Система финансирования и управление Dash

Original author: David
  • Translation
image

Когда интегрированная система само-финансирования криптовалюты Dash была впервые представлена публике, создатель Dash (Эван Даффилд) назвал её “Децентрализованное управление с помощью блокчейна” или “DGBB”. Это отличное название, но так ли это на самом деле? Является ли система бюджетирования способом управления?

Прежде всего, я думаю, что бюджетное финансирование невероятно важно. Насколько я знаю, Dash является единственной криптовалютой, которая сама финансирует свои собственные разработки без привлечения пожертвований (которые редки и непостоянны) или централизованного финансирования (такие организации, как Blockstream и MIT, играют значительную роль в разработке Биткойна). Так так Dash стал самофинансируемым проектом, то можно быть уверенными в том, что он неподконтролен чьим-либо сторонним интересам. Более того, можно быть уверенными в том, что он продолжит стабильно развиваться. Все разработчики Dash — хорошие люди и специалисты (это моё мнение), но они все в конечном итоге хотят получить вознаграждение за свою работу. Некоторое вознаграждение может сформироваться за счёт удорожания их инвестиций в проект, но это может занять многие годы. Выплачивая разработчикам Dash “зарплату” (хоть пока и маленькую), Децентрализованная Система стимулирует их продолжать разработку, а кроме того — она становится привлекательной для новых разработчиков.


Подумайте о потенциале самофинансируемой среде разработки ПО и развития инфраструктуры Dash. К примеру, другие криптовалюты должны надеяться, что какие-нибудь биржи в конце концов потратят собственные ресурсы на их интеграцию. У Dash же есть бюджет для самостоятельной оплаты этой работы, что выведет нас на большинство бирж быстрее. Другие проекты должны ждать и надеяться, что кто-нибудь даст шанс и потратит деньги на разработку решений с дебетовыми картами для них. Мы можем финансировать эту разработку и сделать так, чтобы это случилось намного быстрее. Заметим, что Биткойн, если бы имел такой же бюджет, который имеет Dash (10% от вознаграждения каждого нового блока), распоряжался бы 19,4 миллионов $ в год, которые они могли бы платить разработчикам, использовать для быстрых запусков инфраструктурных проектов, использовать в рекламе, маркетинге и так далее. Около 20 миллионов долларов доступных для независимого использования! (Конечно, после скорого сокращения вознаграждения вдвое, это уменьшило бы и бюджет).

Теперь давайте посмотрим на это с другой стороны. У Dash сейчас уровень эмиссии сильно отличается, так что посмотрим на это с той позиции, как если бы Dash имел такую же рыночную капитализацию, как Биткойн. Тогда цена 1 Dash была бы 1100$ — это значит, что мы имели бы более 100 миллионов долларов ежегодно на бюджетное финансирование! (и оно бы снижалось на 7% в год, если курс DASH оставался неизменным). Это огромная сумма денег с любой точки зрения. И всё это было бы направлено на то, чтобы сделать Dash лучше каким-либо образом. Когда вы смотрите на это с такой точки зрения, то затрата некоторого времени для обеспечения потенциальных миллионов долларов будущего финансирования — выглядит очень оправданной.

Во-вторых, большая часть проекта Эвана Даффилда по “новой системе финансирования” не столько о бюджетных деньгах, сколько большей частью — об управлении. Наибольшая проблема Биткойна — не в размере блока и не в медленных транзакциях, наибольшая проблема Биткойна — в управлении. Если бы Биткойн имел хорошо спроектированную систему управления, он бы пришел к консенсусу давным-давно. Люди забыли, но дебаты о размере блока появились (в более спокойной форме) ещё в декабре 2013 года, когда я только занялся криптовалютой.

Команда разработчиков Биткойн фрагментирована, и сам блокчейн контролируется майнерами, которые имеют больше стимулов продавать валюту, чтобы оплачивать счета, нежели сохранять её. Вследствие этого, вся экономика Биткойна управляется горсткой людей (операторами пулов и крупными майнерами) в Китае (там дешёвая электроэнергия и труд), чьи интересы идут вразрез с остальными пользователями Биткойна.

Dash исправил одну часть проблемы управления, так как Мастерноды контролируют сеть (а не майнеры), и Мастерноды имеют независимую систему голосования с положительной обратной связью (по крайней мере в части бюджетного финансирования). Например, разработчик Dash может оплачивать из своего кармана перелёты на конференции, и операторы Мастернод не могут это пресечь, но они могут предотвратить выплату ему соответствующей компенсации. Это служит сдерживающим фактором в случае, если операторам Мастернод что-то не нравится. Аналогично, они не могут заставить разработчика работать над конкретной вещью, но могут прекратить его финансирование, если он делает что-то не то. Любой, кто читал “Фриканомику” понимает, что деньги — это мощный фактор почти во всём. Система финансирования (через Мастерноды) контролирует деньги и, в результате, через них происходит и само управление.

