Как стать автором
Обновить

Мобильная связь дорожает? Доступность мобильной связи в России с исторических времен до наших дней

Уровень сложностиСредний
Время на прочтение29 мин
Количество просмотров7.7K

Это будет очень длинный пост. SMS‑ки счастья про подорожание услуг связи получили, наверное, уже большинство россиян. Из‑за этого разразились нешуточные баталии, операторы сначала подняли цены, потом ФАС это не одобрили, и даже опубликовали инструкцию, как можно повышать цены, потом операторы цены все равно подняли.

То, что тарифы на мобильную связь неуклонно растут, виной тому в основном инфляция, законодательные обременения для операторов связи по установке спецтехники и сложности с покупкой нового оборудования (так как основные его поставщики — Nokia и Ericsson — покинули рынок).

Традиционно считалось, что мобильная связь в России:

А — дешевая,

Б — и очень качественная.

Так ли сейчас?

Мы и решили посмотреть: как именно развивались тарифы в России, оправданы ли заявления, что в России дешевая/дорогая мобильная связь или что ее стоимость непрерывно растет.

Сотовая связь: как она развивалась

Начала сотовой связи в России любят искать и успешно находить то в середине 90-х, то вообще во времена Олимпиады в Москве, а ведь «Алтай» вообще был запущен в 1963 году. Но стоит отметить, что в разных регионах связь развивалась в разных темпах, и появление технической возможности завести сотовый телефон вовсе не означало, что это многие могут себе позволить. Логотип и реклама раннего «Мегафона» — тогда еще имевшего название «Северо‑Западный GSM», — по нашему мнению­, намекали, что сотовая связь положена только привилегированным сословиям:

В 90-х сам аппарат мобильной связи стоил от 1000 долларов США, а минута разговора обходилась в 5 долларов США — не наболтаешься. Ситуация стала меняться к лучшему с 1998 года, связь и аппараты подешевели. Однако к оптимистичным заявлениями вроде «Годом позднее [в 2000 году — iFL] „Билайн“ совершил небольшую революцию — вывел на рынок новый тип продукта: комплект из телефона стандарта DAMPS, SIM‑карты и карты оплаты номиналом $10; комплект стоил всего $49» (‑ «Ведомости») стоит относиться с долей скепсиса. Вывел‑то он на рынок Москвы, во многие регионы «Билайн» тогда еще не пришел, да и все равно для большинства это было все еще дорого.

Минутка математики. В 1998 году в России случился дефолт, который на некоторое время отодвинул ширнармассы от идей мобильной связи. В 2000 году, когда «Билайн» совершал небольшие революции, средняя зарплата по стране была 2223 рублей, при курсе доллара в тот год в размере 26–28 рублей за доллар, карта с номиналом в 10 долларов стоила больше 10% среднемесячного дохода среднестатистического россиянина.

Лирическое отступление: битва стандартов

На рубеже тысячелетий сотовая связь в России была разных стандартов, операторы ныне победившей «большой четверки» были еще далеко не федеральными, на рынке присутствовали в разное время разные операторы, некоторые из которых ограничивались одним или несколькими регионами.

С 2000 по 2005 года (и даже несколько позднее) происходило интенсивное освоение рынка, связь стремительно развивалась, дешевела, прирастала опциями.

https://www.datawrapper.de/_/PX9u6/ 

Конкуренция на рынке была совершенно бешеная, потенциальных абонентов закидывали скидками, акциями и специальными предложениям. Конкурентов дробили, скупали, продавали и реорганизовывали. Рынок мобильной связи рос как на дрожжах.

На том самом рубеже тысячелетия, например, в Петербурге, кроме Мегафона (Северо‑Западный GSM) и МТС, представлявших тогда стандарт GSM 900/1800, были также операторы «Дельта Телеком» (стандарт CDMA) и Fora Communications (стандарт AMPS, была основана компанией Motorola и КУГИ мэрии Санкт‑Петербурга).

Первые две компании прекрасно существуют и по сей день, а вот остальные в рамках слияний и поглощений стали частью Tele2 и принадлежащего Tele2 «Скайлинка» (SkyLink использовал стандарты CDMA, LTE-450). В итоге SkyLink существует в виде оператора беспроводного интернета в нескольких регионах России.

Кстати, «Дельта Телеком» исторически первый российский коммерческий оператор мобильной связи. Именно используя «Дельту» мэр Петербурга Анатолий Собчак совершил первый звонок по мобильной связи в истории России мэру Сиэтла Норману Райсу. Случилось это 9 сентября 1991 года. Телефон Mobira MD59-NB2, по которому звонил мэр, был выпущен компанией Nokia, весил 3 кг, стоил почти 2000 долларов США. Всего же абоненту нужно было для подключения заплатить 5000 долларов США, в стоимость как раз входили аппарат, подключение и аванс за услуги. Минута разговора стоила 1 доллар, как входящего так и исходящего вызова.

Европейский стандарт GSM 900/1800 в России во многом преуспел благодаря рынку дешевых моделей мобильных телефонов от в основном европейских производителей Siemens, Alcatel, Nokia (3310, помним, скорбим), которые соблазнили многих начать пользоваться мобильной связью. А также, вероятно, благодаря близости к породившей его Европе. В США в те годы был более популярен их собственный стандарт CDMA (впрочем, в СССР его начали разрабатывать раньше, к этому стандарту относится тот самый «Алтай»), к тому же частоты на которых работал GSM (900/1800) там были заняты, стандарт использовал частоту 1900, что было дороже и неудобнее. Принципиального различия в стандартах по качеству не было. Но заметное различие было в использовании стандартом GSM SIM‑карт, в то время как CDMA их не использовал, что делало абонента заложником аппарата и сотового оператора. С роумингом у стандарта CDMA тоже было все не очень, что в общем‑то в Штатах могло многих абонентов не волновать совершенно, а вот в Европе создавало сложности.

