Войны лоббистов и развитие BIM. Часть 5: BlackRock — хозяин всех технологий. Как корпорации контролируют Open source

    Технологические гиганты при помощи денег инвестиционных фондов контролируют всё большую часть новых разработчиков и продуктов, перекрывая тем самым путь для новых программ и новых технологий в строительной отрасли. 

    Сегодняшние лидеры САПР-индустрии: Autodesk, Hexagon, Nemetschek, Bentley, Trimble - хорошо готовятся к будущим угрозам: стандартной тактикой больших корпораций стал агрессивный захват новых рынков и поглощение возможных конкурентов на ранних стадиях развития. 

    В результате вся САПР-индустрия стала похожа на олигополию, в которой доминирует группа из нескольких компаний. И их положение на вершине становится всё более непоколебимым.

    Содержание:

    В этой статье мы рассмотрим:

    • кто сегодня руководит развитием новых технологий в строительстве 

    • как происходит синхронизация политики между САПР-вендорами 

    • почему компании не развивают программы, написанные в 90-е 

    • как большие корпорации контролируют open source разработчиков

    • почему IFC и Dynamo - это непрозрачный open source

    • как благодаря Autodesk появился альянс ODA

    • как велась борьба за формат DWG между ODA и Autodesk

    • как сегодня развивается борьба за открытость форматов RVT и RFA

    • как BlackRock и Vangaurd создали плановую экономику на мировом уровне

    Статья на английском: Lobbyist Wars and the Development of BIM. Part 5: BlackRock - the Master of All Technologies. How Corporations Control Open Source.

    Статья на Medium:

    BlackRock - хозяин всех технологий

    Основа олигополистической структуры в строительном проектировании - это большая пятёрка САПР-вендоров: Autodesk, Hexagon, Trimble, Bentley, Nemetschek. 

    Эти компании выходили с середины 90-х на IPO (initial public offering), распродав большую часть своих акций среди крупнейших инвестиционных фондов Соединённых Штатов и распределив тем самым ответственность за будущее компаний среди держателей акций.

    Данные о держателях долей в уставном капитале (только материнские компании, за исключением владения фондами небольших дочерних компаний)
    Данные о держателях долей в уставном капитале (только материнские компании, за исключением владения фондами небольших дочерних компаний)

    Главными бенефициарами (и держателями акций) от выхода САПР-компаний на биржу стали три американских инвестиционных фонда: The Capital Group, Vanguard и BlackRock, которые на протяжении последних 30 лет скупали акции технологических компаний напрямую или через свои банковские филиалы. 

    Акционеры крупнейших CAD-компаний
    Акционеры крупнейших CAD-компаний

    Мало кто слышал о BlackRock, но эта фирма является крупнейшей инвестиционной компанией, под управлением которой находятся активы стоимостью в $8,7 трлн в 2021 году (в 2015 году - $4,6 трлн). На 2021 год BlackRock, штаб-квартира которой расположена на Манхэттене, имеет отделения в 100 странах, и она тесно связана с крупнейшими финансовыми регуляторами, такими как министерство финансов США, Федеральная резервная система (ФРС) США и Европейский центральный банк (ЕЦБ).

    Как только какой-либо крупный экономический субъект попадает в поле зрения таких фондов, как Vanguard и BlackRock, они предлагают ему возможности выгодных инвестиций. Пользуясь своей надёжной репутацией, связями и огромными средствами, Vanguard и BlackRock скупают активы субъекта и начинают заниматься его управлением. 

    Например, только в Германии в 2014 году BlackRock принадлежало 4% акций BMW, 5,2% акций Adidas,7% акций Siemens, 6% акций Daimler. В целом BlackRock является акционером (почти всегда самым крупным) всех предприятий, входящих в индекс DAX (важнейший фондовый индекс Германии). Гигантская платформа Aladdin, созданная BlackRock для управления активами, ежесекундно отслеживает стоимость акций, облигаций и других активов, находящихся под управлением компании, а также рассчитывает, как влияют на их котировки различные события, такие как рост цен на нефть или алюминий. 

    BlackRock является мажоритарным акционером почти во всех технологических компаниях мира. Какое отношение к строительству и проектированию имеют инвестиционные корпорации BlackRock и Vanguard (Vanguard/Windsor)? 

    BlackRock и Vanguard принадлежат почти все САПР-компании и технологии в мире строительного проектирования и BIM решений.

    Доля владения акциями BlackRock и Vanguard в компаниях САПР
    Доля владения акциями BlackRock и Vanguard в компаниях САПР

    На графике владения акциями заметно, что особым смыслом здесь обладает цифры - 7-10%. До таких цифр инвестфонды доводят долю владения любой компанией, чего хватает, чтобы полностью контролировать целые корпорации. 

    На следующем графике видно похожее распределение владения акциями крупнейших компаний мира - Big 5.

    Доля владения акциями BlackRock и Vanguard в компаниях Big 5
    Доля владения акциями BlackRock и Vanguard в компаниях Big 5

    Из-за того, что 70% акций компании после выхода на биржу распределены между тысячами инвесторов, контрольный пакет составляет всего 720% акций, что даёт держателю “небольшого пакета” полномочия по принятию всех решений в компании.

    Степень контроля (X - сила голоса) в компании в зависимости от вечеличины пакета акций (Y - процент капитала)
    Степень контроля (X - сила голоса) в компании в зависимости от вечеличины пакета акций (Y - процент капитала)

    Таким образом, если у вас есть 7-20% акций нескольких основных компаний-монополистов, то вы почти полностью влияете на развитие всей отрасли. 

    При таком многократном перекрестном владении и при наличии долей практически во всех крупных корпорациях - как этим инвестиционным фондам удаётся следить за темой BIM или, например, развитием AR в строительстве, да и вообще за всеми технологиями мира одновременно?

    Олигополия на рынке САПР

    Олигополия в первую очередь означает скоординированность и взаимосвязь в действиях на рынке, что осуществляется Vanguard и BlackRock через глав компаний, утверждаемых на собрании акционеров.

    Доля доли BlackRock в компаниях САПР
    Доля доли BlackRock в компаниях САПР

    С выходом на биржу большие САПР-компании фактически убили конкуренцию на рынке САПР тем, что основные стратегические решения теперь принимаются не агрессивными руководителями компаний, которые борются за выживание и место на рынке, а пролоббированным советом директоров, который контролируется извне финансовыми специалистами, интересующимися отраслью строительства только как цифрой в годовом отчёте Annual Revenue. 

