Pull to refresh

Старое железо СССР Часть 4. ЭВМ СМ-3, СМ-4

Reading time7 min
Views8.7K

Старое железо СССР часть 4. ЭВМ СМ-3 СМ-4.

Спасибо читателям и комментаторам за ваш интерес и исправление ошибок. Продолжаем. Формат все тот же. Воспоминания очевидца и участника начала всеобщей компьютеризации СССР. Если что-то кажется интересным, ищите по названиям дополнительную информацию в Сети, картинки и обстоятельные обзоры, они есть.

1979 год. В нашей лаборатории появилась ЭВМ СМ-3. Разработчик ИНЭУМ производство заводы министерства приборостроения. Прототип, скажем так аккуратно, PDP-11 модель 03. У нас был Заказчик, стоящий на ступеньку ближе к деньгам и фондам. Ему поставили ЭВМ СМ-3 и почти сразу же СМ-4. СМ-3 стала не нужна и ее передали нам. Крохи с барского стола. Через несколько лет Заказчик снова обновил технику и к нам приехала и СМ-4. Модели отличаются только процессором, у СМ-3 16 бит адреса, СМ-4 имеет 18 бит, диспетчер памяти и больше команд.

 изображение с сайта ineum.ru
 изображение с сайта ineum.ru

Рассмотрим.

Две стойки стандарта 19 дюймов. Боковины белые, фронт и тыл черные, элегантно. Фронтальные панели из алюминиевого листа, согнутого в П, загибы сверху и снизу. С задней стороны дверцы, за дверцами сбоку линейка розеток по всей высоте и медная луженая шина заземления с болтиками. Вилки-розетки не бытовые, 3 контакта плоские выводы, расположены равносторонним треугольником. “Австралийский стандарт”.

Левая стойка процессорная. Сверху вниз.  Активная вентпанель, 12 вентиляторов. Под ней пара блоков питания 5 вольт 10 ампер. Блок перфоленточная станция, все тот же FS1501, покрашен в черный цвет. Процессор с инженерной панелью. Ниже два блока памяти, память ферритовая. Внизу пассивная вентпанель, воздушный фильтр и блок коммутации 220 вольт, ввод силового кабеля, магнитный пускатель.

Правая стойка дисковая память. Снова вентпанель, еще 12 вентиляторов. Видимо, блок питания для контроллера. Контроллер диска. Дисковый накопитель IZOT 1370, выступает немного вперед, с белой окантовкой. Снизу так же воздушный фильтр и блок коммутации.

Выключатель питания на панели процессора выполнен в виде замка с ключом. Замок простенький, кулачок нажимает микровыключатель, и ключ всегда в замке. Смешно, но включать машину ключом совсем не то, что обычным тумблером.  Было чувство какой-то избранности и ответственности, ЭВМ включаю. Поворот ключа, щелкнули пускатели и завыли 30 вентиляторов, 24 в вентпанелях и по паре в блоках, горизонтальная продувка плат. Дальше нажимаем клавиши на жестком диске, питание и раскрутка. Шпиндель набирает обороты, звук как турбина самолета, все громче и выше тоном. Скорость вращения поддерживается в пределах 1% схемой стабилизации релейного типа. Обороты достаточны – ток двигателя уменьшаем. Обороты упали – подкручиваем. В момент подкрутки потребляется мощность, нестабилизированное напряжение проседает и лампочки, подсвечивающие кнопки на передней панели накопителя, пригасают. Уютное успокаивающее подмаргивание примерно раз в секунду. Простой и наглядный признак того, что стабилизация работает и диск крутится с нужной скоростью. Дальше срабатывает механизм очистки поверхности, по дискам проезжают чистящие щетки и вот слышен удар, головки вышли из паркинга.  Накопитель готов, можно грузить операционную систему.  В машине было много источников разных звуков, они сливались в общий фон, не очень шумно,   разговаривать можно, не повышая голоса. Но в конце дня, после выключения машины, тишина звенела в ушах.