В России стандарту CDMA не повезло еще потому, что его частоты в какой‑то момент решили передать под кабельное телевидение. Так, например, в «Скайлинк» также вошла абонентская база оператора «Сонет», который неплохо жил до тех пор, пока у него в 2004 году не забрали его рабочую частоту для организации кабельного телевидения. Которое, впрочем, именно на этой частоте тогда так и не организовали. Тем не менее, последний сотовый оператор, работающий на стандарте CDMA в России, закрылся в 2018 году. Правда, не потому что он такой долгожитель, а потому что достался вместе с Крымом.

Мобильный прорыв!

В 2000 году в мобильные телефоны были всё ещё дорогой штукой, недоступной рядовому студенчеству, которое вовсю пользовалось пейджерами, выстраиваясь на переменах в огромные очереди к бесплатному факультетскому телефону, чтобы сообщить абоненту Иванову, что после пары будут ждать его на углу.

В начале 2000-х, когда началась массовая телефонизация, цены у операторов были в… долларах США. Это было настолько привычно и естественно, так как в долларах оценивались решительно все крупные и ценные вещи — машины, квартиры и т. д. Операция по конвертации валют легко совершалась в уме любым индивидом старше 10 лет.

На смену доллару пришел вовсе не рубль, а стыдливый у.e. У.е. — условная единица, которая в большей части случаев была равна все тому же доллару. Несложно догадаться, что операторов связи что у.е., что доллары вполне устраивали — оборудование и ПО они за те самые доллары покупали за рубежом.

Тарифы могли элегантно сочетать в себе доллары и у.е., вот, например, описание тарифного плана МТС «Авангард» на момент их выхода на рынок Северо‑Запада в декабря 2001 года:

Тарифный план «Авангард» предназначен для тех, кому мобильная связь необходима не только днем, но и вечером и ночью. Для них минута местного разговора в вечерние часы, которые начинаются уже с 19.00 и продолжаются до 00.00, обойдется в 0,14* у.е., а ночью (с 00.00 до 7.00) — в 0,08* у.е. Стоимость минуты такого разговора днем составляет всего 0,16* у.е. 

Еще дешевле пользователям тарифа «Авангард» обойдутся внутрисетевые разговоры: при бесплатных входящих звонках с мобильных телефонов МТС, стоимость исходящих звонков внутри сети днем ниже на 25% стоимости исходящих звонков на сеть общего пользования и составляет всего 0,12* у.е. В вечернее время звонок другим абонентам сети МТС обойдется всего в 0,10* у.е. за минуту, что на 29% дешевле звонка в другую сеть, а ночью такой звонок стоит всего 0,04* у.е. Тарификация осуществляется посекундно после первой минуты разговора. Абонентская плата в тарифе «Авангард» составляет 2* доллара.

Буквально через две недели после выхода на рынок Северо‑Запада МТС обрушил на Петербург сенсацию: абоненты МТС в Санкт‑Петербурге смогут общаться за 1 цент в минуту! В эту самую минуту пейджеры отошли в прошлое. А мобильная связь стала массовой.

Переходим на рубли

Первые рублевые тарифы стали сенсацией, о которой писали в газетах. Осторожную попытку отказаться от у.е. первым предпринял «Мегафон» который в конце 2004 года вывел тариф «Просто». Не все оказалось так уже просто, но уже через год все тот же Мегафон вывел еще более прямолинейный тариф — «Рублевый».

Кроме желания быть ближе к народу такая всеобщая рублификация стала следствием изменений в законодательстве: 1 января 2005 г. в силу вступили изменения к закону «О защите прав потребителей»­. Согласно этим изменениям «информация о товарах (работах, услугах) в обязательном порядке должна содержать цену в рублях». Так что на рубли перешли все операторы, да и не только они.

Платите и звоните

Структура тарифов тех времен была простая — модель «Pay as you go» — сколько денег абонент на свой счет положил — столько он их и потратил, а абонентская плата на некоторых тарифах была, на некоторых — нет. Каждое действие абонента было оценено в определенную сумму денег — SMS, завонок внутри сети, звонок другому оператору, звонок на городской телефонный номер. «Мегафон» (он же «Северо‑Западный GSM» в те годы­) привлекал абонентов возможностью говорить первые 10 секунд бесплатно. При должной тренировке в эти 10 секунд можно было передать огромные массивы информации.

Мобильный интернет заложил под прежнюю систему тарифов бомбу замедленного действия, перетянув на себя фактически все способы коммуникации: звонки, сообщения, отправку фото. В начале 2005 года автор этих строк, рассматривая свежедобытый в битве с капитализмом телефончик Nokia 6260, задумался о том, что неплохо бы было популярный тогда мессенджер ICQ на этот телефон установить. Поверхностный поиск быстро выдал программу ICQ для Symbian OS. Мобильный интернет тогда уже был, но стоил космически, трафик считали и оплачивали по килобайтам (как и сейчас частенько в роуминге), а до оптимизации сайтов под мобильные устройства еще не дожили. ICQ не только заработала, но и потребляла трафика очень умеренно.

