«Спасибо за бонус, я ухожу!» История о жадности, отчаянии и силе ожиданий

Автор оригинала: Mad Ned
  • Перевод
В 1996 году я работал в Digital Equipment Corporation, в то время второй по величине компьютерной компании в мире. Сегодня большинство людей никогда о ней не слышали. Меня до сих пор удивляет, как быстро такая огромная компания могла просто бесследно исчезнуть. Digital или DEC, как ее обычно называли, имела долгую и легендарную историю в компьютерной отрасли. Она была лидером в переходе к созданию небольших, «мини» систем, которые вывели компьютеры из контролируемого машинного зала в непосредственные руки людей в офисе, школе и лаборатории. DEC была пионером в этом отношении, крутой, новой, революционной компанией среди более старых конкурентов, создающих мэйнфреймы, таких как IBM.

image

К сожалению и несколько иронично, в 1996 году сама DEC стала жертвой разрушительной конкуренции. Более мелкие и быстрорастущие компании, такие как Sun Microsystems и другие производители ПК, глубоко проникли в бизнес, создавая компьютеры еще меньшего размера и еще дешевле. В течение года после начала этой истории DEC будет продана своим конкурентам и прекратит свое существование как публичная компания. Об этом трагическом падении написано много (см. ссылку выше), но это не та история, которую я собираюсь здесь рассказывать. Это пост о том, что происходит, когда деньги становятся вашим единственным мотиватором, и как ожидание денег может заставить вас делать иррациональные поступки.

Итак, 1996 год. К тому моменту я уже 10 лет работал в компании и работал инженером по аппаратным системам в группе Alpha Workstations в Мейнарде, штат Массачусетс. Моя работа заключалась в разработке процессорных плат и материнских плат для рабочих станций Alpha NT, которые представляли собой странную гибридную штуку, созданную на основе фирменной технологии процессоров компании, но которая могла работать под управлением Microsoft Windows NT, «бизнес-версии» Windows того времени.

В предыдущие годы DEC разработала собственные операционные системы (VMS), а также создала рабочие станции на базе Unix, но в это время компания пыталась укрепить свое место в сегменте рынка рабочих станций, который быстро продвигался в сторону более дешевых систем на основе Intel/Windows. Наш процессор Alpha был намного быстрее, чем что-либо еще в то время, но не запускал программное обеспечение на базе Intel напрямую. Из-за этого ограничения приходилось эмулировать большинство программ, что замедляло работу до такой степени, что терялась большая часть предлагаемых нами преимуществ.

Это была какая-то отчаянная, неразрешимая ситуация, и мы изо всех сил пытались выжить. Менеджмент настаивал на том, чтобы новые проекты делались быстрее и дешевле, чем когда-либо раньше, пытаясь сжать то, что раньше занимало годы, до месяцев. Поэтому они запустили секретную программу стимулирования, доступную для небольшой группы инженеров-исследователей по ключевым проектам, чтобы попытаться достичь этих целей.

В этой программе два миллиона долларов были выделены в качестве потенциального бонусного фонда для участников. Максимальный теоретический выигрыш для инженера должен был составить 25000 долларов, и все это держалось в секрете, поскольку многие, в том числе наш производственный и технический персонал, работающий над проектом, не были ее частью. Когда мне сказали, что меня включат в эту программу, я занимался проектированием платы ЦП для рабочей станции Alpha XL366 NT. Это должна была быть недорогая рабочая станция, включающая в себя новейший процессор Digital Alpha, работающий (на тот момент) на сумасшедшей скорости 366 МГц — более чем в два раза быстрее, чем у наших конкурентов.

image

25000 долларов было недостаточно для выхода на пенсию даже в 1996 году. Я знал, что заработав эти деньги, я не стал бы богатым, но это все равно были большие деньги, и это было намного больше, чем любые бонусы, которые у меня были когда-либо в компании. Но мелким шрифтом в программе стимулирования было написано, что вы заработаете ДО 25 000 долларов. Таким образом, вы могли заработать определенную долю от общей суммы в 25 тысяч долларов за каждый процент, на который вы снизили стоимость системы, и вы также получали определенный процент за каждый день, когда вы сокращали график выпуска системы. Итак, если бы вы могли создать свой проект достаточно дешево и достаточно быстро, каждый в команде мог бы заработать до 25 тысяч долларов. То есть все, кого пригласили.

Если вы предполагаете, что такая установка была рецептом катастрофы, вы будете правы. В программе почти сразу же начали образовываться проблемы. Моя проблема заключалась в том, что я хорошо разбирался в конструкции своего оборудования, и я уже работал над более дорогой 8-слойной печатной платой, и уже использовал изрядное количество более качественных, но дорогих компонентов. Это ограничивало то, что я мог сделать для контроля над расходами, но я все же мог попытаться сделать все быстрее. В отличие от моей ситуации, некоторые из моих коллег работали над параллельным проектом, который только что начался, и они могли сразу же скорректировать конструкцию, чтобы максимизировать свою экономию затрат и графиков, а также увеличить свои выплаты.

Наша команда по продукту ворчала по этому поводу, потому что казалось несправедливым, что одна команда может иметь лучший потенциал для максимизации своего бонуса, чем другая. Но, как я объясню вкратце, реальные проблемы возникли позже, когда аппаратное обеспечение было спроектировано и сделано.

Фаза проектирования этого проекта была самой напряженной рабочей средой, в которой я когда-либо находился. В течение двух-трех месяцев мы спроектировали и построили полную рабочую станцию, цикл разработки которой ранее занимал шесть месяцев, а до этого-годы. Я помню, как мы с нашей командой Signal Integrity кричали друг другу по поводу того, сколько нам нужно конденсаторов. Эти крошечные устройства выравнивали мощность системы, но они хотели, чтобы их было добавлено слишком много, чтобы сделать конструкцию дешевой и простой в сборке. В конце концов я выиграл спор, взяв предыдущую созданную нами рабочую станцию ​​и отправившись в лабораторию, сняв с нее примерно половину конденсаторов с помощью паяльника при измерении выходной мощности, чтобы доказать, что Signal Integrity остается хорошей и что наши стандарты стали слишком консервативными.

image

Команда Signal Integrity уступила, но им это не понравилось. Они сказали, что проект потерпит неудачу, и у нас будет нестабильное поведение системы, потому что, по их мнению, мы срезаем углы. Между тем я обычно просыпался в 4 утра в полном стрессе и бессоннице. Иногда я просто отказывался от сна и уходил на работу в такой ранний час, а иногда, находясь там, встречался с другими измотанными инженерами, которые тоже не могли уснуть. Я сократил столько времени, сколько смог, а также немного сократил расходы. О бонусе в 25 тысяч долларов на тот момент не могло быть и речи, но все еще была надежда на 10 тысяч долларов или больше.

Наконец настал день, когда наше новое оборудование сошло с конвейера и было готово к испытаниям. Младший инженер по имени Майк, которого назначили работать со мной, и я приехали на наше предприятие в Салеме, штат Нью-Гэмпшир, где только что сделали процессор Alpha XL366 номер 0001. Мы встретились с главным инженером-технологом наших проектов, когда он снимал наш процессор с конвеера. Он подключил его к тестовой плате и подключил клавиатуру и монитор. В систему была загружена копия Windows NT, и она ожила. Огромная волна облегчения захлестнула меня, когда он загрузил ОС и открыл приложение для игры в пасьянс.

