Как стать автором
Обновить
60.7
Рейтинг

Протоколы, а не Платформы: технологический подход к свободе слова — Часть 2

Блог компании Near Децентрализованные сети Open source *Научно-популярное Криптовалюты
Перевод
Автор оригинала: Mike Masnick

Протоколы спешат на помощь

В первой половине этой статьи я предлагаю вернуться в мир, где протоколы, а не платформы доминируют в Интернете. Есть основания полагать, что система протоколов может решить много проблем, вызванных платформами, но это может быть сделано за счет минимизации проблем, присущих протоколам несколько десятилетий назад.

Пока нет универсального решения проблемы, система протоколов могла бы служить для более эффективной защиты как конфиденциальности пользователей, так и свободы слова. Для этого нужно свести к минимуму последствия оскорбительного поведения в сети и создавать новые убедительные бизнес-модели, соответствующие интересам пользователей. 

Залог успеха этой работы заключается в том, что появится много конкурирующих интерфейсов на протоколах для различных типов платформ, которые мы видим сегодня. Конкуренция возникнет за счет огромного выбора интерфейсов. Снижение расходов на переход от одной реализации к другой устранит замкнутость платформы, а возможность создания собственного интерфейса каждому пользователю и получение доступа ко всему содержимому по основному протоколу препятствует созданию конкуренции. Если у вас уже есть доступ ко всем, кто использует “протокол социальной сети”, то вам не нужно создавать новый Facebook, а просто нужно обеспечить ему другой или улучшенный интерфейс.

Пример этого уже можно увидеть в пространстве электронной почты. Существует множество различных реализаций электронной почты, основанной на открытых стандартах, таких как SMTP, POP3 и IMAP24. Популярные системы имейла в 1980-х и 1990-х годах опирались на настройки клиент-сервера, в которых провайдер услуг (будь то коммерческий провайдер интернет-услуг, университет или работодатель) размещал электронную почту только на короткий промежуток времени на сервере, пока она не была загружена на собственный компьютер пользователя через клиентское программное обеспечение, такое как Microsoft Outlook, Eudora или Thunderbird. Или пользователи могли получить доступ к электронной почте через текстовый интерфейс, например, Pine или Elm25.

В конце 1990-х годов наблюдался рост интернет-почты, начался с Rocketmail (приобретенный Yahoo, ставший Yahoo Mail) и Hotmail (приобретённый Microsoft, через несколько лет ставший Outlook.com). Google представил Gmail в 2004 году, положивший начало новому этапу инноваций, так как было предоставлено значительно больше места для хранения электронной почты, а также более быстрый пользовательский интерфейс26.

И при этом открытые стандарты предлагают большую гибкость. Пользователь может использовать адрес электронной почты, отличный от Gmail, в интерфейсе Gmail. Или он может использовать учетную запись Gmail с совершенно другим клиентом, таким как Microsoft Outlook или Apple Mail27. Кроме того, можно создавать новые интерфейсы поверх самого Gmail, например, с расширением Chrome28.

Такая гибкость имеет много преимуществ для конечного пользователя. Даже если одна платформа, подобная Gmail, становится более популярной на рынке, стоимость переключения значительно ниже. Если пользователю не нравится, как Gmail обрабатывает определенные функции или он беспокоится о политике конфиденциальности Google, переключение на другую платформу намного проще, и пользователь не теряет доступа ко всем своим старым контактам или возможности написать кому-то еще (даже тем контактам, которые остаются пользователями Gmail).

Обратите внимание, что эта гибкость служит сильным стимулом со стороны Google для убеждения, что Gmail хорошо относится к своим пользователям; Google с меньшей вероятностью предпримет действия, которые могут привести к быстрому исходу. Это отличается от полностью проприетарной платформы, такой как Facebook или Twitter, где выход из этих платформ означает, что вы больше не общаетесь с людьми таким путем и не можете легко получить доступ к их контенту и коммуникациям. С такой системой, как Gmail, легко экспортировать контакты, архивные электронные письма и переключиться на любой сервис, не теряя возможности оставаться на связи с кем угодно.

Кроме того, это создает более благоприятные условия для конкуренции. Несмотря на то, что Gmail является особенно популярным почтовым сервисом, другие смогут строить крупные почтовые сервисы, такие как Outlook.com или Yahoo Mail, или запускать успешные стартапы имейл-сервисов, ориентированные на различные рынки и ниши, типа Zohomail или Protonmail29. Также, это создает другие сервисы, строящиеся поверх существующей экосистемы электронной почты, с меньшим опасением зависеть от одной платформы, которая может закрыть их. Например, и Twitter30, и Facebook31 имеют тенденцию менять направление продукта и отключать сторонние приложения, но в сфере электронной почты существует развивающийся рынок услуг и компаний, таких как Boomerang, SaneBox и MixMax, каждая из которых предоставляет дополнительные сервисы, которые могут работать на множестве различных почтовых платформ32.