Количество мобильных устройств с доступом в интернет росло, следствием этого роста стали и появлялись сайты, «заточенные» под мобильный трафик — с минимумом графики, простым и лаконичным дизайном. Сайты в ту пору еще не умели определять, что пользователь зашел с мобильного устройства и автоматически передавать его на мобильную версию, поэтому «мобильные» сайты или WAP‑сайты «жили» на отдельном поддомене типа «m.» или «pda.» или собственно «wap».

Новая эпоха

В 2007 и в 2008 годах, последовательно, случились события, сформировавшие мобильный мир в том виде, в котором мы его знаем. В 2007 году Стив Джобс показал миру первый iPhone. При цене в 500 долларов США мир устоял, не рухнув от шока и восторга. 500 долларов тогда были средней зарплатой за месяц. Конечно, на рынке были даже более дорогие модели от той же Nokia, но была масса телефонов гораздо дешевле. Однако сама идея сенсорного экрана, приложений, связанной с ними инфраструктуры и необходимости непрерывного подключения к интернету повлияли на Google, которые пересмотрели свои взгляды на купленную в 2005 году Android OS и в уже 2008 году явили ее миру в том виде, который нам знаком и по сей день.

Ближайшие конкуренты — Symbian и BlackBerry — трепыхались, но в итоге вымерли как мамонты (съеденные кроманьонцами).

Почему эти события так важны с точки зрения сотовой связи? Потому что такая архитектура устройств связи дала жизнь приложениям, которые заложили ту самую мину замедленного действия под существование мобильной связи в ее текущем (на тот момент) виде. В 2009 году, прямо в январе месяце, был запущен WhatsApp*(принадлежит признанной экстремисткой и запрещенной на территории РФ «Мета»), в 2010 Viber, а в 2013 году к компании присоединился Telegram.

А зачем звонить, считая минуты, писать, оплачивая SMS, слать картинки, оплачивая MMS, если можно все это делать в одном приложении, а при наличии Wi‑Fi ещё и совершенно бесплатно?

Конечно, перемены не случились за один день, инерция, необходимость обновления телефонов как таковых, обновления оборудования связи, чтобы обеспечить абонентам достойную скорость интернета… Операторы, как нам кажется, прикладывали титанические усилия к сохранению уровня доходов — см. Наши расследования про скрытые мобильные подписки. Но этот паровоз уже было не остановить.

Конец межгорода

Интересно, что мобильная междугородняя связь стала символом новой мобильной эпохи. До повсеместного перехода на мобильные междугородняя связь была ну если не роскошью, то предметом некоего планирования: стоила она недешево, счета за нее потом приходили включенными в общий счёт за домашний телефон.

Сотовые телефоны заметно удешевили и упростили переговоры — звонить на мобильный другого региона, особенно в рамках одного оператора, было заметно дешевле. Вот что об этом тогда писал МТС:

«Становясь фактически абонентами единой общероссийской сети МТС, абоненты в Санкт-Петербурге смогут воспользоваться всеми преимуществами единой тарифной идеологии МТС. К таким преимуществам относится, в частности, «мобильная междугородка» или тарификация звонков абонентам сети МТС других регионов по местным тарифам или даже тарифам «мобильный — мобильный». Таким образом, эти фактически междугородные вызовы в ряде случаев становятся даже дешевле, чем тарифы фиксированных операторов. Например, стоимость звонка с петербуржского телефона МТС московскому или тверскому абоненту МТС равна стоимости звонка на другой телефон МТС в Санкт-Петербурге. Учитывая то, что сегодня услугами сети МТС пользуются более 2,5 миллионов человек в 28 регионах страны, это позволяет значительно экономить на междугородной связи». 

В 2007 году МТС предложил тариф «Родные города», который позволял звонить на все номера МТС страны по стоимости звонков в рамках домашнего региона. Впрочем, распространение мобильной связи происходило от крупных городов к меньшим, и, строго говоря, в рамках этого освоения менялись тарифы, условия и структура макрорегионов. По мере освоения появляются даже специальные тарифы для регионов, например, в 2007 году два гиганта — МТС и «Мегафон»­ — вступили в тарифную битву за Подмосковье со своими тарифами «Областной»(МТС) и «Подмосковный» (Мегафон).

Довольно быстро междугородняя связь со стационарных телефонов отмерла как класс:

https://www.datawrapper.de/_/rPJwP/

В таблице — данные Росстата по затратам среднего россиянина на междугороднюю связь. К сожалению, данные есть только с 2012 года, но и они вполне показательные: в 2012 году у усредненной российской семьи на междугороднюю стационарную связь уходило всего 0,13% от общих трат (т. е. меньше 1%), а к 2019 году — и вовсе 0,02%. Дальше, похоже, Росстат вообще перестал учитывать этот параметр за ничтожностью — данных с 2020 нет. Да и взрывное развитие мессенджеров с телефонией, скорее всего, окончательно добило этот сегмент.

Кстати, а кто помнит пункты междугородней связи — их называли телеграфы? Часто они существовали при крупных отделениях почты и сейчас уже повсеместно демонтированы. И, кстати, отлично поддаются джентрификации — в Петрозаводске, например, в помещении бывшего телеграфа нынче работает ресторан, которому дали название по историческому месту — «Телеграф»­.

О мобильном рабстве, или MNP (Mobile number portability)

Отдельной вехой в развитии сотовой связи в России стала отмена «мобильного рабства» в 2013 году.­

Mobile number portability или отмена «мобильного рабства» — как гордо нам называли это в газетах — оживила рынок и добавила красок. Раньше абонент оказывался заложником ситуации, когда сменить номер он не мог, потому что на него завязаны контакты, а оператор его не устраивал. Может даже, не ценой, а например, плохо ловил во вновь приобретенных ипотечный далях.

