Pull to refresh
3
Дзыговбродский Дмитрий @JohnRicoread⁠-⁠only

Редактор, Product Owner

Send message
Несомненно. ) Опытный психиатр поинтересуется функцией щитовидки — и направит для проверки к эндокринологу.
Учитывая сильные головные боли, лучше всё же в первую очередь к неврологу. Если он полностью исключит соматику, тогда сам направит к психиатру, чтобы проверить психосоматику. Думаю, такой диагностический поиск будет самым логичным.
Пожалуйста. :)

Судя по показателям тестов, беспокоиться вам особо не о чем. Вы нормально справляетесь со стрессами на работе. :) А лёгкие признаки депрессии — как переменится работа, и появится такая деятельность, которая будет вас полностью устраивать, они и пропадут.

Очень хорошо, что радость жизни сохраняется. Так держать. Я вижу, что у вас достаточно энергии и упорства для перемен. И вы конструктивно подходите к решению жизненных задач. Это очень хорошо. Многим стоит у вас поучиться. )
Конечно. :) Любые микропобеды важны. Чтобы справляться с лёгкой депрессией даже советуют мысленно хвалить себя любимого: «Я приготовил обед. Я молодец», «Я выполнил на работе непростую задачу. Я вообще красавчик». Уже это значимо помогает.

Силовые иногда могут даже навредить. Если выраженная апатия и астения. Физическое переутомление может усилить депрессивные симптомы.
Дело в данном случае, как мне видится, не столько в «наркотике» работы. Дело в когнитивном диссонансе — разнице между внешними условиями и внутренними представлениями.

То есть вы справедливо считаете себя хорошим специалистом и профессионалом. Но! Руководство ограничило ваши возможности и пути реализации. Этот внутренний конфликт является для вас психотравмирующим фактором.

Для нас всех нормально и грустить, и хандрить — мы люди, а не роботы. Но надо понимать, что похандрить денёк можно. Похандрить недельку — уже плохо. Похандрить месяц — хороший повод обратиться к специалисту. При нормально функционирующих адаптивных механизмах, хандра должна естественным образом в течение суток смениться хорошим настроением. Даже у здоровых людей есть суточное циклическое изменение баланса нейромедиаторов. Утром больше катехоламинов — адреналина, норадреналина, дофамина. Вечером естественным образом увеличивается содержание серотонина в синаптической щели между нейронами.

Накручивать себя не нужно. Необходимо отвлекаться. Если не получается и «накрутка» продолжается, лучше обратиться к специалисту, чтобы дело не зашло слишком далеко. Не обязательно, что прям сразу назначит те же антидепрессанты класса СИОЗС. Но может назначить, например, дневные анксиолитики. Снизится уровень тревоги — и сможете чуть проще и более конструктивно воспринимать происходящее.

Высокая ответственность — семья, ребёнок, ипотека — это дополнительные психотравмирующие факторы. Вы можете поставить себе цель: «Я хороший специалист, я заслуживаю лучшего. Как только появится у меня возможность без финансовой угрозы для семьи сменить работу, я это сделаю». Уже такая установка и уверенность частично вас успокоит.

По поводу депрессии. Можете пройти такие клинические онлайн-тексты:
1. psytests.org/clinical/bdi-run.html
2. psytests.org/clinical/zung-run.html
3. psytests.org/clinical/mddds-run.html

Если результат будет характерными для депрессии, тогда желательно обратиться к специалисту и не мешкать. Лучше, проще и дешевле исправлять лёгкую депрессию, чем бороться с эпизодом средней или тяжёлой клинической депрессии.
Хорошо, что сон не нарушен. По прочему — апатия и ангедония. Два признака из большой депрессивной триады. Лучше продиагностироть себя по трём клиническим текстам:

1. psytests.org/clinical/bdi-run.html
2. psytests.org/clinical/zung-run.html
3. psytests.org/clinical/mddds-run.html

После желательно обратиться к специалисту. Диагноз может поставить только он.

