Преступление и наказание — проблемы на стыке наук

    Данный пост является ответомна статью «Повышаем безопасность в два клика» уважаемого Albrt. Сначал хотел написать комментарий, но потом оценил размеры и решил опубликовать как статью.
    Я бы хотел взглянуть на предложенную концепцию под несколько иным критическим углом, поведав о некоторых реалиях бытия и поделиться мыслями о том, почему подобные «светлые» проекты могут стать причиной серьезных проблем.

    Идея не нова и спасибо что развиваете ее до интерактивного сервиса, но подход и его легкость вызвали у меня смешанные чувства — с одной стороны все хорошо, круто, давай, а с другой — как-то наивно, просто и без намека на правовые аспекты. Мне показалось это немного не серьезным.

    Сферически и в вакууме я с вами, за ваш проект, мечта довольно утопична, но именно воплощенные мечты, зачастую, дают самый лучший результат.
    В связи с этим есть несколько НО, которые нельзя сбрасывать со счетов, и bohdan4ik уже обозначил основные моменты, но позвольте мне пройтись тезисно по вашей статье (поверьте, не злобы ради, а адекватности для) и обратить внимание на, возможно, очевидные социальные и идеологические моменты, коли сервис обещает быть больше социальным, а так-же задать несколько вопросов:

    Резко возрастет количество свидетелей любого происшествия. Повысится раскрываемость преступлений. Снизится преступность

    Количество свидетелей мало влияет на раскрываемость и уровень преступности.

    Потенциальные преступники быстро поймут, что совершить преступление и остаться незамеченными стало гораздо сложнее. Они осознают возросшие риски. Это снизит преступность.
    Для преступника, который собирается совершить преступление, что является риском само по себе, такое понятие как риск не имеет знаения. Есть только один показатель — достижение корыстной цели.

    Люди начнут помогать друг другу в экстренных ситуациях, и это изменит их отношение друг к другу и начнет менять саму атмосферу в обществе от страха к доверию.
    Отношения между людьми, как это не прискорбно, в основном, строятся на эгоцентрических принципах и никакой инструмент или правила не смогут это изменить, кроме воспитания.

    Что касается «Заставить работать» правоохранительные органы — не всякий закон их заставляет работать, почему Вы решили, что данный сервис, находящийся вне правового поля, сможет это?

    Совершение преступления против челоека или его собственности, зачастую, является деянием уголовным и преследуется согласно УПК, в соответствии с действующим законодательством.
    Соответственно Ваш сервис должен соответствовать данному порядку и быть глубоко интегрированным не только в социальную, но и в правовую составляющую. А сотрудничество с исполнительной властью — дело трудное, не благодарное и что самое главное — почти бесполезное. Позвольте поделиться личным опытом «Бэтмена» и «Жертвы»:

    Жертва
    В городе «Н» была совершена попытка вооруженного нападения организованной группой лиц с целью завладения чужим имуществом.
    Из показаний потерпевших: Приблизительно в 21:20 мы с двоюродным братом выгуливали собаку. К нам подошли трое незнакомых молодых людей и угрожая ножом потребовали отдать им верхнюю одежду. Будучи физически хорошо подготовленным, один из потерпевших попытался дать отпор нападавшим, но был ранен ножем в область руки. Тогда была дана команда собаке о нападении…
    Собака — тренированный ротвейлер. 5 лет.
    Результат — брат незначительно ранен в руку, у меня множественные ушибы, ссадины. Мы их хорошо помяли, но их численное преимущество и нож перевешивали. Пришлось звать на помощь собаку и вызывать милицию. Собака помогла — 1 труп сразу, еще два в течение недели. Только благодаря усилиям его отца — опытного адвоката по уголовным делам, моему брату удалось избежать трех лет тюрьмы.


    Бэтмен
    В том же городе, мною было предотвращено ограбление девушки.
    Возвращаясь поздно вечером от друзей (отмечали ДР) я увидел двух малолетних отморозков (14-16 лет), которые как-то подозрительно «притерли» девушку явно не их круга общения. Поравнявшись с нми я услышал как от нее требовали украшения и деньги. Я решил вступиться за девушку и привлек их внимание к себе (что мне могут сделать два подростка??? Ха.)
    Девушка быстро сориентировалась, и сумела убежать, а мне пришлось принять бой с «двенадцатью» малолетними отморозками прямо рядом со своим домом. Одному я сломал челюсть, одного вырубил, нескольких хорошо побил (ушибы, ссадины и один сломаный нос), но против биты и арматуры я устоять не смог. Месяц в больнице, постоянные визиты следлователей и вот мне уже шьют ст. 114 УК РФ — год жизни.