    Политолог Jan Fichtner из Амстердамского университета, исследуя этих основных финансовых игроков, утверждает: «Влияние в основном осуществляется через фоновые дискуссии. Вы ведете себя на поводу у BlackRock и Vanguard, потому что знаете, что однажды вам может понадобиться их благосклонность. Для руководства компаний и корпораций рационально действовать в интересах основных держателей акций».

    "Там, где есть договор, есть перочинный нож."

    Шарль-Морис де Талейран-Перигор

    Все, кто работает в развитии технологий строительной отрасли, постепенно попадают в жернова этой плановой экономики, созданной акулами капитализма при поддержке богатых династий запада, пенсионных фондов и печатного станка ФРС.

    BlackRock управляет активами централизованно и строго следит за соблюдением всех формальных предписаний. Но сверх этого BlackRock и Vanguard практически ничего не делают. А между тем для функционирования рыночной экономики чрезвычайно важно, чтобы акционеры постоянно держали руку на пульсе событий в своих предприятиях и критически оценивали политику менеджмента.

    В итоге сегодня все мировые САПР (и вообще все технологические) компании принадлежат инвестиционным фондам, которые на бумаге занимаются управлением стратегией компании, а де-факто - только соблюдением формальных предписаний для отчётов, которые позже попадают в красивый PDF документ для ежегодного собрания совета директоров.

    "Плановая экономика в масштабах сколько-нибудь крупной промышленной системы требует значительной централизации, а следовательно, и бюрократического аппарата, способного управлять этой централизованной машиной. Если планирование сверху не будет сочетаться с активным участием снизу, если поток общественной жизни не будет постоянно восходить снизу вверх, плановая экономика приведет к новой форме манипулирования народом."

    “Бегство от свободы”, Эрих Фромм

    Как сегодня Trimble будет соперничать с Autodesk или Hexagon на одном рынке, если CEO этих компаний отчитываются ежеквартально перед одними и теми же инвестиционными фондами с WallStreet, которые, в свою очередь, не заинтересованы в резких изменениях на тех рынках, от которых зависят их годовые отчёты и, как следствие, их личные бонусы. 

    Таким образом, у управляющих фондами нет финансовых стимулов, чтобы компании в их портфелях яростно конкурировали друг с другом. Если например активный инвестор, который владеет, скажем, акциями Coca-Cola Co., но не PepsiCo Inc. может захотеть, чтобы Coca-Cola пошла на большой риск, чтобы сокрушить Pepsi, и для этого инвестирует капитал в новые продукты и рынки, то с другой стороны, инвестор, владеющий и тем, и другим, предпочел бы, чтобы Coke и Pepsi избегали ценовых войн.

    Такие отношения не всегда могут быть добрыми. Исследование 2018 года показало, что, когда одни и те же институциональные инвесторы являются крупнейшими акционерами компаний, производящих брендовые лекарства и производителей дженериков, компании-производители дженериков с меньшей вероятностью будут предлагать более дешевые версии брендовых лекарств. В результате потребители могут платить более высокие цены на лекарства.

    Нет здоровой конкуренции - не будет и новых технологий. Отчасти поэтому все крупные корпорации в мире строительного проектирования фактически не имели отношения к разработке новых продуктов в последние 20 лет. 

    Если ещё десять лет назад такие крупные компании, как Autodesk, Nemetschek, Trimble имели репутацию уже не новаторов, а скорее имитаторов, когда было достаточно просто скопировать новый популярный продукт и выпустить свой клон, то сегодня необходимость в клонировании продуктов отпала. Сегодня стартапы и целые компании скупаются за любые деньги, которые предоставляют своим подопечным BlackRock и Vanguard. 

    Чтобы не конкурировать друг с другом на одном рынке, каждая компания из big5 САПР выбирает для себя отдельные технологические ниши и скупает постепенно программы и любые технологии в этом направлении.

    Основные стартапы, приобретенные за последние 20 лет
    Основные стартапы, приобретенные за последние 20 лет

    Для примера John Walker (будущий CEO Autodesk) предлагал Mike Riddle купить Autocad в 1982 году всего за $15 тыс. (изначально за $8 тыс.), но Mike настоял на условиях продажи Autocad за 1$ и 10% c продаж продукта. В 2020 году Revit стал самым продаваемым продуктом Автодеск, который она купила в 2002 году за 133 млн долларов. А уже в 2018 году Autodesk заплатил за Plangrid (стартап-приложение для планшета) почти миллиард долларов ($875 млн), где одним членом из совета директоров, за несколько лет до покупки, стала бывшая CEO Autodesk - Carol Ann Bartz.

    Таким образом, на данный момент весь мир проектирования и вообще все технологии мира разделились на тех, кто принадлежит Blackrock и Vanguard, и тех, кого эти фонды через свои САПР-филиалы ещё купить не успели. Ни одна организация с высокими денежными показателями не имеет возможности избежать встречи с такими финансовыми гигантами, в какой бы стране она ни находилась. 

    Сегодня уже невозможно построить новый Autodesk или Trimble в нашем мире, где с такими ресурсами, которыми располагают сегодня инвестфонды, можно купить целые страны, не говоря уже о талантливых командах разработчиков.

    Мы убрали с рынка всех конкурентов, но почему мы не движемся вперед?
    Мы убрали с рынка всех конкурентов, но почему мы не движемся вперед?

    !Нельзя ни в коем случае демонизировать структуры, которые были построены BlackRock и Vanguard: любая организация и скорее всего каждый человек на земле, имея такие “бесплатные ресурсы и доступ к печатному станку”, воспользовались бы этим и поступили бы на месте Blackrock точно так же, скупая всё на своём пути. 

    В противовес монополиям, только мир open source решений мог бы сегодня составить конкуренцию таким олигопольным конгломератам. Посмотрим дальше на то, как большие корпорации пытаются контролировать open source движение.

    Для чего мировым вендорам САПР нужны тысячи специалистов по базам данных, oб open source решениях, а также о решениях, над которыми работают основные вендоры САПР, поговорим в седьмой части. 

    Чтобы к седьмой части немного лучше понимать нового игрока на рынке САПР - Oracle, базы данных и open source, а также из-за схожести поведения двух компаний - сравним историю Oracle с историей развития Autodesk и посмотрим на то, как эти две корпорации боролись с open source движениями на своём рынке. 