Если доступ к специалистам поблизости затруднён, то можно обратиться сюда: psychoambulanz.ru/categories/doktor-gorbatov
Хороший врач, который помогает людям онлайн. Но не рекомендую читать там ветки — а то можно кучу симптомов себе приписать. :)
И можно самому себя продиагностироть первично. Хотя бы понять — есть проблема или нет.

Шкала депрессии Бека: psytests.org/clinical/bdi-run.html
«А если выгорел по-жизни, куда бежать? Если все не в радость? Даже отдых.»

Есть нечто схожее с депрессией. Но точно скажет только специалист очно. На самом деле я бы начал не с поиска психотерапевта — можно и в онлайне найти, есть много хороших специалистов. Есть смысл, если состояние тяготит и ощутимо снизилось качество жизни, сходить к психиатру. Не надо бояться этого врача — никто на учёт не поставит, ни в какие списки не внесут, на работе не узнают, истории по городу тоже не поползут. Но психиатр точно определит, насколько тяжело состояние и насколько оправдано медикаментозное лечение.

Я мог бы вам перечислить препараты первого выбора — но ставить диагнозы по сети крайне неверно и даже опасно.

Есть изменения аппетита и сна? Изменились увлечения? То, что раньше интересовало — книги, сериалы, игры, спорт — больше не интересуют? С утра сложно вставать? Есть выраженное облегчение состояния к вечеру — утром давит, вечером почти норма? Просыпаетесь ночью в 3-4 часа? Сильнее устаёте на работе?
На самом деле, самым правильным будет признаться — и самому себе, и руководителю. Если руководитель нормальный, конечно же. Тогда можно из этого состояния выбраться с минимальными потерями — и для себя, и для всех.

У нас в компании, если такое с кем-то случится, скажут прямо. Уверен. Мы не увольняем людей — очень долго идёт онбординг и обучение. Намного разумнее, логичнее и экологичнее помочь человеку справиться с временными трудностями, а не искать нового сотрудника. Бирюзовый принцип.
Конечно. Обсессивно-компульсивное там же бродит. Тут уж от личных особенностей человека зависит — каким именно пограничным расстройством прихлопнет, если нагрузка слишком сильной и протяжённой окажется.
Рецепт от выгорания (точнее рецепт минимизации риска возникновения burn out):

1. Чередование деятельности. Чтобы «длинные» победы чередовались с короткими. Постоянно получать положительное подкрепление. Не все могут стойко держаться на длинных дистанциях в многомесячных проектах.

2. Как можно больше различных видов деятельности в жизни — работа, прогулки, альпинизм, книги, кайт-серфинг, икебана, МКПС, вязка крючком. Главное, чтобы это реально пёрло, а не воспринималось, как горькое лекарство.

3. Не терпеть. Болезнь «терплячка» кого угодно сломает. Начальник-социопат — уходи. Мизерная зарплата выбешивает — уходи. Считаешь, что достоин большего — развивайся и уходи. Если есть хоть в чём-то когнитивный диссонанс, то терпеть нельзя — в итоге для здоровья дороже будет.

4. Никогда не перерабатывать, не устраивать героические стахановские будни. Например, «героев» в армии не любят. Потому что отмороженный «героизм» одних — это сопутствующие потери других. Важно спокойно делать работу — и не совершать рывки из последних сил.

5. На работе работать. На отдыхе отдыхать — и о работе не говорить. «Взболтать, но не смешивать»(с)
Тогда может другое пристукнуть. :) Например, депрессивно-тревожное расстройство.

Недосып — сбой циркадного ритма.
Кредит — хронический стресс.
Рождение ребёнка — послеродовая депрессия у женщин. А если муж эмпат, то это может спровоцировать депрессию и у него.

В итоге поход к доброму доктору-психиатру — и SSRI.

