Кейс «Турбомилк»: Как Денис Кортунов прошел путь от провинциального дизайнера до главного по интерфейсам в Acronis

    Денис kortunov Кортунов, скорее всего, не нуждается в представлении аудитории «Мегамозга» (а значит и «Хабрахабра» вместе с Geektimes). Ведь он с коллегами является, помимо прочего, автором многих запоминающихся образов и иконок, в том числе для проектов ТМ.

    Изначально мы хотели, чтобы Денис поделился с нами «Советами основателей», но получили гораздо больше – Денис описал свой путь от фрилансера-дизайнера, до основателя и директора студии «Турбомилк», деятельность которой он осознанно свернул ради продолжения качественного саморазвития и самосовершенствования.

    В результате получилось описание жизненного пути уже не только Дениса, но его друзей и коллег, длиною в несколько лет.

    Мы рады поделиться этой интересной историей с читателями «Мегамозга».


    Самое интересное в моей истории заключается в том, что я, фактически, стал предпринимателем намного раньше, чем осознал это. Около 4-5 лет я работал в своей собственной компании, но не понимал, что являюсь бизнесменом или предпринимателем.

    Дело происходило в городе Самара, где про дизайн в общем-то не очень и слышали до поры до времени, а уж тем более про дизайн интерфейсов. Я, как и все, учился в институте и как-раз перестал работать в одной норвежской компании, где занимался e-commerce, дизайном, произносил такие слова, как «юзабилити», «сервисы» и так далее. Буквально начало 2000-х.

    В какой-то момент, будучи фрилансером, я понял что нужно что-то поменять (тогда еще не было понятия «коворкинг») – мы (я и несколько друзей) вскладчину сняли офис и стали постепенно что-то делать. Сначала как фрилансеры, после – уже передавали друг-другу задачи. Все это стало медленно, но верно, превращаться в компанию.
    Переломный момент наступил тогда, когда мы стали сотрудничать с компанией Softidentity, которая в тот момент делала графику для т.н. shareware-программ и вообще этой индустрии. Как раз в те года начало появляться понимание того, что ui-дизайн является неким конкурентным преимуществом. До этого всем было «не до этого».

    Появились первые более-менее значительные деньги – происходившее тогда в мире shareware-проектов, по текущим меркам, вполне можно назвать «стартап-индустрией». И вдруг, мы неожиданно пригодились – наши умения в графике и дизайне пришлись к месту. Мы быстро поняли, что намного лучше делать что-то интересное для людей, разрабатывающих софт, чем ходить по городу Самара и предлагать логотипы по $50.

    В 2002 втором году мы стали предлагать услуги уже как «Турбомилк».

    Понимание того, что я предприниматель, а всё то, чем мы занимаемся – это бизнес, пришло когда мы зарегистрировали своё «ООО» и стали принимать безналичные деньги. До этого момента всё было похоже на какой-то «групповой фриланс», а тут мы поняли, что одни и те же деньги, наличные и безналичные – это два абсолютно разных типа денег, с которыми можно по-разному работать, иначе расставаться и делать еще множество других вещей.

    В 2006-2007 году в России понадобился дизайн, и до этого момента мы спокойно рисовали для всего мира и тут вдруг раз – мы начали делать это для отечественных продуктов: «1С» и других крупных вендоров.

    Происходило всё в течение года-двух, но по ощущениям наш рост был гораздо более быстрым – настоящим взрывом, и всё по-настоящему. Было очень интересно.

    В этот момент я стал относится ко всему несколько иначе

    Касательно наших ошибок и отрицательного опыта – мы знаем точно, какие ошибки в какой момент времени были допущены нами в «Турбомилке», а что, наоборот, помогло нам.

    Сайт в виде блога (или наоборот) – один из важных моментов нашего становления, так как мы одними из первых на нашем рынке поняли важность и ценность «историй» и их повествования.