Благодаря изменениям в «Закон о связи» в 2013 году стало возможным сменить оператора, просто написав соответствующее заявление. Преподносилось это как очень передовой опыт и классная штука, но в Европе только две страны ввели эту практику позднее России (это Армения и Украина).

А ещё подчеркнем: сменить оператора с сохранением номера с 2013 года и до сих пор можно только в рамках своего региона. А переехать в другой и попробовать там подключиться к альтернативному оператору — нельзя. В этом направлении идут какие‑то движения, но пока остается так.

Конечно, такая мера несколько встряхнула рынок, годы были спокойные, без кризисов, без дефолтов, IT‑рынок рос, операторы развивались, связь улучшалась (и казалось, что так будет всегда).

MNP стал основой мелкого «шантажа»­ абонентами операторов связи, который работает банально: чтобы не опускать абонента к другому оператору, текущий уговаривает его передумать и предлагает скидку! Ага! — подумали предприимчивые абоненты и стали уходить к другим операторам понарошку. В «Телеграме»­ можно найти чаты, где обсуждаются способы давления на оператора, как что правильно сказать, что требовать и как получить скидки. Но схема простая: идете к другому оператору, пишете заявление на переход, ждете 1–2–3 дня, получаете звонок от текущего оператора с предложением скидки за то, что вы останетесь у него. Скидка может достигать и 30%! Профит!

Поэтому отмена «мобильного рабства» с одной стороны усиливала конкуренцию между операторами, с другой — приблизила эпоху «пакетных»­ тарифов, в которых предусмотрен набор опций и играться со скидками сложнее.

Макрорегионы и роуминг по России: национальные игры

Внутренний — национальный — роуминг появился в России довольно быстро по мере бурного развития сотовой связи. Уже к 2004 году практически каждый оператор поделил страну на несколько зон, в каждой из которых были свои управление, планы и особенности развития и, конечно, тарифная политика. Это не уникальное решение — аналогичные процессы проходили в странах с большими территориями (США, Бразилия, Индия). У нас такие зоны плюс‑минус стали совпадать с федеральными округами и назывались соответственно — «Мегафон‑Северо‑Запад»­ или «МТС Центр», и у каждого оператора их было по 7–10.

Для абонентов в географических границах макрорегиона оный становился «домашним»­, и все тарифы и плюшки, о которых в нём заявлялось, действовали строго для своих. Связь же с соседними и тем более отдаленными макрорегионами, а также при нахождении в их границах с «неродной»­ SIM‑картой, стоила уже совсем других денег. Для командировочных в те годы было не редкостью иметь по SIM‑карте для домашнего региона и, например, для Москвы — если туда приходилось часто ездить.

Случались на границах макрорегионов и многочисленные коллизии. Например, у нашего коллеги модем с SIM‑картой «Мегафон»­ на границе Рязанской области (Центральный макрорегион) периодически мог подключиться к сотовой вышке из Тамбовской области (Кавказский макрорегион, чтоб вы знали) и бодренько обнулить весь баланс буквально за час. Ведь тарифный пакет в несколько гигабайт там не действовал, и интернет начинал считаться по несколько рублей за мегабайт.

Макрорегиональное деление просуществовало довольно долго — порядка 15 лет (что в сравнении с со всем периодом существования массовой мобильной связи в стране — так просто вечность), и абоненты к нему чрезвычайно привыкли. Операторов же такие внутригосударственные образования, похоже, тоже устраивали, они их регулярно оптимизировали и занимались всяческим улучшайзингом (1, 2, 3).

Но о благе абонента заботилось не только операторы, но и государство. Ещё в 2010-х возник разговоры об отмене внутристранового роуминга с подачи Федеральной антимонопольной службы (ФАС), которую позже (в 2012 году) поддержало Минсвязи. После разных коллизий был принят закон об отмене внутрисетевого (национального) роуминга с 1 июня 2019 года. А операторы начали отменять национальный роуминг еще раньше по предписанию ФАС.

Но о наступлении всеобщего благоденствия после этого мы бы говорить не стали.

Во‑первых, понятие «домашних» регионов осталось — просто теперь ими назначили все области по стране (объединили в один домашний только тесно связанные местности вроде Москвы и Московской области или Санкт‑Петербурга и Ленинградской области ). И для связи с и вне домашнего региона снова возникли трудности, только более локальные, но оттого не менее чувствительные. Потому что связь с «неродным» регионом все равно стала тарифицироваться дополнительно, только по более сложной схеме.­

Например, после такой региональной перенарезки наш коллега не смог дозвониться соседу (!), который за несколько лет до этого переехал со своим номером из соседнего города в рамках макрорегиона, не получив при этом никаких неудобств. Но вот после дробления макрорегиона на мелкие «домашние» регионы­ сосед внезапно стал числиться сотовым резидентом родного соседнего города, где получал когда‑то SIM‑карту. Но это теперь другой регион, связь с которым оплачивается дополнительно (в конкретной ситуации оказалось просто невозможно позвонить, т.к. в пакете услуг отсутствовал межрегиональный роуминг, но массовый перевод абонентов на «пакетные»­ тарифы — это еще одна песня, подробнее о которой ниже).

В общем, массе абонентов стало сложнее жить: вопрос связи зачастую теперь — это чистый детектив. Звонишь ли ты внутри своего домашнего региона? Где зарегистрирован номер твоего адресата? Сколько будет стоить связь с ним? Сможешь ли ты вообще дозвониться или услышишь сакраментальное «на вашем счету недостаточно средств для совершения данной операции»­? Понять это стало решительно невозможно. Что, конечно, приводит к недовольству и казусам.