    Autodesk идёт по стопам Oracle

    История Autodesk, одного из лидеров САПР-мира, начинает всё больше походить на историю такого лидера своего времени, как Oracle. Так же, как Autodesk с Autocad была последние 30 лет мировым лидером 2D-проектирования, Oracle, в это же время, была мировым лидером баз данных - DBMS систем (database management system). 

    Прибыль Oracle от бизнеса, построенного на хранении данных, примерно в 10 раз больше, чем продажи лидеров САПР-отрасли: годовой оборот Oracle сегодня - $20 mlrd., а у Autodesk - всего $1,7 mlrd.. Как и во всех технологических компаниях мира, ведущими акционерами Oracle (как и Autodesk, Trimble, Apple, Microsoft и почти всех компаний на земле) являются две крупнейшие в мире инвестиционные компании - Vanguard и BlackRock. 

    Во многих статьях говорится, что Oracle была основана в «конце 1970-х» и что Oracle «продает линейку программных продуктов, которые помогают крупным и средним компаниям управлять своей деятельностью». Но везде каким-то образом игнорируется тот факт, что Oracle всегда была значительным игроком в индустрии национальной безопасности. И что его основатель не заработал бы свои миллиарды, если бы не помогал создавать инструменты современной государственной и мировой слежки

    Как многие основные компании, выросшие после холодной войны, обязаны своим развитием федеральным и оборонным контрактам, так и Oracle на самом деле берет свое название от кодового названия проекта ЦРУ 1977 года. И именно ЦРУ было первым заказчиком Oracle

    C середины 2000-х Oracle начинает активно интересоваться строительной отраслью. Примечательно, что Oracle стал стратегическим партнёром buildingSMART в 2019 году, за один год до того, как главный САПР-производитель Autodesk присоединился к buildingSMART в 2020 году. У Oracle есть все шансы, чтобы стать лидером BIM-технологий. Об этом и почему BIM - это базы данных, поговорим подробнее в седьмой части. 

    В какой-то момент большие технологические компании выросли в большие структуры, которые, как и все крупные и сложные структуры, однажды перестали активно заниматься разработкой новых технологий. 

    Как в открытых письмах лучших архитекторов мира, адресованных Autodesk, (подробнее об этом в Часть 4: Борьба CAD и BIM. Монополии и лоббисты в строительной отрасли), так и в подкасте с Еленой Слеповой - мы все отмечаем, что Autodesk почти не развивает основной продукт Revit, а занимается только дизайном и украшательством интерфейса, попутно покупая новые стартапы (Navisworks, Assemble, Vault, Civil 3D) и технологии.

    Открытое письмо архитектурных бюро мира Autodesk о том что продукт Revit не развивается
    Открытое письмо архитектурных бюро мира Autodesk о том что продукт Revit не развивается

    Раздражение проектировщиков продуктами Autodesk растёт от версии к версии, но большие корпорации: Autodesk, Nemetschek и другие крупные покупатели стартапов - не могут привнести в код купленных программ значительных изменений.

    Почему программы не развиваются

    Любой большой программный продукт, разрабатываемый больше пяти лет, напоминает длинный "спагетти-код". При этом только несколько главных разработчиков в компании знают, как работает (максимум) 70% кода в такой программе, как Oracle Database, Autocad, Revit или Archicad. Новые инструменты от Autodesk, Nemetschek или Oracle сегодня являются лишь попыткой скрыть накопленные проблемы от разработчиков, потому что справиться с ними стало невозможно.

    Затухание активного роста в техническом плане начинается с ухода разработчиков на более высокие должности или, что происходит чаще, с “Exit” основных разработчиков, которые забирают деньги (после продажи стартапа или выхода компании на IPO) и сами становятся венчурными инвесторами. 

    После Exit главных разработчиков большое количество костылей, из которых состоят эти программы, в последующих проектах создают трудно выявляемые баги, которые заваливают всю дальнейшую разработку продукта. Такой продукт, или, точнее, код, из которого он состоит, обозначают как legacy code.

    Legacy code (от Legacy (англ.) – наследство) — устойчивое выражение, обозначающее старый код без каких-либо пояснений; главным его признаком является отсутствие возможности в нём разобраться.

    Legacy code не проблема - если тебе не нужно поменять его
    Legacy code не проблема - если тебе не нужно поменять его

    На примере Oracle можно представить, в чём же состоит сложность Legacy кода и почему программы из 90-х почти не развиваются в последнее время.

    Объем кодовой базы Oracle Database в период разработки версии 12.2 в 2017 году составлял 25 миллионов строк на языке C — и стоит вам изменить лишь одну из этих строк, как ломаются тысячи написанных ранее тестов. За прошедшие годы над кодом Oracle Database успело потрудиться несколько поколений программистов, которых регулярно преследуют жесткие дедлайны, благодаря чему код превратился в настоящий кошмар. 

    Интерфейс - Геометрическое ядро. Мы не знаем как это работает, но если удалить это приложение рухнет
    Интерфейс - Геометрическое ядро. Мы не знаем как это работает, но если удалить это приложение рухнет

    Сегодня код любой программы из 90-х состоит из сложных «кусков» кода, отвечающих за логику, управление памятью, переключение контекстов и многое другое; они связаны друг с другом при помощи тысяч различных костылей. В итоге, у разработчика может уйти день или два только на то, чтобы разобраться, чем же в действительности занимается та или иная строка кода.

    Возникает вопрос: каким же образом при всем этом Oracle Database (или Revit, Archicad) до сих пор удается держаться на ногах? Секрет — в миллионах тестов. Их полное выполнение может занимать от 20 до 30 часов (при этом выполняются они распределенно на тестовом кластере из 100-200 серверов), поэтому сегодня процесс исправления одного единственного бага в Oracle Database занимает от нескольких недель до нескольких месяцев. 

    Подобным образом, любой закрытый продукт, который разрабатывался больше 5 лет - автоматически становится “кодом спагетти”, который к своей следующей версии сможет передвигаться только на костылях.

    Autodesk разрабатывает Revit проще: разработчики просто не занимаются темой производительности, а от версии к версии создают только такие инструменты, которые работают поверх основного функционала. 

    Так как основной код был написан в конце 90-х, в Revit используется (исключая визуализацию) только одно ядро процессора, что сдерживает производительность проектирования. Например, у программы Revit уже нет возможности работать в многопоточном режиме, используя все ядра в hardware. И даже если у вас через 10 лет будет тысяча ядер в процессоре - прироста производительности в программе Revit вы не получите.

