Госрегулирование интернета. Хроника: Начало и Прямое внедрение (ч. 1 и 2)

    image

    Часть 1. Хроника: Начало



    В последнее время государство всерьез решило взяться за глобальную Сеть. И это неудивительно, ведь Рунет в последние годы уже не столько про кошечек, анекдоты, фривольные чаты и фотоподборки девушек разной степени обнаженности (хотя и это, естественно никуда не делось), сколько про расширение и углубление интересов интернет-пользователей, в том числе и в общественно-политической сфере.

    В середине 2000-х расцвели личные блоги, потом массово пришли социальные сети, развитие широкополосного доступа свалило на головы пользователей Сети многие терабайты контента. СМИ массово пришли в интернет, многие уже и остались только в нем, либо закрыв свои оффлайн-представительства, либо изначально рожденные для жизни в онлайн-пространстве. Пользователи интернета, число которых растет по прогрессии, получили огромное количество альтернативных точек зрения на все аспекты жизни, как в мировом масштабе, так и нашей страны.

    Телевидение стало терять год за годом свои процентные доли потребителей информации. Естественно, оно и сейчас серьезный игрок массового информирования, но уже потеряло свою глобальную безальтернативность среди населения. И ряд крупнейших онлайн-СМИ и интернет-порталов уже обходят по популярности федеральные ТВ-каналы. К примеру, еще весной 2012 года «Яндекс» на своем портале собрал бОльшую аудиторию, чем любая отдельно взятая телекомпания.

    Весной этого года проникновение интернета в России перешагнуло психологическую планку в 50% от числа населения нашей страны, что подтверждается данными исследований сразу нескольких компаний TNS, РАЭК, ФОМ. При этом прирост составляет 10-15% в год! А наиболее активная аудитория — это молодежь в самом активном возрасте 18-25 лет, которая практически вся ежедневно находится онлайн (96% по данным РАЭК). Да и значительная доля в экономике России всех интернет-зависимых рынков в размере 4,62% от ВВП страны — тоже очень существенна.

    Всё это вкупе не оставило шансов Рунету, чтобы им не заинтересовались наши государственные структуры.

    image

    (Из доклада TNS Россия на РИФ+КИБ 2013)

    Так когда же началось проникновение государства в интернет в нашей стране?

    Можно брать за начало отсчета разные даты и события. Некоторые делают отсылки аж к указу еще президента Ельцина от 1995 года «О мерах по соблюдению законности в области разработки, производства, реализации и эксплуатации шифровальных средств, а также предоставления услуг в области шифрования информации». Когда развитие спецсредств области ИКТ получило статус президентской программы.

    Или можно взять за отсчет введение СОРМ-2 в самом начале двухтысячных, которая пришла на смену чисто телефонной слежке к хранению и отслеживанию, в том числе и интернет-трафика со стороны спецслужб нашего государства. Все это было закреплено соответствующими законами, Постановлениями Правительства и Приказами, ну а Конституция… А что Конституция — хороший теоретический документ и уже чуть ли не дурным тоном становится делать отсылки к ней, когда речь заходит о гражданских правах и свободах.

    image


    Ну, все-таки процитирую статью 23 нашего главного документа страны:
    1. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.
    2. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

    Но думаю, что развитие государственных шифровальных и дешифровальных средств, равно как и различные системы оперативно-розыскных мероприятий можно вывести за скобки. Ибо эта отдельная большая тема и многие ее аспекты либо засекречены, либо жестко регламентированы спецслужбами, хотя и цифры охвата прослушкой населения очень впечатляют:

    image

    (РИА Новости, инфографика «Прослушка телефонных разговоров и перехват трафика в России», фрагмент)

    Ну а как же официальная, более публичная история взаимоотношений государства и интернета?

    Это произошло не так давно, в 2011 году, когда Дмитрий Медведев, будучи Президентом России, на ряде встреч поднял вопросы развития российского сегмента Сети и информационной безопасности.

    Примечательны 2 такие встречи. В апреле 2011 года Президент встретился с представителями интернет-сообщества, где был поднят вопрос о правовом регулировании в интернет-пространстве и в сфере авторских прав. Медведев сформулировал некий посыл обществу:

    «Я хотел бы просто понять вашу позицию, поговорить, конечно, об ответственности за информацию, которая размещается в интернете, поговорить по той тематике, которая мне представляется исключительно важной и очень сложной: я имею в виду авторские права. [...] Эта тема для меня не посторонняя, и она на самом деле исключительно важна для будущего, потому что всё, что сейчас происходит, некоторыми рассматривается как смерть авторского права, некоторыми рассматривается как некий коридор, который ведёт в новую плоскость авторских прав, которые совершенно иначе будут урегулированы. В любом случае интернет даёт фантастические возможности для перемещения больших объёмов информации, для копирования, и в то же время создаёт проблемы с регулированием интеллектуальной собственности. Есть и масса других вещей, есть преступления, которые совершаются, есть вещи, в рамках которых интернет может использоваться и как благо, и как достаточно жёсткое оружие».


    image

    (Фото: drugoi.livejournal.com)

    Интересен и результат той встречи: Президент подписал перечень поручений, среди которых:
    1. Подготовить предложения о внесении изменений в гражданское законодательство Российской Федерации, направленных на закрепление для авторов произведений возможности предоставлять свои произведения на условиях свободных лицензий неограниченному кругу лиц (аналогичных Creative Commons, GNU FDL).
    2. Провести с участием представителей средств массовой информации, в том числе размещаемых в сети Интернет, телеканалов, иных правообладателей, авторских организаций, российских и международных экспертов обсуждение проблем использования охраняемых произведений с учётом современных способов их воспроизведения, анализа мирового опыта с целью выработки модели такого использования, позволяющей расширить и облегчить доступ граждан к культурным ценностям, в том числе в информационных, научных и учебных целях. По итогам обсуждения подготовить предложения для обсуждения на международных форумах.

    Но воз и ныне там и по 1 и по 2 пункту. Свободных лицензий у нас де-юре нет. А доступ к культурным и научным ценностям у нас стараются наоборот ограничить и в жизни и в интернете.

    А в конце августа 2011 года прошло заседание комиссии по реализации приоритетных нацпроектов и демографической политике, на котором Павел Астахов публично упомянул о «тяжело пробиваемому» закону о защите детей от информации, которая наносит вред их здоровью, нравственно-духовному развитию. На что Президент Медведев заметил:
    «Нет ничего хуже, чем если это всё сведётся просто к тупым запретам: «не лазьте туда», «не лазьте сюда». Ну что делает в этом случае школьник, что бы я сделал на месте школьника? Я бы только туда и полез. Поэтому это должно быть тонко и умно».


    А через 10 дней, выступая на международном форуме Bled Strategic Forum, Игорь Щёголев (на тот момент глава Минкомсвязи) подчеркнул:
    «Интернет как глобальное сообщество также естественным образом придет к выработке собственных правил противодействия противоправному контенту. Государство не должно придумывать правил для интернета, оно должно быть равноправным участником этого процесса, протекающего свободно и естественно в сетевом сообществе».


    Но «тонко и умно» — это не для нас. И уже через пару недель после этого в Сети появился слив текста законопроекта о цензуре в Сети, подготовленный (как сообщалось) «Лигой безопасного интернета». В сопроводительном письме говорилось о том, что данный законопроект в ближайшее время поступит на рассмотрение в Государственную Думу.

