Pull to refresh

IPO for dummies. Часть IV: влияние IPO на доход от адулт-партнёрок

Self Promo
Начало и оглавление см. в первой части.

Неужели те деньги, что владельцы (фирмы, выпускающей акции) получают единоразово, окупают очевидную потерю части денег из-за передачи акций (а следовательно — и части владения компаний, а следовательно — и части прибыли) в чужие руки?

При оценке рынком стоимости акций прибыль — только один из учитываемых пунктов. Рынок может переоценить какую-то компанию или даже целую отрасль, если посчитает, что у неё очень хорошие перспективы.

Так что хотя владельцы и размывают свою долю в компании, они увеличивают ценность своих акций.

К примеру, у Пети и Васи было по 5 акций компании, на балансе которой было два ноутбука по десять тысяч рублей и сервер за 30 тысяч на колокейшне, приносящий им ежегодно по тысяче долларов прибыли с крутой адулт-партнёрки. Имущество компании стоит 50к рублей, акции каждого основателя составляют 50% компании и стоят, соответственно, 25 тысяч, а одна акция приносит 100 долларов прибыли в год. В результате описанного IPO они умудрились довыпустить 15 акций (размыв долю каждого основателя с 50% до 20%, как я рассказал чуть раньше), и эти акции из-за идущего в индустрии бума продались по 500 долларов штука. Не верите, что продадутся с учетом того что всё имущество компании стоит меньше двух килобаксов, а годовая прибыль составляет всего килобакс? Я продемонстрирую это чуть позднее. Итак…

… получилось, что компания в рамках IPO привлекла 500 * 15 = 7500 долларов на развитие (это ж сколько, кхм, эксклюзивного контента закупить для дальнейшего развития можно!). Теперь компания имеет всего 25 акций, которые суммарно стоят 500 * 25 = 12500 долларов. В год одна акция приносит прибыли 1000 / 25 = 40 долларов. Но есть мнение, что привлеченные 7500 долларов пойдут на развитие: в ближайшем будущем руководители накупят серверов и контента, и существенно повысят прибыльность партнёрок.

А что же Петя с Васей? Петя владел 5 акциями, составляющими 50% компании. В год он получал 500 долларов прибыли (которая не реинвестировалась даже в покупку новых макбуков, ибо Петя обхаживал девушку). Теперь он владеет теми же 5 акциями, но они составляют 20% компании. Поэтому он получает 200 долларов прибыли. Плохо, да?

Посмотрим иначе. До IPO 5 петюниных акций соответствовали одному ноутбуку и половинке сервера. 25 тысяч рублей. После IPO его акции можно оценивать через рыночный курс и общую капитализацию компании (количество акций, умноженное на стоимость одной акции). У него всё те же 5 акций, но теперь они определённо стоят по 500 долларов, так что его доля стоит не 25 тысяч рублей, а 2500 долларов. По-моему, неплохо. Даже если ранее я и рассказывал, что так рассчитывать его долю нельзя :)

Да, неплохо. Но прибыли-то у него будет меньше, чем было раньше?

Если мы купим на рынке одну акцию васипетиного предприятия, то мы потратим 500 долларов. По текущим оценкам прибыли (основанным на прошлых результатах), за год мы получили бы с неё 40 долларов дивидендов, если совет директоров решит прибыль со своего гешефтика не реинвестировать). Сколько лет нам придётся ждать, чтобы окупить расходы на покупку акции полностью? 500 / 40 = 12.5.

То, что мы только что посчитали, называется коэффициентом P/E (price to earnings). Только, будьте внимательны, это не отношение цены акции к дивидендам, а отношение цены акции ко всей прибыли компании в расчёте на одну акцию (просто в нашем случае они условно совпадают). По нему очень удобно сравнивать разные компании из, например, одной индустрии. Кто недооценен, кто переоценен… Вот, например, Yahoo Finance подсказывает нам, что P/E для гугла — 20.13 при среднем уровне по индустрии — 22.50. Мало того что бум (статья про P/E в википедии говорит нам, что всё выше 14-16 — это завышенная оценка, вызванная либо перераздутым рынком, либо очень высокими ожиданиями и перспективам, что, в общем, одно и то же), так гугл ещё и недооценен относительно индустрии в целом — НАДО БРАТЬ !!!!11

Но это всё фигня. После P/E для русской компании Полюс Золото, равного 45.7, или P/E для Михайловского ГОК, равного 460, удивляться не стоит ничему.

А, да. Мы насчитали P/E для петивасиного стартапа в 12.5, что очень и очень мало по отношению к рынку (могли бы выпуститься и лучше; при P/E порядка 15 акции должны были бы стоить не по 500 долларов, а по 40*15 = 600, и тогда доля Пети стоила бы уже не 25 тысяч рублей и не 2500 долларов, а 600*5 = 3000 долларов). Но при этом мы не учитываем, куда компания потратит 7500 долларов, полученных на развитие.