Всё зависит от психической конституции человека. Кому-то стресс, как слону дробина. А кому-то как хомячку 30 мм снаряд в упор.
Дельное замечание. Спасибо. Убрал лишние ингредиенты, чтобы они не искажали смысл статьи.
Точно не претендую. Да и вряд ли кто в мире может претендовать на абсолютную истину.

Да, тема Китая и актуальная, и интересная. Думаю, продолжу.

Чуть ниже я комментарием добавил пару историй, которые в основную статью не вошли.
Ещё парочка историй, которые не вошли в основную статью. Слишком по объёму переутяжеляли текст.

Опять-таки продолжает рассказывать о боевых буднях в китайских краях полковник запаса ВС РФ Владимир Трухан.

Китайцы и армия

По состоянию на 2009 год у них мобилизационная потребность была около 500 000 человек. Мобилизационный ресурс, на минуточку, 14 000 000. Четырнадцать миллионов на пятьсот тысяч мобилизационной потребности. То есть в армию пойдёт один человек из 28.

Для того, чтобы молодому человеку попасть в армию, ему надо иметь спортивный разряд, он должен пройти проверку на благонадёжность, и должен участвовать во всех пионерских сборах, начиная там с 10 лет, и постоянно находиться под контролем. В этом случае, может быть, ему повезёт и его призовут в вооружённые силы.

Заголовок спойлера
Для них вырваться из деревни — Китай в основном это деревня — больше по-другому невозможно.

В армии китаец будет служить два года. Его обязательно увезут в достаточно далёкую провинцию от такого места, где он живёт.

Китайцы говорили сами — мы не видим необходимости в свободном времени у солдат срочной службы. Они действительно в этом необходимости не видят, я видел. У них там солдат заорганизован до такой степени, у него свободного времени, по-моему, вообще нет, в принципе, по определению. Потом из этих вот ребят одному из десяти повезёт — его оставят унтер-офицером. Ну, там по-разному переводчики переводят.

Вообще, как переводят наши воинские звания сравнительно с Китаем, это отдельная печальная песня. Нас переводили «шан сяо», «полковники», хотя по рангу мы фактически равны «да сяо», «старшим полковникам». Переводили просто по аналогии. Потому что у «шан сяо» три звезды, у «да сяо» четыре звезды. А то, что у китайцев проваливается воинское звание «капитан», то есть у них нет погонов с четырьмя маленькими звёздочками, и, по факту, мы равны по рангам тем же «да сяо», наши переводчики не стали переводить. Как мне один лейтенант сказал: «В китайской армии полковник – это шан сяо». Я ему говорю: «В китайской армии полковника нет, в китайской армии есть звание да сяо, и как сопоставите с нашим званием – так и будет сопоставлено». Нам это доставляло определённые неудобства, потому что китайцы, они очень придирчивы к рангам.

И вот «да сяо» смотрели на нас свысока, ну, пока мы их немножко не научили уважать. Поэтому я лично перевожу их, вот эти звания типовые, как унтер-офицер первого класса или первого разряда, у них шесть разрядов.

Вот два года он прослужит унтер-офицером первого разряда, может быть он получит возможность поступить в военное училище. Военное училище там тоже трёх разрядов. После второго разряда, ему, может быть, это ещё через два года, ему разрешат жениться. Потому что, пока он это всё не пройдёт, ему жениться не разрешат. До этого ему даже запрещены контакты близкие с населением той территории, на которой они находятся. То есть у них принципиально создано положение, когда вооруженные силы, в частности те же бойцы и унтер-офицеры низших двух классов не имеют контактов с населением той территории, на которой они служат. То есть они для них чужие. Это, соответственно, как бы намекает, что в случае необходимости очень всё быстро и эффективно будет подавлено. Потому что периодически там у них что-то вспыхивает, вот именно в этих сельских общинах.