    В этом документе предлагалось впервые в России юридически закрепить возможность внесудебного блокирования информации в интернете по ряду категорий самими операторами связи по решению органа исполнительной власти (Роскомнадзора).

    Это стало предвестником и прообразом впоследствии принятого 139-ФЗ о «чёрных списках сайтов».

    Но это уже другая история…


    Часть 2. Хроника: Прямое внедрение


    Мы остановились на том моменте, как в сентябре 2011 года в Сети появились первые тексты документа, будущего прообраза закона о «черных списках сайтов».

    После этого государством до лета 2012 года была взята пауза. Период осень/весна 2011-12 выдался весьма жарким в оффлайне: вспомним накаленную ситуацию вокруг выборов в Госдуму 6-го созыва и поймем, что госструктуры столкнулись с новым видом оппозиции и антиправительственных настроений и их усилия были сосредоточены именно на этом. Но позже придет осознание того, что и интернет, его технологии и инструменты также играют важную роль в такой новой гражданской активности.

    Итак, выборы состоялись, страсти не улеглись и новоявленный созыв Госдумы начал свои первые шаги в сборке и отладке своего печально известного «взбесившегося принтера».

    image


    Лето 2012 года выдалось жарким из-за противостояния гражданского общества и законодательной власти. Пришло ужесточение практически по всем сферам, ограничивающим свободы граждан, вспомним отдельные из них: усиление ответственности за митинги, демонстрации, шествия (65-ФЗ от 8.06.2012), введение понятия «иностранных агентов» для НКО (121-ФЗ от 20.07.2012), возврат в УК РФ статьи «за клевету» (141-ФЗ от 28.07.2012).

    Интернет также попал под всеобщую раздачу. Из государственных загашников был поднят текст законопроекта о внесудебных блокировках интернет-ресурсов, подготовленный «Лигой безопасного интернета». Интересна и загадочна история появления данной некоммерческой организации, которая была учреждена в причудливой связке Минкомсвязи с Благотворительным Фондом Святителя Василия Великого при попечительстве ныне помощника Президента РФ Игоря Щёголева. Да и сам попечительский совет ЛБИ состоит из таких фигур, как, например, Константина Малофеева, Елены Мизулиной, Петра Толстого, представителей МВД, Следственного комитета, Генпрокуратуры, ФСКН, ФСБ, что уже о многом говорит. Очень непростая организация, созданная для определённых целей наращивания влияния государства и его силовых ведомств в интернет-среде и ограничению сетевых свобод.

    И вот 7 июня 2012 года в Госдуму был внесен законопроект №89417-6 О внесении изменений в Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и отдельные законодательные акты Российской Федерации (по вопросу ограничения доступа к противоправной информации в сети Интернет). В настоящий момент по непонятным причинам данный документ стал недоступен на официальном сайте ГД РФ. Инициаторами внесения законопроекта стали депутаты Железняк, Мизулина, Нилов, Решульский. Отдельной статьей в данном документе вводится понятие Реестра запрещенных сайтов и категорий информации в интернете, которые могут блокироваться госорганами во внесудебном порядке.

    В июне состоялся расширенный круглый стол Комиссии хостинг-провайдеров и регистраторов РАЭК, на котором была обозначена позиция интернет-отрасли по данной законодательной инициативе:

    — Проактивная деятельность хостинг-провайдеров и премодерация контента недопустимы;
    — Механизм «черного списка» как средство борьбы с противоправным контентом следует признать неэффективным;
    — Факт введения в заблуждение относительно механизмов и объектов блокирования в зарубежных аналогах реестра следует оценить как недостойный;
    — Следует поощрять и развивать инициативы саморегулирования интернет-компаний в области противодействия распространению детской порнографии.

    А несколькими днями позже РАЭК представил «Постатейный комментарий и предложения по поправкам к законопроекту №89417-6», где подробно изложена суть замечаний и предложений к законопроекту со стороны интернет-отрасли.

    Среди вероятных последствий применения такого законопроекта была отмечена возможность:

    — Массовых встречных исков к организации, уполномоченной Правительством Российской Федерации, связанных с массовым закрытием добросовестных ресурсов, не содержащих запрещённого к распространению на территории Российской Федерации контента;
    — Ограничения доступа к информации, запрещённой для детей, для всех пользователей российского сегмента сети Интернет;
    — Ограничения сферы действия законопроекта ввиду нечётких определений владельцев сайтов и хостинг-провайдеров, многие из которых не попадают под действие законопроекта, не будут обязаны исполнять нормы законопроекта, и уйдут от ответственности;
    — Злоупотреблений, саботажа и недобросовестной конкуренции между интернет-платформами, связанные со слишком широким классом материалов, подлежащих внесению в Реестр на основании решения уполномоченного Правительством Российской Федерации федерального органа исполнительной власти.

    Следует отметить, что РАЭК предприняла в начале 2012 года попытки саморегуляции самой отрасли в отношении безопасной для детей интернет-среды, опубликовав проект Манифеста «Российский интернет в XXI веке: Безопасность детей». В данном документе отмечено, что «фильтрация интернет-контента, осуществляемая магистральным провайдером, не дающая пользователю право выбора, противоречит конституционным принципам свободного распространения информации, правам и интересам пользователей и государств и ведет к нарушению технологической связности и безопасности сетевого пространства». И предложено в качестве альтернативы “Разработка и внедрение технологий или методов ограничения доступа к интернет-контенту, позволяющих родителям оградить детей от информации, которая может показаться им неприемлемой для детей”.

    Наряду с активной и глубокой аналитической реакции со стороны РАЭК, выступили со своими позициями-протестом и ряд интернет-гигантов.

    image


    Яндекс:
    “Предложенные методы дают почву для возможных злоупотреблений и вызывают многочисленные вопросы со стороны пользователей и представителей интернет-компаний. Мы считаем, что необходимо соблюсти баланс общественных интересов, а также учесть технологические особенности интернета. Поэтому надо отложить рассмотрение законопроекта и обсудить его на открытых площадках с участием представителей интернет-индустрии и технических специалистов”.


    LiveJournal:
    “Лоббисты, поддерживающие данные поправки, утверждают, что они направлены исключительно против запрещённого или нежелательного для детей контента. Однако система блокировки подобного контента не подразумевает апелляций или процедур повторного рассмотрения, а также не накладывает никаких ограничений, которые позволили бы трактовать эти меры не как введение цензуры. Фактически это означает, что провайдер сможет блокировать тот или иной сайт по IP по указанию из министерства и без судебного решения. Поправки в закон могут привести к введению цензуры в русскоязычном сегменте Интернета, созданию чёрного списка и стоп-листов и блокировке отдельных сайтов. К сожалению, практика применения законодательства в России говорит о высокой вероятности именно этого, худшего сценария. Живой Журнал считает введение любых ограничений свободы слова и информации в Интернете недопустимым и выступает против принятия поправок к закону «Об информации»”.