    Геометрическое ядро
    Геометрическое ядро

    Благодаря постоянной текучке кадров в дополнение к проблеме закрытой разработки кода, вокруг нас полно старых Legacy продуктов, которые написаны ужасно плохо, но при этом невероятно сложно и дорого поддерживаются сегодня на плаву. Причём переписать их уже никогда не получится, потому что они взаимодействуют с таким же ужасным кодом у пользователей продукта, и поэтому необходимо соблюдать совместимость с багами и не документированными особенностями. По этой причине многие продукты стали заложниками обратной совместимости. В том числе Windows, Microsoft Office и основные программы на рынке САПР.

    У таких программ, как Revit, ArchiCAD, Microstation уже нет будущего, и возможно, сами вендоры это понимают. Поэтому все силы корпораций сегодня тратятся не на увеличение производительности геометрического ядра, а на поиск нового успешного продукта или новых уникальных разработчиков, как Leonid Raiz (Revit), Mike Riddle (AutoCAD) или Gabor Bojar (ArchiCAD).

    Из-за отсутствия новых успешных продуктов, основные усилия таких больших корпораций начинают концентрироваться на навязывании своих продуктов, агрессивном маркетинге и на том, чтобы поддерживать текущее ресурсоёмкое жизнеобеспечение сложной и забюрократизированной структуры. 

    Исследование Campaign for Clear Licensing, показало, что аудиты, проводимые такими поставщиками программного обеспечения, как Oracle и Autodesk (Microsoft, SAP, IBM) блокируют конкуренцию и препятствуют инновациям в ИТ-отделах компаний, где эти аудиты проводились.

    Кто наименее полезный поставщик с точки зрения аудита? Oracle был признан худшим поставщиком в процессе аудита, за ним следуют IBM и Autodesk.
    Кто наименее полезный поставщик с точки зрения аудита? Oracle был признан худшим поставщиком в процессе аудита, за ним следуют IBM и Autodesk.

    К началу 2000-х основные корпорации заняли свои ниши в отрасли и каждый год спокойно распределяли прибыли среди акционеров. Но с началом эры open source на горизонте появляется новый конкурент - разработчики открытых и прозрачных продуктов, совсем не похожие на специалистов по контракту, переехавших в Калифорнию или Бостон из Азии или Европы.

    Основной головной болью руководителей больших корпораций Oracle, Microsoft, SAP, Autodesk, IBM к середине 2000-х становится не миллион строк “спагетти кода”, а новые open source продукты, стремительно набирающие популярность: Linux, GitHub, Spark, Mozilla, Gimp, PHP, WordPress, Android, Blender и тысячи других. 

    В случае с Oracle таким конкурентом стал молодой open source стартап из Швеции - MySQL.

    Борьба корпораций с open source

    Обычно любые стартапы, стоящие на пути корпораций, уже к началу 2000-х можно было купить при поддержке BlackRock, но как купить Оpen source-идею, за которой стоят сотни разработчиков со всего мира?

    MySQL - open source проект, который одновременно разрабатывали сотни специалистов со всего мира. При этом код полностью бесплатен и прозрачен для дальнейшей разработки (или написания инструментов для него), благодаря чему MySQL быстро завоевал популярность на рынке баз данных.

    Популярность баз данных по годам с 2013 года
    Популярность баз данных по годам с 2013 года

    В борьбе за рынок Oracle начала снижать цены и предоставлять большие скидки тем компаниям, которые уже использовали или ещё только собирались использовать MySQL. Одновременно с этим Oracle, осознавая угрозу своему бизнесу, всеми способами пытался купить это быстрое, бесплатное и прозрачное DBMS решение.

    В течение всего 2006 года Ларри Эллисон (глава Oracle с одесскими корнями) неоднократно предлагал выкупить MySQL, но трое друзей-шведов, основателей MySQL, постоянно отвергали предложение от «империи зла» Oracle, взлёт которой произошёл благодаря сотрудничеству с ЦРУ. 

    Стабильный Oracle c 1997 года
    Стабильный Oracle c 1997 года

    В итоге акционеры MySQL продали свой продукт компании Sun (отцы-основатели МySQL получили от сделки по $10 mln.) и уже в 2009 году Oracle сумел опередить IBM и заключил соглашение о покупке компании Sun (вместе с продуктом MySQL) за $7.4 миллиардов. 

    В 2009 MySQL ждало большое обновление: в версии MySQL 5.4 появилась поддержка 16-процессорных серверов x86, и, по некоторым тестам, производительность MySQL должна была вырасти в десятки раз. Выход MySQL 5.4 был запланирован на 21 апреля, но, по случайности, за день до того произошла сделка с Oracle.

    Уже после покупки, чтобы не давать развития своему непокорному приёмному open source сыну, с 2009 г., Oracle (которая теперь являлась владельцем прав на MySQL) пыталась изнутри расшатать и замедлить открытую модель разработки знаменитой СУБД. 

    Таким образом, Oracle, при помощи BlackRock, расчистил рынок своему основному закрытому “спагетти продукту” Oracle Database на следующие 10 лет, а акционеры инвестиционных фондов теперь могли ожидать выплаты дивидендов на ожидаемом уровне в ближайшие годы. 

    Но open source MySQL-идею убить уже невозможно, и разработчики из комьюнити MySQL начали перетекать в другие open source проекты. В итоге все основные разработчики MySQL махнули рукой на Oracle и перешли на более быстрые и современные open source базы данных - MariaDB (форк копия MySQL), PostgreSQL и SQL-lite. 

    Подобные покупки постоянно происходят и на рынке САПР-решений. Все те же тренды ждут любых разработчиков САПР и BIM-решений, а сама история с MySQL похожа на историю с IFC, изначально открытым форматом.

    Oracle, по сути, сделал c MySQL то же самое, что сделал Autodesk c IFC в середине 90-х, но гораздо быстрее и проще.

    Autodesk и формат данных IFC

    Идея открытого формата IFC родилась у визионера строительных технологий Leonard Obermeyer, который перед олимпиадой в Мюнхене во время строительства мюнхенского аэропорта взаимодействовал с поставщиками и фирмами со всего мира. Во время проектирования олимпийских проектов Leonard Obermeyer понял, что нужен один общий язык, на котором будут общаться строители и производители строительных элементов со всего мира. 

    Так как сам Leonard Obermeyer не был программистом, эту идею он передал своему родному факультету мюнхенского университета, где дальнейшей разработкой нового открытого формата занимались Richard Junge и Thomas Liebich с командой студентов. 

    Идеей создателей IFC-формата было создать всемирный и свободный язык обмена данными в строительстве (несмотря на военные корни формата IFC-STEP, протокола Application Protocol 225), но в начале 90-х ещё мало было известно об open source. 

