Как стать автором
Обновить

Дорофей Пролесковский: «Единственный картографический проект, в который имеет смысл вкладывать свои силы и время — OSM»

Open source *OpenStreetMap *Геоинформационные сервисы *Социальные сети и сообщества Интервью

Дорофей Пролесковский — белорусский осмер и программист, который успел поработать во многих геостартапах, связанных с OSM. Сейчас он занимается разработкой аналитических инструменты для кризисного картографирования в компании Kontur.io. Почему OSM находится в технологическом ступоре, как с ним дела обстоят в Беларуси и чем занимается Фонд OSM — обо всем этом он рассказал в интервью.

— Как и когда вы познакомились с OpenStreetMap?

— Весной 2008 года. Я тогда установил на свой компьютер Linux и искал карту родного для меня Минска, которая бы работала в нем. В то время уже была хорошая карта этого города — CityInfo, но, к сожалению, она запускалась исключительно в Windows, так как ее разработчик сделал так, что она не работала через Wine. Поэтому мне требовалось что-то иное. Так я узнал о Викимапии, картах от Яндекса и Google и многих других подобных сервисах. И как-то быстро стало понятно, что единственный картографический проект, в который имеет смысл вкладывать свои силы и время — OpenStreetMap. Правда на тот момент Минск в нем представлял собой буквально несколько крупных дорог и точку со словом «Минск».

Сначала я отрисовал домики вокруг своего двора, затем — все, что было по пути в лицей. Параллельно я стал изучать софт, имеющий отношение к OSM. У меня тогда был гаджет Nokia N800 на Maemo, по нынешним меркам — планшет. Запустил приложение PyRoute, которое умеет строить маршруты, и стал их прокладывать всюду, так как я регулярно передвигался по городу на велосипеде. Если где-то он не прокладывался, то я дорисовывал дорогу, так я и втянулся в процесс картографирования. Можно сказать, что это такой способ исследовать мир.

— Чем вас заинтересовал проект? Все-таки рисовать карту — не самое обычное занятие.

— Меня и тогда и сейчас не сильно интересовал сам процесс картографирования. Мне в целом интересна тема ГИС, которая по сути занимается построением цифровых моделей окружающего мира и его изучением с помощью этих самых моделей. OSM — это самая большая и доступная модель мира, на которой можно проверить достаточное количество гипотез и получить ответы на интересующие вопросы. Например, «Что будет, если перекрыть эту дорогу?», «Как нам быстрее доехать из точки А в точку Б?», «Где поблизости магазин?» и прочее.

Картографирование в данном случае для меня — это способ сделать так, чтобы ответ на поставленный мною вопрос был наиболее точным. Обычно как бывает? Пытаешься что-то проанализировать и понимаешь, что данных явно не хватает или в них есть какие-то ошибки. Тогда идешь и либо собираешь дополнительно данные, либо исправляешь в них ошибки. И снова пробуешь что-то с ними сделать.


Эксперименты с подписями на карте (июнь 2015)

— Вы продолжаете картографировать? Или сейчас занимаетесь только анализом данных?

— Когда есть время и желание, я отмечаю все, что мне попадается по пути. Делаю это также, как и все остальные — через известные мобильные приложения, а если с компьютера, то через редактор JOSM. Но это не основная масса моих правок. Рисовать в OSM карту руками — это прикольно, если ты никогда не работал с большими объемами данных. Если же у тебя есть такой опыт, то ты начинаешь смотреть на карту совсем по-другому и придумывать инструменты, иногда их еще называют валидаторами, с помощью которых можно найти и разом исправить какую-то одну повторяющуюся ошибку или сразу несколько.

Например, когда я работал в стартапе, который предоставлял сервис такси в Нью-Йорке, мы анализировали поступающие к нам GPS-треки и соотносили их с тем, что есть на карте. Нередко бывает так, что на карте в каком-то месте стоит запрет поворота, а судя по трекам — в реальности это не так, водители там совершают поворот. Значит, можно сделать вывод: карта требует уточнения. Вот мы и сделали такой инструмент, который умел анализировать подобные моменты и помогал нам делать OSM точнее и лучше.


В офисе СканЭкс, проект Космоснимки.Ру, Москва (21.01.2011)

— Вы пришли в сообщество OSM 12 лет назад. Каким оно тогда было? Что в нем происходило?