    Google:
    “Принятый закон предусматривает блокировку интернет-ресурсов хостинг-провайдерами и операторами связи по доменным именам и сетевым адресам. Поскольку множество веб-сайтов и сервисов могут размещаться на одном IP-адресе, это значит, что при ограничении доступа к отдельно взятому материалу, могут быть закрыты и другие, не нарушающие законодательство ресурсы. Мы убеждены, что существуют более эффективные способы борьбы с незаконным контентом, чем те, что предложены в законе. Мы надеемся на конструктивный диалог между законодателями, представителями индустрии и пользовательским сообществом, чтобы совместно выработать действенные методы защиты пользователей Сети, которые не ограничивали бы доступ к легальной информации и не становились препятствием на пути развития Интернета в России”.


    А русскоязычный сегмент Википедии объявил 10 июля об интернет-забастовке:
    “Эти поправки могут стать основой для реальной цензуры в сети Интернет — формирования списка запрещённых сайтов и IP-адресов с их последующей фильтрацией. Лоббисты и активисты, поддерживающие данные поправки, утверждают, что они направлены исключительно против контента наподобие детской порнографии «и тому подобных вещей», но следование положениям и формулировкам, вынесенным на обсуждение, повлечёт создание в России аналога «великого китайского файервола». Практика применения законодательства, существующая в России, говорит о высокой вероятности худшего сценария, при котором вскоре доступ к Википедии будет закрыт по всей стране”.


    Интересен еще тот момент, что во время всех этих внутрироссийских боев отрасли и общества против законодателей, наше государство проигнорировало резолюцию ООН по правам человека в Интернете.

    29 июня Совет ООН по правам человека принял резолюцию «The promotion, protection and enjoyment of human rights on the Internet» («Поощрение, защита и осуществление прав человека в Интернете»). Документ подчёркивает, что те же права, которые человек имеет в офлайновой среде, должны защищаться и в онлайне: право на свободу выражения мнений; признается глобальный и открытый характер Интернета, который является одной из движущих сил ускорения прогресса по пути развития в его различных формах; призывает все государства поощрять и облегчать доступ к Интернету; говорит о защите и осуществлении прав человека, включая право на свободу выражения мнений в Интернете и других технологических средах.

    Россия отказалась подписывать данный документ.

    Зато внутри страны отдельные законодатели не стеснялись открыто говорить о том, что все противники внедрения «чёрных списков сайтов» являются «педофильским лобби», что в очередной раз указывало на отчужденность высших государственных чиновников от понимания того как устроен интернет, принципов его работы и значимость для развития как экономики страны, так и гражданского общества в России.

    image


    И как следствие, все предложения, замечания и протесты от интернет-бизнеса и общественности (а были и открытые обращения к Президенту РФ и акции оффлайн-протеста) учтены не были и в течение 5 дней (!!!) с 6 по 11 июля данный законопроект прошел сразу 3 чтения в Госдуме без какого-либо общественного обсуждения. А уже 18 июля новый законодательный акт получил одобрение и Совета Федерации.

    28 июля Владимир Путин подписал новый закон, который получил обозначение 139-ФЗ, вносящий изменения в федеральные законы «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», «О связи» и «Об информации, информационных технологиях и защите информации»

    Из справки Государственно-правового управления вытекает, что данный закон направлен на совершенствование механизма, обеспечивающего защиту детей от информации, способной причинить вред их здоровью и развитию. При этом в целях ограничения доступа к сайтам в сети «Интернет», содержащим информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено, данным законом предусмотрено создание «Единого реестра доменных имён, универсальных указателей страниц сайтов в сети «Интернет» и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети «Интернет», содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено». Федеральным законом частично изменяется порядок проведения экспертизы информационной продукции, право инициирования которой будет предоставлено юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям, общественным объединениям и гражданам без предварительного обращения в уполномоченный федеральный орган исполнительной власти.

    Но при этом не прописывается никакой общественный контроль за действиями госорганов или данных экспертов по запрещению тех или иных интернет-ресурсов. По факту экспертам дается карт-бланш принимать решения по внесудебной блокировке сайтов, а надзорным органам — штамповать соответствующие приказы и распоряжения, при этом фривольно и крайне неоднозначно трактуя информационные материалы в интернете.

    Пункты закона, касающихся введения «черных списков сайтов» вступят в силу 1 ноября 2012 года, но оставалось определить те госорганы, которые будут непосредственно исполнять 139-ФЗ. Были и такие ведомства, которые вовсе не горели желанием брать на себя дополнительную нагрузку по углубленному погружению в процесс блокирования интернет-ресурсов. Например, МВД постаралось всячески откреститься от ведения Реестра по категории «детской порнографии» и поэтому эта роль отошла Роскомнадзору. В конце октября вышло Постановление Правительства, которое определило те госорганы, которые получили негласный статус цензоров интернета: ФСКН получила контроль над оборотом информации о наркотиках, Роскомнадзор, как уже было сказано, стал присматривать за детской порнографией, а самая спорная категория запрещенной информации — про самоубийства отошла к ведомству Онищенко.

    Следует отметить, что в последствии каждый из этих надзорных органов будет выносить очень спорные решения и в отнюдь не единичных случаях, но обо всём этом будет рассказано в следующей статье.

    А пока в нашем повествовании настало 1 ноября 2012 года, одиозный 139-ФЗ вступил в силу и в этот же день обществом был сделан асимметричный ответ на такую политику государства, не принимающего в расчет ни мнение интернет-бизнеса, ни общественности: был запущен проект "РосКомСвобода", который положил начало гражданской реакции на безапелляционное внедрение государства в интернет-сферу. Общественный контроль, информирование и предоставление помощи пострадавшим от блокировки интернет-ресурсов — вот основные цели этого и подобных гражданских проектов, которые будут возникать впоследствии правоприменения блокировочных законов.

    Естественно, госструктурам не могли понравиться подобные неконтролируемые общественные инициативы и практически сразу после внедрения «черных списков сайтов» появились заявления законодателей, что неплохо бы и уже задуматься о расширении списка оснований для блокировки интернет-ресурсов. И прозвучал первый звоночек-вопрос о законности таких инструментов, как, например, анонимайзеров или сайтов, которые объясняют какими средствами можно восстановить доступ к информации и проводящие мониторинги действий госорганов по блокировке.

    Это было прогнозируемо, как и появление все большего количества государственных ведомств и лоббистских групп, желающих расширить основания и категории информации под внесудебную блокировку.

    Но как развивались события далее — это уже следующая наша история…

    По материалам:
    NAG.ru (ч.1, ч.2) и
    РосКомСвобода: Хроника — timeline
    Поддержать автора
    Поделиться публикацией

    Комментарии 95

      +2
      Все это было закреплено соответствующими законами, Постановлениями Правительства и Приказами, ну а Конституция… А что Конституция — хороший теоретический документ и уже чуть ли не дурным тоном становится делать отсылки к ней, когда речь заходит о гражданских правах и свободах.


      Прошу пояснить.

      Свободных лицензий у нас де-юре нет.


      Есть. Свободные лицензии соответствуют ГК РФ.
        +2
        Прошу пояснить.

        Слишком много сфер нашей жизни не соответствует Конституции и обращаться в госорганы, ссылаясь именно на нее — не имеет смысла, для властей — это некий документ-вакуум, из которого они воспринимают только процедурные статьи, которые что-то конкретно регламентируют.
        Остальное — красивые слова, не более.