    Благодаря другу Leonard Obermeyer - Patrick MacLeamy (CEO of HOK) - Autodesk активно включается в “развитие” всемирной идеи IFC. Проходит всего несколько лет, и регистрацию и разработку IFC берёт полностью под свой контроль Autodesk.

    Об этом подробнее в Часть 3: Отцы BIM технологий. Кто стоит за успехом Autodesk и openBIM?

    Но к концу 90-х, не имея нормальных 3D-продуктов, сам Autodesk не смог применять нормально этот продукт в своих программах - и идея “мирового 3D формата” уходит под контроль картельной организации IAI (которая позже переименовывается в buildingSMART). 

    Для контроля над развитием IFC у руля buildingSMART остаётся Patrick MacLeamy, партнёр корпорации Autodesk по совместным проектам с компанией HOK (где McLeamy был CEO). К слову, в некоторых странах ещё сегодня представителями Autodesk и представителями buildingSMART являются зачастую одни и те же специалисты.

    Исходя из этих фактов, можно предположить, что американская организация buildingSMART держит Autodesk в курсе возможных “вариантов развития”, для того чтобы Autodesk смог вовремя перехватить инициативу в мире форматов обмена данными и заниматься новыми технологиями без оглядки на конкурентов.

    Подобным образом Autodesk выпустил на рынок open source решение Dynamo, которое используется в Revit и Civil 3D для расширения функционала. Dynamo изначально представлялся как open source продукт, который внезапно возник в 2011 году в недрах Autodesk (или точнее был разработан Ian Keough и Luke Church по заказу Autodesk). Так же, как и buildingSMART, к рождению которого приложила руку корпорация Autodesk, - код Dynamo тоже не отличается прозрачностью. Многие разработчики указывают на то, что пакеты, завернутые в библиотеки DLL, часто запрещают доступ к коду, что не позволяет пользователям исследовать ни код, ни то, как отдельные куски кода обрабатываются или анализируются в инструменте Dynamo. Что также не позволяет использовать Dynamo в продуктах, по-настоящему открытых, таких как BlenderBIM (для визуального программирования в Blender сегодня используется Sverchok).

    Типы open source: совершенно свободный, с явным контролем, неявно контролируемый
    Типы open source: совершенно свободный, с явным контролем, неявно контролируемый

    Таким образом, Autodesk в контроле над открытыми проектами IFC и Dynamo создала конструкцию, похожую на ту, что Oracle создал с MySql. Только в мире баз данных - Oracle “открыто”, через Sun, купила open source - MySql, а Autodesk на расстоянии контролирует движение проектов Dynamo и buildingSMART (который, в свою очередь, старается на расстоянии общаться с европейскими вендорами openBIM движения - Nemetschek). 

    И если сегодня образуется по-настоящему новый open source формат или у Revit появится достойный open source конкурент, - то Autodesk пойдёт проверенным путём Oracle и, возможно, попытается выкупить права на любой продукт на самых ранних стадиях, что, скорее всего, опять продлит жизнь продуктам Autodesk ещё на одно десятилетие.

    Как узнать кто уже мёртв, а кто ещё нет? Мы маленькая строительная компания.
    Как узнать кто уже мёртв, а кто ещё нет? Мы маленькая строительная компания.

    Сегодня buildingSMART неспешно пытается устанавливать правила на рынке САПР, при этом интересы buildingSMART в основном диктуются потребностями основных игроков в этой нише - Autodesk, Bentley Systems (с 2019 Oracle). 

    Единственной более-менее свободной от лоббирования организацией остаётся альянс ODA (Open Design Alliance). 

    Проблема Autodesk - организация открытых стандартов - ODA

    ODA круто изменил ситуацию для пользователей CAD во всём мире, когда позволил разработчикам CAD-приложений существенно сократить затраты на поддержку формата DWG, ставшего де-факто отраслевым стандартом для обмена CAD-данными. 

    ODA создала продукты (основным из которых является Teigha) с возможностью для более чем 2000 организаций-членов работать без всякой оглядки на Autodesk, чем фактически убрал искусственные барьеры, которые сдерживали развитие всей отрасли САПР.

    Альянс по Открытому Проектированию (Open Design Alliance) является некоммерческим консорциумом, нацеленным на распространение открытых форматов для обмена данными САПР. Технологическая платформа ODA обеспечивает пользователей средствами для создания широкого спектра приложений, включая средства визуализации и даже полномасштабные САПР. Платформа поддерживает файлы DWG, DGN, NWD, NWF, NWC, RFA, IFC, RVT с возможностями редактирования, импорта и экспорта в другие файловые форматы.

    История ODA началась с попытки Autodesk купить компанию SoftDesk, которая в середине 90-х разработала платформу САПР с целью полной замены AutoCAD. После антимонопольного расследования суд заблокировал полное поглощение компании Softdesk. Один из основных продуктов Softdesk - Boomerang (в девичестве IntelliCAD) по решению антимонопольного суда был передан компании Visio, которую позже выкупила Microsoft.

    На основе технологий компании Softdesk и InteliCADD (позже InteliCAD) в 1998 году образуется новый альянс OpenDWG. Альянс ODA (OpenDWG Alliance) поставил своей целью уравнивать шансы всех производителей САПР-решений, вне зависимости от того, в каких отношениях с компанией Autodesk находятся эти разработчики. 

    Эквалайзер - урванитель САПР разработки
    Эквалайзер - урванитель САПР разработки

    Первый конфликт между ODA и Autodesk возник в начале 2000-х вокруг формата DWG.

    В 1998 году ODA предоставила новые инструменты миллионам пользователей программного обеспечения с возможностью продолжать использовать формат файла DWG без привязки к единственному поставщику продуктов - Autodesk. 

    Примечательно, что сам формат файла DWG и программа Autocad были разработаны Mike Riddle и что DWG использовался в конце 1970-х в его InteractCAD, и только в 1982 году John Walker выкупает полностью продукт Autocad вместе с форматом DWG, основывая таким образом фирму Autodesk для массовой продажи DWG продукта.

    Сам Autodesk после покупки программы Autocad (20 лет) не предоставлял API для доступа к файлам DWG, поэтому и ответом на такую закрытость стало появление на рынке САПР первой открытой инициативы: GNU LibreDWG, который мог читать формат DWG. Но, к сожалению, LibreDWG не мог редактировать информацию в DWG файле. 

