Создание люфта *

Original author: Misty McLaughlin, Michael Erard
  • Translation
Домохозяйство – это миниатюрная экосистема со входами, выходами и потоками; такая идея может сделать жизнь намного лучше


Иллюстрация Питера Гранди/BA Reps

В начале наших отношений 17 лет назад мы начали говорить о приобретении собаки. «Было бы здорово иметь собаку, – часто звучало в разговоре, – но у нас нет времени о ней заботиться». Попробуем в любом случае, подумали мы. Когда мы завели собаку, оказалось, что у нас был значительный люфт – с точки зрения времени, денег, эмоциональной энергии – который позволил нам внести собаку в нашу жизнь. Наличие собаки было также приятно эмоционально, так что потери люфта не было. Этот опыт открыл нам аспекты совместной жизни, которые мы стали называть нашей «моделью домохозяйства». Многие годы мы корректировали эту модель; этот процесс мы называем «проектирование домохозяйства». Мы опираемся на эту модель в целом ряде решений. Хватит ли нам только одной машины? Могли бы мы год жить за границей?

Лучше всего думать о домохозяйстве как о миниатюрной экосистеме, в которой есть входы, выходы и поток ресурсов, которые ее питают и поддерживают. В ней столько взаимосвязанных движущихся частей, что ярлык «семья» просто недостаточно объемен, чтобы охватить все, что включает в себя домохозяйство. Наше домохозяйство состоит из нашей семьи (двух взрослых и двоих детей), нашего брака, наших обязательств и ценностей, а также наших ответственностей: работ, страхования жизни, рождественских открыток.

Также домохозяйство – это не только деньги или материальное имущество; это и нематериальные активы, как эмоциональные обязательства и общественные связи. Мы натуралы с детьми, но нет предписания в части того, что считать домохозяйством. Это могут быть два родителя, или один, или трое; в нем может не быть детей; в нем может быть несколько поколений; это может быть группа сожителей. Домохозяйствами можно даже назвать монастыри и другие форматы коллективного проживания. В каждом случае существует система потоков ресурсов, включая время, деньги, эмоциональную энергию, интеллектуальную энергию, социальные связи, физическую энергию и здоровье. Этими потоками можно управлять, и они помогают выделить небольшую домашнюю экономику в рамках более крупной экономики внешнего мира. Домохозяйство – это клетка социального организма.

Занятно, что традиционная макроэкономическая теория называет сектор домохозяйств одним из четырех секторов экономики, чью работу она видит в потреблении. Мы считаем, что домохозяйство – это нечто гораздо большее; и что люди в домохозяйствах, подобно генеральным и финансовым директорам, могли бы извлечь выгоду из контроля над входящими и исходящими ресурсами своего предприятия. Можно извлечь пользу из понимания устройства этой клетки, всех ее входов, выходов и их взаимосвязей. Мы вместе решили написать это эссе, чтобы поделиться кое-чем из того, чему мы научились в части проектирования модели домохозяйства, потому что думаем, что домохозяйствам пора осознать свою силу и помочь друг другу создать больше люфта.

Вот небольшой обзор нашего домохозяйства: 10 лет назад, когда мы впервые приблизились к родительству, мы спросили себя, как нам продолжать работать, быть практичными родителями и свести к минимуму время пребывания сына в детском саду. Это был поворотный момент. Мы посмотрели на наши графики, подвигали рабочие часы и подсчитали, что оба можем позволить некоторое время – мы не знали, как долго – работать на полставки. Эта итерация домохозяйства длилась два года пока наши отношения не начали страдать, и Майкл, измотанный работой вечерами, переключился на дневной режим работы.