        Есть. Свободные лицензии соответствуют ГК РФ.

        Прошу пояснить)
          +4
          Слишком много сфер нашей жизни не соответствует Конституции и обращаться в госорганы, ссылаясь именно на нее — не имеет смысла, для властей — это некий документ-вакуум, из которого они воспринимают только процедурные статьи, которые что-то конкретно регламентируют.


          А как механизмы обеспечения оперативно-разыскных мероприятий и процессуальных действий, связанных с ограничением права на тайну связи, противоречат Конституции? Я это хочу узнать, ведь в посте об этом речь.

          Прошу пояснить)


          Свободный лицензионный договор является разновидностью лицензионных договоров, предусмотренных законодательством. Если такой договор соответствует требованиям ГК РФ, то он имеет право на существование :-) В результате исследования норм ГК РФ, в том числе планируемых к введению в будущем, можно смело сказать, что сегодня свободные лицензионные договоры не могут обеспечить лишь «вирусность» своих условий, но в остальном работают.
            +9
            Конституции противоречит прослушка без санкции суда. Соответственно, любые устройства прослушки на магистральных линиях связи, которыми пользуются не только злоумышленники. Казалось бы, очевидные вещи, не? И вот только не надо тут говорить, что мы должны слепо верить слову наших глубоконеуважаемых правоохренительных органов, которые утверждают, что прослушивают они только тех абонентов, на которых есть санкции. Без прозрачного механизма контроля за СОРМ'ом все эти слова всего лишь филькина грамота. По факту любая прослушка магистральной линии нарушает конституцию.
              0
              И как Вы себе представляете оперативное прослушивание телефонных переговоров с санкции суда, если в сети оператора связи нет соответствующей инфраструктуры? И как можно реализовать прозрачный механизм общественного контроля за прослушиванием телефонных переговоров с сохранением возможности негласного прослушивания?
                +1
                Нужно разработать соответствующую инфраструктуру, совместно с операторами связи, за счет бюджета.
                  0
                  Не об этом речь.
                    +4
                    Нет, речь именно об этом. У правоохранительных органов не должно быть никакого доступа к инфраструктуре операторов. Прослушивающие устройства — пожалуйста. Но только неподконтрольные правоохранительным органам.
                      0
                      См. ниже :-)
                      –1
                      Речь именно об этом, создание инфраструктуры провайдером равнозначно тому, что дома бы строились прозрачными.
                        0
                        Речь не об этом. Не отвечайте за других.
                        0
                        Речь шла о том, что создание инфраструктуры для перехвата данных, само по себе, никаких прав не нарушает.
                          +2
                          Если мне поставят даже выключенную видеокамеру, направленную мне в окно, то я тоже буду возмущаться и требовать ее демонтажа.
                            0
                            Т. е. после получения судебного разрешения на прослушивание телефонных переговоров оперативным сотрудникам необходимо идти выкапывать кабель и подключаться к нему?
                              0
                              Не понял вашего вопроса.
                                +2
                                Т.е вы правда согласны, если вам дома поставят камеры, которые честно-честно никто не смотрит?
                                  0
                                  Неприкосновенность жилища и право на тайну телефонных переговоров (тайну связи) – два разных конституционных принципа, аналогии между которыми недопустимы.

                                  1. Наблюдение, осуществляемое уполномоченными органами с использованием технических средств в жилище, требует санкции суда из-за необходимости проникнуть в жилище без согласия проживающих в нем лиц.
                                  2. Наблюдение, осуществляемое уполномоченными органами с улицы или из другого помещения через окно, не требует санкции суда, если оно осуществляется человеком как с использованием, так и без использования технических средств (а в США, к примеру, тепловое сканирование дома с улицы требует санкции суда, но это лишь показывает, насколько наши конституционные принципы различаются).

                                  А если вернуться к тайне связи, то подобные «камеры» уже давно везде стоят и называются биллингом. Вся информация из биллинга оператора связи относится к тайне связи и для ее получения нужно разрешение суда (содержимое соединений у нас приравнено к метаданным соединений). И это не мешает существовать биллинговым системам.
                                    0
                                    А никто к жилищу не прикасается. У вас стоят счётчики? Или противопожарная система. Ставим в неё камеру, микрофон и привет.
                                      0
                                      Такая установка в рамках оперативно-разыскных мероприятий будет законной (но счетчики или сигнализация должны стоять вне жилища). Поскольку такие мероприятия проводятся по соответствующему правовому основанию, несоблюдение которого влечет негативные правовые последствия для нарушителя.
                                        0
                                        Давайте я еще раз попробую свою позицию объяснить.

                                        Сетевая инфраструктура, позволяющая перехватывать сетевые пакеты (прослушивать телефонные или иные переговоры), затрагивает вопрос о соблюдении тайны связи таким же образом, каким его затрагивает функционирование биллинговой системы оператора связи, поскольку содержимое сетевых пакетов (телефонных или иных переговоров), являющееся предметом перехвата, и сведения о факте передачи таких пакетов (о совершении телефонных или иных звонков), являющиеся предметом учета с целью оценки затрат на оказание услуг связи, охраняются одним конституционным правом. И поскольку работа биллинговой системы никаких прав не нарушает (но будет нарушать передача третьим лицам сведений из такой системы без решения суда или без согласия лица, чьи сведения передаются), то не будет их нарушать и сам факт существования развернутой сетевой инфраструктуры, позволяющей перехватывать данные (но будет нарушать использование такой системы для ознакомления с данными без решения суда или без согласия контролируемого лица).

                                        Поэтому сам по себе факт существования подключенных технических средств, влекущих своим использованием по назначению законное ограничение или незаконное нарушение тайны связи, никаких конституционных прав не нарушет. Тем не менее, особенности внедрения или использования таких средств могут являться предметом дополнительного правового регулирования, вносящего дополнительные гарантии прав и свобод (к примеру, подобной гарантией является уведомление судьи о факте прослушивания в рамках оперативно-разыскной деятельности телефонных переговоров лица с его согласия, без разрешения суда при наличии угроз жизни и здоровью этого лица).

                                        Специфика же оперативно-разыскной и следственной деятельности, связанная с тем, что в некоторых случаях судебные разрешения на ограничение права на тайну связи выносятся без указания идентификаторов абонентских устройств (Конституционный Суд признал такую практику законной), затрудняет объективный контроль над законностью каждого случая ограничения права на тайну связи, поэтому такой контроль, на мой взгляд, должен осуществляться не новыми законами, а лишь усилением соблюдения законов в стране.
                                          0
                                          Ребята — не спорьте! Исход и так ясен:
                                          у АПИ нет ничего, для того чтобы был порядок в жизни людей, т.е. на деле не состоятельно,
                                          а действия-противодействия — это тот же самый инструмент что и у властей, т.е. действия этих людей только помогает власти и далее вмешиваться в свободный интернет и навязывать свои правила,

                                          А эта самая АПИ пригодится власти, чтобы быть информированой о том до какого предела можно влазить в интернет без повреждения для своей карьеры, т.е. в виде эдакого «зеркала».