Конечным результатом является усиление конкуренции за улучшение сервиса как между службами электронной почты, так и внутри них, а также сильные стимулы для того, чтобы основные провайдеры услуг действовали в интересах своих пользователей, поскольку более низкая степень блокировки дает этим пользователям возможность уйти.

Защита свободы слова и ограничение воздействия оскорбительного поведения

Возможно, самая противоречивая часть дискуссий о модерации контента - это вопрос, что делать с «оскорбительным» поведением. Практически все согласны, что такое поведение существует в Интернете и может причинять вред, но нет общего мнения, что именно оно включает. Поведение, тревожащее людей, можно разделить на различные категории:  преследование, воинственная риторика, угрозы, троллинг, непристойности, незаконное распространение личных данных в интернете (доксинг), спам и т. д. Но ни у одной из этих категорий нет общего определения, и большая часть этого поведения происходит на глазах пользователей. Например, попытка одного человека выразить свое мнение может быть расценена получателем как оскорбление. Ни одна из сторон не может быть «ошибочной» сама по себе, но предоставить каждой платформе право решать такие вещи - невыполнимая задача, особенно когда речь идет о сотнях миллионов единиц контента в день.

На сегодняшний день, платформы являются конечной централизованной властью в решении этих вопросов. Многие решили проблему с помощью все более сложных сводов внутренних не очевидных для конечных пользователей «законов», передаваемых большому количеству сотрудников (часто переданных на аутсорсинг людям с относительно низкой заработной платой), которым дано очень мало времени для принятия решений по тысячам материалов33.

В такой системе ошибки Типа I («ложноположительный») и Типа II («ложноотрицательный») встречаются не просто часто; они неизбежны. Контент, который, по мнению многих, должен быть удален, остается наверху34, в то время как контент, который, по мнению других, должен оставаться наверху, удаляется35. Несколько сотрудников, занимающихся модерацией контента, могут рассматривать контент совершенно по-разному, и модераторы контента практически не могут принять во внимание контекст (отчасти потому, что большая часть контекста может быть недоступна или очевидна для них, а отчасти потому, что время, необходимое для полностью исследовать каждую ситуацию делает невозможным рентабельность). Точно так же ни одно технологическое решение не может должным образом учитывать контекст или намерение - компьютер не может распознавать такие вещи, как сатира или гипербола, даже на уровне, очевидном для любого читающего человека.

Однако протокольная система переносит большую часть процесса принятия решений из централизации на конечных пользователей. Вместо того, чтобы полагаться на единую централизованную платформу со всеми вытекающими из этого внутренними предубеждениями и стимулами, каждый мог бы создать свой набор правил, включая то, какой контент он не хочет видеть и какой контент он хотел бы продвигать. Поскольку большинство людей не захотят вручную контролировать свои предпочтения и уровни, это может легко упасть на любое число третьих лиц - будь то конкурирующие платформы, организации, представляющие общественный интерес, или местные сообщества. Эти третьи стороны могут создавать любые интерфейсы с любыми правилами.

Например, те, кто интересуется вопросами гражданских прав, могут подписаться на фильтры модерации или даже на дополнительные услуги, выпущенные ACLU или EFF. Кто-то, интересующийся политикой, может выбрать фильтр из назначенной им политической партии (хотя это, очевидно, вызывает некоторые опасения по поводу увеличения «пузырей фильтров», есть основания полагать, что влияние таких вещей будет ограниченным, как мы увидим далее).

Могут появиться абсолютно новые третьи лица, полностью сосредоточенные на обеспечении лучшего опыта. Они должны касаться не только фильтра сдерживания контента, но и всего опыта пользователей. Представьте себе интерфейс, конкурирующий с Twitter,  предварительно настроенный (и постоянно обновляемый) на модерацию контента из троллинговых аккаунтов и на более эффективное продвижение содержательных, заставляющих задуматься историй, а не привычных приемов кликбейта. Или интерфейс, который мог бы обеспечить лучший формат для разговоров, или для чтения новостей.

Важно сделать эту систему «правил» общедоступной, прозрачной и контролируемой любым конечным пользователем. Я хотел бы иметь возможность выбрать использование общедоступных элементов управления EFF для Twitter, используя интерфейс, предоставленный новой некоммерческой организацией, но затем перенастроить параметры, если я предпочитаю, скажем, больше контента о ЕС. Или, если я хочу использовать сеть в основном для чтения новостей, я могу использовать интерфейс, предоставленный New York Times. Или, если я хочу пообщаться с друзьями, я мог бы использовать специальный интерфейс, предназначенный для лучшего общения между небольшими группами друзей.