Все работало отлично. Удача в тот день была с нами, потому что главный инженер сыграл в эту игру до конца, и, как обычно, когда вы выигрываете в Windows Solitaire, карты перескакивали на экран победы. На этой машине скорость была настолько высокой, что анимация выглядела размытой, и это действительно хороший признак того, что наш процессор — лидер по производительности.

Создать конструкцию, которая будет работать с первого раза, — непростая задача, и я вернулся из той поездки с очень хорошим настроением, и ситуация с бонусами выглядела великолепно. Но удача была недолгой. Через неделю мы получили десять машин в нашу лабораторию в Мейнарде для тестирования, и тут дела пошли под откос. Машины начали глючить. В случайное время, без видимой причины. Не одна или две, что можно было бы объяснить производственным браком, а все машины.

Появились осциллографы, логические анализаторы, спецификации компонентов и схемы. Мы с Майком целыми днями пытались разобраться с фантомной проблемой в лаборатории, без особой помощи со стороны нашей группы Signal Integrity. Что касается их, то это было потому, что мы не слушали их и не добавляли все конденсаторы, которые они хотели, и они очень громко выражали свое мнение. Проблема была в том, что мы не обнаружили никаких колебаний мощности, которые могли бы свидетельствовать о дефектах конструкции такого рода. Но мы также не могли найти лучшего объяснения того, почему эти машины выходили из строя.

image

Дни превратились в недели, и мы наблюдали, как наша теоретическая сумма бонуса становится все меньше и меньше. В коридоре ходил слух о том, как мы потеряли наш проект, и я был почти уверен, что меня уберут с поста руководителя проекта, если проект придется перезапустить. Если не хуже.

Однажды мрачным днем, когда мы с Майком сидели в лаборатории, он попросил меня передать ему спецификации компонентов микросхемы памяти, которую мы использовали для кэша карты ЦП. Он собирался перепроверить (или на данный момент перепроверить четвертый раз) нашу распиновку и проводку. Читая спецификацию, он внезапно вскочил со своего места и сунул мне книгу. «ЭТО ПЯТИ-ВОЛЬТНЫЕ ЧИПЫ!» он крикнул. Он взволнованно указал на плату. «Производство установило пятивольтовые ОЗУ!» Я схватил книгу и посмотрел, и это было правдой. Проблема с пятью вольтами на нашей плате заключалась в том, что на эти микросхемы подавалось три вольта, а не пять. Наша конструкция была разработана для питания варианта микросхемы, которая могла работать от трех вольт, но на плате, очевидно, были установлены неправильные микросхемы.

Другой интересной особенностью этой ситуации было то, что если вы попытались запитать что-то, для чего требуется пять вольт, всего тремя, это сработает. Вроде. Но это будет нестабильно и в конечном итоге будут происходить странные вещи при нагрузке. Именно это и происходило. Итак, мы проверили список деталей того, что мы отправили на производство, и мы правильно указали трехвольтовые компоненты, но каким-то образом они выбрали неправильный пятивольтовый компонент при сборке.

Я поспешил к своему боссу, чтобы сообщить ему эту новость, и он почувствовал такое же облегчение, как и я, потому что он также серьезно относился к задержкам. В следующий раз мы сообщили группе Signal Integrity хорошие новости (или для них, может быть, плохие), и я могу сказать, что никогда не чувствовал себя так уверенно в чем-то, как в тот день. Производство было на третьем месте, и нам пришлось отправить им платы для переделки с новыми микросхемами.

Потом мы ждали. Потому что производство, как уже говорилось, не входило в секретную бонусную программу, люди, там работавшие, даже не подозревали о ее существовании и не имели особых стимулов для ускорения переделки. По их мнению, проект немного опережал график, так зачем торопить работу и делать еще одну ошибку? Прошло еще время. Они все равно совершили еще одну ошибку и второй раз установили неправильные ОЗУ, на что я помню, очень злился.

В конце концов, они все поняли, но это привело к тому, что наш проект опередил первоначальный график примерно на неделю и, возможно, на 5% снизил стоимость. Руководство провело небольшое секретное собрание по присуждению бонусов, и мы обнаружили, что каждый из нас получит бонус в размере 2000 долларов. Тем временем нашему сестринскому проекту удалось свести к минимуму стоимость и превзойти запланированный график своего проекта, так что каждый член этой команды получил полные 25000 долларов.

Мы все были в ярости. В ярости из-за пота, слез и, скорее всего, крови, пролитой для этого проекта за последние месяцы, только для того, чтобы у нас отобрали то, что превратилось из бонуса в право на получение права. В ярости из-за несправедливости всего этого, из-за того, что другие зарабатывают гораздо больше денег, хотя мы работали одинаково усердно. Я отказался присутствовать на праздничном мероприятии, которое последовало после этого, и даже разговаривал по телефону с техническим специалистом по подбору персонала, желая узнать, что наши конкуренты предложат мне, если я пойду на них работать.

Затем я отступил на мгновение. Что здесь происходит? Я попытался представить, как пройдет собеседование с гипотетическим новым работодателем:

«ИХ: Итак, мистер Утциг, почему вы уходите из своей нынешней компании?»
«Я: Они дали мне бонус».
«ИХ: Вы ушли, потому что они дали вам бонус?»
«Я: Да, слишком маленький бонус. Это было всего 2000 долларов».
«ИХ: Всего 2000 долларов? Чего вы ожидали?»
«Я: 25 000 долларов».
«ИХ: 25 000 долларов? Кажется, много. Это то, что вы ожидаете получить от нас в качестве бонуса, если мы его когда-нибудь дадим вам?»
«Я: ммм…»

Я проработал в DEC десять лет, и хотя там хорошо платили, это не было причиной, по которой мне нравилась компания. Мне нравилась моя работа. Деньги никогда не имели для меня значения. Я был удивлен, что мне потребовалось такое испытание, чтобы осознать это. Так что, в конце концов, я пережил это и жизнь продолжалась.

Высокий светловолосый ирландец (также звали Майк), который был озорным человеком, сговорился со мной, чтобы отомстить группе по целостности сигналов. На очередном собрании по признанию проекта мы учредили специальную награду, которую назвали «Премия Фарадея». (Фарады — это единицы измерения емкости, названные в честь Майкла Фарадея.) Награда заключалась в ознаменовании наибольшего количества конденсаторов, добавленных к плате, и на ней был установлен гигантский конденсатор размером с пивную банку из телевизора 1950-х годов, установленный на вершине старого трофея по боулингу. Мы пытались передать это главе Signal Integrity group, но он узнал об этом и не явился. Мы догадались, что у него не так уж много чувства юмора.

Было ли это жестоко? Возможно. Не уверен, что нынешний я сделал бы это, но я 1996 года точно сделал. Это принесло чувство завершенности. Я проработал в компании еще год, пока ее не выкупили Compaq Computer и Intel. Затем я окончательно расстался со своей первой работой и карьерой конструктора оборудования навсегда.

image

На этом эта история должна была закончиться, но есть один небольшой эпилог, который действительно ставит все в перспективу для меня. Оказывается, у руководства были некоторые опасения по поводу создания стимулирующей программы, о которой не все участники проекта знали. Было нереально включить всех людей в бонусную программу, но и нереально было без нее обойтись.

Поэтому они зарезервировали небольшую часть фонда, около 20 000 долларов, которые должны была быть выделены «вспомогательному персоналу» проекта. Эти люди были лаборантами, производителями, проектировщиками компоновки печатных плат и другими людьми, которые работали над проектом вместе с нами в вспомогательной роли. Менеджеры сказали персоналу НИОКР назначить людей, которые получат этот гораздо меньший бонус, и выбрать и сумму для каждого. Цифры здесь были в пределах 200-500 долларов на человека. Опять же, эти люди не знали о более крупной бонусной программе, а также не знали, что они собирались получить меньший бонус из пула.