Грузим ОС. Автоматической загрузки нет, загрузки одной кнопкой тоже. Нужно поработать с инженерной панелью. Клавишами с нее можно загрузить перфоленточный загрузчик или набрать коротенькую программу загрузки вручную.  Проговариваем коды и пляшем пальчиками по клавишам.

Это процессор СМ1420. СМ-3 попроще, один ряд клавиш, но похоже. Светодиоды на СМ-3 красные.  Клавиши удобные, двойного нажатия, как авторучка.  Один раз нажата, второй отпущена. Клавиша 9 на фото нажата, это “1”. Остальные в “0”. (С сайта russobalt.org(?)). Позади инженерной панели кассета с печатными платами. Платы одинакового размера, поменьше А5. Электроника на микросхемах 155 серии, схема максимально приближена к оригинальной PDP-11. Из процессора выходят плоские кабели, UNIBUS (Общая Шина), соединяющие процессор с памятью и контроллером диска, и кабели к дисплею и принтеру.

Программное обеспечение. 2 коробки перфолент, в основном тесты. Позже притащили на диске ТМОС –Тест Мониторную Операционную Систему. ДОС русифицированная RT11SJ. Real Time Single Job.  Действительно реал тайм, мгновенный отклик и действительно одна задача. Когда машина не считала, ждала на диалоге, на шине было тихо, никаких данных, никаких импульсов. Какой контраст с современными операционными системами, в которых крутится под сотню разных процессов и пользователь обслуживается по остаточному принципу, сначала обновления, антивирусы, проверка системы, а юзер подождет. Была еще RT11FB, Front/Back. Можно было запустить одну фоновую задачу, например, распечатку самиздатной книжки. И RT11XM, многозадачная. По опыту SJ работала стабильно, хватало на рабочий день, FB иногда подвисала. XM вылетала через несколько минут. Это означало некоторую глючность машины, можно было заняться поиском проблем, но нам хватало SJ.  Позже, когда приехала СМ-4 и купили мультиплексор, по комнатам растащили фрязинские дисплеи. На каждом можно было запустить эмуляцию RT11SJ и работать в тишине и уединении. В основном считали что-то на Фортране.

Накопитель на жестком диске.

СМ5400, это тот же IZOT1370, отличается дизайн передней панели. С сайта nevlabs.ru. Слева направо клавиши сеть и старт. Дальше “готов”, “загрузка” и “защита”, красивые подсвечиваемые транспаранты. “Защита” еще и кнопка, можно нажать и разрешить запись на диск.

Дисковый накопитель IZOT-1370 со снятым кожухом. Он же в более поздней версии СМ5400. Фото “постановочное”, в реальности так не бывает. Крышки сменного диска нет, но диск стоит. Справа вверху механизм блокировки, рычажок  в положении “заблокировано”.  Головки не в паркинге, а на диске, на дорожке 0. Блок питания слева вверху со следами ремонта, выпрямительные диоды Д242 запаяны под углом “на весу” заменяют оригинальный диодный мост – сборку.

Накопитель имеет 2 диска каждый емкостью 2,3 мегабайта. Огромная для того времени емкость. Один диск внутри, несъемный, второй загружается сверху, сменный. В поставке ЭВМ сменный диск был всего один. Хотелось еще, для экспериментов с ОС, хранения данных и тех же книжек. Купить сменный диск без фондов невозможно, это импорт, пусть и СЭВ. Выход прост. Продается программное обеспечение на диске. Цена в разы выше, но это не важно, деньги безнальные, их нельзя перекинуть на другие статьи, без фондов они бесполезны и в конце года “сгорают”. Купили несколько графических пакетов “Гриф”. Что это такое, даже не знаю, отформатировали и стали пользовать.

Документация на накопитель на болгарском языке, все понятно без перевода. Засилач стабилованый, замасяющая щетка, закосение фронтов .

Ферритовая память.

Банк памяти. Изображение взято с  mirebs.com, хороший сайт,  много фото, поиск SM-1 computerferritecorememory.