В таком мире мы можем позволить миллиону систем модерации контента придерживаться одного и того же свода правил публикаций, где каждая использует совершенно разный подход, и посмотреть, какие из них работают лучше всего. Централизованные платформы больше не являются единственным “арбитром” в отношении того, что разрешено, а что нет. Скорее,  многие люди и организации смогут настроить систему под свой уровень комфорта и поделиться с другими - а также, позволить конкуренции происходить на уровне реализации, а не на базовом уровне социальной сети.

Это не помешает любому человеку использовать платформу как трибуну для своих выступлений, но если  популярные интерфейсы и фильтры модерации контента добровольно их исключат, то это сильно ограничит силу и влияние такого выступления. Такой подход также  является более демократичным, при ведь “фильтры” будут конкурировать на свободном рынке. Если люди считают, что один из таких интерфейсов или фильтр-провайдеров не справляется с работой, они могут перейти к другому или самостоятельно задать свои настройки.

Таким образом, у нас меньше централизованного контроля, меньше причин заявлять о «цензуре», больше конкуренции, больше разнообразия подходов и больше контроля, предоставляемого конечным пользователям - все это, вероятно, сводит к минимуму охват и влияние контента, который считается оскорбительным. Действительно, наличие разнообразных фильтров, вероятно, будет определять область охвата любого человека пропорционально тому, насколько его речь будет восприниматься как нежелательная по мнению многих других.

В качестве примера можно привести споры, возникшие по поводу того, как платформы обрабатывали аккаунт Алекса Джонса, это шоу-мен, ведущий InfoWars и регулярно поддерживающий различные теории заговора. Пользователи оказали огромное давление на платформы, с целью заблокировать его, и когда они этого добились, столкнулись с аналогичным несогласием его сторонников, заявивших, что они хотят удалить Джонса только из-за предвзятого отношения к его политике36.

В системе, основанной на протоколах, приверженцы мнений о том, что Алекс не был честной личностью, вероятно, заблокировали бы его намного раньше, в то время как другие провайдеры интерфейсов, фильтров и отдельные лица могли принять решение о вмешательстве на основании любого недопустимого действия. Самые решительные сторонники всегда сохраняли бы доступ к его высказываниям, но при этом его область деятельности стала бы ограниченной. Таким образом, тем, считает эти сообщения чепухой, перестанут их видеть, а те, кто находят в них смысл, будут по-прежнему иметь к ним доступ.

Рынок различных фильтров и интерфейсов (и возможность настроить свои собственные) позволит значительно повысить степень детализации. Конспирологов и троллей будет сложнее найти с фильтрами “мейнстрима”, но они не будут полностью скрыты от тех, кто хочет их просматривать. Вместо сегодняшней централизованной системы, в которой все голоса более или менее равны (или полностью запрещены), в мире, построенном на протоколе, экстремистские взгляды будут просто менее привлекательны для большинства.

Защита данных и конфиденциальности пользователей

Дополнительным преимуществом является то, что система на основе протокола практически точно повысит и конфиденциальность. При протоколах, системам типа социальных сетей не нужно будет собирать и размещать все ваши данные. Вместо этого, решения о фильтрации смогут перейти к конечным пользователям, то же самое может произойти и с  хранилищем данных. Хотя это может развиваться по-разному, один довольно простой метод заключается в том, что конечные пользователи просто создают свои собственные «хранилища данных» с помощью приложений, находящимися под контролем самих пользователей. Поскольку маловероятно, что мы вернемся в мир, где большинство будет хранить свои данные локально (тем более, что мы все чаще делаем что-то с ряда устройств, включая компьютер, смартфон и планшет), все же имеет смысл размещать эти данные в облаке, но они будут оставаться полностью под контролем конечного пользователя.

В этом мире вы можете использовать специализированную компанию по хранению данных, которая будет размещать ваши данные в облаке в виде зашифрованного большого двоичного объекта, к которому у провайдера хранилища данных не будет доступа, но к которому вы сами сможете выборочно разрешить доступ для любых целей в любой момент. Эти данные также могут выступать в качестве вашей уникальности. Затем, если вы хотите использовать протокол, подобный Twitter, вы сможете просто открыть доступ к своей базе данных для протокола, чтобы получить доступ к необходимому. Вы сможете установить, к чему ему разрешен (и не разрешен) доступ, а также вы сможете увидеть, когда и как он получал доступ к вашим данным и что он с ними делал. Это означает, что вы сможете закрыть доступ в любое время, если кто-то будет пренебрегать нормами использования. В некоторых случаях системы могут быть спроектированы таким образом, что даже когда служба получает доступ к вашим данным, она не может их собирать, получая только агрегатор или сводную информацию в хешированной форме, что обеспечивает дополнительный уровень конфиденциальности.

Таким образом, конечные пользователи по-прежнему смогут использовать свои данные для различных инструментов социальных сетей, но вместо того, чтобы хранить эти данные в скрытых хранилищах без доступа, прозрачности и контроля, элемент управления будет перемещен полностью на конечных пользователей. Посредники заинтересованы “хорошо себя вести”, чтобы их не заблокировали. Конечный пользователь лучше понимает, как на самом деле используются его данные, также получает возможность подписываться на другие услуги и безопасно передавать данные от одного объекта другому (или нескольким другим), что также дает новые мощные функции.