Поэтому, когда мы раздали эти деньги, это стало для них полной неожиданностью. Они не ожидали большего от проекта, им заплатили за свое время, и проект был успешным по всем показателям, с точки зрения целей и графика. И когда они получили ту небольшую стипендию, они были в восторге. Они этого не ожидали, и это было настолько чистое определение бонуса, насколько это могло быть, не право, а просто приятный сюрприз.

Через несколько дней после этого я получил электронное письмо от специалиста по компоновке, который выполнял работу по прокладке печатных схем над конструкцией моей карты процессора. Она поблагодарила меня за то, что она приняла участие в проекте, и за премиальные деньги, и сказала, что это был один из ее лучших проектов в DEC. Я почувствовал свою вину и даже стыд за свое поведение, после этого.

Я получал всевозможные бонусы и награды время от времени на протяжении многих лет с тех пор, как некоторые ожидали, некоторые нет. Это обычное дело в индустрии высоких технологий. Но я научился никогда не принимать бонусы как должное, даже если это, казалось бы, обычное дело. Никогда не жаловаться и не беспокоиться о какой-либо сумме, полученной мне таким образом, чтобы всегда чувствовать себя удачливым, я в состоянии получить ее в первую очередь.

Нам посчастливилось иметь регулярную бонусную программу даже сейчас на работе, она действует уже много лет. Каждый раз, когда его раздают, мой босс будет говорить что-то вроде: «Итак, на этот раз у нас был хороший бонус, но не рассчитывай на него в будущем».

И я говорю: «Ага. Я знаю.»

Средняя зарплата в IT

120 000 ₽/мес.
Средняя зарплата по всем IT-специализациям на основании 7 479 анкет, за 1-ое пол. 2021 года Узнать свою зарплату
Реклама
AdBlock похитил этот баннер, но баннеры не зубы — отрастут

Подробнее

Комментарии 51

    +57

    Заставить переработать, прокинуть с деньгами и убедить автора, что это ценный урок — бест практис менеджмента, снимаю шляпу.

      +1

      Бест практис — это когда автор, после завершения проекта, вербует молодежь в следующий проект с искренней Верой что рекомендует единственный верный карьерный путь)

        +3

        Результаты его работы хотя бы не были положены в стол, а не, например, как у меня в свое время. И это на самом деле тоже было отличным уроком.

        +8
        Ох, а какие DEC делал корпусы. Fill tower — просто красавец.
        Цельнолитые силуминовые секции.
        Кромки завальцованы.
        Мечта. :)
          +20
          Недели(!) отлаживать платы, тыкать в микросхемы приборами и не заметить, что это не те микросхемы??? Снять половину фильтровых емкостей и этим доказать, что в стерильных лабораторных условиях на отдельно вынесенной плате все работает??? И ожидать за такую работу 25 к$ помимо зарплаты? Спасибо, чувак, ты вылечил меня от синдрома самозванца…
            +3
            Микросхемы памяти имеют такие обозначения, что там легко ошибиться с маркировкой, и сложно это заметить при проверке.
              +4
              Я в курсе. Но недели? У чувака однотипная неисправность на партии плат — это просто праздник какой-то! Это сужает область поиска ну просто очень. Вот когда в партии микросхем затесалось 1-2 неправильных… И такое находили. За пару дней.
              А насчет «сложно заметить при проверке» — это пилотная партия, это должно быть не «сложно заметить», с этого надо вообще начинать. И резисторы прозвонить. И электролиты проверить, туда ли плюсом стоят. И микросхемы не повернуты ли на 90 (если квадратные) или 180. И не поменяли ли местами емкость с резистором где. И только после этого питание первый раз подавать. Впрочем, куда я лезу, не в DEC`ах работаем…
                +1
                1. В конце 90-х было не так много 3,3-вольтных микросхем памяти, чтобы можно было не замечать ошибку.
                2. Главный схемотехник ОБЯЗАН разбираться в маркировке и знать все аналоги и клоны, чтобы при проверке, даже без схемы в руках, рисовать маркером крестики на ошибочных чипах.
                3. В команде обязательно должен быть человек, умеющий расшифровывать все обозначения, от полосок на резисторах до 5-значного кода на микроновской памяти.
                  0
                  Nixto, ты ли это?
                    0
                    Я. Привет
                      0
                      Здорово. Мы за тебя волновались :)
                      Отправил тебе приглашение, теперь ты полноценный юзер.
                +4
                > и не заметить, что это не те микросхемы

                Могут быть предсерийные экземпляры у которых на корпусе вместо какого-то стандартного обозначения нарисован номер партии в том виде, в каком его учитывает производитель микрухи. Производитель может ошибиться при нанесении маркировки, выдать брак, или же сделать предсерийную годноту с багами by design.
                  +2
                  Или ещё лучше — напряжение питания нанесено на корпусе микросхемы карандашом — пробегало недавно в статьях.
                +11
                Потому, когда в оффере есть базовая ставка и таргет бонус, я всегда ориентируюсь по базовой ставке. Ибо таргет — это морковь, которой помашут но никогда не дадут
                  0

                  Морковь которой помашут… Спасибо, буду знать, что можно не только про натрий метафорировать)

                    0
                    Главное чтобы эту морковь не вставляли.
                    +2

                    Зависит от компании. По крайней мере, в некоторых компаниях вполне дают.

                    +3

                    А я поработал в здании, где была DEC.

                      +10
                      Когда-то одновременно с товарищем собирали клоны Sinclair, у меня более простой Ленинград, у него Краснодар. Ленинград заработал практически сразу (все микросхемы перед запайкой были проверены в аналогичной плате, собранной на сокетах), Краснодар пережил перепайку чипов памяти (а они были недешёвые, хоть и все из отбраковки с производства) и парочки микросхем логики, и всё равно глючил. Оказалось, блок питания выдавал шесть вольт вместо пяти, в итоге на плате остались микросхемы, выдерживающие повышенное на 20% напряжение.
                      Бонусов денежных не предполагалось, зато собственноручно собранные компьютеры жили!
                        +16
                        В моей прошлой компании тоже была система бонусов — надо было «всего лишь» выполнить пять поставленных в начале года целей. Казалось бы простая и понятная система, но нет.
                        Если сотрудник выполнял цели на коэффициент 2.0, то наказывали начальника — подразумевалось, что он поставил слишком легкие цели. Плюс начальник терял возможность влиять на сотрудника финансово — ведь выплачен максимальный бонус, ничего урезать/наказать уже нельзя.
                        Поэтому подавляющая часть начальников ставили изначально недостижимые цели, а потом милостиво натягивали до среднего коэффициента 1.2 — 1.4. И все это делалось с таким надменным видом — «видишь какой я милостивый и справедливый хан, а мог бы и секир-башка»
                        Наверное, система целей и бонусов задумывалась изначально с целью стимуляции креативности и проактивности, а в итоге это было жестоким унижением дважды в год — первый раз когда ставили цели и сотрудники вымаливали их хотя бы адекватными и более менее выполнимыми, а второй раз — когда эти цели закрывали в конце года и они вымаливали у начальства себе коэффициент побольше. Так было стыдно и противно, мы же взрослые мужики, специалисты высокого уровня, но против системы не попрешь…
                        Плюс еще от этой системы бонусов был один негативный побочный эффект — многие сотрудники, получив цели на год, концентрировались только на их выполнении, а на остальное забивали, и этому обстоятельству начальство всегда искренне удивлялось и ругалось)
                        В самом деле, как же так-то?))) Этож просто бонус, а основную работу почему не делаете или, если делаете, то спустя рукава? Непонятно…
                        А самая веселуха начиналась, когда цели одного сотрудника зависели от результатов работы другого — тут ненависть взаимная была перманентной, а пару раз вообще чуть до драк не доходило(((
                          +6
                          Моя история «бонусов» работы в двух корпорациях: IBM и MS, закончившиеся уходом.
                          1. «Вы суперклассно поработали за этот год, но вы работаете у нас меньше года, поэтому бонус не положен. Вы конечно заслуживаете повышения и своего отдела, но тимлидом мы сделаем вашего напарника, потому что он работает дольше вас (чел реально набирал программы на C в ms word)»
                          2. «Вы суперклассно поработали за этот год, все задачи решены и даже больше, но ваше подразделение (что примерно на 4 уровня иерархии выше меня) признано неперспективным, поэтому бонусов вы не получите»
                            +5
                            я никогда не закладываю бонусы в семейный бюджет.
                            Если выплатят — хорошо, семейный праздник. Если не выплатят — ну, что поделать, катастрофы не происходит.
                            Мой приятель, вечно в кредитах, ждет премию как манну небесную, и по максимуму, и закладывается на эту сумму — выплатить проценты, купить что-то. И поэтому когда выплачивают не 100% на которые он рассчитывал, а 75% — это катастрофа и вселенская печаль.
                              +1