    Этот барьер по изменению файла DWG смог преодолеть альянс ODA с продуктом Teigha, который позволял работать с форматом DWG в любой САПР-программе. Этот продукт уравнял шансы всех САПР-разработчиков, и именно ему обязаны своим успехом такие ныне известные компании, как бельгийская Bricsys, немецкая Graebert, французская DraftSight, китайская ZWSoft, российская NanoSoft и ряд других.

    В ответ на открытые разработки Autodesk создал для сторонних разработчиков САПР инструмент - RealDWG (настоящий истинный DWG) в виде модулей экспорта и импорта, что позволяло сторонним разработчикам САПР-программ наконец встраивать в свой функционал экспорт и импорт чертежей в формате DWG.

    С 2006 года на ODA посыпались судебные иски от Autodesk, которая пыталась защитить купленный ими в 1982 году продукт DWG. И с момента противостояния с ODA, чтобы усложнить жизнь конкурентам и искусственно ограничить конкуренцию, Autodesk создавала каждые несколько лет новую версию “самого правильного” DWG формата (при этом вставляя в формат «водяные знаки» Autodesk). 

    Иск компании Autodesk к альянсу ODA через Американский окружной суд (US District Court)
    Иск компании Autodesk к альянсу ODA через Американский окружной суд (US District Court)

    В 2006 году компания Autodesk внедрила в обновленный формат DWG 2007 технологию TrustedDWG, которая позволяла определить, создан ли файл формата DWG в одной из программ Autodesk или в программе, использующей RealDWG. В случае, если файл DWG 2007 создан в нелицензированной программе, AutoCAD показывал сообщение, предупреждающее пользователя о возможных проблемах совместимости. Компания мотивировала своё решение заботой о пользователях.

    Из-за резкого интереса конкурентов к инструментам ODA, спустя 25 лет после создания DWG, Autodesk в 2006 году решила зарегистрировать DWG как свою торговую марку. Захватив рынок CAD, Autodesk утверждала, что “самый правильный DWG” файл могут делать только продукты Autodesk.

    Autodesk выиграл суды, и на первый взгляд показалось, что Autodesk отстоял свои права на формат DWG, но судебные запреты не стали концом света для альянса ODA. 

    В 2007 году иск был окончательно отозван. Стороны заключили мировое соглашение. ODA исключил код TrustedDWG из библиотек DirectDWG, а Autodesk изменил предупреждающие сообщение в AutoCAD 2008. В итоге в решениях суда речь шла только о торговой марке "DWG", при этом формат файла DWG остался общедоступным. 

    Информация о проигрыше в суде на официальном сайте ODA
    Информация о проигрыше в суде на официальном сайте ODA

    Возможно, уже сегодня подобная борьба разворачивается за форматы RVT и RFA. 

    Revit (и похожий продукт форк PTC - Solidworkds) и форматы RFA и RVT были разработаны Леонидом Райцем (и его учителем по PTC - Самуилом Гайзбергом) в 90-е. После покупки при помощи патентов и регистрации прав на торговые марки Autodesk пытался закрепить своё право над 3D САПР-программой Revit и её форматом.

    В мае 2020 года, на пике интереса к продукту Revit и его BIM решениям (а не на закате популярности, как это было с Autocad), ODA официально выходит на рынок со своим продуктом BimRv SDK. BimRv SDK от ODA предлагает работать с данными Revit без зависимости от приложения Revit. Инструмент позволяет,  например, создавать семейства (геометрию типов), не используя Revit

    За несколько лет до публикации релиза BimRv  ODA становится первым вендором, который позволяет не просто читать информацию из IFС, а дает возможность создавать IFC геометрию, чего ещё ни одна САПР-компания сделать не смогла. Полный открытый IFC-набор инструментов от ODA будет представлять собой доступ к данным и к созданию объектов, интегрированный с высокоскоростной визуализацией и возможностями конвертирования IFC-данных в другие форматы, такие как .dwg.

    Логично, что если инструмент, редактирующий Revit или IFC файлы от ODA, получит реальное распространение, то прибыли, которые Autodesk сегодня делает на своих продуктах, могут резко упасть. 

    На опыте борьбы с Softdesk и после судебных тяжб с ODA по продукту Teigha-DWG Autodesk понимает, что ODA c BimRv SDK уже продвинулась на порядок дальше в своих возможностях, и теперь ODA уже не допустит ошибок, которые были допущены в борьбе за открытость формата DWG.

    Поэтому сегодня Autodesk остаётся массово скупать новые технологии на рынке стартапов или пробовать "усложнить" работу альянса ODA, который пытается “незаконно” (по мнению Autodesk) распространять форматы RVT и DWG и, по пути, стать тем самым возрождённым SoftDesk, который Autodesk не получилось до конца убить в самом начале развития.

    „Самый простой и верный способ обмануть человека — это прикинуться другом.“

    Публий Овидий Назон

    Наблюдая за успехами ODA со стороны, Autodesk вынес волевое решение присоединиться к альянсу ODA, чтобы, возможно ближе понять все возможности альянса, который ещё не удалось купить. Autodesk указал причину присоединения к ODA: интерес к набору инструментов IFC от ODA (который обеспечивает полную и гибкую совместимость с IFC для любого настольного или веб-приложения). При этом в саму организацию buildingSMART, которая занимается не только инструментами IFC, но и разработкой непосредственно формата IFC, Autodesk вступил на один месяц позже, в октябре 2020 года.

    ODA показывает BimRV SDK - Autodesk вступает в ODA - Autodesk вступает в buildingSMART
    ODA показывает BimRV SDK - Autodesk вступает в ODA - Autodesk вступает в buildingSMART

    Из-за активности альянса ODA по раскрытию форматов RVT, RFA, начиная с 2020 года Autodesk стал активно возвращаться к управлению своим брошенным приемным сыном - форматом IFC, встраивая с версии Revit-2020 все те возможности экспорта в IFC формат, которые до этого (видимо, искусственно) тормозились или просто не развивались. 

    Возможно, Autodesk понимает, что закрытые форматы сегодня больше не смогут быть драйвером той бизнес-модели, которая успешно работала в 90-е годы, и поэтому сегодня Autodesk ставит для себя целью отказаться от форматов и продавать главным образом облачные решения. Одновременно с этим Autodesk спешит возглавить разработку открытых технологий в САПР-мире вслед за своими друзьями: IBM, Microsoft, Oracle, SAP, которые также заявили свои права на лидерство в open source-разработках (об этом подробнее в следующей части).