Сейчас Майкл – консультант и внештатный писатель, который работает от 30 до 50 часов в неделю с гибким графиком; Мисти – вице-президент по консультированию в компании, которая обслуживает некоммерческие организации, работает 30 часов в неделю по фиксированному графику. За годы мы обнаружили, что делим домашний труд по интересам, способностям и возможности: Майкл занимается готовкой и ведением домашнего хозяйства; Мисти занимается финансами и логистикой. (О делах вроде посуды, сопровождения детей в/из школы мы договариваемся по ходу). Как и всех, кого мы знаем, нас иногда напрягают гендерные стандарты в нашем разделении труда, но мы несколько смирились с тем, как это происходит сейчас. Еще давно мы решили не пытаться разделять все поровну, потому что постоянная слежка за собственными усилиями и усилиями другого представлялась вредной. Вместо этого мы стараемся помнить, что это совместное, общее предприятие. Если вы заботитесь о домохозяйстве, домохозяйство позаботится о вас.
Каждое домохозяйство работает лучше, когда все в нем имеют общее представление о том, что важно
Представьте себе модель домохозяйства как канатно-блочную систему. Канаты натягиваются (создавая натяжение) или ослабляются (создавая люфт[1]) в зависимости от материальных ресурсов, изменений в направленности жизни или потребностей и других факторов. Если вы зацикливаетесь на специфике блоков, то просто представьте домохозяйство как абстрактную систему взаимосвязанных люфтов и натяжений. Цель не в том, чтобы накапливать люфт и избегать напряжения, а в том, чтобы найти баланс в избыточности и загруженности системы в целом. Мы поняли, что домохозяйство, способное удерживать равновесие и готовое выдерживать периоды дисбаланса – это здоровое домохозяйство. Нужно удерживать этот баланс и превратить потоки ресурсов во что-то, что вы можете контролировать.

Один из элементов проектирования домохозяйства – управление потоками. У каждого человека своя иерархия люфтов и натяжений, и мы несем ее в наши домохозяйства. Мы можем предложить такой принцип: домохозяйства работают лучше всего, когда они выстроены вокруг иерархии люфтов и натяжений людей в домохозяйстве. Ни одно домохозяйство не похоже на другое, потому что каждому ценны свои вещи, но каждое домохозяйство работает лучше, когда все в нем разделяют одно и то же чувство того, что важно. Вот нам сейчас нужно много люфта, чтобы заботиться о детях, что требует больше времени и эмоциональной энергии, и мы для этого согласны работать чуть меньше, чем полный рабочий день.

Когда нашему старшему сыну исполнилось 18 месяцев и он наконец-то начал спать ночами, Мисти спросила Майкла, когда он будет готов подумать о втором ребенке. Мы не можем, сказал он. Это бы затребовало весь люфт, оставшийся в нашей системе и даже больше. Ни одна функционирующая система не может работать без люфта (другими словами, при полном напряжении) в течение очень долгого времени. Так можно описать фактическую бедность: угнетающие стрессы и отсутствие избытка. Вот почему она разрушает людей, браки, мечты. Но напряжение, вызванное наличием ребенка, отчасти зависит от его возраста. Беспомощный младенец неделями делает вас бессонными и раздражительными, доводя до предела прочности – пока ваш малыш вам не улыбнется. По мере взросления система все больше расслабляется: кончаются пеленки и автокресла, начинается самокормление, дневная школа, самостоятельные игровые свидания и ночевки. Однажды вы просыпаетесь и обнаруживаете, что веревка была ослаблена такими маленькими шажками, которые вы по пути не замечали, но теперь есть заметный люфт.

Есть пара важных вещей, которые мы хотим отметить относительно люфта и натяжения в модели домохозяйства. Во-первых, люфт хочет быть использован. Мы пишем это эссе, используя кусочки люфта: Мисти пишет и редактирует утром перед началом рабочего дня, пока Майкл отвозит детей в школу; Майкл пишет и редактирует между другими письменными заданиями и консультациями, и после того, как дети уже в постели. Или же этот люфт может быть использован, чтобы раньше лечь спать или испечь кексы на завтрак. Один из показателей того, что вы в домохозяйстве – это принятие совместных решений о том, как использовать ваш люфт; люди, которые всегда сами используют свой люфт – это сожители; но сожители, которые договариваются об использовании люфта в интересах каждого, живут согласно концепции домохозяйства.