Во‑вторых, на отмену национального роуминга операторы отреагировали кардинальной сменой модели потребления. А именно — стали настойчиво переводить абонентов на «пакетные»­ тарифы, о которых дальше.

Вкупе с дроблением регионов навязчивое внедрение «пакетов» создали ударное комбо, приведшее, например, к ситуации в двух абзацах выше. Абонент, получивший этот «двойной удар»­, резко выучил телефон службы поддержки «Мегафона», которого до этого просто не знал 16 лет, — потому что приходилось постоянно звонить и спрашивать: ЧТО ТАКОЕ ПРОИСХОДИТ?­ (И всё же после 17 лет с компанией, устав от волны бесконечных сюрпризов, ушел к спокойному виртуальному оператору. После написания заявления на перенос номера, кстати, получал от прежней компании звонки со сказочными предложениями — чтоб остался).

Но ещё ­массовый перевод абонентов на «пакетную»­ оплату сопровождался крайне неэтичными, на наш взгляд, схемами, и вызвал заметный резонанс.

Сказка закончилась: всеобщая «пакетизация»­ 

«Сказка» — был тариф с таким названием у «Мегафона»­ из прекрасной эпохи prepaid‑тарифов, некоторые называли его «знаковым для рынка«­. Напомним, в чем его знаковость. Довольно много лет одной из самых распространенных моделей взаимодействия оператора и абонента были так называемые „предоплаченные“ тарифы, выше мы о таких упоминали. Схема „Сказки“ и массы ее аналогов­ была проста — не было абонентской платы и каждая услуга имела конкретную цену: 1 минута разговора — Х рублей, SMS — 1/2X рублей, звонок в соседний регион — 3Х рублей, за границу — 45Х рублей. Закидываешь денег на счет и тратишь согласно расценкам, пока деньги не закончатся.

Второй популярной моделью были тарифы с абонентской платой в месяц и условно нелимитированными услугами — обычно они были не самыми дешёвыми и обходились дороже prepaid‑вариантов, но имели свою — и немалую — платежеспособную аудиторию, для которой было важно внезапно не оказаться в ситуации обнулённого счёта.

Нам сложно сказать за всех российских абонентов, но в рамках нашего коллектива мы находим эти схемы очень удобными.­

Но вот «накопилось», в марте 2015 года «Мегафон» в статье РБК отметил, что выручка по итогам 2014 года упала на четверть, причина понятная — падение доходов от голосовой связи и рост использования интернета. Забавно, что тогда причиной падения ARPU (средний приход средств от 1 клиента) «Мегафон» назвал пакетные тарифы! Однако Геворк Вермишян, в те годы финансовый директор «Мегафона», пророчески сказал: «мы ждем, что довольно скоро произойдет разворот».

Однако и отмена «мобильного рабства» (немного), и отмена национального роуминга (в значительной степени)­, и стагнация классической телефонии (голосовой), по всей видимости, привели операторов к мысли о введении «пакетных» тарифов и — желательно — массовом переходе абонентов на них.

Это то, что можно приобрести сейчас у каждого первого российского сотового оператора: практически любой тариф предлагается «пакетом»: т. е. это всегда набор из нескольких услуг, например, 200 минут разговоров + 50 SMS + 4 Гб интернет‑трафика + ещё‑что‑то,‑что‑оператору‑надо‑продать.­ Докупить/отказаться от каких‑то опций как правило либо сложно, либо и вовсе невозможно.­

В целом, идея тарифа с набором услуг и фиксированной ежемесячной платой (Pay Monthly) довольно хороша. Абонент знает, сколько потратит на связь в месяц, и какие опции ему нужны, а какие нет. Счет не уйдет в минус, и владелец не останется без средства общения.

Однако, в отличие от супермаркета, где в пакет можно положить то, что вам самому хочется, пакет от оператора сотовой связи обычно, на наш взгляд, какой‑то не такой удобный. Теоретически, например, вам должно хватить часа на разговоры, безлимитного интернета и 10 SMS, но выбрать вы можете только из опций оператора, которые почти всегда не до конца совпадают с тем, что вам надо. Ну, то есть вы не можете купить батон, колбасу и литр молока, можно только пирожное, три колбасы и пол литра овсяного молока. И соевый соус. Нет, отказаться нельзя, дома вылейте в раковину.

Однако (и это не какая‑то именно российская черта) операторы во многих странах продают свои услуги пакетами, где не хватает именно того, что вам нужнее всего. Вот вам пример английского оператора:

скриншот сайта https://www.o2.co.uk/
скриншот сайта https://www.o2.co.uk/

Куда девать такое счастье, как бесконечные SMS, не всем и не всегда понятно, зато интернет на всех тарифах линейки ограничен.

В России тот же МТС обещает целый «Нетариф», где вы сами можете прямо‑таки вручную собрать себе свой тариф, но опять же упираетесь в то, что меньше 50 SMS в месяц вы купить не можете. И больше 200. А гигабайты интернета почему‑то стоят по‑разному, шестой гигабайт интернета на тарифе вы можете купить за два рубля, а 30-й обойдется уже за 12 рублей. За роскошь надо платить?

«Мегафон», например, в некоторых тарифах пакеты SMS не включает в стандартный набор, их можно купить, но сразу 300 за 99 рублей. Или платить за каждое сообщение отдельно, 2,2 рубля за сообщение в рамках своего региона и 3,5 на российские номера в других регионах.