                                          Это тоже самое, что и отношения США с Джулианом Асанжем: они использовали разоблачительную информацию Асанжа и его самого, чтобы легализовать возможность прослушивания в мировом пространстве: люди по-возмущались, а прослушка осталась — легализация; потом, когда дети подрастут — они будут говорить что прослушка всегда была — это цель легализации, а никак не терроризм и педофилы, которые в свою очередь являются красной тряпкой и оправданием своих действий перед обществом.

                                          Кроме того США использовали Асанжа еще с одной целью: они следили за реакцией общества, изучали реакцию — это им нужно чтобы управлять информационными атаками на другие страны, о особенно на свою страну — против простых американцев: обладая информацией об Интересах людей и возможной реакцией общества — можно контролировать это общество, а общество и знать ничего не будет.

                                          Не ссорьтесь ребята!!!
                                          Ни от Конституции, ни от АПИ — ничего не зависит; любые действия-противодействия а так же политическая безграмотность — только на руку тем людям, которые хотят управлять другими людьми.

                                          Исход с действиями власти — ясен, а вот исход со свободным интернетом — всё совсем иначе, но это и другие инструменты взаимодействия в интернете и другой порядок, обеспечивающий свободу в интернете.
                          0
                          Первое является лишь технической проблемой, решать которую должны те, кому требуетя такая прослушка. Второе, по сути, тоже. Речь же не идёт о том, чтобы в онлайн-режиме сообщать о том, кого сейчас прослушиваем. А только о том, чтобы были предоставлены фактические доказательства того, что в стране прослушиваются только злоумышленники. Хотя бы косвенные. Например, можно обязать любых провайдеров предоставлять доступ к определённому конкретному каналу связи по санкции суда, при этом полностью лишив правоохранительные органы возможности взаимодействовать с провайдером по этому вопросу, кроме получения непосредственно данных прослушки. А потом ввести уголовную для провоохранителей и какую-нибудь жёсткую административную для провайдеров ответственность за незаконное получение данных прослушки + ввести какой-нибудь механизм контроля на уровне провайдеров, не связанный с оперативниками и не подконттрольный им.

                          В любом случае всё это — вопрос грамотной организации и только. Нарушение законов различными государственными структурами, особенно конституции и особенно правоохранительными органами, категорически недопустимо, ибо это сразу ставит под вопрос легитимность государственного строя. Собственно скорей даже ставит крест на этой легитимности, потому как явное целенаправленное нарушение закона не может сочетаться с легитимностью.

                          Основная проблема России ещё и в том, что власть не удосуживает себя хотя бы формально соблюдать законы. В США вон какой скандал раздули, а России власть просто декларирует, что ей плевать на законы в угоду своей выгоде и всё тут. Прямо, открыто и не стесняясь заявляет, что власть будет творить то, что хочет, и законность её волнует в последнюю очередь. И такая позиция вообще делает бессмысленным обсуждение конституции и законности. У нас де-факто законно всё, что угодно власти.
                            0
                            А только о том, чтобы были предоставлены фактические доказательства того, что в стране прослушиваются только злоумышленники. Хотя бы косвенные.


                            Такие механизмы есть (ведомственные). Но проблема в том, что ни один организационный или технический механизм защиты от незаконного прослушивания не будет работать до тех пор, пока люди не начнут отделять плохой закон от плохого применения хорошего закона (а в контексте тайны связи нужно понимать, что формальная санкция суда при незаконном прослушивании телефонных переговоров почти всегда есть — за счет двух особенностей нашего законодательства, одна из которых даже оспаривалась в Конституционном Суде и была признана конституционной).

                            А потом ввести уголовную для провоохранителей


                            Статья 138 УК РФ.
                              0
                              Ведомственные механизмы не являются механизмами контроля в полной мере, поскольку никогда не исключают сговора. Контроль же — это только когда есть какое-то внешнее лицо, заинтересованное в том, чтобы найти нарушения. Которое в свою очередь тоже контролируется. Или, в идеальном случае, когда деятельность полностью прозрачна и понятна любому гражданину страны. Хороший закон не оставляет лазеек и максимально исключает возможность злоупотребления. Поэтому законы о прослушке плохи, даже если бы их идеально применяли.

                              И да, плохо знаю наши законы на самом деле. И не сомневаюсь, что лазейку найти можно. Только это плохо. Мне, как обывателю, пофиг на законы. Я должен быть уверен в том, что меня не прослушивают если я не совершаю никаких противоправных действий и только. Цель государства — обеспечение благополучия жителей, а не тотальный контроль.
                            0
                            И как можно реализовать прозрачный механизм общественного контроля за прослушиванием телефонных переговоров с сохранением возможности негласного прослушивания?

                            Как минимум, лишить возможности оперативников выбирать кого им слушать. Санкцию на прослушивание дает суд, пускай суд (судебные приставы, например) и вводит номера в маршрутизаторы и коммутаторы (или как там они называются), с которых информация должна дублироваться оперативникам. Вообще такой механизм как санкция на прослушку появился из-за того, что органы заинтересованы в том, чтобы слушать всех подряд. Потому у оперативников не должно быть доступа к интерфейсу, определяющему кого слушать, а кого нет. Суд же (по крайней мере в идеале) заинтересованной стороной в прослушке не является.
                              0
                              и вводит номера в маршрутизаторы и коммутаторы (или как там они называются), с которых информация должна дублироваться оперативникам


                              Санкция на прослушивание телефонных переговоров может даваться без указания номеров телефонов или других идентификаторов устройства абонента (в целях оперативного прослушивания переговоров с одноразовых телефонов). И такая практика была признана конституционной. А установление номеров телефонов абонентов тоже суду производить?
                          0
                          Поясните пожалуйста, почему они не могут обеспечить «вирусность» условий?
                            +1
                            Если производное произведение распространять не по лицензионному договору, а по договору отчуждения исключительных прав, то любые условия лицензионного договора на исходное произведение, ограничивающие возможность отчуждения исключительных прав на производное произведение, будут ничтожны (пункт 4 статьи 1233 ГК РФ).
                              –1
                              Полагаю, это более чем спорно. Лицензиар явно заявляет (например, в преамбуле ГПЛ), что предоставляет лицензиату право создавать производные (модифицированные) произведения только при условии соблюдения вирусных ограничений.
                              В ГК есть нормы, которые могут трактоваться двояко. Однако в данном случае очевидно спор будет решен судом «в пользу» ГПЛ (+ВТО в помощь). В качестве подтверждения можно привести тот факт, за десятилетия использования ГПЛ и 5 лет существования Гк4 никому еще не удалось воспользоваться этим тонким местом (хотя желающих наверняка навалом).
                                0
                                Однако в данном случае очевидно спор будет решен судом «в пользу» ГПЛ (+ВТО в помощь).


                                Договор не может быть сильнее закона. Поэтому спор будет разрешен «в пользу» закона, который отменяет «вирусное» условие.

                                В качестве подтверждения можно привести тот факт, за десятилетия использования ГПЛ и 5 лет существования Гк4 никому еще не удалось воспользоваться этим тонким местом (хотя желающих наверняка навалом).


                                Об этом тонком месте почти никто не знает.
                                  –1
                                  Еще в ГК имеется статья 10, неплохо прокомментированная тут:
                                  www.ville.ru/laws/gk/lawgk10.html
                                  Отказ от выполнения вирусных требований есть не реализация собственного законного права, а злоупотребление им. Т.е. «действие нарушителя формально опирается на принадлежащее ему право», а по сути используется «для разрушения сложившегося правоотношения, с целью не исполнять в одностороннем порядке добровольно возложенные на себя обязанности по договору».