    Теперь поясню — как я сказал ранее, преступление — понятие правовое, и какое-либо противодействие обязательно будет сопряжено с правом, хотите вы этого ли нет.
    Не важно каким способом или с помощью каких средств было предотвращено преступление — если есть преступление — должно быть и наказание. И тут первый камень — пострадавший. Если пострадавшего нет — нет дела, ну или как минимум — «висяк», которые очень не любят наши ПО.

    Проблемы реализации

    Даже если представить, что технически все запилено и работает безотказно — возникает ряд трудностей на стыке юриспруженции и технологий.
    В данном случае что является первичным сигналом? Что есть точка входа в процедуру «Предотвращение преступления»?
    Если это будет, напрмиер «сообщение окружающим», которые, по идее, и должны прибежать и предотвратить преступление, ну или как минимум стать свидетелями по делу, но не могут таковыми являться по причине того, что «не все видели» или «вообще не видели».

    Для возбуждения дела по факту, необходимо проведения ряда процедур, начиная с подачи соответсвующего заявления. Ваш сервис может лишь выступить косвенным доказательством, и то с натяжкой.
    Если вокруг много свидетелей с приложением, но жертва не участник проекта — как быть тогда? Кто является «точкой входа»?

    Если представить, что получение сообщения о преступлении «поблизости» наделяет человека правовым статусом «свидетель», а нажавшего «тревожную кнопку» «пострадавшим», то мы априори получаем много свидетелей, непонятно что видевших и видевших ли вообще, а так же жертву, которая в нее может и не конвертироваться по причине отсутствия достоверных «свидетелей» или «улик».
    В итоге, человек понадеялся на помощь других и сервиса, а в результате — никого, Надеется доказать что-то в суде, но данные на «несертифицированных» серверах не могут быть уликами, и могут пройти лишь как косвенные, не смотря на то, что там сфотана рожа преступника в момент нападения.

    Не стоит забывать и про то, что хранение и накопление подобной информации тоже несет в себе опреденную угрозу.
    1 — Это личные данные людей, которые придется защищать
    2 — Угроза нелегитимной компроментации граждан
    3 — Учитывая текущее законодательство и нравы обывателей, возможно неправомерное преследование «мнимых преступников» со стороны других участников проекта ли третих лиц.

    Я считаю, что такие проекты должны реализоваваться, и я поддерживаю автора, но их необходимо поднимать на федеральный уровень. Ведь если дело касается преступления и наказания, то здесь нужно подходить с особой осторожностью и ответсвенностью. Официальная процедура должна быть согласована, а это значит, что необходимо внесение изменений в отдельные правовые документы. А все мы не по наслышке знаем, во что это может вылиться.

    Неофициальная процедура, в данном контексте, вообще не должна предаваться огласке во избежание законного преследования за совершениие правонарушения.
    И тут я хочу вспомнить напутсвие своего дяди, упомянутого ранее: «Если надо — защищайся, но так, чтобы надолго и никто не видел. И бытро уходи.» Иначе из жертвы можно быстро превратиться в обвиняемого.

    Возможно вы подумаете, что статья черезчур мрачна и критична, и все не так страшно и фатально, однако хочу всех предостеречь от подобных стуждений, ведь, если мы пишем безобидный сервис — это одно, но если мы делаем что-то, что затрагивает безопасность других людей — мы обязаны подходить к данному проекту очень серьезно и учитывать ВСЕ возможные результаты, и просчитывать не тольок потенциально полезные, но и потенциально опасные последстия, хоть они нам и кажутся «нереальными».
    187-ФЗ тоже считали нереальным, а фантасты даже книжки писали…

    PS: Принимаются корректировки к названию

    Similar posts

    Ads
    AdBlock has stolen the banner, but banners are not teeth — they will be back

    More

    Comments 14

      +2
      Если пострадавшего нет — нет дела
      Это не совсем так. Есть преступления, где нет явного (да и неявного) пострадавшего. Например, написать рассказ о сексе с детьми и положить его в ящик стола. Хранение его — уже преступление. Или выращивание и потребление определённых растений. Или два человека одного пола, занимающиеся сексом у себя дома — они тоже совершают преступление, согласно законодательству некоторых стран.
        0
        Относительно преступлений против человека — это именно так.
        +3
        Для преступника, который собирается совершить преступление, что является риском само по себе, такое понятие как риск не имеет знаения.