Четвёртый-пятый класс унтер-офицеров служит, и шестой класс служит. Начиная с унтер-офицера пятого класса, люди попадают в партийную номенклатуру, и у них уже, в принципе, жизнь удалась. Потому что при условии, что они дослужат успешно, им уже дембель готовится заблаговременно, начиная с унтер-офицера пятого класса, и офицерам – тем более. Им уже на гражданке подбирают должности. Как правило, это кадровики, либо освобождённые секретари партийных организаций. Причём у них партийные организации, партийные ячейки, как в СССР это было, есть на предприятиях и организациях абсолютно всех форм собственности По 9-му году, у них был единый день политинформации. Это, насколько мне память не изменяет, с 10 до 12 пекинского времени в понедельник по всему Китаю. Атташат говорил, что они в это время даже наружное наблюдение за иностранцами снимают.

И, в принципе, для крестьянского парня попасть в армию — это просто шанс вырваться из деревни. Потому что, если он уволился, то его обратно везут в ту же самую провинцию, в ту же самую деревню — и живи как знаешь. У них очень малая миграционная мобильность.

У них интересная система подготовки. Допустим, офицеры у них чётко делятся (не официально) на три категории больших: это офицеры, которые выслужились из сельской местности, я с одним таким сталкивался и близко взаимодействовал, кстати, они нам наиболее близки вот именно по духу, очень хорошо перенимают наш подход к жизни. Но, как правило, это достаточно умудрённые опытом люди, потому что они из села вот этим длинным путём выбирались. В Китае есть среднее военное училище, куда есть доступ этим вот крестьянским детям. Есть высшее военное училище — вот в высшее военное училище попасть только из города можно. Итак, второй блок — это городское население. А третий блок – это вообще отдельные люди, это потомки героев революции. Вот там к героям революции относятся свято. Вот как вёл себя один китайский «сяо»; это две звезды, по-нашему кто «майор», кто «подполковник» переводит; для меня он лично «майор», но наши переводчики говорят, что, почему-то, «подполковник»; как он себя вёл потомок героя революции, я его видел, я его наблюдал в живой природе, он вообще просто… От него командир базы Хэйшуй шарахался. Хотя тот ходил там полупьяный — всё у него нормально было. В общем, свои мажоры у них тоже есть. Вот если по армии брать, по армии судить, то у них, как правило, таких на парадные должности назначают.

Первый сюжет. На наших глазах разбивается китайский истребитель. Ну, реально разбивается прямо на наших глазах. Я это видел после окрика, повернул бинокль и успел увидеть, как он носом в землю входил. Элементарно простая вещь. Мы едем, я в полевой лагерь даю команду, чтобы приспустили флаг в знак траура. Первый вопрос у китайцев, послеобеденные переговоры традиционные: «Что в России случилось? Почему в России траур? Почему флаг спустили?». Я ему объясняю: «Мы спустили флаг в знак уважения к погибшим членам экипажа китайского истребителя-бомбардировщика». Ответ следует вообще замечательный: «Китайская сторона не нуждается в выражении соболезнования. Они выполняли учебно-боевую задачу. Их семьи получат достойную компенсацию. Вопрос закрыт». Нарвались на ответ: «Российская сторона привыкла с уважением относиться к жизни военнослужащих, вне зависимости, погибающих в боевой или учебно-боевой обстановке. И мы не считаем целесообразным поднимать флаг обратно». Ребята звонят из полевого лагеря. Я у них спрашиваю: «Когда китайцы флаг спустили?». Они: «Ты уже знаешь?». Я: «Знаю». Мне в ответ: во столько-то. У них моментально это всё, передача информации в полевой лагерь была.