    В 2004 году Егор Гилёв, один из партнеров Turbomilk, выиграл Pixelpalooza, что автоматически сделало его одним из самых известных в мире дизайнеров иконок. К слову – это была последняя «Пикселпалуза», которую проводила очень уважаемая студия Icon Factory.
    Примерно в 2008 году мы сделали вещь не типичную для дизайн-студии – зафиксировали и опубликовали собственный прайс.
    Необычно это потому, что как правило делая что-то «целиком», исполнители начинают закатывать глаза и говорить: «Мы посчитаем», «Мы пока не знаем» и так далее. Понятно, что наши цены всегда являлись частью некоторого проекта (в котором мы делали определенную долю общих работ), но пойдя на такой шаг, мы стали «прозрачнее» для себя и для заказчиков.

    Мы так же вели многолетнюю статистику относительно того, сколько времени мы тратим на тот или иной проект – иногда мы выигрывали в деньгах, иногда проигрывали.
    Чуть позже, продолжая заниматься тем же самым, мы наконец-то выяснили, кто наши клиенты и что они делают. Как выяснилось, вторая по размеру группа наших клиентов – это другие дизайнеры, которым мы продавали собственный дизайн – согласитесь, это необычно.

    В некоторый момент нами завладела глупая парадигма, в которой мы считали, что все должны быть дизайнерами и не должно быть никаких менеджеров – даже основатели рисовали. С опытом мы поняли, что данный подход неверен.
    Из-за того, что все наши проекты были короткими, 100 проектов в год – это очень близко к правде, так как мы могли одновременно заниматься до 20 проектами. Когда ваша прибыль достигает миллиона рублей в месяц, конечно, вы начинаете ощущать себя несколько иначе.

    Все наши ошибки и проблемы расписаны, можно пройтись еще раз по каждой из них


    • В Самаре хорошо и чудесно, но рыбу ловить нужно там, где она есть, а продавать дизайн там, где делают продукты. Открывать офис нужно было минимально в Москве, а максимально – в Сан-Франциско.
    • «Мы же дизайнеры!» – эта мысль вынуждала делать нас много промо-проектов, иногда даже слишком. Сочи, дизайн водосточных люков в Самаре и так далее. Определенно, иногда нужно делать такие вещи, не задумываясь о том, что вы теряете на них деньги, но меру знать, определенно, необходимо.
    • Нам удалось создать компанию, в которой очень приятно работать – мы создали условия, близкие к идеальным. Это привело к тому, что люди склонные к расслаблению почти сразу же начали этим заниматься – можно было ничего не делать и отлично проводить время в компании крутых ребят.
    • В кризис 2008 года, не почувствовав вообще ничего, мы начали нанимать людей. 10-го января 2009 года м вышли на работу и у нас не было ни одного русского клиента. Но так как другая половина была все еще платежеспособна и платила в валюте, по-большому счету, наши дела шли точно так же, а мы смогли даже улучшить собственные финансовые показатели в рублях. Собственно, сейчас мы наблюдаем то же самое – в рублях российский дизайн упал в цене минимально вдвое, но на рынке дизайн по-прежнему стоит всё тех же денег в валюте.
    • Принцип Питера («В иерархической системе любой работник поднимается до уровня своей некомпетентности») отлично «сработал» в нашей компании: хорошие люди приходили и потом уходили (люди уезжали от нас в 3M, дизайнерское бюро Pininfarina в Милан), хипстеры ушли в «Яндекс», а те кто остался… нельзя сказать, что мы быстро поняли тот факт, что отсутствие роста среди наших сотрудников является отсутствием роста всей компании, и нужно было увольнять людей гораздо активнее, чем мы это делали.
    • Естественно, ни у кого из нас не было бизнес-образования, и нам было тяжело «пробивать» рынок, будучи первыми, а всем тем, кто идёт за тобой – проще по-умолчанию.
    • Мы не думали, куда и на что мы тратили деньги.
    • Очень много партнёров, часть из которых не понимала, где они находятся и с какой целью.
    • То, что мы предлагали, было не до конца честно – нам почти всегда везло на хорошие команды и хороших менеджеров. Сейчас мы понимаем, что дизайн – не одноразовый продукт, его нужно делать/смотреть и переделывать, а мы отдавали картинки, получали деньги и забывали о результатах своей работы.
    • Мы мало рисковали – это основной момент, о котором я сейчас сожалею. Часто мы переживали и боялись, в тот момент, когда действовать надо было быстрее и «сильнее».
    Вот уже несколько лет я зрею для того, чтобы рассказать с дизайнерской точки зрения, чем различаются и как в деталях выглядят миры клиентского дизайна и продуктового дизайна. То, чем я занимаюсь сейчас (Денис – главный по UI и UX в Acronis) кардинально отличается от всего того, чем я занимался ранее.