Хотя остаются некоторые опасения, что при такой системе посредники будут по-прежнему сфокусированы  на использовании всех ваших данных, остается несколько причин, почему этого может и не произойти. Во-первых, учитывая возможность использования одного и того же протокола и переключения на другого провайдера интерфейса/фильтра, любой провайдер, который стал слишком "жадным" до ваших данных, рискует оказаться без людей. Во-вторых, отделяя хранилище данных от провайдера интерфейса, конечный пользователь получает большую прозрачность. Идея заключается в том, что вы будете загружать данные в хранилище данных/облачной системе в зашифрованном формате, чтобы хостинговая сторона не имела к ним доступа. Провайдеру интерфейса нужно запросить доступ, и можно будет разрабатывать инструменты и услуги, которые позволят вам, во-первых, определить, какие платформы данных будут иметь доступ, на какой срок, по каким причинам и, во-вторых, отключить доступ, если вас не устраивает его использование.

Хотя оператор интерфейса/фильтра может злоупотребить своими привилегиями по сбору и хранению данных, для этого также есть потенциальные технические средства, в том числе разработка протокола, который, будет извлекать соответствующие данные только близкие к реальному времени из вашего хранилища данных. Если он этого не делает и у него есть доступ к вашим данным, могут появиться предупреждения о том, что ваши данные размещаются против вашего желания.

Наконец, как объясняется ниже при обсуждении бизнес-модели, у провайдеров интерфейсов будут более сильные стимулы для уважения пожеланий конечных пользователей о конфиденциальности, поскольку их деньги, скорее всего, будут напрямую зависеть от интенсивности использования, а не от монетизации данных. А нарушение соглашений с пользователями может привести к прекращению работы, что нанесет ущерб их собственным экономическим интересам.

Создание условий для расширения инновационной деятельности

Система протоколов по своей сути, скорее всего, приведет к большим инновациям в данной сфере, частично позволяя любому создать интерфейс для доступа к контенту. Такой уровень конкуренции почти наверняка приведет к различным попыткам внедрения новшеств, что улучшит все аспекты предоставления сервиса. Конкурирующие компании могут предложить лучший фильтр, лучший интерфейс, лучшие функции и многое другое.

Сейчас у нас имеется только межплатформенная конкуренция, причем в довольно ограниченном виде. Понятно, что рынок может принять несколько гигантов, поэтому пока Facebook, Twitter, YouTube, Instagram и другие борются за внимание юзеров, у них меньше стимулов улучшать их услуги.

Однако, если кто-то мог представить новый интерфейс, или новые возможности, или лучшую модерацию, то неожиданно конкуренция в рамках конкретного протокола (ранее платформы) может быстро стать ожесточенной. Различные идеи будут испробованы и отброшены, но эксперимент в условиях реального мира, скорее всего, в кратчайшие сроки покажет, как эти услуги могут стать инновационными и быстро обеспечить большую ценность. В настоящее время многие платформы предлагают API, позволяющие третьим сторонам разрабатывать новые интерфейсы, но API управляются централизованными платформами - и они могут менять их ни с того, ни сего. В самом деле, Twitter много, много раз менял свою поддержку APIs и сторонних разработчиков - но в рамках протокольной системы APIs был бы открыт, с расчетом на то, что любой человек мог бы на нем строить, и не было бы централизованной компании для блокировки разработчиков37.

Кроме того, это, вероятно, создаст совершенно новые области для инноваций, в том числе в вспомогательных услугах, таких как стороны, сосредоточенные  на предоставлении более эффективных инструментов модерации контента или конкурирующих хранилищах данных, обсуждавшихся ранее, которые будут служить просто для размещения доступа к вашим зашифрованным данным, без необходимости иметь доступ к ним или выполнять какие-либо конкретные действия с ними. Эти услуги могут конкурировать по скорости и времени беспрерывной  работы, а не по дополнительным функциям.

Например, в мире открытых протоколов и частных хранилищ данных возможно, что преуспевающий бизнес может развиваться в виде "агентов", взаимодействующих между вашими хранилищами данных и различными сервисами, автоматизируя определенные задачи и обеспечивая дополнительную ценность. Простой версией этого может быть агент, сосредоточенный на сканировании различных протоколов и служб для получения соответствующих новостей по конкретной теме или компании, а затем отправка уведомления вам, как только он что-нибудь найдет.