Ферритовые колечки собраны в матрицу МФ-3, размеры матрицы как у плитки шоколада, (на фото черного цвета). Колечки диаметром 1 миллиметр, их десятки тысяч, можно посчитать, один бит одно колечко. Колечки вклеены наполовину в эластичный компаунд. Через каждое колечко проходят 4 провода, 2 адресных, запрет записи и считывание.  МФ-3 припаяна на плату с диодными сборками, (розовые на фото). Далее вставлена в большую  плату-банк памяти, на ней управление на микросхемах 170 серии, много точных резисторов, задающих ток, (темно-красные ) и несколько вторичных блоков питания, (на фото сверху по бокам), один термозависимый, компенсация свойств феррита и меди. Таких банков 4, ими управляет контроллер, выходящий на шину UNIBUS. Контроллер имеет контроль четности и выдает на шину сигнал “ошибка четности”. Этот сигнал в СМ-3 никак не используется. Логично сделать усовершенствование, ловить по сигналу “ошибка” старшие биты адреса с индикацией на светодиоды, высвечивается номер неисправного банка. Маленькая плата, приделана к контроллеру. В ходе работы смотрим, нет ли ошибок и в каком банке.   Сбоящий банк можно вынуть и отложить, пока будет возможность ремонтировать. Иногда подстройка, по краю платы банка есть подстроечные резисторы. Или более серьезно, замена какой-нибудь микросхемы. К концу ресурса отломился проводок внутри ферритовой матрицы. Ремонт – продел проволочку, эмалированный ПЭЛ похожего диаметра и срастил. Зрение тогда позволяло, эх, где мои глаза.  Потом поломка повторилась в другом банке, а потом ферритовую память заменили на полупроводниковую. К565РУ1. Она тоже ломалась, но чинилась просто, вычисляем дефектную микросхему и меняем.

Принтер ROBOTRON производство ГДР.

На заглавном фото он справа. Размеры как у гладильной доски. Тяжеленная конструкция на ножках. Печатает головкой из 35 иголок. Растр 5х7, только большие буквы, русский и английский, цифры, символы. Красящая матерчатая лента на катушках как у механической пишущей машинки. Бумага АЦПУ, бесконечная лента, сложенная гармошкой с перфорацией по бокам. Протяжка за перфорацию отдельным механизмом, надетым на принтер сверху. Электроника на высоковольтной МОП серии микросхем, что-то уникальное немецкое. Блок питания с регулирующим элементом – тиристором. Все как-то необычно. Аналогичная по параметрам DZM-180 (Друкарка Знакова Мозаична) производства Польши была сконструирована гораздо веселее, но была в большом дефиците.

Оценка. Плюсы. Машина была настоящим персональным компьютером, неограниченное время, все права, жесткий диск, дисплей, принтер. ( В то время формула “диалоговый режим работы” была весьма прогрессивна, обычно “ходили посчитать” на ЕС ЭВМ с колодой перфокарт и выдачей распечатки на следующий день. В 1980 году меня приглашали на ВЦ МатМеха ЛГУ посмотреть, как работают с ЕС ЭВМ через дисплей и это было в новинку). СМ-3 могла адресовать 56 килобайт памяти и  они были в наличии. (известный лозунг 64 килобайта хватит всем). Да, на тот момент 64 килобайта было много.  СМ-4 уже имела 18 бит адреса, то есть 256 килобайт, диспетчер памяти, разделение задач, защищенный режим. Ну и несомненный плюс – на машину выписывался спирт,  универсальная валюта того времени.

Минусы.  Дорогая, с импортными комплектующими.  Требовала регулярного обслуживания-ремонта. Не каждый день, но раз в месяц-другой нужно было что-то ремонтировать. Держать сервис-инженера в штате дорого, вызывать ремонтников долго. В нашей лаборатории СМ была чуть ли не единственная на весь институт НИИФ. Вроде были еще на МатМехе.

Tags:
Hubs:
Total votes 39: ↑39 and ↓0+39
Comments49

Articles