Отвечу на мой собственный вопрос: да, система финансирования — это определённо важный инструмент управления. Она, конечно, сделана не “раз и навсегда”, и команда разработчиков Dash понимает это (поэтому они работают над очередными её обновлениями в версии 12.1). В настоящее время объёмы финансирования из бюджетной системы (в фиатном выражении) слишком малы, чтобы быть эффективной формой управления, но Система создана, и она уже работает. Однажды Dash вырастет в цене, и увеличившийся бюджет системы финансирования будет использоваться как мощный инструмент. Когда разработчикам будут платить адекватную зарплату, они будут сильно заинтересованы в выполнении пожеланий сети, иначе финансирование будет прекращено или уменьшено.

Важно заметить, что никто не может никого заставить делать работу или писать код, если разработчики сами не захотят делать этого. Пока система финансирования может использоваться как способ через голосование Мастернод “официально” выразить своё отношение: что сеть думает по ряду вопросов. Но она не в состоянии заставить команду разработчиков разрабатывать альтернативный код для реализации каких-то пожеланий сети. С другой стороны, сеть может использовать систему финансирования для оплаты сторонних разработчиков для внедрения изменений в программное обеспечении, но в этом случае бюджетное финансирования (в фиатном эквиваленте) должно быть значительно больше. Для реализации такой схемы курс Dash сначала должен значительно вырасти.

В итоге мы имеем отличную прогрессирующую среду разработки. Мы затрачиваем время на то, чтобы сделать всё правильно, пока всё относительно легко для внесения изменений (текущий бюджет финансирования составляет 50 000 долларов в месяц), а не ждём, пока всё станет слишком сложным для правок (когда бюджетное финансирование будет составлять 500 000 долларов в месяц, например). Деньги — отличный инструмент для создания правильных позитивных и негативных стимулов, и так как система финансирования совершенствуется (а ценность Dash — растёт), она будет становиться всё более эффективной системой управления.

Наиболее важно то, что Dash управляется сетью собственных Мастернод, которые определяют то, какие обновления программного обеспечения основной команды будут внедряться, и тем самым способны “усилить” сетевой протокол, вплоть до отказа от “плохих” блоков. В Биткойне же сеть контролируют майнеры, решая, какие транзакции будут включены в блокчейн и какие обновления программного обеспечения от команды разработчиков будут приняты. В этом и состоит важное различие между этими двумя сетями криптовалют. Интересы майнеров Биткойна не всегда совпадают с интересами пользователей Биткойна, инвесторов, бирж и бизнеса. Для примера, майнеры с большей вероятностью, чем пользователи и инвесторы, станут продавать большое количество криптовалюты, потому что майнеры должны оплачивать свои затраты. Прекрасной демонстрацией этих разногласий в стимулах является то, что майнеры выступают против изменений (увеличения размера блока), которые поддерживают множество пользователей/инвесторов и биткойн-бизнесов.

Многие пользователи Биткойн и бизнесы поддерживают увеличение размера блока, потому что это позволит транзакциям завершаться быстрее и, как результат, уменьшит задержки подтверждения транзакций, потому как блоки не будут переполняться так быстро. Майнеры же, со своей стороны, в основном против изменений, так как для них это будет означать, что блоки будут занимать больше времени для трансляции в сеть. Так как большинство майнеров расположено в Китае, и Великий Китайский Файервол по-прежнему фильтрует (а следовательно замедляет) трафик, входящий в страну — то это поставит майнеров из Китая в менее выгодное положение.

Dash отличается: ввиду того, что каждая Мастернода обеспечена залогом в 1000 DASH — те, кто инвестировали в это проект больше денег, реально получают и большую долю контроля в управлении сетью. Майнеры по-прежнему важны для заполнения блоков и создания хешей Dash, но сеть контролируется теми людьми, которые наиболее заинтересованы в её успехе.

Нельзя недооценивать силу правильных стимулов! Мне вспоминается история о том, как Индийское правительство, стремясь бороться с нашествием крыс, предложило награду за каждую мертвую крысу. Вначале, популяция крыс понемногу снижалась, но потом стремительно подскочила. В итоге, Индия получила значительно бОльшую популяцию крыс, чем она была вначале акции. Почему? Поняв, что они могут получить доход от правительственной награды за мёртвых крыс, хитрые люди начали разводить их, затем убивать и приносить их правительству для получения награды. Стоит ли говорить, что та акция по оплате за мёртвых крыс не продержалась долго…

P.S. Мнение переводчика (моё) может не во всём совпадать с мнением автора. Тем ни менее надеюсь, что усилия на перевод затрачены не напрасно, и вы оцените их позитивно. Спасибо.
Share post
AdBlock has stolen the banner, but banners are not teeth — they will be back

More
Ads

Comments 0

Only users with full accounts can post comments. Log in, please.