Создание новых бизнес-моделей

Одна из основных причин того, что протоколы из раннего Интернета стали терять популярность по сравнению с централизованными платформами, - это проблема бизнес-модели. Наличие собственной платформы (если она приживется) - это модель, которая приносит компаниям много денег. Однако создание и поддержание протокола было проблемой на протяжении долгого времени. Большую часть работы обычно выполняли добровольцы, а протоколы со временем остановили развитие без внимания. Например, в 2014 году было обнаружено, что OpenSSL, основной протокол безопасности, на котором держится очень большая часть Интернета, имеет серьезный недостаток безопасности, известный как Heartbleed. Примерно в это же время было отмечено, что поддержка OpenSSL практически полностью отсутствует. Над OpenSSL работала небольшая группа добровольцев и один человек, работавший полный рабочий день. Фонд, который им руководил, первоначально получал довольно скромные гранты38.

Таких историй много. Как упоминалось ранее, Deja News не смогла построить большую часть бизнеса с помощью Usenet, поэтому его продали Google. Электронная почта никогда не считалась таким источником дохода, как протокол, и обычно она включалась бесплатно в вашу учетную запись интернет-провайдера. Несколько первых компаний пытались создать веб-платформы на основе электронной почты, но два значимых таких примера были быстро куплены крупными компаниями (Rocketmail от Yahoo, Hotmail от Microsoft), чтобы включить их в более крупные продукты39. В конце концов Google запустил Gmail, и он заработал приличную сумму после запуска электронной почты на своей платформе, но это не рассматривалось как крупный источник дохода. Тем не менее успехи Google и Microsoft с Gmail и Outlook, соответственно, показывают, что крупные компании могут создавать очень успешные услуги на основе открытых протоколов. Если Google испортит Gmail или создаст сложности с этой услугой, людям не составит труда перейти на другую почтовую систему и сохранить доступ ко всем, с кем они общаются.

Мы уже обсуждали конкуренцию между различными реализациями интерфейса и фильтров, для обеспечения лучшего сервиса, но, вероятно, также будет конкуренция за бизнес-модели. Скорее всего, будут проводиться эксперименты с различными типами бизнес-моделей, включающими как сервисы хранилища данных, взимающих плату за премиальный доступ и хранение (а также за безопасность), так и сервисы, как Dropbox и Amazon Web Services. Также может существовать множество бизнес-моделей, сформированных на основе реализаций и фильтров. Могут быть предложения по подписке на премиальные услуги или функции или альтернативные формы оплаты.

И хотя есть - вполне разумные - опасения по поводу настройки контроля данных текущего рекламного рынка на сегодняшних платформах социальных сетей, есть основания полагать, что в описанном здесь мире может развиваться менее требовательная к данным рекламная модель. Опять же, когда уровень данных и конфиденциальности находится в руках конечных пользователей, активный сбор данных не будет таким успешным и полезным. Вместо этого есть возможность развития нескольких типов рекламных моделей.

Во-первых, может существовать рекламная модель, основанная на более ограниченных данных, с большим упором на сочетание намерений или на чистую рекламу бренда. Взгляните на исходную рекламную модель Google, чтобы увидеть эту возможность. Она не столько полагалась на знание всей информации о вас, сколько на знание контекста ваших поисковых запросов в конкретный момент. Или мы могли бы вернуться в мир более традиционной рекламы брендов, где рекламодатели будут искать подходящие сообщества. Например, автомобильная компания будет искать рекламу в микросообществах на платформе, у которых есть заявленный интерес к автомобилям.

В качестве альтернативы, учитывая объем контроля, который конечные пользователи будут иметь над своими данными, можно разработать бизнес-модель обратного аукциона, в соответствии с которой конечные пользователи смогут сами предлагать свои данные в обмен на доступ или сделки от определенных рекламодателей. Смысл в том, что контроль будет принадлежать конечному пользователю, а не платформе.

И, наверное, самое интересное то, что есть несколько возможностей, благодаря которым протоколы могут стать более устойчивыми. В последние несколько лет, с развитием криптовалют и токенов, теоретически стало возможным создать протокол, использующий криптовалюту или токен с определенной ценностью, при этом ценность этих элементов растет по мере роста их использования40. Простой способ взглянуть на это заключается в том, что криптовалюта, основанная на токенах, является эквивалентом капитала в компании, но вместо ценности, связанной с финансовым успехом компании, ценность криптовалютного токена связана со стоимостью общей сети.

Не вдаваясь в подробности принципа их работы, эти формы валюты имеют собственную ценность, и привязаны к протоколу, который они поддерживают. По мере того, как растет количество юзеров протокола, ценность валюты или токена увеличивается. Во многих случаях использование валюты или токена может быть необходимо для работы самого протокола - таким образом, по мере более широкого использования протокола спрос на валюту/токен увеличивается, в то время как предложение остается постоянным или увеличивается в соответствии с ранее разработанным планом роста.