                              У, трэш какой. У меня в мелкой компании, не в корпорации, был в контракте прописан гарантированный бонус за первый год, если я все еще буду там работать в момент выплаты бонуса. Вернее, даже еще интереснее — бонусы там выплачивались в феврале, выходил на работу я в июле, но бонус платился как если бы я проработал весь год.


                              А, ну и меня в итоге уволили по сокращению отдела. Через два дня после выплаты бонуса.

                                0
                                Знакомая устроилась аналитиком в газпром, при зп 150, выплатили 650 годовой премии за 5 или 6 месяцев работы (годовая была в среднем по отделу — 1000-1100).
                              +5
                              Ох, как мне это напомнило подслушанный разговор двух начальников в одном крупном банке )
                              Разговор сводился примерно к следующему:
                              -Чувак сделал все задачи на год, мы должны дать оценку А(самая лучшая оценка),
                              Мы не можем ему дать оценку А, он работает первый год, у нас не принято давать А в первый год работы.
                              –16
                              Буду краток:
                              Эпиграф
                              Странные вещи
                              творились и жили
                              отдельно, своей
                              непредсказуемой
                              жизнью…

                              Говоря языком мемуаров, история эта началась не сегодня. И даже, не вчера.
                              А тогда, когда Водка была приятной на вкус, а все Женщины — казались красивыми,
                              незнакомыми и совершенно загадочными для среднестатистического молодого человека
                              с вполне европейской внешностью. Мы шли с одним моим знакомым, горячим парнем
                              из Грозного, по тротуару от метро «Водный стадион». (В оригинале рукописи
                              знакомый автора назывался другом. Но не теперь. Парень из Грозного потом,
                              в предбандитские начальные девяностые убедительно доказал, что — никакой он не
                              друг. А совсем наоборот… но, это уже совсем другая история. И еще,
                              в оригинале рукописи было написано запросто — «Водный стадион». Без всякого
                              указания города. Это потому что, в то время автору рукописи было
                              совершенно очевидно, что единственный город, по которому всерьез стоит
                              ходить — это Москва. А других городов… их просто нет. Поэтому и уточнять
                              далее географию места действия ему даже в голову не могло придти. Ведь
                              рукопись эта не предназначалась вообще для какой-либо публикации и однозначно
                              писалась «в стол». И была написана и положена в этот самый «стол» и пролежала
                              в нем свои положенные ей двадцать пять лет… для лучшей выдержки. Хотя,
                              рассказ — не коньяк. От времени градус не набирает… Ну да ладно. Прим. авт.)

                              Пока с рукописи на компьютер перепечатывался первый (предыдущий)
                              абзац и лихорадочно обдумывались и писались комментарии и
                              ставились «кавычки», автор, вернувшийся волею обстоятельств «стола» в свою
                              историю двадцатипятилетней давности, лихорадочно искал выход из
                              непростой ситуации, в которую попасть ему помогли время, место,
                              обстоятельства и его собственный характер.

                              Дело в том, что на данный момент, у этого рассказа пока нет вообще никакого
                              названия. Это, во-первых. Название в рукописном оригинале, конешно, имеется,
                              там, где ему и положено — в самом начале, но спустя четверть века
                              звучит настолько бессмысленно, безвкусно и местами непристойно, что
                              начинать рассказ именно с перепечатывания названия не было
                              никакого желания. У автора с названием рукописи возник внутренний
                              конфликт, который он в итоге разрешил в свою пользу и возникшая в
                              начале заминка его удивила неприятно, но и подсказала единственно
                              значимое для него решение. Напечатать название… в самом конце.

                              Не долго думая, автор начал с переноса эпиграфа и даже подчеркнул этот факт,
                              напечатав в самой первой строке слово «эпиграф». Во-вторых, отчетливо
                              вспомнилось слово «интерференция» из курса оптики на
                              физико-техническом факультете Советского высшего учебного заведения, когда при
                              попытке напечатать фразу «мы шли с одним моим армейским другом ...»
                              автору стало совершенно очевидно, что это — все! Пальцы застыли на
                              клавиатуре. Полный алес-ступор! Автор вошел со своим рассказом в
                              состояние интерференции, как в этой самой оптике, где фотоны ведут себя
                              как элементарные частицы и одновременно проявляя свои волновые
                              качества. Как им угодно, где угодно и сколько угодно. Несмотря на тысячи
                              уже написанных томов по поведению элементарных частиц с точки зрения квантовой
                              физики и уравнение, не побоюсь этого имени, некого Шредингера…

                              В итоге, если Вы продолжите чтение, то будете вынуждены наблюдать за очень
                              странным экспериментом, в котором, помимо героев этого рассказа и полной
                              внутренней растерянности автора по типу му-му, примут паритетное
                              участие: двадцать пять лет пролежалого времени, рукопись
                              оригинального рассказа (уже обезглавленного названием на данный момент), его
                              нынешний автор и тот, древний оригинальный автор, которого нынешний уже
                              и помнит слабо… да и вообще, это вопрос, а хочет ли он его помнить? или
                              может помнить? и интерферирующая между всеми этими точками потребность
                              чувствовать и писать только правду! а правда, как уже стало известно, для
                              каждого — своя… как говорится, кому — икра на столе, а кому — лежать в Земле
                              … (икра — имеется в виду — черная. прим. авт.)

                              Трудности, с которыми столкнется читатель этого рассказа, совершенно мне
                              очевидны.

                              Во-первых, это полное разрушение всех сразу и каждого в отдельности
                              литературных стандартов и нарушение любых правил при написании чего-либо
                              высокохудожественного. Это первое, как говорил Камноедов Стругацких
                              в «Понедельнике»… Одно название в конце рассказа чего будет стоить! Ни у
                              кого такого никогда не видел)… кто тут, к примеру, в цари — крайний? никого?
                              так Я — первый буду… (фраза из мультфильма «Падал прошлогодний снег»)

                              Во-вторых, полное смешение текста оригинальной рукописи, ни одной буквы
                              в котором не даст поменять, с одной стороны, историческая правдивость
                              и чувство уважения к пожилому фалианту-залежальцу, и, с другой
                              стороны, текстов современной версии авторских правок и комментариев после,
                              так сказать, их временного апгрейда (time factor), возмужавших
                              и эволюционировавших за отчетный период. Это второе, но, увы, не последнее…
                              как по силе внутреннего конфликта, так и по смысловой значимости.