— Если мировое сообщество OSM только начинало складываться, то белорусское — находилось еще на более ранней стадии развития. Его появлению способствовала смерть проекта «Нарисуй-ка» компании «Русса». Тогда многие вольные картографы, которые по одиночке рисовали карты для навигаторов Garmin, перешли в OSM и принесли с собой свои наработки. Если они проходили по требованиям OSM (были нарисованы по открытым источникам), то их импортировали. Приблизительно таким образом почти вся Беларусь тогда и была отрисована в OSM. За эти годы, конечно, от этих импортов почти ничего не осталось — всё несколько раз перерисовали и обновили.

Костяк белорусского сообщества OSM составляли, да и до сих пор, думаю, составляют программисты. Поэтому у нас всегда всё было хорошо и невероятно интересно. Не было раздоров, бессмысленных метаний и участников с воспаленным эгом, которые не готовы к диалогу, а делают что-то в проекте только для того, чтобы показать самих себя. Кстати, я не помню, чтобы у нас были маппинг пати, как это распространено в России, но зато мы достаточно часто встречались очно — в кафе или ресторане — и обсуждали насущные проблемы сообщества.

Все разговоры у нас чаще всего были конструктивными и деловыми. Мы даже о схемах тегирования договаривались на таких встречах. И у нас не было такого, что один говорит так, другой — сяк, а в итоге — все переругались и каждый рисует, как ему кажется правильным. Мы всегда немножко с удивлением наблюдали за происходящим на российской стороне форума, где нередко вспыхивали перепалки и ничем хорошим это не кончалось. У нас же всегда всё было тише и дружелюбнее. Лично для меня, встречи с людьми — это самое дорогое, что есть в OSM.


На конференции «HOT Summit 2019» (10.09.2019) Гейдельберг, Германия

— Насколько знаю, одна из ваших последних крупных разработок, связанная с OSM, — сервис Disaster Ninja. Расскажите о нем.

— Это аналитический инструмент, который создан, прежде всего, для нужд кризисного, гуманитарного картографирования. Он помогает быстро понять, а, значит, и принять решение относительно территории, на которой случилось стихийное бедствие.

Чтобы было понятнее, постараюсь рассказать максимально конкретно. Как это происходит в жизни? Допустим, в каком-то государстве случилась беда: землетрясение, наводнение или все сразу. Если это страна первого мира, то чаще всего она ликвидирует последствия ЧС оперативно и самостоятельно. У них есть и карты, и спасатели и все остальное. Но если это развивающиеся страны, нередко им требуется помощь со стороны, а потому туда приезжают представители международных гуманитарных миссий. И, как вы знаете, беды не приходят по расписанию — они случаются внезапно. И вот случилась беда, туда экстренно летят на самолете спасатели, врачи, добровольцы и пр. И вот пока они летят — за эти пару часов, а это самое ценное время, надо успеть сделать для них хотя бы приблизительную карту территории бедствия. Перед тем, кто это ее будет рисовать, встает множество вопросов: «как ее делать?», «нужно ли ее делать?», «как много рисовать?», «кинуть клич и позвать весь мир или есть свое крепкое местное сообщество?» и многие-многие другие. Так вот, чтобы ответить на эти вопросы и принять правильное решение, сбор и анализ данных для которого раньше занимал до восьми часов, то есть целый рабочий день. В экстренных ситуациях это непростительно много.

Наш инструмент позволяет за 15 минут понять, как обстоят дела с той или иной территорией в OSM. А список информации, которую надо собрать и показать, мы взяли из протокола реагирования HOT. В нем четко описано, что надо проверить и на что надо обратить внимание.


PostGIS Day в Минске (14.11.2019)

— Сложно ли вам работать с данными OSM? Многие считают, что они весьма сырые.

— В силу того, что я в OSM очень давно, и ряд вещей в нем придумано лично мной или при моем непосредственном участии, у меня нет никаких трудностей в работе с его данными. Более того, с недавних пор я еще и разработчик PostGIS — это расширение базы данных PostgreSQL, которое позволяет работать с пространственными данными. Поэтому, всё что мне надо — я спокойно достану из OSM.

Трудности возникают у тех, кто скажем так, со школьной или студенческой поры привыкли думать, что в жизни все точно также, как и в задачнике по физике. Есть задача, у нее есть одно, максимум два решения, и она обязательно решится правильно и не более чем за час. Иногда это формирует нездоровое ожидание, что в реальном мире всё так и происходит, что можно взять какие-то данные, буквально за час-два подготовить их под свою задачу, и по шаблону, как написано в документации, написать скрипт. Так вот, ничего подобного в мире я никогда не наблюдал. Зато видел очень много людей, недовольных этим фактом. Мол, мы пытались что-то сделать и у нас ничего не получилось, так как данные из OSM немашиночитаемы или еще какие-нибудь.

