Как стать автором
Обновить

Как советские изобретатели пытались ускорить… глобальное потепление

Научно-популярное


Нынешняя холодная зима способна вызвать у определенной части людей когнитивный диссонанс. В самом деле, зачем призывать к отказу от ископаемого топлива, если у вас возникает необходимость в отоплении своих домов и квартир? Однако у нас пока еще нет оснований утверждать, что планы по тотальной декарбонизации экономики будут в ближайшее время пересмотрены. Скорее всего, масштабный переход на ВИЭ продолжится в соответствии с утвержденными графиками. Однако каких-то 50-60 лет назад настроения были совершенно иными (на что мы уже неоднократно обращали внимание). Сейчас уже трудно вообразить что-либо подобное, но не далее, как в 1960-е годы наши ученые выступали с предложением изменить климат планеты как раз в сторону потепления.

Сегодня, на фоне жарких дебатов, которые ведутся в нашей стране противниками и сторонниками глобального потепления, было бы интересно вспомнить один из таких проектов, предложенный советским географом и инженером Петром Борисовым. Свои идеи он подробно изложил в книге «Может ли человек изменить климат», вышедшей в издательстве «Наука» в 1970 году.



Важно подчеркнуть, что эта книга писалась в те годы, на которые пришелся период похолодания, якобы начавшегося со второй половины 1940-х годов (после непродолжительного периода потепления). Вплоть до конца 1970-х годов среди климатологов (на что еще указывал в своих трудах известный геофизик-климатолог Михаил Будыко) было принято выстраивать модели дальнейшего понижения глобальной температуры. Тема глобального потепления тогда еще не была в таком тренде, как сегодня. С точки зрения Петра Борисова в похолодании планеты нет ничего хорошего для человечества. И наоборот, тенденция к потеплению однозначно оценивается им как «улучшение климата».

Говоря о причинах климатических изменений, он обращает внимание на такой фактор, как температура океанских вод. С его точки зрения, повышение температуры поверхностных вод Мирового океана являются главной причиной потепления на суше. Принципиальное значение для нас, напоминает он, имеют воды Северной Атлантики и Северного Ледовитого океана. «Поэтому из всех возможных способов искусственного изменения климата «наиболее эффективным следует считать растопление льдов Арктики», — считает автор. Вопрос лишь в том, насколько это по силам человеку. И главное, необходимо понять природу самих льдов: являются ли они реликтом, либо способны на восстановление? Автор склоняется ко второй точке зрения. Отсюда следует, что однократного уничтожения арктических льдов будет недостаточно для устойчивого улучшения климата. Необходимо, по его словам, «погасить силы», ответственные за повторное образование льда. Для указанных целей, полагает он, необходимо найти огромное количество тепла. И найти его можно в Мировом океане и в его теплых течениях.

Отметим, что для тех времен подобные предложение не были в диковинку, поскольку аналогичные задачи пытались решать не только в нашей стране, но и в США, и даже в Европе. Можно найти как минимум десяток проектов такого рода, правда, не реализованных по разным причинам, в первую очередь – экономическим.



В 1912 году американский промышленник Кэрролл Райкер предложил отгородить холодное Лабрадорское течение от тёплого Гольфстрима, что автоматически улучшило бы климат Северной Америки, избавив Канаду от постоянных, густых туманов, а Европа превратилась в сплошную зону тропиков

Суть замысла Петра Борисова сводился к тому, чтобы создать «прямоток» теплых атлантических вод через Арктический бассейн в Тихий океан. При этом сделав так, чтобы эти воды не подвергались губительному охлаждению полярными водами. Иначе говоря, необходимо было дать северной ветви Гольфстрима «зеленую улицу» для прохода к полюсу и соединить эти воды с Тихим океаном.

Расчет делался на то, что по мере потепления Арктики они со временем сольются с теплыми водами северного продолжения Куросио. В реальных условиях эти воды сталкиваются с встречным – более холодным и менее соленым — тихоокеанским потоком и разворачиваются вспять, возвращаясь обратно в Атлантику уже изрядно охлажденными. По мысли автора, необходимо обеспечить сквозной проход теплых и соленых атлантических вод через Арктику в Тихий океан, запирая при этом холодные воды из Тихого океана.

Практическая реализация проекта сводилась к следующему. Перво-наперво необходимо было устранить указанное препятствие на пути теплого течения – встречный холодный поток, проникающий сюда через Берингов пролив. Отсюда сама-собой напрашивалась мысль о перекрытии Берингова пролива плотиной. Плотина мыслилась как гигантское гидротехническое сооружение, поскольку через нее предполагалось искусственно, с помощью насосных агрегатов, перебрасывать воду из Арктики в Тихий океан. Автор предлагал строить плотину из крупных железобетонных блоков, изготовленных на специальных предприятиях в теплых широтах, и доставляемых на место строительства на специальных судах. Насосные агрегаты, выполненные в виде моноблоков, должны были встраиваться в само тело плотины. На реализацию этой части проекта отводилось 8 – 10 лет.

В плане энергоснабжения особых проблем автор не видел. Во-первых, он жил в «атомную» эпоху и вполне допускал, что с 1980-х годов здесь могут заработать атомные электростанции. Кроме того, северные края богаты ископаемым топливом (включая уголь), поэтому ничто не мешало возводить крупные энергоблоки, работающие на природном газе или угле. С транспортировкой электричества также не виделось никаких проблем. Иначе говоря, работу насосных систем можно было обеспечить из самых разных источников.

Что касается экономической составляющей, то по предварительным расчетам строительство такого гидроузла обошлось бы государству в 24 миллиарда тогдашних рублей. В стоимость входило не только возведение плотины и монтаж оборудования, но и создание всей сопутствующей инфраструктуры, включая строительство двух небольших городов (по 50 тысяч жителей в каждом), двух морских портов и двух аэропортов, а также электростанций. Причем, автор не считал такую «смету» расходов заниженной, приводя в доказательство примеры других грандиозных строек.

Спрашивается, в чем смысл таких затрат? Думаю, сибирякам будет приятно осознавать, что в соответствии с целями проекта, климат в районе Новосибирска или Омска должен смягчиться до уровня климатических условий Харькова или Воронежа. Причем, Петр Борисов был уверен, что его проект благотворно отразится не только на Сибири, но и на всей планете.

В наше время, конечно же, любые предложения такого рода будут расценены как опасная ересь, отвлекающая человечества от решения прямо противоположной задачи. Однако будем честны перед самими собой – сибирякам куда приятнее слышать об уничтожении полярных льдов, чем об охлаждении планеты. И в этой связи обращение к наследию отечественной научно-технической мысли способно внести некоторые корректировки в плане осмысления текущих реалий. Полагаю, с каждой холодной зимой нас будет всё настойчивее и настойчивее посещать один и тот же сакраментальный вопрос: а туда ли нас ведут яростные борцы с глобальным потеплением?
Теги: климатглобальное потеплениеСССРгольфстрим
Хабы: Научно-популярное
Всего голосов 46: ↑44 и ↓2 +42
Комментарии 65
Комментарии Комментарии 65

Похожие публикации

Лучшие публикации за сутки