Это мотивирует многих людей поддерживать и использовать протокол для увеличения стоимости соответствующей валюты. В данный момент предпринимаются попытки создать протоколы, в соответствии с которыми организация, отвечающая за протокол, сохраняет некоторый процент валюты, распределяя остальную. Теоретически, при популяризации такой системы, повышение стоимости токенов/валюты могло бы помочь профинансировать текущее обслуживание и работу протокола, что эффективно устранило бы первоначальную проблему финансирования открытых протоколов, которые помогли создать современный интернет.

Точно так же у различных разработчиков интерфейсов, фильтров или агентов могут быть способы извлечь выгоду из увеличения стоимости токенов. В результате могут возникнуть разные модели, но различным реализациям может быть предоставлена ​​определенная доля токенов, и, поскольку они помогают сети увеличивать использование, их собственная стоимость токенов также будет увеличиваться. Действительно, распределение токенов может быть привязано к количеству пользователей в конкретном интерфейсе для создания согласованных стимулов (хотя и с некоторым механизмом, позволяющим избежать игры в систему с фальшивыми пользователями). Или, как описано выше, использование токенов может быть необходимым компонентом работы реальной архитектуры систем, точно так же, как валюта Биткойн является основным элементом работы открытого реестра блокчейнов. 

Во многих отношениях такая настройка лучше согласовывает интересы пользователей службы с разработчиками протоколов и дизайнерами интерфейсов. В системе, основанной на платформе, стимулы состоят в том, чтобы либо взимать плату с пользователей напрямую (что несколько противоречит интересам платформы и пользователя), либо собирать больше их данных для рекламы. Теоретически «хорошая» реклама может рассматриваться как ценная для конечных пользователей, но в большинстве случаев конечные пользователи замечают, что интересы платформы и пользователей имеют тенденцию не совпадать, когда платформа собирает много данных с целью таргетинга им рекламы. 

Однако в рамках токенизированной системы, движущим фактором является более широкое использование для увеличения стоимости токенов. Это, очевидно, может создать другие проблемы стимулирования - уже есть опасения по поводу того, что платформы отнимают слишком много времени, и любой сервис сталкивается с проблемами, когда становится слишком большим - но, опять же, протокол будет стимулировать конкуренцию, чтобы обеспечить лучший пользовательский интерфейс, лучшие функции и лучшую модерацию, тем самым сводя к минимуму эту проблему. Действительно, интерфейс может конкурировать, предоставляя более ограниченный опыт и продвигаясь за счет способности ограничивать информационную перегрузку.

Тем не менее, возможность согласовать стимулы самой сети с финансовой выгодой создает довольно уникальную возможность, которую многие изучают.

Что может не сработать

Ничего из этого не означает, что система на основе протоколов решит полностью все проблемы. Многое из того, что было предложено выше, является спекулятивным - и, действительно, мы уже видели, что платформы обгоняли протоколы, пока у протоколов была ограничена возможность развития.

Сложность убивает

Вполне возможно, что любая система, основанная на протоколах, будет слишком сложной и громоздкой для привлечения большой базы пользователей. Юзеры не хотят возиться с множеством настроек или приложениями, чтобы привести что-то в работу. Они просто хотят узнать, что это за услуга, и без особого труда пользоваться ею. Платформы с самого начала довольно хорошо фокусировались на аспекте взаимодействия с пользователем, особенно на привлечении новых пользователей41.

Можно было бы надеяться на попытку создать новый режим, основанный на протоколах, что он смог бы извлечь уроки из успеха современных платформ и развить их. Точно так же внутрипротокольная конкуренция на уровне обслуживания может создать большие стимулы для создания лучшего пользовательского опыта - и то же самое можно сказать о ценности связанной криптовалюты, которая буквально привязана к созданию лучшего пользовательского опыта. В самом деле, предоставление самого простого и удобного интерфейса для доступа к протоколу, вероятно, будет основной областью конкуренции.

Наконец, одна из причин, по которой платформы с самого начала опережали протоколы, заключается в том, что все, что контролируется одним объектом, также приводит к явному повышению производительности. В мире протоколов с отдельными хранилищами данных/интерфейсами вы будете больше рассчитывать на то, что несколько компаний объединятся. Интернет-гиганты, такие как Google, Facebook и Amazon, действительно усовершенствовали свою работу, взаимодействуя друг с другом, включение в эту группу нескольких сторонних производителей повысит риск. Однако в этой области были широко распространены технологические усовершенствования (и, действительно, крупные платформенные компании открыли исходный код некоторых из своих собственных технологий, которые сделали это возможным). Вдобавок ко всему, скорости широкополосного доступа увеличились и должны продолжать расти, возможно, минимизируя техническое препятствие.

Существующие платформы слишком велики и это никогда не изменятся

Еще одним потенциальным препятствием является то, что существующие платформы - Facebook, YouTube, Twitter, Reddit и тд- уже настолько велики и внедрены в повседневную жизнь, что от них практически невозможно избавиться с помощью подхода, основанного на протоколах. Эта критика предполагает, что единственный способом избавления от платформ является создание совершенно новой системы, основанной на протоколах. Это может сработать, но сами платформы также могут рассмотреть возможность использования протоколов.