        Почему же? Риск в наказании, помноженном на вероятность его «применения». Если человек, даже идя на преступление, не оценивает риски, ему либо нечего терять, либо у него что-то не в порядке с головой.
        УК нацелен на формирование соответствия тяжести преступления наказанию, чтобы (потенциальный) преступник, если и не стал избегать преступления, то выбрал бы менее «общественно опасный» вариант (например, не стал бы убивать ограбленную жертву).
        Публичность увеличивает шансы раскрытия преступления, повышает вероятность того, что преступник будет пойман. Главное, чтобы о возросших рисках знал сам преступник, иначе при своей оценке он это учитывать не будет.
        Или, может, имелось в виду что-то другое?
          –1
          ИМХО, у него что-то не в порядке с головой изначально
            0
            Вы о рисках серьезно?
            Знаете популярный прием «попробовать отжать мобилу и если в ответ бьют по роже — вызываем милицию»?
            0
            Для преступника, который собирается совершить преступление, что является риском само по себе, такое понятие как риск не имеет знаения.


            Есть любопытная статья экономиста Гэри Беккера – Преступление и наказание. Там через призму экономики рассматриваются преступления, много экономического матана. Так вот вкратце преступники – не психопатологические типы, а рациональные экономические агенты, предсказуемо реагирующие на возможности и ограничения. Выбор преступной деятельности – нормальное инвестиционное решение, если ожидаемые выгоды преступления превышают ожидаемые затраты (вероятность ареста и наказания).
              0
              Это все софистика и спекуляция.
              В нашем обществе преступное деяние не является нормой, поэтому не нужно представлять это как бизнес или рассматривать через призму экономики то, что наносит вред другим.
              Не забывайте, что в США и Европе разрешено применение огнестрельного оружия в целях самообороны, а у нас запрещено. Так же не стоит забывать и о том, что менталитет Русского человека очень отличается от европейского или американского.
              Вы будете думать об экономике и маркетинге, когда у Вас отберут ноутбук и снимут с Вас ботинки?

              В свое время я присутствовал на допросах и прочитал довольно много показаний преступников и осуженных по уголовным статьям (грабежи, разбой, изнасилования, убийства и т.д.), и поверьте мне — ни экономикой, ни чем подобным там не пакнет. Лишь разочарование, обида, сожаление, очень часто раскаяние, но не экономика или какой другой рационализм.
                0
                Это вы тут занимаетесь спекуляцией, зачем-то приплёв короткоствол, менталитет и пытаясь аппелировать к чувствам (ещё бы написали «когда отберут ноутбук и снимут ботинки С ВАШИХ ДЕТЕЙ!»).

                Я нигде не утверждал, что преступники думают об экономике. Я утверждал (строго говоря даже не я, а Гэри Беккер), что они ведут себя как экономические агенты. Думают ли люди об экономике когда к примеру осуществляют трудовую деятельность? В основном нет (если она не связана с экономикой). Ведут ли они себя как экономические агенты в это время? Безусловно да.

                Если по-простому: «Украсть 10 000? Да ну нафиг, в тюрьму за это ещё идти, я в месяц 50 000 зарабатываю. Украсть миллион? Хммм...»

                поэтому не нужно представлять это как бизнес или рассматривать через призму экономики то, что наносит вред другим.

                Статью-то полистайте, «другие» (общество, которое страдает от преступников) там тоже рассматривается.
                  0
                  Я знаком с этим материалом. И очень негативно к нему отношусь ввиду того, что, как мне кажется, Беккер пытается оправдать, мягко говоря, «умышленное несовершенство» законодательства, путем экстраполяции криминала на эффективность и таким образом разрушить устоявшийся стереотип подсудности преступлений. Типа, «эй, относитесь проще».

                  Так же учтите и то, что полиция в США, по сути, является подневольной коммерческой структурой (ну так у них заведено), бюджет которой лишь частично формируется государством, остальная часть — «самоокупаемость».
                  –1
                  (грабежи, разбой, изнасилования, убийства и т.д.), и поверьте мне — ни экономикой, ни чем подобным там не пакнет.

                  А вы про «мошенничество, кражу, обман, взятки, служебный подлог» и т.п. почитайте.
                    +1
                    Не, ну так мы далеко можем уйти.
                    Я все-же придерживаюсь темы, обозначеной в статье, и боюсь, на подобные преступления система не ориентирована принципиально.
                +1
                Я считаю, нужно не теоретизировать, а делать и дальше корректировать то что получилось
                  +2
                  Да согласен, но делать надо правильно, преследуя не просто цель, но и тщательно прорабатывая путь до цели
                  0
                  На тему большого числа свидетелей — есть замечательный фильм «Я и другие», снятый еще во время СССР и переснятый относительно недавно. Вот отрывок, который демонстрирует ценность свидетельств.

                  Only users with full accounts can post comments. Log in, please.