                              В-третьих, фантомная память прошлых мыслей, чувств и событий, толкнувших того,
                              раннего его (меня), в общем, автора, на написание оригинала рукописи, ради
                              чего, собственно этот рассказ и писался и… нынешнего пожилого идиота со своим
                              рюкзачком ошибок, вечным туманом заблуждений и торчащих из этого всего во все стороны
                              шил жизненного опыта, какие ни в коем рюкзачке не утаить… можно, как
                              выяснилось, но — до времени!

                              Патовая ситуация. Раз шило из мешка вылезло, спустя двадцать пять лет, то надо
                              колоть! Но, по возможности, уже — умело. С чувством и с правильной расстановкой
                              запятых. Есть четкое понимание, что это первая, единственная и последняя попытка
                              этому фанту — выжить! Этому рассказу — стать рассказом, а не пойти беззвучно
                              в топку. И еще вся ночь впереди. И моя задача — уложиться. Успеть.
                              Не наврать. Самому себе. Вспомнить. Понять. Организовать раскопки после
                              самосожжения. Себя, то есть — автора. Автора, то есть — себя. Заглянуть в То
                              время. Вернуть, хоть на миг, Тех людей. Оценить Те события. Сложная задача…
                              для меня сложная. А для автора?
                              Только сегодня читал стихи и слушал Высоцкого, потому что его стихи от песен
                              неотделимы, как феодализм от Монголии, какой бы современной она не была…

                              Их восемь — нас двое. Расклад перед боем
                              Не наш, но мы будем играть!
                              Сережа! Держись, нам не светит с тобою,
                              Но козыри надо ровнять.

                              Я этот небесный квадрат не покину.
                              Мне цифры сейчас не важны,
                              Сегодня мой друг защищает мне спину,
                              А значит, и шансы равны.

                              С этим благословением и начну. То есть, продолжу. То есть, вернусь к рукописи,
                              с вашего позволения. Сохраняя оригинальное — все. Орфографию, синтаксис,
                              пунктуацию… время, только, не могу сохранить.

                              … по тротуару у метро «Водный Стадион», лицезрея вывеску «Дома Охотника».
                              Собственно, охотничий (на первом этапе) магазин и был целью поездки
                              по Горьковско-Замоскворецкой… Мы были трезвыми до опустошения, и от этого
                              ощущение тяжести дня и осенней слякоти только усугублялось. Естественно,
                              мы вовсю глазели по сторонам и не могли пропустить новую, сверкающую, вишневую
                              девятку, за рулем которой сидела натуральная блондинка лет двадцати (здесь.
                              слово натуральная — одновременно констатация полной инфантильности автора
                              в женском вопросе, потому что блондинка в наше время по определению не может
                              быть натуральной, да и в то время — не может, наверное тоже, и примета времени,
                              когда предпочитали все натуральное, в том числе продукты, поступки и цвет волос,
                              как ни странно… прим. авт.) В то время это было событие! Нельзя сказать, что
                              вся Москва была завалена старыми Запорожцами с небритыми пенсионерами за рулем
                              (потуги на тонкий интеллектуальный юмор, ха-ха. прим. авт.), но для двух,
                              умудренных жизненным опытом, дембелей, привыкших за два года к скромностям
                              срочной службы и армейской же зарплате в 6 рублей 30 копеек, эта новая вишневая
                              «девятка», да еще с красавицей на борту, явно ее хозяйкой, была за гранью
                              реальности. Чудом, происходящем у нас на глазах, но без нашего в нем участия.
                              Утонувшие в последствие корабли, перед кораблекрушением, как правило, сближаются
                              друг с другом, подавая при это отчаянно предупредительные сигналы: пи-пи-пи,
                              зе-зе-зе… до полной точки «Ц», где и происходит их столкновение. Так вполне
                              бы мог сказать какой-нибудь мичман из мореходки, если бы разбирал наши
                              предшествующие и дальнейшие маневры. Мое внимание в тот момент было приковано
                              к машине, как к несбыточной мечте о неположенном лично мне счастье, а внимание
                              моего рядом идущего горца принадлежало блондинке за рулем, как несбыточного
                              символа другого счастья, но гораздо более счастливого, чем скромное мое.
                              Осень. Огромные лужи. Русские дороги. Обычное дело. Я успел притормозить и на
                              уровне интуиции, просчитав высоту волны и начальную скорость микроцуннами, ушел
                              назад и вправо. А моего горца окатило с головой, вернув от с самых вершин, уже
                              почти соблазненного им в его мечтах и поиметого в этих же мечтах, белокурого
                              счастья, на край тротуара. Под живительный холодный брандсбойт девятого вала.
                              Потому, что колесо блондинки, то есть девятки, в нужном месте и времени,
                              совместилось с нужной глубины и объема деструкцией дорожно-асфальтового
                              покрытия, существующей в объективной реальности. И мой друг прозрел. Вернее,
                              он неожиданно обрел дар речи и дар знаний Русского языка. Но речь его,
                              при сложившихся обстоятельствах, была неадекватна и поэтому, запомнилась.
                              Он с горечью посмотрел вслед уезжающей девятке, то есть, блондинке, и с
                              восхищением произнес:
                              — И таких ведь тоже кто-то имеет!
                              В виду неоднозначности русских глаголов было совершенно неясно, о чем он? и
                              в каком смысле? Позже, Я понял, что это была самая яркая иллюстрация правильно
                              написанной и отлаженной подпрограммы на ассемблере, типа: переход по метке
                              (jmp), нет операции (nop), возврат из подпрограммы (ret). Все гениальное —
                              просто. Именно поэтому оно, как правило, и работает.

                              На самом деле, мой знакомый говорил совсем не так и не о том. И мне сейчас смешны
                              попытки, еще не деградировавшего будущего циника, изящностью слога и юмором
                              закрыть то грубое, но гораздо более близкое к сути и уже теперь понятное автору
                              чужое услышанное им выражение:
                              — И таких блядей ведь тоже кто-то ебет!
                              Как ни странно, ключевое и самое значащее слово в его исполнении здесь — тоже.
                              Он тоже хотел! В Москву! И в эту блондинку — тоже… приобщиться к мечте.
                              Достичь недостижимого. Потому, что прописку тогда еще никто не отменил. И он
                              мог в Москву только приехать. Ненадолго. А слово «трахать» в те времена было
                              еще более неприличным, совсем инородным для слуха и оскорбительным, чем
                              Русское понятие совершения полового акта по принуждению.
                              Пусть нецензурное, но широкоупотребительное абсолютно всеми
                              слоями народонаселения, независимо от социальной принадлежности
                              и уровня общего образования и культуры. И, поэтому, широко
                              употребимое в быту. Общей свободы в обществе тогда было больше, а у женщин
                              во все времена единственным средством защиты от мужчины, было только чувство
                              собственного достоинства. Именно поэтому, насилия было гораздо меньше.
                              В этой его фразе, по сути, обыденный по тем временам, была важна
                              интонация. Мне, к сожалению, пришлось воспроизвести ее
                              здесь с оригинала. Я слышал ее за свою жизнь много раз. В
                              разном исполнении, при разных обстоятельствах. И когда
                              мат перестал уже окончательно резать уши, начал за бранью
                              видеть, как это сейчас модно говорить, сверхглубинный подтекст. Он
                              и тогда был интуитивно понятен, но тогда еще не сформировалось
                              семантическое ядро для внятного описания этих самых сверхглубинных
                              эмоций. Оскорбительное отношение к женщине в этом эпизоде — не
                              дань моде, а основа личности и жизненного опыта конкретного мужчины, его
                              скрытых желаний и целеустремлений, выражающего частично исторически-родовой
                              потребительский подход к женщине, как таковой. В меру своего индивидуального
                              развития.