Мы не говорим, что люфт – это абсолютное благо, и что напряженности или отсутствия люфта следует избегать. Люфт – это не просто избыток; это избыток, который может пойти на другие вещи. В каком-то смысле, это избыток, который становится явным только когда питает другие вещи. Когда нашему старшему сыну исполнилось четыре года, мы поняли, что в нашем домохозяйстве есть значительный неиспользованный люфт. Мы удобно двигались по накату, но мы также ощущали, что нам стоит сделать что-то смелое и трудное. Иногда люфт незаметен, и его нужно выявить; иногда его можно осознанно культивировать. Но также не нужно совсем избегать напряжения – мы оба чувствовали, что когда нас ценят за нашу работу и когда наши обязанности бросают нам вызов (но не перегружают), мы чувствуем себя здоровыми и живыми.
Мы воспользовались удачей и привилегиями, которыми обладали, чтобы найти способы создать больше люфта
Проектирование модели домохозяйства поможет вам прояснить приоритеты и принимать более взвешенные решения. Понимание модели домохозяйства дало нам возможность продуктивно использовать напряженность на благо семьи, людей в ней, а также других сообществ, частью которых мы являемся. Оно также позволило нам осознанно находить люфт для больших амбиций (переезд семьи за границу, чтобы Майкл мог воспользоваться стипендиальной программой, или выделение студийного времени для Мисти) и повседневных вещей (нахождение после долгого дня терпения для укладывания двоих детей в постель с эмоциональным контактом). Может, мы однажды используем люфт, чтобы начать совместное творческое предприятие, снова переехать за границу, интенсивно изучать язык, баллотироваться на какой-то пост. Это лучше работает, если вы все привержены общему будущему, если вы можете быть уверены, что сегодняшнее напряжение в чем-то одном завтра даст люфт в чем-то другом.

Явная модель домохозяйства также позволила нам избежать некоторых распространенных ловушек. Часто мы видим, как люди пытаются добиться большего люфта в одном измерении – обычно это деньги, – не осознавая, что это выбивает систему из строя, лишая ее люфта в других частях. Другая ловушка – это ожидание, что люфт всегда складывается, особенно если речь идет о нескольких домохозяйствах. А нужно планировать, чтобы в этом участвовали все. (Прим. перев.: «adds up» неловко переведено как «складывается»; подразумевается, что люфт, создаваемый каждым из участников домохозяйства, может идти в общий пул, но может быть и так, что кто-то не вкладывает свой люфт или даже скрадывает вклады других).

Во многом наш проект по конструированию домохозяйства стал возможен благодаря двум трудным спонсорам – удаче и привилегиям: мы два (на данный момент) образованных белых человека из среднего класса в США с трудоспособными телами и широкими возможностями социальной мобильности, и мы на совместном пути получили щедрую долю удачи. Но отчасти мы смогли творчески подойти к проектированию нашего домохозяйства, потому что обратили внимание на зазоры в системе, увидели их издержки и попробовали какую-то альтернативу. У нас не было ни трастовых фондов, ни больших должностей, ни тесного круга поддержки – мы взяли всю удачу и привилегии, которые у нас были и использовали их, чтобы найти способы создать больше люфта.
Это подводит ко второму важному элементу проектирования домохозяйства: контролю над потоками ресурсов. Можно сделать потоки управляемыми, образно говоря, поставив на них регуляторы.

Вот пример. В 2006 году мы только купили дом и думали о женитьбе, хотя еще не интегрировали наши финансы. Это означало, что мы занимались такими вещами, как выписывание друг другу чеков с раздельных счетов для оплаты ипотеки. Потом Майкл кое-что сообразил о том, как нам платили: Мисти получала зарплату каждые две недели, в то время как он получал гораздо более крупные, но нерегулярные платежи от внештатной работы. Это были разные виды денег, каждый из которых мог быть использован для разных бытовых нужд. Понимание этого позволило нам установить регулятор на этот поток ресурсов. После слияния наших финансов мы в итоге направили деньги на разные цели, что позволило нам профинансировать нашу «кустарную» свадьбу и месячный медовый месяц в Юкатане. Хотя наш совокупный доход не был существенным, нам не потребовалось больше денег или даже сопоставимых ресурсов; нам просто было нужно использовать какую-то другую характеристику финансового потока; в данном случае, его разграниченность по времени.