Многие могут задать вопрос, зачем платформам использовать протоколы, если это будет означать избавление от монополистического контроля в их системе, которым они в настоящее время пользуются в отношении информации, и возвращение этих данных в систему под контроль конечного пользователя и использование в конкурирующих сервисах, использующих тот же протокол. Тем не менее, есть причины полагать, что некоторые платформы действительно могут пойти на этот компромисс.

Во-первых, по мере увеличения давления на платформы, им все чаще приходится осознавать, что то, что они сейчас делают, не работает и вряд ли когда-то будет работать. Нынешний режим работы только приведет к еще большему давлению с целью «решить» то, что кажется нерешаемой проблемой. В какой-то момент переход к системе протоколов может стать способом для существующих платформ избавиться от невыносимого груза ответственности за то, что делает каждый человек на их платформе.

Во-вторых, продолжение того, что они делают, будет обходиться все дороже. Facebook уже недавно пообещал нанять еще десять тысяч модераторов; YouTube также пообещал нанять «тысячи» модераторов42. Наем всех этих людей будет увеличивать расходы и для компаний. Переход на систему, основанную на протоколах, переместит элемент модерации на конечных пользователей или на конкурирующие третьи стороны, снимая эти расходы с бухгалтерских книг для крупных платформ.

В-третьих, существующие платформы могут исследовать использование протоколов как эффективный способ конкуренции с другими крупными интернет-платформами в областях, где у них гораздо меньше возможностей для конкуренции. Например, Google отказался от множества попыток создать социальную сеть в стиле Facebook43. Однако, если он по-прежнему считает, что должна быть социальная сеть, альтернативная Facebook, он может согласиться с предложением системы на основе открытых протоколов. Фактически, признание того, что компания вряд ли сможет создать собственное проприетарное решение, сделало бы предложение системы открытого протокола хорошей альтернативой, хотя бы для сокращения позиций Facebook.

И наконец, если будет показано, что подход с использованием токен/криптовалюты работает как метод поддержки успешного протокола, то, возможно, будет даже полезнее создавать эти услуги в качестве протоколов, а не в качестве централизованных контролируемых платформ

Это ухудшит проблему пузыря фильтров

Некоторые утверждали, что такой подход усугубит некоторые проблемы, связанные с оскорбительным контентом в Интернете. Основная идея в том, что позволить жестоким людям - будь то троллям или ужасающим неонацистам - иметь любую возможность высказывать свое мнение, будет проблемой. И чтобы пойти еще дальше, они будут утверждать, что, допуская использование конкурирующих услуг, вы в конечном итоге получите “помойку” в Интернете, где худшее из худшего будет продолжать накапливаться.

Хотя я с пониманием отношусь к этой возможности, это кажется неизбежным в силу какого- либо воображения. Один аргумент против этой жалобы состоит в том, что уже есть люди, “заражающие” различные социальные сети, и пока ничего не помогло избавиться от них. Но важнее то, что это, скорее всего, в какой-то степени поместит их в “карантин”, поскольку их контент с меньшей вероятностью попадет в наиболее используемые реализации и службы протокола. То есть, хотя они могли бы быть подлыми в своих темных уголках, способность “заражать” остальную часть Интернета и (что важно) искать и вербовать других будет сильно ограничена.

В какой-то степени мы уже видели это в действии. Когда их вынуждали собираться в своих уголках Интернета после исключения с таких сайтов, как Facebook и Twitter, альтернативные службы, обслуживающие исключительно этих пользователей, не были особенно успешными в расширении или росте с течением времени. Всегда найдутся люди с сумасшедшими идеями, но предоставление им собственного маленького пространства для сумасшествия может лучше защитить Интернет, чем постоянно убирать их с любой другой платформы.

Работа с более проблемным контентом

Ключевое предположение во многом состоит в том, что большая часть «нежелательного» контента, создающего здесь головную боль, находится в широком «сером» спектре, а не в «черном и белом». Однако есть некоторый контент - часто контент, нарушающий различные законы - который намного понятнее и не находится в середине спектра. Есть веские причины для беспокойства по поводу того, как эта установка может позволить сообществам формироваться вокруг таких вещей, как детское порно, порно-месть, преследование, доксинг или другие виды преступной деятельности.

Конечно, реальность такова, что такого рода сообщества уже формируются - часто в даркнете - и сегодня с ними справляются в основном через правоохранительные органы (а иногда и через журналистские расследования). Кажется вполне вероятным, что то же самое будет правильным и при этой настройке. Нет оснований полагать, что в мире, ориентированном на протоколы, эта проблема будет сильно отличаться от существующей сейчас.