Ведь если она успешно вложит их в сервера, партнёрки и контент, то выросшая за год (а также отрастившая жиденькие усики, получившая в банке первую «взрослую» кредитку и, в подарок на день рождения — новый компьютер без установленного «родительского фильтра») клиентская база может принести ей ещё больше прибыли, пропорционально увеличению расходов…

Помните, изначально наша компания стоила 50к рублей и приносила по 1000 долларов в год? — так вот, для простоты расчётов конвертируем эти 50к рублей даже не в 1700, а в 2000 долларов. После IPO в компанию пришло ещё 7500 долларов. Если эти новые 7500 позволят закупить сервера, контент, наладить партнёрки так, что новые прибыли увеличатся пропорционально, это будет значить, что прибыль увеличится на 1000 * 7500 / 2000 = 3750 долларов! (Achtung! Achtung! Если у вас нет харизмы и убедительности основателя Color.com, я бы не рекомендовал использовать эту и последующие методики расчётов в бизнес-плане для презентации вашему инвестору!)

И если руководители успешно распорядятся деньгами, полученными компанией на IPO (а уже имеющийся дряхлый сервер за год не сломается), то на следующий год она может умудриться получить 1000 + 3750 = 4750 долларов прибыли.

И на каждую акцию (из 25) придется уже не 40 долларов общей прибыли, а 4750 / 25 = 190 долларов.

Доля от общей прибыли у Пети, владельца 5 акций, будет 190 * 5 = 950 долларов. Опа. А до IPO, между прочим, он получал 500 долларов.

Стоп-стоп, а чего они так плохо выпустились, если такие перспективные?

Так вот ведь какое дело. Когда акции васипетиной компании котируются на бирже, их цена определяется рыночными механизмами. Но в момент старта IPO у акций должна быть первоначальная цена, цена размещения — в нашем случае это 500 баксов. Почему 500, а не 400, не 600 и не 1000? Ведь тысяча больше! :)

Потому что именно из расчета 500 баксов за акцию эмпирически была определена (и тщательно описана в предыдущей главе) стоимость компании её руководством и андеррайтером. Сотни умных голов, все как одна с высшими образованиями, год анализировали абсолютно все параметры, которые могут повлиять на стоимость компании, а значит и ее акций: начиная от правдивости слухов о том, что в школе Вася однажды получил двойку за поведение в четверти, потому что на переменках показывал одноклассникам за пять копеек какие-то чёрно-белые фотографии — ой что будет, если это раскопают журналисты, — и заканчивая формой родинки на бедре модели Аманды в семнадцатом фотосете платного раздела. После чего и определили вот эту цену размещения, а вернее ценовой диапазон. Между нами, отрасль, выбранная Васей и Петей, весьма перспективна, и, если ориентироваться на среднерыночный P/E, 600 баксов за акцию отдать не грех. Но у Пети с Васей нет высшего образования, да и вентилятор на серваке что-то глючит, что увеличивает риски. И, знаете, мудрый андеррайтер решит, что лучше перестраховаться и разместиться пониже (зато гарантированно вырасти потом, порадовать инвесторов, а перед IPO подписать всю книгу заявок), чем разместиться высоко, но рискуя недовыполнением книги заявок, а после начала торгов ещё упасть.

А что андеррайтеру-то? Он заинтересован в первую очередь своей комиссией — скажем, процентов пять-десять от привлеченных средств (в нашем случае петивасин андеррайтер подлатается где-то на 375 баксов, если бы мне было не лень учитывать его комиссию в расчётах). Но при этом он и рискует — если вдруг дал Пете и Васе firm commitment на реализацию всех 100% выходящих на IPO акций, то все недопроданные до IPO акции в случае падения курса после начала торгов пойдут ему в убыток. Впрочем, если он не дал firm commitment, то, он рискует уже другим: его аналитические навыки будут обсмеяны прочими участниками рынка, и ему, потерявшему лицо, имидж и репутацию, придётся пройти на татами и совершить сеппуку.
Поэтому считать, что андеррайтер всеми силами будет стараться провести IPO подороже, было бы… неосторожно.

Реальные цифры, конечно, намного приятнее. Яндекс в ходе IPO привлек 1,3 миллиарда долларов, а его андеррайтеры — Morgan Stanley, Deutsche Bank и Goldman Sachs (да-да, их может быть больше одного, целый синдикат! — хотя один из них называется ведущим менеджером и снимает все сливки) — на троих разбили 65 миллионов долларов комиссии. Размещение было переподписано в 15 раз — это значит, что спрос на акции в 15 раз превысил предложение. Ничего удивительного, что с таким спросом котировки YNDX поползли вверх, дойдя до 34 долларов против стартовых 25-ти (сейчас они чуть припали — до 31). И не думайте, что могучей кучке андеррайтеров с этого ничего не досталось. Как только стало понятно, что акции дорожают, они воспользовались оговоренным при размещении правом (опционом) купить себе «еще немного Яндекса» по цене размещения. То есть, по 25 баксов. 5.2 миллиона купленных таким образом акций, умноженных на 34-25 = 9 баксов равны еще 47 миллионам долларов чистой, незамутненной прибыли.

В следующей части: жизнь после IPO.
Tags: акциибизнесIPOЯндексбиржи
Hubs: Self Promo
Total votes 123: ↑118 and ↓5 +113
Comments 51
Comments Comments 51

Popular right now

Top of the last 24 hours