К бойцам они относятся вообще полностью издевательски. Мы до сих пор не знаем судьбу отделения китайских имитаторов. Для того, чтобы показуху хорошую сделать, иногда бойцы промахиваются, в районе мишени ставятся имитационные заряды так называемые. Управляется, как правило, это всё по проводам. То есть если артиллерия выстрелила куда-то, промахнулась, а на это смотрят, как, допустим, на «Мирной миссии — 2007» товарищи шесть президентов, но они ж не могут смотреть, как кто-то промахивается. Даётся команда на подрыв — пошли заряды. Но иногда осколками эти провода перебиваются. Где-то может сработать, где-то может не сработать. Наши этим вообще на парятся. Мы в Чебаркуле вообще отказались от имитационных этих всех дел. Китайцы посадили по границе мишенного поля окоп. В окопе посадили отделение китайских бойцов (задача – при поражении провода быстро его заменить, как телефонисты в войну, помните? Рядом с мишенным полем – чтобы далеко не бежать, в случае чего). И на тренировке кто-то промахнулся. Пошло накрытие. Наши видели, что накрытие пошло по брустверу этого окопа. И китайцы так и не признались, что с теми семью человеками, которые там сидели. Вот у них отношение к людям именно такое.

Второй сюжет. Приезжаю на базу с утра. Мы жили в Байчене, база в Хэйшуй была шестьдесят вёрст. Уже в панике бегает некий да сяо, который старший там по культурно-просветительским всем делам в Шеньяньском округе. У него в восьмой линии палаток пропал комплект спутникового телеоборудования. Я ему говорю: «Слушай, ну поехали в полевой лагерь». А до полевого лагеря ещё километров тридцать. «Поехали в полевой лагерь. Щас, — говорю, — разберёмся. Чего ты нервничаешь? (Мы уже друг друга неплохо знали.) Ну, в самом крайнем случае кто-нибудь из офицеров переволок к себе в КУНГ телевизор посмотреть, потом обратно потащит». (Отвечает): «Да я ему поставлю; мне, главное, найти».

Ну, приезжаем. Зову, соответственно, лагерное начальство. Говорю: «Где делось?». «Да китайцы приходили, сняли». Говорю: «Что у тебя есть?» Ну, он показывает мне какую-то бумагу с иероглифами. Ну я ему сунул (да сяо): «На, читай». Он прочитал: «Ой, как хорошо?» «Что хорошо?» А это, говорит (у нас десантники на восьмой линии жили, они район приземления изучили и, соответственно, уехали туда на аэродром, где будут уже загружаться, и всё так далее), ваши уехали, и наши решили тыловики это снять.

Говорю: «Ну пойдём, посмотрим, чтобы я успокоился, и ты успокоился». Он говорит: «Нет, так не положено. Через два дня мне придёт официальная бумага из управления Шеньяньского военного округа, что, соответственно, этот материал у них, и я тогда спокоен».

Я говорю: «Слушай, мы не можем сейчас пойти к начальнику тыла вашему, полевого лагеря, он младше тебя по званию, и посмотреть на это дело? Чтобы ты вообще успокоился, и я успокоился. А то, — говорю, — я ещё два дня спать не буду». «Нет, так не положено, не имеем права».

Говорю: «Может, познакомить ваших там этих, замполита с тыловиком?» Он говорит: «Нет-нет-нет, всё должно через официальные каналы пойти. И, — говорит, — замполит не имеет права от тыловика узнать, что этот комплект у тыловика, пока до меня эта информация не дойдёт, и я ему не сообщу».

Я говорю: «Ли Цун, вы так даже тараканов не победите».

Опять-таки, в 2007 году в Чебаркуле нас потрясла новость, когда китайцы при высадке ухитрились одну бронемашину высадить на другую, при десантировании с самолёта. В 2005 году китайцы загнали своё отделение на высадке в болото, там люди погибли. В 2007 году китайский парашютист разбился. У них без чудес не бывает. Вот я сейчас не знаю, как пошли дальше «Мирные миссии», но «Мирная миссия 2005 — 2007 — 2009» без гибели китайских военнослужащих не обходилась.

Они сами считают свою армию очень серьёзной. У нас вообще-то на это сложилась несколько другая точка зрения. Ну, по Чебаркулю то же самое помню. Элементарные, простые вещи. Я ПВО-шник по образованию, меня некоторым вещам учили, всё-таки, в том числе. Я помню, как заходили на деревню в Чебаркуле наши вертолётчики с аэродрома Упрун, и китайские вертолётчики. Да китайских вертолётчиков можно было просто расстреливать, как в тире. Они даже тактического манёвра не делали перед заходом. У них всё ровно, прямо, прямолинейно, и всё такое прочее. Ну, а способность китайцев к копированию военной техники — это вообще отдельная вещь. Да, у них техника вся своя, только не работает ни грамма ни разу так, как она должна работать.