                                  Об этом тонком месте заинтересованные лица знают, разумеется. Не нужно недооценивать врага )
                                    0
                                    Отказ от выполнения вирусных требований есть не реализация собственного законного права, а злоупотребление им.


                                    А вот и нет.

                                    для разрушения сложившегося правоотношения, с целью не исполнять в одностороннем порядке добровольно возложенные на себя обязанности по договору


                                    Договор не может противоречить закону. Любое незаконное условие договора ничтожно, даже если оно выполняется стороной добровольно.
                                      –1
                                      GNU GPL, например, не содержит незаконных условий. Зато содержит в преамбуле явно выраженную волю стороны — лицензиара — гарантированное свободное распространение программы и ее модификаций. Далее — всего лишь детали («Ниже следуют точные определения и условия для копирования, распространения и модификации»).
                                      В случае судебных разбирательств «должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора» (ст. 431. Толкование договора). Если таковой не выяснится, договор будет признан недействительным или даже не вступившим в силу. Таким образом действия второй стороны по модификации программы автоматически становятся незаконными.
                                        +1
                                        GNU GPL, например, не содержит незаконных условий


                                        Читайте ГК РФ более усердно.

                                        Таким образом действия второй стороны по модификации программы автоматически становятся незаконными


                                        Воля стороны не может быть незаконной, иначе она при толковании договора не используется. Злоупотребление другой стороны против твоего права невозможно, если такого права у тебя нет.

                                        У автора нет права запрещать использование программы (по лицензионному договору) неграм. Поэтому использование программы негром не будет нарушением закона, а соответствующее условие договора будет ничтожным. У автора нет права запрещать или ограничивать отчуждение исключительных прав на производные программы, если их создание прямо предусмотрено договором. Поэтому…
                                          –1
                                          Читайте ГК РФ более усердно.

                                          С чего вдруг такой менторский тон? Сын юриста?

                                          Попробую еще раз. В преамбуле GNU GPL понятным языком сказано, что предметом лицензии является свободное распространение программы без возможности сделать ее несвободной. Другого предмета там просто нет. Последнее предложение преамбулы поясняет, что все что ниже — это уточнение условий и определений. Для особо одаренных первой строкой преамбулы дается краткое пояснение, что есть несвобода в понимании лицензиара.
                                          Поскольку GNU GPL суть оферта, принимающая сторона может либо принять условие копилефта, либо отказаться от договора вообще.
                                          Неисполнение существа договора на основе формального права — это и есть злоупотребление правом (ст10 ГК). В форме недобросовестной конкуренции, например, так как дает необоснованное не вытекающее из условий договора преимущество перед лицензиаром и «честными» лицензиатами (которые код открывают).
                                          Упомянутое мной ранее «разрушение сложившихся правоотношений» можно продемонстрировать на другом примере. Любая западная фирма, пожелавшая получить исключительные права на чужой копилефтный код, сможет (следуя вашей логике) с помощью аффилированной российской фирмы внести изменения в программу и продать самой себе «производное произведение». А по принципу автономии воли сторон сделка будет законной везде.

                                          О некоторых принципах и приемах GPL довольно интересно писал Ф.Зуев, тоже порекомендую:
                                          www.altlinux.ru/media/book-thesis-protva2.pdf

                                            0
                                            Поскольку GNU GPL суть оферта, принимающая сторона может либо принять условие копилефта, либо отказаться от договора вообще.


                                            GNU GPL является договором присоединения (п. 1 ст. 428 ГК РФ, п. 3 ст. 1286 ГК РФ). Условия такого договора, если они противоречат закону или иным принципам, могут быть изменены (п. 2 ст. 428 ГК РФ), за исключением случая, предусмотренного п. 3 ст. 428 ГК РФ (но этот случай к проблеме прямого отношения не имеет). В случаях противоречий между договором и законом действует еще и правило, установленное п. 1 ст. 422 ГК РФ.

                                            Неисполнение существа договора на основе формального права — это и есть злоупотребление правом (ст10 ГК).


                                            Про аналогию с негром я написал. Прочитайте еще раз.

                                            С чего вдруг такой менторский тон? Сын юриста?


                                            Нет, просто троллей не люблю. В позиции, которую изложил я и которая изначально была выражена другими юристами, есть, на мой взгляд, один потенциальный изъян, не связаный со злоупотреблением правом, но Вы его не заметили, предпочитая твердить, что условие договора, противоречащее закону, обязано выполняться.
                                              0
                                              не связанный


                                              Fixed.
                                                –1
                                                > GNU GPL является договором присоединения п. 1 ст. 428 ГК РФ

                                                Коль пошел процесс бросания друг в друга статьями ГК, метну еще несколько.
                                                Важнейшей имхо для понимания проблемы является ст.432, п.1.
                                                Если у сторон договора не достигнуто соглашение по наиболее существенным условиям (по причине того, что одна из сторон считает их незаконными), это означает, что такой договор не может считаться заключенным. Алес.

                                                Ну а что есть оферта — читать ст.432-2, 433, 435 и 437-2.
                                                Фтыкать по статья удобно тут: www.gk-rf.ru/statia432

                                                Замечание про троллинг оставлю на вашей совести (зарегистрирован 24 января 2008, комментариев — 10).
                                                  0
                                                  Если у сторон договора не достигнуто соглашение по наиболее существенным условиям (по причине того, что одна из сторон считает их незаконными), это означает, что такой договор не может считаться заключенным. Алес.


                                                  Браво! А теперь читайте про договоры присоединения — они заключаются путем присоединения «к предложенному договору в целом», без предварительного обсуждения условий. Нужно ли Вам говорить, что специальные нормы имеют приоритет перед общими? Как можно не знать таких основ?
                                                    0
                                                    Признаюсь, был неправ. Человек, автоматически минусующий коменты собеседника (ветка ниже — еще пример) лишь по причине, что тот не согласен с его мнением — в моем понимании патологический мудак.
                                                    Вступать в диалог с моей стороны было глупо, да.
                              –1
                              А ещё по ГК РФ Trolltech, Линус Торвальдс или Free Software Foundation в любой момент могут разорвать этот лицензионный договор. И как же это можно назвать «свободной лицензией»? Не путайте бесплатное со свободным.
                                0
                                Не путайте бесплатное со свободным.


                                Не путаю.

                                А ещё по ГК РФ Trolltech, Линус Торвальдс или Free Software Foundation в любой момент могут разорвать этот лицензионный договор. И как же это можно назвать «свободной лицензией»?


                                Почитайте ГК РФ. Затем про понятие «свободного ПО».
                                  –1
                                  Лицензионный договор — это всё ещё договор, который может быть расторгнут.

                                  По моему, где-то есть более релевантная статья, но, как минимум, ст. 452:

                                  2. Требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии — в тридцатидневный срок.


                                  Т.е. сохранение лицензионных прав по договору в РФ не зависит от лицензиата (а зависит от суда), в отличие от англо-саксонского права. ГК не предусматривает безотзывных договоров.