И не нужно думать, что данные OSM — это панацея. Если в них чего-то не хватает, то это не проблема данных, а того, кто не озаботился тем, откуда еще взять информацию. Если же ты надеялся взять только данные из OSM и по ним выполнить какую-то аналитику, но что-то пошло не так, и ты не можешь придумать, где еще взять данных, а потому ругаешь OSM, то мне очень жаль. Это не OSM виноват.

И еще мне кажется, что люди стали забывать сколько стоит карта, потому что сейчас они всюду и практически бесплатны. Поэтому создается ощущение, что всё это не так сложно и дорого. Хотя все ровно наоборот — хорошая карта стоит миллионы долларов. Это труд очень многих людей. И если кто-то недоволен OSM, он всегда может нанять картографов и сделать самую точную карту, которой будет доволен. Те же, кто знают, сколько и что стоит — они ценят, любят и активно используют OSM в своей работе. И, кстати, у них все получается.

И самую важную мысль я припас напоследок: вы никогда не думали, что только благодаря OSM у вас — у простых пользователей, а не представителей мегакорпораций — появилась возможность работать с геоданными и заниматься ГИСами на своих домашних компьютерах? Если бы не OSM, вы бы никогда не смогли себе позволить даже самый дешевый профессиональный набор данных. Поэтому давайте порадуемся, что у нас есть бесплатные геоданные, хотя бы и в том виде, в котором они доступны на OSM.


Доклад о PostGIS на конференция «FOSS4G 2019 Buchares»

— Вы достаточно долго в проекте. Что вам нравится в нем? Что не нравится? Что бы сделали лучше?

— Со стороны картографа и пользователя данных проект выглядит живым: каждый день более 5 тысяч человек правят карту, делают ее точнее и лучше, а также всегда без проблем можно скачать данные или получить бесплатно какое-то количество тайлов. Но если заглянуть в его технологическое нутро, то там — стагнация. Его развитие остановилось на уровне 2013 года.

Почему это случилось? Моя версия следующая. Раньше техническим развитием проекта занимались его участники. Многие привычные нам составные части OSM — это труд энтузиастов, например, генератор тайлов Mapnik написан Артемом Павленко, геокодер NominatimСарой Хоффман, построение маршрутовДэнисом Люксом и пр. До какого-то момента OSM был кузницей новых технологий и сервисов. Именно в его недрах они зарождались, а потом становились успешными и всемирно известными.

Однако все изменилось, когда к OSM проявили интерес крупные компании. Причем эта история интересна тем, что беда пришла оттуда, откуда ее не ждали. В сообществе OSM все тогда активно боялись Google и почему-то были уверены, что он вот-вот придет судиться и отнимать проект. Но появился Mapbox, который всего лишь взял к себе на работу всех тех, кто раньше на голом энтузиазме технологически развивал OSM. Эти люди теперь счастливы, но им некогда, а потому никто не тянет проект вперед.

И я не хочу сказать, что Mapbox в чем-то виноват. Это бизнес и он ведет себя правильно — нанимает лучших из лучших. Меня удивляет другое: как на этот вызов отреагировало сообщество и Фонд OSM, а также какую они заняли позицию. Если вы предложите что-то изменить в инфраструктуре OSM, улучшить, исправить, добавить, то, скорее всего, вам скажут следующее: «Уходите! Мы не благотворительная организация и ничего делать не будем. Всё нужное вам есть в Mapbox». Но если в ответ ты скажешь, что знаешь как исправить ошибку и готов сам это закодить, то тебе не дадут этого сделать.

Как мне кажется, такая странная позиция привела к тому, что теперь все самое лучшее есть в Mapbox, а худшее — в OSM. Потому что OSM вырастил себе суперконкурента. Мы отправляли всех покупать тайлы в Mapbox, вместо того, чтобы растить свои собственные сервисы или говорить сообществу: «Давайте сделаем наши тайлы лучше, быстрее, сильнее и выше!». Ничего этого не происходило.

И, думаю, если бы не ситуация с коронавирусом, когда многие стали использовать OSM в качестве подложки для своих сервисов, показывающих его распространение по миру, ведь именно из-за этого были проблемы с тайлами, то никто бы не стал чинить сервера. В этот раз Фонд OSM просто не решился забанить эти проекты и сказать им публично: «Идите к Mapbox! Мы тут не для вас рисуем карту!». Это бы вызвало удивление не только внутри сообщества, но и у сторонних наблюдателей. Поэтому они и решили попросить помощи и поискать новые сервера.