Не каждый сможет поставить те же регуляторы на те же потоки в своих домохозяйствах. Обсуждая написание этой статьи, мы понимали, что резервы некоторых людей так малы, что у них может не быть времени, например, на чтение эссе о проектировании домохозяйства, не то что на тщательную оценку собственных люфтов и напряжений.
Домохозяйство не работает, если оно трансактное или если у вас есть споры о том, что входит в ключевые бытовые хлопоты
Мы также подозреваем, что в каждом домохозяйстве есть хотя бы один поток ресурсов, на который можно поставить регулятор. Функция бюджета для финансов домохозяйства заключена в том, чтобы поставить регулятор для контроля количества денег, поступающих в разных направлениях.
Но обратите взор дальше денег. Составьте бюджет своего внимания на просмотры фильмов или на социальные сети и старайтесь оставлять больше люфта внимания себе (а не отдавать его корпорациям). Откажитесь от творческих и прикладных проектов, если их слишком трудно довести до конца или они стоят слишком много денег. Если у вас есть дети, укладывайте их спать пораньше, если получится. Мы придерживались определенного графика сна детей, что позволило регулировать поток энергии в домохозяйстве; хорошо отдохнувшие дети – это форма люфта (в основном, с ними легче справляться, но также они позволяют родителям проводить время вместе, и эти перезаряженные отношения создают люфт для домохозяйства).

И найдите новый дом для своих питомцев – либо временно, либо навсегда, когда наваливаются другие обязанности.

В нашем случае наиболее доступным для манипуляций ресурсом было время, которое нам удалось вернуть, когда мы оба начали работать из дома. Поездки на работу – это огромный пожиратель люфта, из-за чего (в дополнение к воздействию на климат) люди должны быть освобождены от них насколько возможно. Но самый ценный поток? Положительное взаимоуважение между нами.

Важно помнить, что у люфта нет единиц измерения. Проектирование домохозяйства – это не бухгалтерский учёт. Это вещь, которую можно почувствовать, а не измерить. Да, у некоторых из потоков есть обычные единицы измерения (часы, доллары), но даже богатейший человек в мире может не ощущать себя таким уж богатым в плане люфта. В действительности, стоит только начать считать каждую единицу люфта или напряжения, создаваемого или используемого людьми, так сразу начинает страдать доверие, присущее модели домохозяйства. Поэтому мы считаем, что процесс проектирования домохозяйства лучше для нашего брака, чем настаивание на равенстве: щедрость создает избыток, а скупость в целом создает дефицит.

Например, принцип «у люфта нет единиц измерения» помогает нам решать вопрос с карманными деньгами нашего почти девятилетнего сына. Мы твердо против того, чтобы он зарабатывал работой по дому, поэтому он получает фиксированное еженедельное «пособие», которое с возрастом увеличивается, так как он хочет получать больше от домохозяйства и может дать ему больше. Есть регулярные домашние заботы – уход за кошкой, стрижка газона – но есть и неоплачиваемые ситуативные просьбы по мере возникновения бытовых нужд. Он не получает ни бакса за разовое сгребание листвы или за присмотр за младшим братом. Домохозяйство не работает, если оно трансакционно или если приходится спорить о том, что входит в основные бытовые хлопоты. Если бы вы услышали наши призывы к нему обратить внимание на то, что нужно сделать и какая помощь нужна, вы бы, скорее всего, услышали и наш принцип: если ты заботишься о домохозяйстве, домохозяйство позаботится о тебе. Мы пытаемся научить его быть благодарным системе, которая заботится о нем, и быть готовым выполнить в ответ свою часть работы. (Через десять лет мы расскажем, сработал ли этот подход).

Возможно, самая важная часть проектирования домохозяйства – это максимально возможное сохранение избытка внутри домохозяйства. Например, пищевые отходы из кухни. Можно компостировать их для обогащения почвы у себя, а можно положить их в мусорку, откуда они попадут на свалку и ничего не обогатят. Американские домохозяйства, как кажется, упускают большую часть своего люфта в пользу внешних субъектов в соответствии с макроэкономической точкой зрения, что домохозяйство служит только потреблению. Деньги, внимание, здоровье, время, эмоциональное благополучие: они утекают из американских домохозяйств, экономическая пористость которых очевидна независимо от мировоззрения, политических убеждений или семейной истории. До краха жилищного пузыря в 2008 году многие люди по всему миру находили доступный люфт в дешевой ипотеке – люфт, который был затянут, когда система люфтов и натяжений финансовой экономики начала рушиться. Домохозяйства оказались стянуты до невозможности, и в последующем десятилетии было трудно найти даже психологический люфт.