                              Так эта история начиналась. Потом в мой мир пришли, в виду отсутствия должного
                              финансирования, совсем другие машины. Вычислительные. Нетаскаемые. Это на
                              работе. Тумбообразные и привезенные черти-откуда из-за Американского эмбарго на
                              поставки стратегических технологий в Советский Союз. Я был готов проснуться
                              ночью и с гордостью сказать:
                              — Я — Дек Юзер! (DEC User) И не простой, а привелигированный!
                              И много чего могу. Например, смонтировать в систему том. Позже, это
                              ретранслировалось в понятие супервизор (supervisor), который тоже много чего
                              может, а система команд RSX из руководства по ОСРВ благополучно забылась.
                              Навсегда. Но чувство зависти к «дек юзеру» почему-то осталось. Как и
                              малопонятная кому сейчас фраза «иНЖАЛИД ЦОММАНД», втравленная в память тоже
                              уже навсегда.

                              И навсегда в памяти осталась растерянность от понимания, что эту гонку
                              мы проиграли. По определению. В страну просачивались большие, серьезные по тем
                              временам компьютеры, со своим ментальным базисом. Мы пытались транслировать
                              чужие понятия, чужие стандарты, абсолютно чужой и непонятный нам менталитет
                              на Русскую основу и Русский язык. И… ничего не получалось. Сколько не бились.
                              Было неэффективно, некрасиво и как следствие, не работало. Оставалось только
                              учиться жить чужеродными мозгами. Для ремесленничества этого вполне хватало,
                              но не для творчества. В то время противостояния двух систем это было так
                              заметно. Разница между кое-как освоенным чужим лекалом и долотом Творца. Выучить
                              Паскаль, Фортран, Ассемблер было делом двух минут. Но невозможно было на этих
                              языках начать думать, как дышать. Свободно и естественно. А значит, и победить.
                              Стать первым… В двадцать пять так хочется еще стать первым. Первым!
                              Не обязательно Петром. Но хоть чуть-чуть — Первым!… отмирающий максимализм
                              ушедшего из юности ребенка. Торжество Юрия Гагарина, растиражированное
                              пропагандистской машиной огромной страны и запущенные ей же в космос корабли.
                              Циолковский. Королев. И сердце, печень и почки всего этого — здесь. В городе
                              в волшебном лесу. Большом, чистом, совершенно светлом и фантастически дорогим
                              и любимым. Запомнилась почему-то огромная Луна, когда под утро возвращался
                              с работы. Счастливый, если мне казалось, что придумал что-то, чего до меня еще
                              никто не придумал, унылый и разбитый, если этого чего-то ну никак придумать
                              не мог. Понятия Времени не существовало. Ощущение вечности и своей к ней
                              принадлежности. Только зима, ночь и Луна. Почему-то, именно в этой смысловой
                              последовательности. За зимним лесом ждал родительский дом, мама, и душу
                              переполняло предчувствие какого-то огромного счастья, которое уже где-то
                              высунолось кончиком из-за дальней елки. Предчувствие собственной силы
                              и возможности «играть галактиками». Понимания и защищенности. Ладошки Бога.
                              Полная внутренняя гармония и радость молодой жизни. Боже! Какой идиотизм!
                              И одновременно — счастье. Жить с полностью промытыми молодостью и радостью
                              мозгами. К счастью, уже все прошло… А Луна осталась. Только теперь мне
                              кажется, что она далекая, мутная и лично мне — ухмыляется. И еще кажется, что
                              все дорожки теперь ведут к магазинам со светящимися коробами: вино-водка. Новые
                              звезды в ночи! По мне уж лучше полная темнота. А рассвет, когда он соберется, Я
                              на слух услышу и на нюх учую. В темноте все органы чувств сильно обостряются.
                              Особенно на холоде. Ради этого можно и померзнуть…

                              У братских могил нет заплаканных вдов — Сюда ходят люди покрепче.
                              На братских могилах не ставят крестов…
                              Но разве от этого легче?!

                              Зеленоградский балкон. Все тот же. Тот же лес. Та же Луна. Спустя тридцать пять
                              лет от описываемых событий. Родительский дом. Но уже не совсем родительский.
                              Мама давно умерла, а у папы завелась новая барышня. Мне ровестница. Так сказать,
                              новая «мама». Мммда… теперь и уже навсегда, это больше не мой дом. Дом моего
                              отца. И балкон, застекленный бесплатно силами города после капитального ремонта
                              дома. И снова время чудес. Для меня сейчас в ночи — персональная машина времени.
                              Полотно будущего платного шоссе, крадущегося к Ленинградке откуда-то из леса
                              через поле, на котором никогда ничего не росло, смутные глыбы МЖК, сотовые
                              телефоны на столе перед компьютером, деловито пикающие СМСками от обиженной
                              и несостоявшейся Московской любовницы, которой нужны деньги, а у мменя их нет
                              и такие же от обиженной жены, которая ждала вечером обещанный ей вкуснющий плов,
                              WiFi в квартире и плоский телевизор на полстены, который вместо программы
                              «Время» в девять вечера и двух центральных телеканалов, теперь по пятидесяти без
                              перерыва крутит мерзкую рекламу всего самого ненужного для нормальной жизни,
                              микропроцессорная мультиварка на кухне, способная при умелом подходе приготовить
                              за тебя все, что угодно, жидкое мыло в ванной и на кухне, кнопочный радиотелефон
                              … Такая игра была раньше. На наблюдательность. Две похожие картинки
                              с надписью: Найди десять отличий.
                              Пока курил на балконе, в голову пришло очень странное слово — Покаяние.
                              Никогда раньше не понимал толком, что оно означает. А потом, как-то знание само
                              пришло в голову и, как ни странно, до сих пор в ней задержалось. Покаяние — это
                              изменение себя. Невозможность совершать прошлые ошибки. Невозможность. Именно
                              так. И, может быть, именно поэтому мне так дико сейчас переносить с бумаги уже
                              малоузнаваемые каракули двадцатипятилетней давности на роскошный папин компьютер
                              с двадцатичетырех дюймовым монитором, который, впрочем, я же ему и подарил.
                              В свое время. Папа ведь! Мне так хотелось его чем-то порадовать. А чем еще
                              может нормального папу порадовать бывший компьютерщик? Который кроме железок
                              в жизни так ничего не увидел и не понял… ни в своей, ни в чужой… а железки
                              теперь вообще морально устаревают один раз за квартал. Все писал и думал про
                              себя: появится в тексте слово бывший? Появилось. Значит, Я проиграл. Я — бывший)
                              Во всех смыслах этого бестолкового слова.

                              Было время — я шёл тридцать восемь узлов и свинцовый вал резал форштевень,
                              Как героев встречали моих моряков: Петроград, Лиепая и Ревель.
                              А теперь — каждый кабельтов в скрипе зубов и хрипит во мне каждая миля.
                              Было время — я шёл тридцать восемь узлов и всё сверкало от мачты до киля.