                                  По поводу англосаксонского права сейчас отпишу VolCh`у.
                                    0
                                    Теперь статью 450 ГК РФ почитайте.
                                      –1
                                      Не понимаю, чем статья 450 противоречит 452. Т.к. есть пункт 450.2.2 — и пункт 452.2 — как раз один из пунктов, которые имеются виду в 450.2.2.

                                      Вы хотите сказать, что в РФ возможны безотзывные договора? Что какой-нибудь чувак может договориться всю жизнь (или 100 лет) работать/поставлять услуги за еду и не иметь возможность его расторгнуть? Это что-то новое.
                                        0
                                        Расторжение договора через суд допустимо только в случаях, предусмотренных пунктом 2 статьи 450 ГК РФ. Произвольное «уже не хочу», заявленное стороной договора, не является основанием для расторжения договора через суд, если это не предусмотрено законом или самим договором. Пункт 2 статьи 452 ГК РФ не существует сам по себе, поскольку содержит процедуру, основания для применения которой перечислены в статье 450 ГК РФ.
                                          –1
                                          Из текста статьи 452 это не следует (если выполняется «только», то действует и «можно»). Впрочем, я посмотрел, судебная практика такая, как вы сказали — нужно веское основание, например из статьи 451. Все возможные основания для расторжения раскиданы по ГК, например, оказывается, есть специальные защищающие условия для присоединяющихся к договору присоединения (а значит и к лицензионному, если выбрана форма договора присоединения).

                                          В любом случае, «вирусная свободность» свободных лицензий ставится в зависимость от третьих лиц — суда, в отличие от англосаксонского права.
                                            0
                                            Слова «порядок», «основания» для Вас ничем друг от друга не отличаются?
                                        –1
                                        Собственно, я заинтересовался этим вопросом. Есть ещё статья 451. Т.е. если Линус Торвальдс решит, что его финансовое состояние пошатнулось настолько, что он бы не стал предоставлять авторские права бесплатно (или ещё какие-то обстоятельства изменились), он может в любой момент через суд попытаться расторгнуть лицензионный договор. В общем, хоть описано всё заумно, я продолжаю полагать, что нерасторжимых договоров у нас, всё таки, нет.

                                        P.S. Есть ещё положение, указывающее на недействительность положений лицензий об ограничении использования в сложных произведениях, но для производных произведений такого ограничения нет.

                                        P.P.S. Оказывается, срок лицензионного договора по умолчанию равен 5 годам, если в договоре не указано иное. В GPL не указано. :)
                                          0
                                          Опять мимо. Обратитесь за консультацией к юристу.
                                    0
                                    Они могут прекратить выпускать новые версии своего продукта, но не отозвать лицензии на старый.
                                      0
                                      В зависимости от юрисдикции.

                                      В любой момент Линус Торвальдс гипотетически может проснуться с бодуна и разослать во все страны [во все суды иски ко] всем пользователям с заявлением о расторжении лицензии/лицензионного договора и т.п.

                                      И тут начнётся цирк. Америкосы и Британцы скажут, что «ты, брат, давал публичное законное разрешение», поэтому их суды отклонят такой иск. Возможно, потребуются показания свидетелей о том, что они получили исходные коды с текстом лицензии Торвальдса с таких-то ftp, т.е. доказательства того, что это не васи пупкины написали это разрешение.
                                      В других странах (в т.ч. англосаксонского права, типа Австралии) будет веселее, т.к. там неоднозначно — и для них в GPL v.3. добавили слово «irrevokable», отсутствовавшее в GPL v.2. А вот у нас решать будет суд (см. коммент выше) — и есть подозрение, что даже «irrevokable» из GPL v.3 будет признано ничтожным, т.к. все договоры у нас расторжимые, а лицензионное соглашение — это договор.

                                      Последствия возможного отзыва лицензии такие: скорее всего суды будут разрешать использование первоначальной кодовой базы (т.к. копирование было произведено до окончания лицензии), зарелизенной самим владельцем исключительных прав, но по derivative works однозначно будут удовлетворяться иски по компенсациям за неправомерное использование чужого софта.
                                    0
                                    А как механизмы обеспечения оперативно-разыскных мероприятий и процессуальных действий, связанных с ограничением права на тайну связи, противоречат Конституции? Я это хочу узнать, ведь в посте об этом речь.


                                    Конституция РФ. Статья 23:
                                    1. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.
                                    2. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.


                                    Про свободные лицензии: то-то индустрия бьется уже который год, чтобы в ГК РФ внесли статьи, в т.ч. регулирующие свободные лицензии НАПРЯМУЮ, а правообладатели ставят в этом всяческие препоны, на совещаниях и круглых столах говоря, что такие лицензии стимулируют пиратство.
                                      0
                                      Не вижу противоречий между созданием технической системы, позволяющей прослушивать телефонные переговоры, и использованием такой системы по назначению с санкции суда. Или Вы не разделяете плохой закон и плохое применение закона?

                                      Про свободные лицензии: то-то индустрия бьется уже который год, чтобы в ГК РФ внесли статьи, в т.ч. регулирующие свободные лицензии НАПРЯМУЮ, а правообладатели ставят в этом всяческие препоны, на совещаниях и круглых столах говоря, что такие лицензии стимулируют пиратство.


                                      Напрямую? Это как? Передача большого количества прав на использование произведения по лицензионному договору уже предусмотрено законом, а все вносимые поправки лишь создают дополнительные механизмы по свободному распространению произведений, не связанные с заключением лицензионных договоров.
                                        0
                                        предусмотрено


                                        «предусмотрена»
                                          0
                                          Так, тут подробнее об этих юридических моментах нам поможет разъяснить ситуацию sardarbinyan
                                          Жаль на Хабре нет Стаса Козловского (или есть? просто не видел), руководителя Викимедия Ру, он бы развернуто и подробно объяснил — почему у нас свободные лицензии вне закона в России.
                                            0
                                            Язык договора, письменная форма договора, срок договора – все это уже не раз обсуждалось (в том числе ВС и ВАС) и юристы пришли к выводу, что GNU GPL и аналогичные лицензионные договоры ГК РФ соответствуют. Единственный «косяк»: невозможность применения «вирусных» условий при создании производных произведений и отчуждении исключительных прав на них.
                                  0
                                  del
                                    +17
                                      +3
                                      Вот они пришли и за нами.
                                      Было бы смешно, если бы не было так грустно.
                                        0
                                        Абсурд, просто венец дебилизма…
                                          0
                                          Не подскажете адрес зеркала хабра в i2p?
                                          И нет, я не предлагаю этим ограничиваться. Но возможность обмениваться информацией — первоочередная необходимость для любых дальнейших действий. Лучше с запасом — retroshare, i2p и личные связи.

