущению стратосферы).
Этот эксперимент, если я правильно интерпретирую отсутствие значимых публичных обновлений, впротиву планам, обозначенным в эссе, пока не был осуществлён (с участниками проекта я не связывался и не уточнял).
И конкретно этот эксперимент не является на самом деле испытанием геоинженерии климата в продвинутом смысле, потому что в планируемых масштабах он не вызовет климатических изменений. Он пока лишь призван показать, как частицы взаимодействуют друг с другом, со стратосферным воздухом и с солнечным и инфракрасным излучением, что является пока самым первым шагом на пути к контролируемой солнечной геоинженерии.
Я бы воспринимал весьма вольную передачу сути эксперимента SCoPEx в этом эссе, скорее, как попытку очертить направление и масштабы возможных контролируемых вмешательств, а не как пример конкретной технологии, позволяющей чего-то достичь.



От переводчика:
Это эссе о понимании того, что человек не просто повлиял на окружающую среду. Полнее и точнее будет сказать, что человек своими действиями создал, поддерживает и развивает новый мир. Идея в том, что до сих пор человек делает это – в глобальном смысле – неосознанно; а пора подходить к такому перепроектированию мира в планетарных масштабах взвешенно. Возможно ли?
AdBlock похитил этот баннер, но баннеры не зубы — отрастут

Подробнее
Реклама

Комментарии 10

    +4
    Автор этого эссе весьма вольно обращается с терминами, несколько небрежно представляет эксперименты, и в целом изложение, на мой взгляд, страдает от недостатка чёткой редактуры – настолько, что может дать немало вдохновения людям вроде тех, что сжигают вышки 5G. Также я считаю ошибкой некоторые части – например, аналогию с умышленными и непредумышленными убийствами.

    Но мне близка его большая идея. На мой взгляд, мы действительно уже живём в синтетическом мире на Земле и это будет уже на 100% правдой, когда люди будут жить за пределами Земли.

    Если вам знакомы материалы, где такая идея представлена лучше, или хорошие материалы со смежными идеями, дайте знать.
      +2
      Раз уж вы видите «наскочность» этой статьи, почему вы взялись перевести её как есть, а не написали свою, более точную с научно-технической стороны? И собственные знания бы усовершенствовали и бесполезную статью бы заменили на что-то технически ценное, что собственно и требуется от автора на хабре.
        +1
        Мне нравится такое ваше предложение, но я непродуктивный писатель. Я больше редактор. Я бы скооперировался с кем-то, кто умеет и любит писать. Но сам ничего не напишу; это правда жизни.

        Взялся перевести как есть, потому что это единственный известный мне материал, который назвал и представил эту идею именно таким образом. И хотя качество этого эссе мне не так уж нравится, я считаю его допустимым в первом приближении. Взять прогрессивный JPEG. Да, первый рендер с артефактами, неточный, но создаёт начальный образ идеи.

        Добавлено позднее: должен ещё заметить, что и моё мнение о синтетическом веке отличается от мнения автора. Если Кристоферу Престону синтетический век, как явление, не особо нравится, то я считаю это естественным и необходимым развитием цивилизации.
          0
          Я ж ещё перевёл, чтобы не быть единственным, кто даст ей оценку. Может, я неверно что-то в ней интерпретировал? Где-то у неё есть недостатки, но где-то она прям хороша.
        0
        1. Генный драйв (англ.: gene drive; мутагенная цепная реакция) в этом эксперименте лаборатории Рут Мюллер трансформирует самок комаров в мутантов, которые не могут откладывать яйца и кусать. Идея в том, чтобы однажды выпустить этих комаров в Африке, чтобы они через спаривание выкосили комаров, которые распространяют малярию. Проект, среди других доноров, финансируется Фондом Билла и Мелинды Гейтс.


        А как же пищевые цепочки? Не получится повторение "Уничтожение воробьёв" 2.0?
          0
          Лучше, конечно, обратиться к экспертизе людей, которые этого комара и его место в пищевых цепочках изучили вдоль и поперёк. Из немногого, что узнал я, конкретно этот вид комара – инвазивный вид, который лишь недавно широко распространился за пределы своего исходного ареала в Юго-Восточной Азии (причём невольно завезённый человеком).

          Из глубины своего невежества я бы предположил, что уничтожая его, мы лишь восстанавливаем предшествующее естественное положение дел. А если смотреть так, то ведь это будет не первый случай – хотя пока что редкий – когда люди сократят популяцию инвазивного вида там, где ему быть не положено.
            0
            Насколько эффективными были предыдущие попытки, например в Австралии?
              0
              Не изучал или не помню. Расскажете?
            0
            На хабре уже был пост и обсуждение этого вопроса
            habr.com/ru/post/387359
            0
            Немедленно вспоминается из Булычева,
            Куда улетают комгуси?
            Заголовок спойлера
            — Спасибо за подсказку, — сказал Пашка. — Но я придумал гуманное решение. Я выведу перелетных комаров.

            — Не понял.

            — Сейчас поймешь! Чем плох комар — зимой он спит или вообще еще не родился. А летом нападает на людей и животных… А нужно сделать так, чтобы он на лето куда-нибудь улетал.

            — А как ты намерен это сделать?

            — Это уже пустяки. Главное — внедрить в него перелетный инстинкт. Как потеплеет, будет он улетать в Арктику или Антарктику, сосать кровь у рыб и тюленей. А человечество будет спасено.

            — Но там тоже люди — зимовщики, ученые…

            — Что легче — защищать от комаров несколько тысяч полярников или сотни миллионов людей умеренных широт, включая детей и стариков?

            Пашка не стал слушать возражений, а побежал в лабораторию.



            Пашка гордо смотрел на зрителей, а тем временем его творение поднялось на шесть тонких ног, кончающихся перепончатыми лапами. Серые перья комгуся кое-как прикрывали его блестящий хитиновый панцирь, прозрачные крылья были покрыты гусиным пухом, а вместо клюва из его головы высовывалось жало длиной в полметра.
            Комгусь поднатужился, привалился к стенке колпака, и колпак рухнул на пол, Пашка отскочил в сторону, а грозный гибрид расправил крылья и сердито оглянулся, разыскивая подходящую жертву.



            Лично я — био-луддит. Не нравится мне такая деятельность. Или слишком много фильмов и книг помню.

            Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

            Самое читаемое