Но опять же, что сделали системные администраторы OSM? Они просто развернули очередную копию софта, который давным-давно требует оптимизации и обновления. Идем количественным путем, а не качественным. Мое личное мнение, что если мы уделим внимание программному обеспечению «начинки» OSM, то и нынешние сервера справятся с нагрузкой, за счет рефакторинга.


Групповое фото участников конференции «State of the Map US 2013», Сан-Франциско, США

— Почему же Фонд OSM не обратит внимание на эту проблему?

— Во-первых, в Совете Фонда OSM пока еще слишком мало людей, умеющих и готовых брать на себя ответственность за такие смелые преобразования. Они там есть, например, Алан Мастард, который здорово всех пошевелил в последнее время, но один в поле не воин.

Во-вторых, OSM уже стал настолько технически сложным проектом, что один энтузиаст за вечер не сможет его оптимизировать. Нужна команда специалистов на зарплате на полный рабочий день. Тут либо Фонд должен сам нанимать со стороны разработчиков, либо дать возможность коммерческим компаниям помочь OSM.

Но пока они не хотят делать ни того, ни другого. Сохраняют статус-кво. И я не знаю, сколько еще эта «машина» проедет. Конечно, ее периодически ремонтируют, но в один прекрасный день мы поймем, что проект необратимо устарел морально. Если и дальше ничего менять не будем.


Конференция «State of the Map Europe» в Вене (16.07.2011), со Стивом Костом (слева)

— Откуда взялась позиция «Уходите!»? Почему не «Привет!» и «Давайте дружить!»?

— Эта позиция сформировалась по ряду причин. Одна из них — это статья «Кошачье стадо» Стива Коста, основателя и какое-то время идейного лидера OSM. В ней он прямо говорит, что всех «доброжелателей» и «помощников» надо сразу и подальше слать. Нечего им ошиваться в нашем проекте. Признаюсь, что и я какое-то время считал, что такая модель поведения — правильная, ведь ее благословил сам основатель OSM.

Второй момент, который закрепил эту негативную позицию — это страх того, что в какой-то момент на OSM обратят внимание крупные коммерческие компании и как-то на него негативно повлияют. Такой бабайкой долгое время выступал Google. С чего-то в сообществе верили (в религиозном значении этого слова), что он скоро придет и захватит проект. Да, и вообще, OSM долгое время свое существование оправдывал и объяснял тем, что он существует назло и супротив Google. Обратите внимание, что даже сайт Switch2OSM, посвященный тому, как начать использовать тайлы OSM, написан не в духе «Смотри, какие классные тайлы и бесплатно», а «Уходи от Google!».

В итоге это привело к тому, что когда в OSM пришли крупные и серьезные компании, то он растерялся. Ведь оказалось, что никто не думает его захватывать и поглощать. Наоборот, Microsoft и Facebook вкладываются в развитие проекта и делают невероятно крутые инструменты, доступные не только их сотрудникам, но и любому картографу на планете. Но некоторые по-старинке все равно кричат из-за угла, чего-то боясь: «Уходите отсюда! Вам здесь не тут!».


OSGeo Coding Sprint (17.05.2019) Миннеаполис, США

— И что с этим делать? Какую реакцию вы считаете правильно в этой ситуации?

— Реакция должна быть не «Уходите!», а «Как нам вас интегрировать в сообщество и при этом никому ничего не поломать». Рассказать о правилах, духе opensource и совместном картографировании. И обратите внимание, Facebook — до всего этого дошел. Как я это понял? По его плодам, которые он принес в OSM, сейчас говорю об онлайн-редакторе RapiD (внутри него искусственный интеллект, анализирующий спутниковые снимки). Это помогает становиться OSM лучше? Помогает. Развивает его? Да. Всё по правилам OSM? Да. Чего же тогда интуитивно боится сообщество?

Такие инструменты, я их сам для себя называю «сверхсущности», показывают, что уже не важно, кто именно рисует карту в OSM — живой человек или робот. Мы долго говорили, что главное в OSM — это не железо и карта, а люди. Но что делать, если нейросети с каждым днем становятся все быстрее и лучше, чем все живое сообщество? И пока в OSM нет никакого механизма работы с этим классом картографов. Его предстоит выработать.


Если лететь в самолёте, то лучше всего брать нормальный фотоаппарат и фотографировать из иллюминатора, потом можно привязать в QGIS georeferencer и сделать карту

— Скажем прямо: вы критикуете Фонд OSM. Пробовали избираться в его Совет? Ведь это способ что-то изменить.