Со временем подход к пакетной тарификации становится все более изобретательным, и мы не всегда можем оценить подобное положительно — подробнее об этом мы рассказываем ниже.

Например, некоторые опции, которые еще несколько лет назад были личным и совершенно бесплатным выбором абонента, теперь подаются как опция тарифа: бесплатная раздача интернета, например. Или и вовсе продаются дополнительно.

Другие опции в принципе вызывают у нас много этических вопросов, вроде улучшение скорости на 50% за отдельную плату. Получается, что абоненту интернет сначала замедлили, а теперь за деньги ускорят? Можно же еще брать плату за сиюминутную доставку SMS и хорошее качество звонков. Почему нет?

Оценить стоимость и эффективность пакета связи может разве что оператор: у него есть статистика, какое количество пакетных опций абоненты используют, какие оставляют почти нетронутыми, а какие покупают потом дополнительно.

Здесь приятно удивили тарифы локальных операторов — «Мотив» (Свердловская область, ЯНАО, ХМАО, Курганская область), Летай (Татарстан) и «Вайнах телеком» (Чеченская республика). Нас они удивили своим разумным подходом к тому, что они вообще вникают в то, что люди делают с телефоном, и тариф с безлимитным интернетом предлагают в комплекте с подпиской на онлайн‑кинотеатр. И вместо бесконечных тумблеров, дающих фрустрирующую иллюзию выбора, просто предлагают разные, но применимые к жизни опции.

Виртуальные операторы, «Тинькофф Мобайл» и «СберМобайл» также радуют нас как структурой и стоимостью тарифов так и качеством, а иной раз — заботой об абоненте.

К тому же, абоненты виртуальных операторов, как показало расследование iFreedomLab, не страдают от скрытых мобильных подписок, что приводит в изумление нашу команду — ну можно же, оказывается. Технически виртуальным оператором является и мобильная связь от «Ростелеком»­, развернутая на сети принадлежащего этому же холдингу Tele2.

Кстати, тот же «Тинькофф Мобайл» был пионером наборных тарифов на российском рынке — с момента запуска в 2017 они сразу предложили своим клиентам составлять свой тариф самостоятельно, покупая нужные опции — кому минут, кому SMS, а кому Гб в нужном количестве.­

За бугром дороже! Оцениваем стоимость связи

Часто приходится слышать, что в России очень дешевая мобильная связь, а вот (где‑то там) она страшно дорогая. Сравнивать на самом деле довольно сложно. Конечно, есть соответствующие рейтинги, но опираться именно на цену не совсем справедливо — ведь и зарплаты в разных странах у людей разные, как и различается стоимость жизни, налоги и т. д. А еще разные расходы на ведение бизнеса — ведь сотовым компаниям нужно платить налоги‑зарплаты‑аренды и соблюдать требования государства, которые тоже могут стоить ого‑го.

Например, берем среднюю стоимость связи в месяц в Великобритании — 17 фунтов в месяц. Берем среднюю зарплату по стране — 2518 фунтов.

Получаем, что среднестатистический англичанин тратит на связь около 0,7% дохода.

Для оценки затрат российских граждан берем из данных Росстата среднюю ЗП в России в ноябре* 2022 года — 63 060 рублей, и среднюю стоимость пакета мобильной связи в ноябре же 2022 года — 465.65 ₽ Получаем, что россиянин должен потратить 0,7% своих доходов на связь.

*рассматриваем ноябрь как последний релевантный месяц года, т.к. в декабре данные по зарплатам обычно заметно выше за счет годовых премий

Более того, такая пропорция в России сохраняется минимум последние 5 лет: средняя стоимость пакета связи составляет 0,67%-0,79% от средней зарплаты.

Это приблизительно сравнение, тем более что во многих странах, например, операторы продают сразу телефон с SIM‑картой (контракт), в России пока такой практики нет. Отличаются размеры налогов, стоимость остальных слагаемых семейного бюджета, коммуналки, садика, транспорта. То есть вычислить прям гарантированно сложно, но факт остается фактом — связь в России не дается даром.

Мы снова обратились к данным Росстата. И — данные показывают, что стоимость пакета связи из года в год заметно растет:

https://www.datawrapper.de//o2hX3/     https://www.datawrapper.de//IHQQw/

Но ведь и средняя зарплата растет? 

https://www.datawrapper.de/_/ii2d4/

Ага, итак.

С ноября 2019 по ноябрь 2022 года (не берем декабрь, так как в декабре премии искажают картину) у нас получаются такие расчеты:

  • Средняя зарплата выросла на 36.2% — с 46 285 до 63 060 рублей.

  • Мобильная связь подорожала на 35.8% — 342.78 до 465.65 рублей года.

То есть, строго говоря, стоимость мобильной связи нос к носу идет с доходами населения.

Однако это еще не все. Статистика — интересная вещь, тарифы тоже, и их комбинация дает еще более интересные результаты. Росстат считает структуру потребительских расходов домашних хозяйств (сколько тратим на еду, сколько откладываем и т. д.), где отдельной строкой выделяет показатель «Абонентская плата за пакет услуг сотовой связи, месяц». Так вот этот параметр, который в допандемийные годы даже и несколько подал, в пандемию неожиданно вырос:

https://www.datawrapper.de/_/RcZ0m/

Здесь мы видим, что усредненная российская семья (включая и работающих, и неработающих) тратила из своего ежемесячного бюджета на сотовую связь 0,6–0.7%, а в 2020–21 годах стало резко выделять вдвое больше средств — 1,2–1,4%. По 2022 году Росстат пока не дает данных, а сравнить было бы любопытно — только ли в ковидных ограничениях дело, или все же ситуация шире и связь стала обходиться россиянам вдвое дороже. (Да, мы могли предъявить эти данные как свидетельство безусловного роста стоимости сотовой связи, но рост среднего чека в пандемию отмечали и сторонние источники, так что будем корректными).