                                          Пока можно использовать hiddenchan.i2p, например.
                                            +1
                                            freezone.i2p
                                            Когда туда захожу, чувство, что попал на Хабр. Система кармы и плюсования топиков такая же. Посты посвящены IT.
                                            У сайта одна-единственная проблема — мало людей. Поэтому присоединяйтесь скорее.
                                            Инструкция по установке сети здесь.
                                            +1
                                            На Хабре тоже началось очень активное и страстное обсуждение этого
                                            –2
                                            за вами выехали -)
                                              +2
                                              Что-то никак не доедут)
                                              Я сам к ним прихожу.
                                              +4
                                              Госрегулирование интернета. Хроника: Начало и Прямое внедрение (ч. 1 и 2)
                                              И будет 3я часть. Белые списки.
                                                +1
                                                А вот не знаю сколько еще частей, как минимум одна — да, но возможно надо будет 2 делать — по 139-ФЗ подробно описывать + по 187-ФЗ.
                                                Ну и ситуация на фоне всего этого, там тоже много интересного происходило.
                                                +2
                                                Спасибо, Артем — прекрасные статьи =)
                                                  0
                                                  Вам, читателям, спасибо, что уделяете интерес к этой тематике, что и мне интересна и меня очень сильно заботит.
                                                  0
                                                  Понимаю, что любой юридический вопрос в нашей понятийно-бандитской стране абсурдный, но всё же…

                                                  Может кто-нибудь скажет, при чём тут какие-то «дети» и я? То есть почему если какая-то информация признана вредной для детей, её не могу смотреть я, взрослый дееспособный гражданин?
                                                    +1
                                                    Ибо холоп ты не разумный.
                                                      0
                                                      Формально, да, все это подается под соусом «защиты детей от ...».
                                                      Но если говорить о 139-ФЗ, то те пункты данного закона, которые вводят внесудебную блокировку, касаются изменений законов 126-ФЗ «О связи» и 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», которые, понятно, не ограничивают только детьми их применение.
                                                        0
                                                        В этом и вопрос. «Эта информация вредна для детей, поэтому её не сможет смотреть никто».
                                                        0
                                                        Тут как с наркотиками. Потребление не запрещено, а вот производство, продажа и распространение — запрещены.
                                                        Так же и тут, никто как бы не запрещает вам смотреть эту информацию (смотрите, пожалуйста, где хотите), но размещать в общедоступных интернетах — низзя.
                                                          0
                                                          В том то и дело, что запрещается не только размещение (что было и раньше), но и доступ к этой информации. Вводятся наказания не для хостеров, а для провайдеров. Уверен, что скоро введут наказания и для пользователей — за обход цензуры.
                                                            0
                                                            Да, еще год назад были первые наметки для этого.
                                                            Это логично — пытаться закрыть потом средства восстановления доступа к информации.
                                                          0
                                                          Наверное в любой разумной стране в рамках защиты детей от разного рода контента провайдеров обязывали бы вводить бесплатную услугу «родительский контроль», вместо блокировки всего подряд.
                                                            0
                                                            А у нас это трансформируется в попытки навязать такую услугу.
                                                          0
                                                          FreeNet, Perfect Dark и Tor наше всё… Вопрос только как их раскрутить до уровня нета? Как привлеч юзеров?
                                                            +2
                                                            Вы уверены, что Perfect Dark нуждается в раскручивании? По-моему, там и так полно всего. Вот только, когда я последний раз его видел, там были одни иероглифы. Не осилил.

                                                            FreeNet скорее мёртв, чем жив.

                                                            Tor и так раскручен дальше некуда. Настолько раскручен, что полиция чувствует себя там как дома, успешно закрывая неугодные сайты (с некоторыми усилиями).

                                                            Имхо, в раскручивании нуждаются идеи p2p-технологий и одноранговых сетей вообще. Необходимо создавать инструменты и библиотеки для упрощения создания распределённых и/или децентрализованных сервисов. Проблема в том, что тут требуется решить больше концептуальных вопросов, чем технических.
                                                            +1
                                                            Только ассиметричный ответ. То есть развитие средств криптографии, стеганографии и т.д. до состояния, когда будет технически затруднительно их выделять среди остальной криптографии и стеганографии.

                                                            А я пока положу это тут: blanu.net/Dust.pdf

                                                            Протокол с криптографией без открытой преамбульной части, то есть не обнаружимый всякими DPI.
                                                              0
                                                              На каждое действие всегда есть противодействие: криптография и т.п. — лишь временное явление; не постоянное и не системное.
                                                                0
                                                                Монетизация на запретах тоже развивается, вон уже что окучили:
                                                                Опциональная поддержка списка Минюста (да, да, того самого на 85% состоящего из синих DVD дисков с аудиофайлом 1488.avi, в нём таки есть URL ресурсов, а провайдеров заставляют их банить).
                                                                +2
                                                                Спасибо, Temych, за отличную статью. И жду продолжения.
                                                                Похоже, уже пора переходить к активному противодействию Системе.
                                                                  +1
                                                                  Предлагайте варианты)
                                                                  0
                                                                  Полуоффтоп, но всё же:
                                                                  14 октября — итоговое заседание экспертов по рассмотрению петиции об отмене 187-ФЗ
                                                                  Пригласили на данное заседание
                                                                  rublacklist.net/6573/
                                                                    +1
                                                                    Очень надеюсь, что Вы обратите внимание экспертов на обстоятельства, описанные в моем предложении на dialog.so, вот в этом комментарии и в этом (комментарии дополняют мое предложение дополнительными аргументами).
                                                                      0
                                                                      Спасибо, постараюсь в той или иной форме учесть.
                                                                      Вы не представляете — сколько уже самых разных аргументов и тезисов уже предложили озвучить, можно диссертацию писать.
                                                                      Сейчас буду делать выжимку и строить стержень.
                                                                        0
                                                                        комментарии дополняют мое предложение новыми аргументами


                                                                        Fixed.
                                                                          +1
                                                                          Я бы сделал стержень из аргументов применительно к обсуждаемому закону и связанным с ним законопроектам, а предложения по реформе авторского права в целом выделил бы в отдельный блок.
                                                                            0
                                                                            Так в принципе и сделал.
                                                                              0
                                                                              Конституции, законы разных стран — это Договоренности одних людей с другими. (а не истина в последней инстанции и тем более не «принципы и стержни»)

                                                                              Договориться можно только когда интересы общие.

                                                                              О «реформе авторского права» — это вы говорите о договоренностях, т.е. исход таких предложений очевиден по сути: суета, борьба, тавтология, уставание, апатия.

                                                                              Напомню: авторское право — это талант данный человеку богом, а не договоренностями одних людей с другими о третьих лицах, и не может быть понят людьми, не реализовавшим его (свой талант). Т.е. вы не с теми людьми договариваетесь.

                                                                              «Борьба и барахтанье» или талант? — такие и интересы:

                                                                              люди у власти лююююбят борьбу и барахтанье — это для них опыт, денежный доход, радость побед, веселье и т.д. И те, кто хочет к ним присоединиться, многого то не надо — достаточно поступить так же, как и они, по началу;

                                                                              а те кто любят талант — поступают иначе, и достигают своих целей иным образом.

                                                                              Возможно кому то мое сообщение пригодится, чтобы не сделать шаг в омут, буду этому очень рад; вылазить из омута всегда сложнее чем в него попасть, а предупредить — проще.
                                                                                0
                                                                                Вы не сделали никаких конкретных предложений.
                                                                                  0
                                                                                  Если сможете ответить себе на вопрос — «почему такие предложения не уместны?», — то спасете себе жизнь или много лет своей жизни.
                                                                                  Я исследовал это вопрос ранее и ответ себе уже дал, поэтому вы напрасно ожидали от меня тех самых предложений(если ожидали) и очень здорово, что сказали об этом.

                                                                    Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                                                                    Самое читаемое