Кроме того, с системой открытых протоколов фактически будет большая прозрачность, и некоторые (например, группы гражданского общества, которые отслеживают группы ненависти или правоохранительные органы) смогут даже создавать и раскрывать агентов, контролирующих эти пространства и смогут запускать уведомления об особо вопиющих комментариях, требующих более пристального внимания. Кто-то, кого преследуют, вместо того, чтобы отслеживать преследователя напрямую, может использовать цифрового агента для сканирования более широкого набора протоколов, чтобы определить, есть ли какой-либо контент, который наводит на мысль, а затем напрямую предупредить полицию или другие соответствующие контакты.

Пример в действии / Как это будет выглядеть на практике

Как описано выше, это может происходить разными способами. Существующие сервисы могут обнаружить, что бремя централизованной платформы становится слишком дорогостоящим, и поэтому следует искать альтернативную модель, а подход с использованием токенизации / криптовалюты может даже сделать это осуществимым с финансовой точки зрения.

В качестве альтернативы для этого могут быть созданы новые протоколы. Уже есть ряд попыток на разных уровнях. Такие сервисы, как IPFS (межпланетная файловая система) и связанное с ним предложение Filecoin, уже закладывают основу и инфраструктуру для распределенного набора сервисов, построенных на его протоколе и валюте44. Сам изобретатель всемирной паутины Тим Бернерс-Ли работал над системой под названием Solid, которая теперь находится в его новой компании Inrupt, которая поможет сделать Интернет более распределенным45. Другие проекты, такие как Indieweb, объединяют людей для создания многих частей, которые могут внести свой вклад в будущий мир протоколов вместо платформ46.

В любом случае, если протокол будет установлен и начнет набирать обороты, мы хотим увидеть несколько ключевых вещей: несколько реализаций / сервисов на одном и том же протоколе, предоставляющие пользователям выбор, какой сервис использовать, а не ограничивая их одним. Мы также начнем видеть рост нового направления бизнеса, связанного с безопасным хранением данных, поскольку пользователи отойдут от бесплатного предоставления своих данных платформам и будут иметь больший контроль. Вероятно, что в результате этого появятся и другие новые услуги и возможности, особенно в связи с усилением конкуренции за создание лучшего набора услуг для пользователей.

Заключение

За последние полвека сетевых вычислений маятник качался между вычислениями на стороне клиента и на стороне сервера. Мы перешли от мэйнфреймов и немых терминалов к мощным настольным компьютерам, веб-приложениям и облаку. Возможно, мы начнем видеть подобный маятник и в этой сфере. Мы ушли от мира, в котором протоколы доминировали, к миру, в котором централизованные платформы все контролируют. Если вернуть нас в мир, где протоколы доминируют над платформами, это может принести огромную пользу свободе слова и инновациям в Интернете.

Такой шаг может вернуть нас к раннему замыслу Интернета: создать место, где единомышленники могут общаться на различные темы по всему миру, и каждый может найти полезную информацию по множеству разных тем, не захламляя ее, путем дезинформации. Одновременно это могло бы способствовать большей конкуренции и инновациям в Интернете, а также дать конечным пользователям больший контроль над своими данными и не дать гигантским корпорациям иметь много данных о каком-то конкретном пользователе.

Переход к протоколам, вместо платформ - это подход к свободе слова в двадцать первом веке. Вместо того, чтобы полагаться на «рынок идей» в рамках отдельной платформы, который может быть захвачен злоумышленниками, протоколы могут привести к созданию рынка идеалов, на котором возникнет конкуренция за предоставление более качественных услуг, минимизирующих влияние тех, кто имеет плохие намерения , не лишая их возможности говорить все, что они хотят.

Это было бы радикальным изменением, но к нему следует относиться серьезно.

От NEAR

Мнения, выраженные в этой статье, являются мнениями Mike Masnick, цитируемого выше, и не обязательно соответствуют мнениям NEAR. Мемы добавлены редактором и переводчиком статьи и не относятся к оригиналу изданному Mike Masnickю

NEAR – это блокчейн протокол и платформа для разработки децентрализованных приложений с акцентом на простоту разработки, и простоту использования для конечных пользователей.

Код NEAR открыт, наша реализация написана на Rust, её можно найти тут.

Если у вас есть идеи сервисов, управляемых сообществом, и вы хотите над ними работать, приходите в нашу программу поддержки предпринимателей.

Если вы разработчик, присоединяйтесь к экосистеме.

Теги: protocolsцензурацензура интернетацензура контента
Хабы: Блог компании Near Децентрализованные сети Open source Научно-популярное Криптовалюты
Всего голосов 10: ↑10 и ↓0 +10
Комментарии 2
Комментарии Комментарии 2

Похожие публикации

Лучшие публикации за сутки

Информация

Дата основания
Местоположение
США
Сайт
near.org
Численность
51–100 человек
Дата регистрации
Представитель
Александр Скиданов

Блог на Хабре