Домохозяйства должны постоянно создавать избытки, часть которых можно взять, использовать в течение некоторого времени, а затем вернуть в домохозяйство в качестве избытка. Когда Майкл учился в колледже, у него был профессор антропологии, который изучал крестьянскую экономику и то, как они относились к домохозяйству как к «el base», фундаментальной экономической единице и устойчивой экологии факторов потребления и производства. В базовой модели куры откладывают яйца, какие-то из которых можно обменять, другие съесть, в то время как куриный помет удобрит сад. Крестьянская база была оптимизирована так, чтобы использовать как можно больше элементов, и веками она работала – пока интеграция в рыночную экономику, основанную на денежных средствах, эту модель не разрушила. (Например, людям были нужны деньги, поэтому они продавали все яйца и были вынуждены работать на кого-то другого).

Другие люди по ходу влияли на то, как мы думаем о моделях домохозяйства. Один друг-художник подтолкнул Майкла разработать бизнес-модель для его писательской жизни. Чтобы создать подход к финансам домохозяйства, Мисти использовала книгу Мэри Клэр Оллвайн и Кристин Ларсон под названием «The Family CFO» (2004), где семья рассматривалась как предприятие, перед которым стояла задача организовать ресурсы согласно приоритетов на всю жизнь, а не просто чтобы прожить месяц. Также повлияла работа Кристин Машки «This Is Not How I Thought It Would Be» (2009), которая переводит все приоритеты домохозяйства в обсуждения друг с другом. Она помогает читателю управлять временем домохозяйства на основе приоритетов путем обратного инжиниринга вложений времени.
Многие голландские отцы работают четыре дня, а пятый берут в качестве «Papadag», папиного дня
Осознание границ домохозяйства и источников люфта имеет некоторые следствия для политики. В США домохозяйствам приходится самим заботиться о своем люфте. Но в других частях мира это не так, как мы узнали в прошлом году, живя в Нидерландах. Там государство помогает создавать люфт для домохозяйств. (Конечно, они не называют это таким образом.) Медицинское страхование, хотя и основано на высоко регулируемой частной системе, является всеобщим, всеобъемлющим и чрезвычайно доступным. Детские сады предлагают гибкие контракты на полдня с утра или после обеда, специальные часы, а также возможность накапливать дни, которые работающие родители могут использовать по мере нужды. Также на детские сады есть существенная государственная субсидия.

В США не так много шаблонов для моделей домохозяйств, как в голландском обществе. В Нидерландах для матерей нормально работать два или три дня в неделю; эти рабочие места были введены в 1970-х, чтобы привлечь женщин на рынок труда, что фактически означает, что не приходится выбирать между работой и пособиями. Многие голландские отцы работают четыре дня, а пятый берут в качестве «Papadag», папиного дня. Все это опционально, но если люди хотят, то есть эти возможности, довольно широко поддерживаемые работодателями.

Вот что есть правительство, подумали мы. Оно должно обеспечить люфт домохозяйствам, которые в нем нуждаются, особенно для занятий, представляющих широкий общественный интерес, как воспитание молодых людей и уход за пожилыми. Правительствам следует также обеспечивать источники люфта домохозяйствам в чрезвычайных ситуациях, и защищать домохозяйства от тех аспектов жизни в капиталистическом обществе, которые сокращают люфт, усиливают напряжение и уменьшают количество управляемых ресурсов. Например, в случае слишком большого стресса или психического расстройства большинство голландских работников получают один год отпуска по болезни с полным сохранением содержания, а второй год – с сохранением 70% (что гарантировано работодателем[2]). Правительство не навязывает избыток, но предоставляет его, если вы решите, что он вам нужен.

Проектирование модели домохозяйства будет хорошим способом и для одинокого человека или родителя-одиночки сопоставить свои потребности и ресурсы. Оно может также помочь узнать некоторые вещи, которые узнают разводящиеся семьи – без переживания эмоциональной боли и финансовых расходов. Когда домохозяйства расходятся, становятся очевидны предположения и факты в части люфтов и напряжений, так что – когда и если люди создают новые семьи с другими людьми – они пользуются возможностью пересмотреть и сознательно спланировать потоки ресурсов. Мы слышали о случаях, когда разделение старого домохозяйства улучшает некоторые аспекты жизни, например, когда новые графики исполнения родительских обязательств двух расставшихся людей дают каждому из них больше времени для себя. (В этом больше всего нуждаются женщины.) Представьте, что еще каждый может получить при более систематическом подходе к проектированию.