Они даже из АК-47 умудрились такое сделать, что, в принципе, ни в сказке сказать, ни обругать. Принципиально, автомат, которому навредить трудно. Они смогли. Просто надо учесть то, что у китайцев, с их церемониалом, их показушность именно достигла художественного совершенства. Вот именно показушность. Ну, в принципе стадо роботов лучше и проще натренировать, на показухи, на парады, на все эти вопросы, на все эти выражения массовых восторгов, и прочая, и прочая, и прочая.

Причём они скрытные показушники. Когда в 8 часов утра въезжаешь в город Таонянь… Мы на возложение венков ехали, накануне мы разговаривали с «отцами города». Они нам говорят: «Да вот, не согласовано; да мы там ничего не знаем; да мы то да сё…». И на каждой улице шпалерами выставлены люди и флажками машут, и все радостные. Время там, по-моему, половина девятого утра. Я прошиваю: «Откуда народ? У вас что, как-то оповестили, что мы приедем?». «Да нет, люди как-то сами узнали». Я им: «Ну-ну».

Интересная зарисовочка. Отношение. Упал этот самолёт. Причём на этой тренировке присутствовал начальник Генерального штаба НОАК. Мне понравилась его реакция. Он посмотрел, что-то по телефону сказал, взял бинокль и начал смотреть на тактическое поле. Как будто ничего интереснее танковой атаки этот генерал-полковник никогда не видел.

У нас бы точно тут же была бы «Стоп, война!». Тем более генеральная репетиция. У нас бы тут же туда полетела НПСС.

Щаз. Через полчаса по плану учений забор раненого. Соответственно туда пошли санитарки. Наша санитарка пошла в деревню. Та санитарка потелепалась в сторону места падения. Ещё через двадцать минут учения заканчиваются, и только после этого туда выдвинулась наземная поисково-спасательная команда. Наши авиаторы потом говорят: специально потом летали над районом. На следующий день уже район падения был перекопан. Даже расследование не проводили. Они даже полёты авиации не остановили. Он (НГШ) единственное, что остановил — боевое применение по полигону. То есть авиация до этого бомбила там, стреляла, а после этого стали просто проходить. Вот такое у них отношение.

Как вы думаете, откуда берут цифры РИА Новости? Я с ними работал — и знаю, что при написании статьи там всего навсего необходима ссылка на источник в сети, более-менее правдоподобный, без уточнения методики и верификации этих цифр. Скорее всего этот источник — посольство Китая или стат.служба Китая. Но без понимания методологии подсчёта, откуда можно знать, что Китай дал реальные цифры, а не примерные или просто удобные для сокрытия реальных данных? И каким образом было подсчитано население? Перепись? :)

Китай крайне неохотно делится количественными показателями.
Китай — абсолютно другой цивилизационный проект. Не западный, не евразийский. Для нас он категорически неприменим. Потому нам бы в китайском мире жилось крайне неуютно. А китайцы как-то уже привыкли за пару тысячелетий. Сколько они положили народу в Средние века при постройке отдельных сегментов Стены — это отдельная история.
Нет, статья просто рассказывает о некоторых реалиях Китая. Причём только фактами, без какой-либо эмоциональной окраски.

Прошу прощения, а какой смысл ненавидеть какой-то народ? Тем более китайцев? Что они мне или вам плохого сделали?

Я думаю, каждый сам отвечает за то, какие у него желания вызывает текст. Мне никогда в жизни такие мысли относительно жителей Китая и в голову не приходили. Так что удивили вы меня.

Information

Rating
Does not participate
Location
Москва, Москва и Московская обл., Россия
Date of birth
Registered
Activity