                              Потом наступил Sinclair Reseach ©. «Красногорский», «Питерский» («Ленинград»),
                              «Пентагон». Z-80, РУ-5, кварцы, ультрафиолетовые ПЗУхи, суета с паяльником,
                              НЧ-вход к телевизору, музыка магнитофонного лоадера (loader), солидный треск
                              дисковода. (он даже «флопом презренным» тогда не назывался — ориг.прим.авт.) Всю
                              ночь напролет я был готов «пикать» и «покать» (peek, poke) на встроенном
                              Бейсике. Это был реванш! Вычислительное чудо, сделанное и настроенное своими
                              руками. Портативное и родное. Посрамленный «Дек Юзер», где-то глубоко внутри,
                              казалось «утерся» навсегда… Мир стал опять прекрасным и целым. Причем,
                              дважды. Потому, что ХТишки, а потом и цветная(!) «двойка» давали просто
                              космическую вычислительную мощь днем, на работе, а родной «дядюшка Синклер»
                              — легкость и полное единение с аппаратной и программной частью — ночью. Но никто
                              тогда еще не догадывался, что нас уже поделили на пользователей десктопов
                              и ноутбуков. Дикое это было время. Ни интернета, ни серверов. Народ костры жег
                              по ночам в очередях, а в сельпо на полке стояли два одинаковых «Рубина»
                              с табличками: «Телевизор цветной — однопрограммный» (потому, что там был только
                              СКМ — ориг. прим. авт.) и «Телевизор цветной — двухпрограммный» (потому, что там
                              был еще и СКД — ориг. прим. авт.) В чем между ними разница? Кто из области
                              — тому объяснять не надо. И стояли они совершенно по разной цене. Хотя СКДшка
                              на Тушинском радиорынке стоила копейки, а впаять ее в плату телевизора занимало
                              десять минут вместе со сборкой-разборкой. Где-то говорится, что в начале было
                              Слово. Неправда это. Не было там никаких слов. Так, пустяки, отдельные байты
                              в ПЗУ. И примитивная логика на медленных триггерах.

                              Последняя часть этой «библии» по съеживанию компьютеров в объеме, ода SB (sound
                              blaster fully compatible), ремарка в сторону optional FDD, потуги шутливо
                              описать разницу в ощущениях работы за десктопом и первыми ноутбуками (как
                              правило, с черно-белыми убогими матрицами из-за стоимости тогдашних ноутов),
                              гордая надпись БИОСа (BIOS) на экране практически любого монитора по включению
                              компьютера (power on) American Megatrends Inc. в оригинале рукописи выглядят так
                              нелепо и убого, что желания перепечатывать весь этот бред нет никакого, а сама
                              эта мысль вызывает здоровое отторжение рук от радиоклавиатуры Logitech®.

                              Для исторической справедливости, придется оставить шуточный словарь
                              компьютерного сленга, который передает частично эманации той мгновенно
                              пролетевшей эпохи развала страны, времен кооперации, зарождавшегося и
                              приходящего «нового времени» перестройки, Горбачева, телевидения Листьева,
                              эпохи видеомагнитофонов с неизбежным чемоданом порнухи в придачу к нему,
                              вареных джинсов и многого прочего, о чем не сейчас… может быть потом? Если
                              оно будет еще. Это светлое Завтра…

                              Словарь околокомпьютерного сленга (шуточн.)

                              поиметься — приехать на радиорынок в семь вечера.

                              поиметься конкретно — на последние деньги купить слотовый пень для матери с
                              FCPGA

                              отучалово — установка мастер-пароля на BIOS; крэк (crack) на проверку сидюка
                              (CD); смена пароля на диал-апе (dial-up)

                              хачить — быстро скачивать что-либо или копировать откуда-либо, закрытое от
                              свободного доступа.

                              хацкер — человек, знающий заранее, в каком точно месте у компа сейчас можно
                              заюзать (use) кнопку «эникей» (any key)

                              ботва — все, что втыкается и вытыкается из компа с помощью любого разъема.

                              кулер — крутой чувак

                              включить кулер — внезапно замолчать

                              пальпация — поиск неисправности на полудохлой мамке без ее демотажа

                              деградация личности — 1001 попытка нормально настроить ломаную сетевую 1С

                              родить — (сетевое) завести нового пользователя

                              гемор — сетевая печать

                              праздник — замена S3 на GF4

                              своповый — медленный, ненастроенный

                              сиська — зарплата, выпирающая из внутреннего кармана

                              сиськи — деньги на закупку компьютеров и оборудования

                              IBM — голубой гигант

                              1987-2014

                              Название рассказа: Большие компьютеры, один город и глупенький человечек
                                +4

                                Можно tldr в начале?

                                  +8
                                  Весна пришла, такой вот tldr
                                    +1
                                    Как говорят в таких случаях на лепре: сношаться хочет (ну там конечно другое слово используется)
                                    +3

                                    Boomburum мне кажется, что такое надо под спойлер силами модератора, ибо портит возможность читать комментарии других пользоваталей в этом же треде.

                                      +2
                                      Спасибо, поправил. Пользователь новый, возможно, не знал обычаев )
                                        0
                                        благодарю за помощь. не могу привыкнуть к новомодным элементам управления контекстом… про спойлер забыл
                                    +12
                                    Вот все больше убеждаюсь что, почемуто, любимая многими система сдельной зарплаты (и вырастающая из неё бонусная система), это страшенное зло. Особенно если ты немного в курсе как это всё выглядит со стороны менеджмента
                                    потому что везде где я такое видел, везде
                                    1) ФОТ всегда ограничен сверху, и если ты заработал +500% к обычной ЗП, в лучшем случае тебе его выплатят и поменяют целевые показатели (чтобы такого не было), в худшем не выплатят ничего, да еще устроят разбирательство 'а какже так вышло' (оба сценария я видел живьём)… бывают небольшие исключения для продажников, но и там есть свои границы которые нежелательно переходить
                                    2) сотрудники реально начинают упарываться ТОЛЬКО задачами которые обеспечивают им высокий процент дохода, откровенная забивая на всё остальное, вплоть до откровенных подстав коллег чтобы забрать их денежные задачи себе (видел и со стороны, также видел такое в своей собственной конторе, от нас ушел в итоге очень продуктивный продажник который при этом целенаправленно саботировал работу всего отдела… набирая себе клиентов, а сил их тянуть в одно лицо не хватало.)

                                    В итоге идеальная ситуация — работаешь за оклад, ничего не ждешь, дают бонус — радуешся. всё
                                    ===
                                    хотя я уволился с одной работы, потому что менеджмент был прям совсем скудоумный
                                    Я работал тогда джуном программером (только перешел из админов с ф-цией 1Сника), я получал тогда чуть меньше самого младшего джуна в отделе (я это знал просто потому что был в.т.ч. 1Сником в этой конторе)… меня это устраивало потому что мне нужен был коммерческий опыт. Когда я перешел в программисты, я отдельно обговаривал что хочу повышение ЗП под соответствующую квалификацию.
                                    В итоге за год я спроектировал и создал очень удобный программный продукт, наладил отсутствующий в принципе девопс, переделал кучу всякой нетиповой работы на которой не было штата (типа php программеров, когда вокруг одни ява- и плюсовики)… вобщем меня страшно хвалили и вообще я считался там таким оч крутым чуваком… вплоть до того что я консультировал даже сеньоров со стажем… мне торжественно подняли ЗП 'как у всех!'… но… но я всёравно учавствовал в процессе формирования бюджета организации и видел что… и мои менеджеры получили огромную премию за мой программный продукт (хотя ТЗ присал за них я сам, да и вообще сам предложил и реализвал эту штуку)… а мне подняли зарплату на 10%… что было ВСЁРАВНО меньше самого младшего джуна в отделе… и в тот год отменили годовую премию (в стране тяжелая ситуация… вы поймите)… черед два месяца я уже настраивал себе компьютер в новой конторе с окладом+120% от текущего… когда я писал заявление, они так забавно убеждали меня что моя зарплата как у всех ребят, даже выше, и может тебе еще на 5% поднять?… потом появилась вакансия на их сайте с моей должностью и вилкой на 80% выше моего оклада…
                                    ох, знания рождают печали