Разговор о проектировании домохозяйств можно вести во множестве направлений (Как насчет всеобщего базового дохода и моделей домохозяйств? Вредно или полезно использовать такие корпоративные звания, как COO или CTO при обсуждении ролей в семье?), но мы хотим закончить повторением такой идеи: если мы, как общество, стараемся помочь друг другу создать больше люфта, мы все получаем больше люфта.

Неизбежной тревогой будет то, что домохозяйствам придется конкурировать друг с другом за люфт, но это некорректная аналогия из частного сектора, где фирмы действительно должны конкурировать. Проектирование модели домохозяйства не является ситуацией с нулевой суммой; не для всех потоков. Возьмите две соседствующие семьи, дети которых бегают туда-сюда, чтобы поиграть. Когда ваши дети в нашем доме, меня не волнует, что они едят нашу еду, как потому что я забочусь о ваших детях, так и потому, что они играют с моими детьми, а пока у их отношений хорошая динамика, я могу заниматься другими делами, когда они играют. Тем временем, в доме соседей, где сейчас нет детей, взрослые делают все, что им нужно. Дети накормлены и заняты, родители счастливы, строятся отношения. И весь этот люфт непредвиден и случаен. Представьте, что может случиться, если мы решим помогать друг другу создавать больше люфта. Вполне может быть больше люфта для всех.


Все сноски от переводчика.

* Я почти повсеместно в этом тексте перевел слово «slack» как «люфт», хотя местами более уместно было бы написать, например, «свободные ресурсы», «запас» или даже просто «свобода». Я не подобрал (должен признаться, что подбирал не очень долго) достаточно короткий термин, который бы удовлетворительно передавал смысл в наибольшем числе мест по тексту. Если вам придет на ум более подходящий вариант перевода, дайте знать. Я буду рад улучшить публикацию.

1. Понимаю, что использовать слово люфт в таком смысле в контексте канатно-блочных систем неправильно, но не нашёл, как обойтись с этой ситуацией.

2. От знакомых мне в Нидерландах предпринимателей знаю, что это не так уж хорошо может работать по отношению к предпринимателям. Немало случаев жульничества, когда люди устраиваются на работу и через некоторое время прикидываются больными, чтобы получать деньги и не работать. Нагрузка по их содержанию ложится на бизнес, но у малого бизнеса люфта для этого может не быть. Поэтому бизнесы предотвращают такие риски через краткосрочные контракты, ограничения часов и другие меры. А если не подстраховались, то, как пришлось делать одним из моих знакомых, прибегают к услугам детективов, чтобы показать регулирующим органам, что образ жизни сотрудника несовместим с заявленной болезнью.
AdBlock has stolen the banner, but banners are not teeth — they will be back

More
Ads

Comments 9

    0
    Выделенный и описанный в этом эссе концепт «slack» или, как я обозвал его в переводе, «люфт», близок лично мне и, может, будет ценен для многих.

    Но, как и любой другой текст, этот будет полезен не всем. Наиболее всего он будет полезен людям из среднего класса, или тем, кто пробивается в средний класс. Тем, кто ни малость не стеснён материально, он тоже может быть полезен, потому что идеи применимы к управлению, например, эмоциональными и интеллектуальными ресурсами, заботиться о которых нужно всем независимо от благосостояния.

    Людям, находящимся в очень стеснённом финансовом положении, этот текст полезен в наименьшей степени. Не то, что он не полезен; его просто крайне трудно применить, потому что бедные домохозяйства часто функционируют на пределе, совершенно вымотанные нагрузкой. И, как отмечено в самом эссе, у них может не быть времени даже на его прочтение.

    Тут как раз значимо замечание, что концепт люфта применим на уровне не только домохозяйств, но и намного шире. То есть хороша бы такая организация целого общества, чтобы передать люфт туда, где система напряжена. Но, как и во многих отдельно взятых домохозяйствах трудно обеспечить принятие и поддержку описанной модели со стороны всех участников, так и на уровне общества трудно обеспечить принятие и поддержку со стороны многих отдельных членов и групп.