Таким образом, несмотря на повышение стоимости связи, нам пока сложно обвинить операторов в каком‑то катастрофическом подорожании.

Региональная динамика

Сейчас, конечно, освоение рынков закончилось, и услуги «большой четверки» доступны почти по всей России. Однако цены на мобильную связь в разных регионах могут отличаться, и весьма. Мы построили график, чтобы показать вам разницу. Для примера мы взяли «Нетариф» от МТС, прошлись по всем регионами и выяснили, сколько стоит самый базовый пакет с минимумом минут, SMS, трафика и отключенными дополнительными опциями. График огромный, смотреть тут.

Самым дешевым регионом оказалась Мордовия, а вот в топе не Москва, а Чукотка и Якутия.

Какие расходы несет оператор и как они влияют на связь?

Банально*.

  • Фонд оплаты труда: растет средняя ЗП стране — растут и затраты на сотрудников у оператора

  • Оборудование связи. Тут с 2014 года у операторов связи сложности, а с 2022 года сложности очень усугубились в связи с уходом с рынка поставщиков оборудования связи и колебаниями курса рубля.

  • Исполнения требования законодательства. Мы об этом писали недавно в статье про историю регулирования, но напомним:

    • стоимость операторской лицензии, например, резко выросла,

    • а оборудование СОРМ операторы закупают за свой счет,

    • Плюс Пакет Яровой

Таким образом цены на связь ну просто не могут не расти, и, как мы видим, растут в общем и целом в рамках общего роста всего остального: зарплат, расходов и т. д., и гармонично отражают уровень доходов населения в регионе и общемировые тенденции расходов.

* В реальной деятельности операторов могут быть и другие строки расходов.

Как операторы нас заставляют больше тратить на связь

Что тут у нас вызывает вопросы — это то, каким образом иной раз операторы подталкивают абонентов к изменению их тарифного плана в пользу более дорогого.

Понятно, что сам по себе абонент иной раз может быть вполне доволен своим тарифом: как ценой, так и начинкой того «пакета». Изобретать бесконечные «плюшки», которые будут заставлять абонентов ежегодно «апгрейдить свой тариф» с учетом инфляции, достаточно сложно. Да и просто люди не хотят платить больше, даже если с «плюшками». Кроме того, иногда опции новых тарифов, по нашему мнению, это то, что раньше там в тех тарифах было по умолчанию (и мы указывали это выше). Или, например, вспомним (и помянем) такую классную опцию, как мобильный безлимитный интернет, которую Минцифры в марте 2022 года предложил операторам отменить. Операторы уже и сами с 2021 года перестали делать тарифы с безлимитом. Потому что на них нет спроса (ну так нам сказали).

И ещё вспомним, что в 2017–2019 года операторы тотально переходили на «пакетные» тарифы — им нужно было стимулировать абонентов переходить на них.­ А сейчас регулярно вынуждают абонентов переходить на новые тарифы.

Кажется, поэтому операторы пустили в ход знакомую с детства игру «чёрный‑белый не бери, да и нет не говори» — случайно сказанное «ДА»­ в разговоре с колл центром оператора может быть истолковано как желание переключиться на новый тариф! Многие помнят те массовые обзвоны и потом внезапные изменения в своих расходах на мобильную связь. Такое продолжается до сих пор.

Одно время (может, и до сих пор) использовалась схема «мы вам предложим ПЕРСОНАЛЬНЫЙ тариф по вашим потребностям!», который по факту по условиям оказывался хуже предыдущего­.

Кроме того, Рунет хранит свидетельства и вовсе вопиющие при такого рода звонках от операторов — на чёткое «нет» абонент, тем не менее, таки получал смену тарифа под предлогом «вы все сами сменили в личном кабинете».­ ­И подобное не редкость. А иногда и просто меняют тариф втихую.

В общем, в соцмедиа можно найти огромную летопись скорбей абонентов по поводу уловок операторов, — пользователи до самых последний день получают звонки со странноватыми предложениями.

Кроме того, в ход шли, как нам кажется, откровенно манипулятивные схемы, когда например абоненту (по совместительству родственнику участника проекта iFreedomLab) звонят и сочувственно сообщают, что вот у него в тарифе опция, а он ей не пользуется, и не хочет ли он на новый тариф, чтобы не платить за эту опцию? Абонент произносит «да» и больше не платит за опцию, а платит за новый более дорогой тариф. На старый тариф вернуться нельзя, он же архивный. Здесь вот очень просим воздержаться от «да я никогда», «да кто на такое ведется» — на такое прекрасно ведутся пожилые или не очень сведущие в технологиях люди, у которых есть воспоминания о днях, когда связь стремительно дешевела.