    Клиентов, вроде бы и нет, хотя и это тоже не до конца верно. Турбомилк после присоединения к команде Parcsis медленно разваливался. Мы поняли, что история с продуктовой разработкой – единственно возможная для уважающего себя дизайнера.

    100 проектов в год – это тысяча проектов за 10 лет. Наполированные картинки, схемы работы с клиентами навроде «Долбаный креативный бутик», «Клиент должен устать», «Навалять и уйти» и многие-многие другие. Не нужно было особенно думать, так как истории повторялись раз от раза: вы знали, что скажет клиент и знали, что отвечать. Конвейер, думать на котором нужно минимально и, скорее, спинным мозгом. Опыт, конечно, сын ошибок трудных.

    Тем не менее, опыт работы с Parcsis научил меня многому, как дизайнера – однако этот опыт необходимо описывать отдельно и в подробностях

    После этого мы перезапустили Турбомилк как агентство – это оказалось намного прибыльнее и скучно в то же время. Когда у вас нет дизайнеров в штате, и вы как арт-директор пересылаете туда-сюда письма – не знаю, кто сможет заниматься таким видом деятельности долго. Тоска смертная. Поэтому мы стали работать с Runa Capital как UX-консультанты, а с переходом Сергея Белоусова в Acronis работу там предложили и мне, чем я не преминул воспользоваться, так как в этом (продуктовом дизайне) до сих пор и состоит моя цель.

    Веб-студия или заказная разработка – это хороший опыт, но необходимо понимать, что чисто логически это не «конец», а скорее наоборот – хорошее начало длинной и долгой истории. Сейчас, отвечая за дизайн всей линейки продуктов Acronis, я не чувствую себя в конце пути – ни в коем случае.

    AdBlock has stolen the banner, but banners are not teeth — they will be back

    More
    Ads

    Comments 8

      +3
      Спасибо, очень живо и интересно написано.
        +6
        Жаль что раскрутили такой крупный бренд как турбомилк, и просто забросили
          +1
          Где-то слышал что в новом акронисе ничего кроме дизайна нового нет.

          За год перерисовали интерфейс и это всё. Да, старый удобный дизайн убрали за ненадобностью.
            0
            В некоторый момент нами завладела глупая парадигма, в которой мы считали, что все должны быть дизайнерами и не должно быть никаких менеджеров – даже основатели рисовали. С опытом мы поняли, что данный подход неверен.

            В бюро Горбунова уже много лет дизайнеры являются менеджерами и вроде успешно. Почему Денис считает эту парадигму глупой?
              0
              Тут вы не поняли – суть в том, что в «Турбомилке» не осознавали необходимость именно в менеджерах, а потому набирали только дизайнеров и художников. А то, что дизайнер может стать менеджером – это уже другой разговор.
              0
              В 2006-м в команду пришёл Франкенштейн?
                0
                Так помечены менеджеры :)
                +1
                Наполированные картинки, схемы работы с клиентами навроде «Долбаный креативный бутик», «Клиент должен устать», «Навалять и уйти» и многие-многие другие.

                я прям живо так представил, как выглядела эта фраза в изначальном виде, до редакторской правки ;)

                Only users with full accounts can post comments. Log in, please.