    В хорошо устроенных сообществах и организациях система генерирует достаточно люфта для каждого. В плохо устроенных она его очень неравномерно распределяет или вовсе поглощает.

    На мой взгляд, круто везёт домохозяйствам, члены которых разделяют эти идеи. Ещё везёт – с точки зрения сохранения отношений – тем, люди в которых это не разделяют, но которые жизнь не испытывает на прочность.

    Также идея контроля над потоком ресурсов может быть полезна людям, составляющим домохозяйства из одного человека. Контроль потоков позволяет снижать перегрузки и предотвращать выгорание. Я, например, могу делать этот пост благодаря значительному люфту, отчасти образовавшемуся через аккуратное управление ресурсами. (Хотя должен отметить ещё большую долю удачи в приобретении некоторых возможностей и привилегий, а также невозможность заниматься некоторыми увлечениями из-за карантина).
      0
      В контексте статьи самым подходящим значением для слова slack, как мне кажется, было бы «свободное время».
        0
        Да, много где, но не всюду. Слово “slack” здесь происходит из непросто переводимого “cut some slack”, которое не очень-то про время.
        0
        Сама статья показалась мне довольно тривиальной, автор перескакивает с одной тавтологии на другую, иллюстрируя их примерами из своей жизни и сопровождая нарочит философскими выводами.
        Упоминание, что один из авторов — писатель-фрилансер, впрочем, многое прояснило. ;)
          0
          Спасибо за комментарий. Я в некотором разрезе согласен с замечанием про тривиальность статьи, тавтологии, и я бы ещё отметил неясную чёткость или даже сомнительность примеров (в частности, пример про финансовые потоки). Интересно при этом понять, что в голове авторов и людей, которым эта статья нравится.

          Развивая ваш аргумент – что такое есть в писателях-фрилансерах, что сразу многое прояснило? Является ли это чем-то присущим профессии, что люди приобретают, становясь писателями-фрилансерами? Или это что-то присущее людям, которые склонны становиться писателями-фрилансерами? Если последнее, то присуще ли это их личностным характеристикам от рождения, либо что-то в их среде делает их такими?
            0
            Прошу простить великодушно, это был толстый сарказм о том, что писателям-фрилансерам (часто) платят по-символьно, иными словами автор не стремился к краткости.
            0
            Любая тривиальщина будет неплоха для замены классической «делай-как-все» модели жизни (и домохозяйства тоже), которой пользуется большинство людей. Причём даже не задумываясь особо, почему.
              0
              Подумав о тривиальности, я бы сказал так. Идея в основе этого эссе – об осознанном регулировании ресурсов в домохозяйстве (которое авторы используют для охвата всей жизнедеятельности, влияющей на благосостояние отдельно взятой ячейки общества) – тривиальна в смысле простоты. Но не в смысле незначимости и неполезности. Предлагаемое мышление помогло бы многим, кто слишком простецки смотрит на свои ресурсы.

              Как пример, одним из ресурсов является влияние. Один человек, акционер крупной компании, когда услышал от супруги о грядущем собрании акционеров, где типично собираются люди, о которых часто слышно из новостей, сказал сразу, что надо им туда ехать. Супруга уже посчитала, что поездка и проживание обойдутся им примерно в три тысячи долларов. Он без заминки сказал, что важно ехать, потому что надо увеличивать влияние. Этот человек видит грубо такую цепочку: Деньги => Влияние => XXX => Благосостояние и благополучие.

              А как пример обратного, однажды, обсуждая с кем-то необходимость уделять внимание разным неденежным ресурсам в жизни, я услышал, что единственный подлинный ресурс – это деньги, а всё остальное – только производные. И этот человек и вправду пытался очень прямолинейно решить вопрос своего финансового благосостояния, не развивая другие ресурсы, которые в его положении были более достижимы и которые можно было бы конвертировать в деньги или даже прямо в вещи, которые он стремился получить благодаря деньгам.

              Более всеобъемлющий, многомерный взгляд на ресурсы не особо распространён и до сих пор толковым образом даже не сформулирован.
            +2
            Через десять лет мы расскажем, сработал ли этот подход.
            С нетерпением жду результата.

            Only users with full accounts can post comments. Log in, please.