Ну а кроме того, в последний год операторы не мудрствуя лукаво просто сообщают о повышении стоимости:

Здравствуйте! Вы пользуетесь тарифом Персональный. Мы сохраняли условия вашего персонального обслуживания неизменными с момента перехода на тариф. Хотим заранее рассказать, что с 17 января ваша индивидуальная скидка изменится и составит 64%, абонентская плата — 342 ₽ При этом на тарифе по‑прежнему остается безлимитный интернет и те же пакеты минут и SMS. Почему меняются условия обслуживания, расскажем в статье: mts.ru/pers

Или вот вам в рамках борьбы с безлимитом:

Здравствуйте! С 17 января изменится стоимость услуг:

— стоимость тарифа увеличится на 30 ₽ и станет 325 ₽

— опция «Безлимитный интернет» теперь будет стоить 4 ₽ в день. Если захотите ее отключить, наберите 1 051 444#

Рассказываем подробнее об изменениях: https://www.megafon.ru/go/changing

Такие практики кажутся проекту iFreedomLab некрасивыми, неэтичными. Да и просто обидно, что миллионам людей могут испортить настроение ради «великих» бизнес‑целей.

Разные практики удешевления связи

Абоненты применяют разные способы удешевления услуг связи. Один из них — через обещание ухода к другому оператору — мы уже описывали выше.

Непубличные тарифы

Второй вариант экономии на связи — это непубличные тарифы. Такие секретные тарифы, которые доступны только избранным. Найти эти тарифы можно в интернете достаточно легко. Обычно они стоят денег за подключение и имеют определенные риски — например, через несколько месяцев могут тариф сменить на более дорогой, кроме того, номер обычно не ваш, а некой фирмы (тариф часто корпоративный). Иногда могут происходить непрозрачные списания. С таким участники проекта iFreedomLab сталкивались лично у «Мегафона»: компания, которая владела номером* (т. е. компания, которая купила номер у «Мегафона» и потом продала его использование­), списывала дополнительные деньги за обслуживание и эксклюзивность тарифа. Совсем недавно было 30 рублей в месяц, а с 2023 года стало 120. В целом, это серая территория, где можно как выиграть, так и потратить свое время впустую.

Продавцы непубличных тарифов завлекают сладкими рассказами, что по телевизору у операторов одни тарифы, а на самом деле есть и другие, которые операторы упорно распространяют только через странноватые интернет‑магазины. Tele2 даже опубликовал статью о том, что ну нет у них никаких тайных тарифов. Чаще всего речь идет о корпоративных тарифах.

Тем не менее, например, региональная разница в ценах позволяет перепродавать SIM‑карты, купленные в регионах с тарифами пониже, в другие — где стоимость не такая замечательная.

Корпоративные тарифы

Распространенный способ получения «непубличного» тарифа — корпоративный тариф. Какая‑то организация обращается к оператору, якобы чтобы обеспечить своих сотрудников сотовой связью. Тарифы для организаций более «вкусные», чем для частных лиц. И вот эти вкусные тарифы потом перепродаются людям, не имеющим никакого отношения к изначальному ИП или ООО.

Кстати, возможно комбо: корпоративный тариф из «недорогого» региона.

Бонусы:

  1. Выгодно! Как правило, с такими тарифами можно получить больше «начинки» за меньшие деньги.

Минусы

  1. Сколько жизни в этой SIM‑карте — вы не знаете. Месяц? Год? В какой‑то момент либо закончится договор у неизвестного вам ИП, либо оператор сопоставит какие‑то одному ему известные знаки — и SIM‑карта отключится. Так что покупая такой «тариф» нужно иметь в виду, что если он сгорит через месяц — есть шансы, что покупка не оправдает себя.

  2. Регистрировать на эти данные сколько‑нибудь важные для вас сервисы нельзя. Подробнее о телефонном номере можно почитать в нашем расследовании «Тайная жизнь SIM‑карты», но просто имейте в виду: где‑то неведомо где есть человек, которому этот номер все‑таки принадлежит и он имеет доступ к звонкам и SMS по этому номеру. Когда эта SIM‑карта по неведомым причинам прекратит свое существование — вы не сможете получить ее обратно.

  3. Внезапные траты и изменения тарифа. Компания, которая номером владеет, может списывать за обслуживание или за эксклюзивность номера.

  4. Если продавец предлагает вам оформить эту SIM‑карту на себя, то вам придется неведомо кому отправить свои паспортные данные. Это рискованно, и, поступая так, нужно оценивать эти риски.

Выводы

  • На сегодня мобильная связь в России неплохого качества, но уверенно назвать мобильную связь более дешевой, чем в других странах, мы не можем.

  • Связь уверенно дорожает, как в абсолютных цифрах, так и относительно общей структуры расходов домохозяйств.

  • Безлимитные тарифы нередко отменяются, или вводится существенная дополнительная плата за них.

  • «Пакетная» система тарифов, как нам кажется, это фрустрирующая видимость выбора без реальной возможности выбора.

  • Техники удешевления стоимости мобильной связи — вполне работающие, хотя пользоваться ими нужно с аккуратностью, в особенности в том, что касается передачи своих персональных данных.

  • Техники операторов по поддержанию роста стоимости тарифов кажутся нам неэтичными и некрасивыми.

По итогам нашего исследования, мы, как всегда, призываем большой бизнес к честной игре: без лукавых «пакетов» с тухлой помидоркой на дне, без скрытых мобильных подписок, без вызывающих у нас вопросы способов перевода абонентов на новые тарифы.

Сегодня мобильная связь с мобильным интернетом — это не роскошь или какое‑то дополнительное удобство, а необходимость. Поэтому доступность — как техническая, так и финансовая — это важный параметр, который должен быть в приоритете.

И напоследок, текст на нашем сайте со всеми графиками. Наверняка за давностью лет здесь есть куча неточностей, добавляйте свое мнение, рассказывайте, как связь развивалась в вашем регионе.

Теги:
Хабы:
Всего голосов 18: ↑17 и ↓1+22
Комментарии17

Публикации

Истории

Ближайшие события