    Но открытость open source плохо сочетается с той политикой, которую фирмы силиконовой долины проводили последние 30 лет.

    В заключение

    Времена настоящей конкуренции “благодаря” финансовым фондам уходят в историю. Отсутствие конкуренции сказывается на развитии технологий в нашей, и без того отсталой, отрасли строительства.

    Старые корпорации, такие как Autodesk, Hexagon, Nemetschek Group, Trimble, построившие отличную инфраструктуру в 90-е, пытаются подстраиваться под быстрые изменения рынка. Разработка Legacy программ, например, Revit и Archicad, тормозится. Небольшие CAD и BIM стартапы или уничтожаются, или покупаются за пару миллионов (или как Plngrid, Aconex уже миллиардов) долларов - и уходят в бюрократическую систему дедлайнов и костылей; а к самостоятельной разработке новых идей и инструментов у корпораций, кажется, нет ни интереса, ни творческих способностей.

    Олигополия в САПР
    Олигополия в САПР

    Кризис программного обеспечения в САПР и в других технологиях носит также системный и поколенческий характер. Проблема в том, что сейчас у руля BlackRock, Vanguard, Oracle, Autodesk и других компаний стоит поколение X или Baby-Boomers, которые ещё помнят деколонизацию доминионов и карибский кризис в 60е. 

    И, конечно, мы не можем не испытывать уважения к этому поколению (наших родителей), но очевидно, что технологии развиваются слишком быстро, чтобы отдавать управление новыми технологиями людям из BlackRock или Autodesk, которые родились в то время, когда человек ещё не изобрёл пульт от телевизора, а компьютеры были размером с дом.

    Определение поколений
    Определение поколений

    В целом укрупнение капитала и монополизация рынка с дальнейшими построениями олигополий или прямых монополистов — это естественный ход капитализма. Таким образом, капитализм на стероидах создал бюрократию управления или, другими словами, плановую экономику на мировом уровне. 

    Только если в Советском союзе при плановой экономике получаемая прибыль принадлежала всем членам общества, то в мировой плановой экономике прибыль получают только акционеры основных инвестиционных фондов.

    Плановая экономика тогда и сейчас
    Плановая экономика тогда и сейчас

    Ни в коем случае нельзя обвинять в алчности структуры, построенные BlackRock и Vanguard: на их месте любая организация и возможно любой человек поступил бы точно так же. Мы можем быть благодарны им за то, что конкретно этот тупиковый путь выбрали именно они. 

    Постоянное повышение цен на стартапы и такое количество свободных денег у инвестиционных фондов в мире связано с понижением процентных ставок по всему миру с 1980 года. На следующем графике показаны медианные процентные ставки в мире за последние 200 лет, которые до 1980 года находились по всему миру на уравновешенном и обоснованном уровне: около 4-6%.

    Понижение процентных ставок и отвязка доллара от золотого стандарта в 1971 году — привело мир к инфляции, которая стала феноменом 21 века.

    Тот же феномен от немецких аналитиков из Deutsche Bank.

    Поэтому количество свободных средств для покупки компаний, целых корпораций и технологий на счетах инвестиционных фондов сегодня увеличествается ежеквартально в параболическом росте.

    Нам помогают проблемы и кризисы. Большие корпорации, благодаря постоянной поддержке мамы BlackRock и папы Vanguard, не способны сами создать для себя трудные времена, которые могли бы помочь компаниями и технологиям выйти на новый уровень развития. 

    “ Тот уже не хитрый, о ком все говорят, что он хитер.“ 

    Александр Суворов

    Логично, что BlackRock и Vanguard уйдут в историю со своей бюрократией и сложными закрытыми конструкциями, точно так же, как эта бюрократия и вертикальная система связей исчезла из плановой экономики Советского Союза. Для поражения BlackRock и Vanguard не хватает только сильного соперника, которым может стать сегодня децентрализированная экономика.

    Возможно, из-за таких фондов-конкистадоров, которые на корабле Vanguard плавают сегодня по континентам (как это уже было в 13-18 веке) и скупают самые интересные и важные источники знаний, - местные разработчики-аборигены (например из Азии) смогут сплотиться за независимость от этого протектората больших денег. Поэтому, чем сильнее будет становиться давление фондов, тем, возможно, мощнее станет симметричный ответ децентрализованного мира.

    Благодаря прозрачности информации: журналистам, появлению камер и фотоаппаратов - в конце 20 века люди перестали убивать массово других людей. А в 21 веке, благодаря интернету и децентрализованным приложениям, на наших глазах при помощи open source кода создаётся новая децентрализованная экономика, за которой пытаются угнаться старые корпорации со своим другом BlackRock.

    Эти многие западные компании и структуры в будущем ещё ждут своя перестройка и своя гласность.

    “ Настоящий показатель вашего богатства — это то, чего вы будете стоить, если потеряете все свои деньги.“ 

    Неизвестный автор

    Остаётся надеяться на кризисы и чёрных лебедей, вроде COVID-19, благодаря которым специалисты со всего мира после 2021 года, возможно, перестанут торопиться переезжать в другие страны и искать своё место в этой, хоть и денежной, но очень забюрократизированной и устаревшей структуре. Такие новые уникальные специалисты, вроде Gabor Bojar, Mike Riddle, Samuel Geisberg, могут уже сегодня заниматься разработкой новых САПР-BIM технологий из любого доступного места.

    Новый мир программного обеспечения и технологий будет намного прозрачней, способствуя тем самым увеличению количества разработчиков, созданию новых удалённых рабочих мест и открытию новых возможностей монетизации.

    Про решения Оpen source, монетизацию про то почему IFC это не open source поговорим в следующей части.

    Статья на английском: Lobbyist Wars and the Development of BIM. Part 5: BlackRock - the Master of All Technologies. How Corporations Control Open Source.

    Статья на Medium:

    Если Вам интересна тема openSource и BIM (продукты с открытым кодом в строительстве) подключайтесь к обсуждению в группе телеграмм - bimopensource: https://t.me/bimopensource

    Буду благодарен за репост в социальных сетях и рад вашим комментариям, уточнениям и критике.

    Схема связей BIM программ указанных в статье в хорошем качестве доступна по ссылке (схемы владений акциями - находятся на странице в Miro)

    Предыдущие статьи по теме:

    Сравнение технологий в строительстве и 5D проектирование в Азии и Европе: Казахстан, Австрия, Германия, Китай, Украина

    Войны лоббистов и развитие BIM. Часть 4: Борьба CAD и BIM. Монополии и лоббисты в строительной отрасли

    Только зарегистрированные пользователи могут участвовать в опросе. Войдите, пожалуйста.