— Был такой год. Но меня не избрали. Моя программа состояла из приблизительно таких же мыслей, которые я озвучил вам: нужно работать с софтом, потому что его разработка заброшена. Сделать его лучше можно двумя способами: нанимая за деньги специалистов или привлекать волонтеров, в том числе и из крупных компаний. Пока ни то ни то Фонд OSM не делает.

Удивительно, что на прошедших выборах в Совет OSM, со мной связалось сразу несколько кандидатов, они нашли мою старую программу и пытались выяснить, что именно и как им нужно делать. Меня это порадовало. Все-таки не я один так думаю.


С появлением доступных дронов любительская картография стала проще, (июль 2017)

— Если OSM постепенно захватывают роботы, живому картографу еще имеет смысл участвовать в этом проекте? Тратить свое время на отрисовку карты?

— Проект не идет ко дну. Он развивается и меняется вместе с окружающим миром. Во многие сферы сейчас мягкой поступью заходит ИИ, но никто же не говорит, что люди станут не нужны? Будет что-то другое. Что именно? Не знаю. Вполне возможно, кто-нибудь скачает дамп планеты OSM и на его основе сделает свой сервис. Или просто OSM станет еще одним датасетом в каком-нибудь хранилище данных. Одним из многих.

Вернусь к вашему вопросу. И когда мы говорим про роботов, не стоит забывать, что кто-то их сначала должен всему научить. И в таком случае на OSM можно посмотреть, как на огромный образовательный полигон для них. Поэтому нужны учителя — живые люди. Теперь, когда вы будете рисовать карту, можете думать о том, как по вашим правкам в ближайшем будущем робот будет изучать азы картографирования. Но могу сказать по своему опыту, имеющиеся нейросети уже умеют делать за человека около 60% картографических операций. И в этой истории интересно то, что этих данных уже хватает для того, чтобы по ним можно было что-то проанализировать.

Но пока роботы еще не захватили OSM и мир, и, к сожалению, случаются чрезвычайные ситуации, а потому всё ещё нужны картографы. Поэтому я рекомендую принимать участие в задачах от HOT, так как они, по-моему мнению, делают самую полезную вещь — рисуют карты там, где они точно и больше всего нужны в данный момент. Открывайте Task Manager от HOT и правьте карту. Это лучшее из того, что можно сделать. После, конечно, обхода всех своих любимых окрестностей с целью уточнения OSM, благо многое сейчас можно сделать с мобильного телефона: проставить адреса, количество этажей, POI и пр.

— Много ли компаний в Беларуси работает с OSM?

— У нас неплохо подружились с OSM органы власти и крупный бизнес. Белорусское кадастровое агентство использует OSM в качестве подложки, поверх которой размещает государственный кадастр. Витебскоблгаз (крупнейший поставщик газа в Беларуси) разработал внутреннюю ГИС, работающую на OSM, а потому нанимал людей, которые отрисовали нужные ему территории и объекты в OSM. Поэтому у нас одно из самых лучших покрытий карты в OSM на постсоветском пространстве.

Помимо этого, в Беларуси есть несколько крупных стартапов, связанных с ГИС и OSM, в том числе здесь же базируется команда Mapbox, которая модерирует абсолютно все правки, вносимые в OSM, прежде чем они отрендерятся на картах Mapbox. Соответственно, у нас весьма большая концентрация людей владеющих ГИС и знакомых с OSM. Время от времени они его правят. Все это дает большой кумулятивный эффект.

Ну, и самое главное, если вы не знаете, Беларусь — родина трех наиболее известных мобильных навигаторов, работающих с OSM: Maps.Me, OSMAnd и GuruMaps.


Белорусское сообщество OSM на праздновании Дня Рождения OSM (29.08.2019)

— Почему в Беларуси такой успех в геостартапах?

— Может быть, мы к людям добрее, а потому больше дружим между собой? Общаемся и взаимодействуем, а не ругаемся? Не знаю. Решайте сами, а еще лучше: приезжайте к нам на очередную конференцию ByGIS и посмотрите на всё сами.



Общение российских участников OpenStreetMap идёт в чатике Telegram и на форуме.
Также есть группы в социальных сетях ВКонтакте, Facebook, но в них, в основном, публикуются новости.

Присоединяйтесь к OSM!



Теги:
Хабы:
Всего голосов 18: ↑18 и ↓0 +18
Просмотры 4.7K
Комментарии Комментарии 29