                                    с тех пор я не жду бонусов, не прошу повышений, я работаю на зарплату и на резюме, когда приходит время я увольняюсь и иду дальше. я устал играть во всякие бонусы и ждать-мечтать морковок (тем более мне с ними не везет, два раза я устраивался на работу… в 2007 году (кризис, годовой премии не будет, вы поймите) и в середине 10х… (кризис, санкции, годовой премии не будет, вы поймите)… и разок 'а у вас зарплата оклад+100% премия (ну это просто бюрократические особенности), а годовая премия у вас в размере оклада! офигенный плюс!!! во как!!! тоесть фактически всего 50%… да, но поймешь ты это в момент её получения… когда вся огромная контора получает +100%, а часть отделов +50% (ну вот так у нас повелось, извини, да)
                                      +1
                                      Оплата по сделке это ущербная система, поэтому ею мало где пользуются. Можно работать проектами, но платить за единицу сделанного, это даже на заводе не работает, где гайки одинаковые.
                                        0
                                        смотря в какой сфере, я очень много айтишников встречал которые только ратуют за схему «платить надо за фактически сделанную работу, а не оклад»… например все эти «оплаты по часам» и т.п. это все из этой сферы. Фрилансеры склонны привозносить такую схему оплаты если попадают на работу в контору на оклад
                                          0

                                          Это в РФ?

                                      +4
                                      ИМХО в любой работе, в которой не существует объективных KPI, бонусы надо платить либо всем одинаковые, либо не платить вообще, потому что иначе они скорее демотивируют людей, о чем в статье и написано.
                                      Сам однажды уволился после того как соседу по опенспейсу, пинавшему фаллосы пол года, премию дали, а мне сказали «спасибо», при том что я реально пол года фигачил как проклятый, разгребая массу проблем на проекте. Просто сосед был очень коммуникабельный, а я не очень, да еще и из-за загруженности у меня тупо не было времени на приятные разговоры с людьми, влияющими на раздачу слонов.
                                        0
                                        Иногда софт скиллз важнее, и их отсутствие это реальный минус.
                                          +5
                                          Вот оттого их проект и выглядел как огромный кусок дерьма, все такие софт скилловые что некому было разобраться отчего сервера на проде падают постоянно от нехватки памяти, а даже простое перемещение пары-другой папок в реальной эксплуатации занимало для пользователей по пол дня. Но зато умение потрындеть за жизнь с шефом в курилке у них поощрялось, это да…
                                            –1

                                            Я не собирался спорить, нужны эти навыки или нет. Компании, которые считают их важными, в топе, и стоят по триллиону долларов.
                                            В любом случае, если вчера можно было просто писать код, то сейчас на каждую приличную позицию десять желающих. Если есть два кандидата, и один из них асоциальный, угадайте, кого выберут.

                                              +3
                                              У вас как-то две краски — или общительный или асоциальный. Большинство людей это что-то среднее между полюсами, да и уровень коммуникабельности сильно зависит от многих факторов, даже для одного и того-же человека. Даже самый приветливый и общительный человек в определенной ситуации может стать не слишком разговорчивым.
                                              Мой исходный посыл был о том что система поощрения, при которой по факту плюшки раздаются самым «софтскилловым» в данный период, поощряют не качественное выполнение работы, а именно эти «скиллы». И раздавая таким образом бонусы, менеджмент рискует в итоге сформировать коллектив очень приятных в общении артистов разговорного жанра, у которых при этом в проекте творится хтонический ужас.
                                                0

                                                Ну это все таки перекос системы, бывают просто плохие конторы.
                                                Я же имел в виду скорее сферического кодера в вакууме )

                                        0

                                        Я в некотором шоке! Я не очень понимаю как так можно поставить другие микросхемы??? Есть спецификация, есть схема. Почему наладчики линии не проверили, что выходит с линии???


                                        ЗЫ. На Дековских Альфах работал — реальные молотилки были!

                                          0

                                          Да ладно вам, реально такое может произойти где угодно… Хотя это кажется невозможным, но и датчики не той стороной могут установить (и пройти космическую приемку! ), и парный орган удалить здоровый вместо больного (при массе людей в оперблоке), причём в любой стране мира.

                                          +2

                                          У нас в конторе постоянные битвы железо vs софт.
                                          Часто волна на софт, когда железячники впаивают конденсаторы вместо ферритовых дросселей, резисторы, пиленные МК.
                                          Раздолбанные кнопки и потенциометры — вообще святое, мол сделайте так, чтобы изделие хорошо себя чувствовало и через несколько лет нещадной эксплуатации.
                                          Шик был, когда макбук сгорел, т.к. на плате поставили USB разъем, а он — вверх ногами, и где + — там -.
                                          Сами то землю забудут завести на МК, то питание поет соловьем, то еще чего.
                                          Приходится вместо программирования — с
                                          лупой и осциллом ходить по схеме и буквы на детальках сверять, чтобы не было как в статье у DEC.

                                            0
                                            Странно, что автор так взъелся на тех товарищей из отдела конденсаторов, если он их быстро уговорил и основной стопор в работе произошел из-за ошибки на этапе сборки. Делал бы, тогда уж, премию для сборщиков за самую неправильно собранную плату года/месяца
                                              0
                                              Вы хорошо помните размеры вычислительных систем тех времен, о которых рассказывает переводчик?… от 10 до 22 шкафов, набитых печатными платами сверху до низу… ту культуру отношений, тот кадровый состав, отсутствие стандартов по большинству направлений… 40 лет назад все выглядело гораздо более по-другому. Простое изменение влажности на пару процентов могло вырубить систему стоимостью 2-3 миллиона рублей или ввести в режим постоянных плавающих ошибок.
                                                +1
                                                Так ведь, речь в статье не про монстров в 10-20 шкафов, а про бытовые писюки (как я понял, Винда же, там на платах пасьянс запускали).
                                                Конденсаторщики хотели напаять на плату столько конденсаторов, сколько написано в Талмуде, деды паяли и ты паяй. А автору надо было подешевле и побыстрее, вот он с ними и поругался, доказав, что можно половину кондеров выкинуть.
                                                Просто, из статьи выходит, что он с ними просто поругался и потом они все порешали, а вот сборщики так ему насолили, что он провел парочку прекрасных недель дебага с осциллографом.
                                                Но виноваты, почему-то, именно конденсаторщики.
                                                0
                                                Ничего странного. Там ведь все написано. Когда в системе возникли проблемы — коллеги ничего не проверив тут-же начали обвинять автора и его отдел в том что причина этих проблем — уменьшение количества конденсаторов, что оказалось не так в итоге.
                                                  +1
                                                  Это вполне логично, если не знаешь где проблема, смотри что изменилось. В мануалах написано, что должно быть 100500 конденсаторов, а тут пришел какой-то хмырь-оптимизатор и половину выпаял. А потом посыпались баги. Кто виноват? Естественно хмырь-оптимизатор.
                                                    0
                                                    Логично делать выводы подкрепленные доказательствами, а не по принципу: Событие В произошло во времени после События А, значит Событие В является следствием События А.

                                              Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                                              Самое читаемое