    Сможет ли open source поменять экономику разработки программ и приложений в САПР?

    • 54,8%Да34
    • 16,1%Нет10
    • 16,1%open source ничего не меняет10
    • 12,9%посмотреть результаты8
    Реклама
    AdBlock похитил этот баннер, но баннеры не зубы — отрастут

    Подробнее

    Комментарии 34

      –1
      Эти сволочи уже практически убили линукс: если без systemd и pulseaudio еще можно систему построить, то кусок systemd в виде elogind уже поди-ка вычисти из системы!
      Твари!!!
        +1

        Он для того и был вынут из systemd чтобы можно было любую инит систему писать не меняя юзерспейс.
        И как он связан с BlackRock ?

          0

          Что вам сейчас мешает поставить Ubuntu 16, где всего этого нет? Или вы хотите, чтобы systemd не было, а его возможности — были?

            +1
            А какие его возможности?
            +2

            А меня вот grub1 всем устраивал, а потом появился grub2 — жирный и с кучей конфиг файлов. Наверное, это тоже с BlackRock связано…
            (второе предложение — шутка, первое — нет)

              +1
              По поводу линукса со временем всё больше прихожу к такому же выводу.
              Детишкам, которые смотрят на купающихся в их бассейне жирдяев, придётся сделать ещё много подобных бассейнов. Бассейны будут становиться всё лучше и каждый со временем будет отобран. Возникает чувство, что это несправедливо. Но детишки так вовлечены в процесс создания чего-то удивительного, что их больше ничего не волнует.
              Может так и должно быть, может без паразитов не было бы развития продуктов?
                +1
                am-habr спасибо за этот комментарий

                Добавил следующий абзац в статью:
                «Возможно из-за таких фондов-конкистадоров на корабле Vanguard, которые плавают сегодня по континентам (как это уже было в 13-18 веке) и скупают самые интересные и важные источники знаний — местные разработчики-аборигены (например из Азии) смогут сплотится за независимость от этого протектората больших денег. Поэтому чем сильнее будет становиться давление фондов, тем возможно мощнее станет симметричный ответ децентрализованного мира.»
              +1

              Несколько станный претензионный тон статьи. Причём, так до конца и не понятно, к кому и по какому поводу. Претензии к инвесторам, что вложились в компании-разработчиков и отстаивают свои интересы? Не хотят развития, но при этом, внедряют облачные решения? У меня в таких случаях всегда встречный вопрос: когда разработчик продает свои акции, он на что рассчитывает?
              Возможно, я читал не очень внимательно, каюсь. Но обилие негативного контекста в отношении рыночной системы, сравнения с плановой экономикой ссср, все эти мемасики про плохих алчных капиталистов, подталкивает пролистать все по диагонали

                +2
                Barabek спасибо.
                В статье несколько раз я указывал, что претензий к рыночной системе и построенным структурам нет. Без «этих мемасиков» — текст получился бы слишком грузным и не весёлым.

                С глубоким уважением и пониманием отношусь ко всем лицам и субъектам упомянутым в статье. Субъективно проблема в этой системе: «не развитие — а ежегодные выплаты дивидендов»
                  +1

                  Возможно, сфера САПР в принципе довольно инертна. И не факт, что виновны в этом некие темные силы. Ведь это корпоративный рынок под очень крупных клиентов. Невозможно представить себе, что к промышленному холдингу придут мальчики в очках из экологического картона и станут показывать свой новый продукт, предлагая перевести свои предприятия на него. Им скажут — ребята, мы вложили миллиарды в автодеск, у нас ERP, у нас контракты по всему миру, спасибо за презентацию, классные очки…
                  Здесь действительно нужно долго ждать перемен. Посмотрите на похожие сферы. Например, космос. Десятилетия все было как было. Потом наконец пришёл Маск с баблом и правительством сша и начал ломать рынок.

                0

                Про ГИС такую бы статью прочитать.работаю с бесплатным qgis.пытался честно ознакомиться и купить arcgis, но демонстрационный период закончился вместе с попытками разобраться в том, как его все-таки скачать на тест.

                  0
                  В ГИС ситуация чуть лучше: ESRI практически забросила свой наполненный legacy ArcGIS Desktop и активно развивает ArcGIS PRO на другой платформе + развивает серверные и облачные решения. QGIS тоже активно развивается, хотя в плане аналитических инструментов находится в роли догоняющего. Но ситуацию исправляют интегрированные в QGIS инструменты SAGA и GDAL, а также плагины из репозитория. Еще что-то для своих клиентов продолжает делать MapInfo, включая интеграцию с OpenSource решениями, типа GeoServer.
                  Но в целом такой стагнации, как описал автор, в ГИС не наблюдается.
                  Раньше была возможность получить учебную лицензию на ArcGIS PRO на несколько месяцев.
                  +3
                  www.bloomberg.com/news/features/2020-01-09/the-hidden-dangers-of-the-great-index-fund-takeover
                  Index fund managers aren’t meeting with companies to secretly carve up markets in smoke-filled rooms. The process critics imagine is more subtle. It starts with the idea that passive funds seek only to match an index’s return and not outperform it. Thus the fund managers lack financial incentives to ensure the companies in their portfolios are competing fiercely with one another. Compare this to an active manager who holds, say, shares of Coca-Cola Co. but not PepsiCo Inc. She might want Coca-Cola to take big risks to crush Pepsi, and invest capital in new products and markets to do so. An investor who holds both, on the other hand, would prefer that Coke and Pepsi avoid price wars.

                  Such going along to get along may not always be benign. A 2018 study found that, when the same institutional investors are the largest shareholders in branded drug companies and generic drugmakers, the generic companies are less likely to offer cheaper versions of the brand-name drugs. Consumers could be paying higher drug prices as a result. “The potential effects on anti-competitive conduct are really serious,” says Melissa Newham, a Ph.D. candidate at KU Leuven in Belgium and a co-author of the study. It isn’t clear whether funds are somehow pressuring management or management just knows that competing hard isn’t in the interest of their key shareholders.


                  стори про блек рок вангуард, и стейт стрит (большая тройка индексных фондов контролирующиз практически все публичные корпорации мира) правда, уже много исследований было сделано, что индустрии где эти 3 компании владеют всеми, становятся олигополистическими, компании конкурируют не технологиями, а тупым дешевым маркетингом. В итоге страдает как всегда потребитель.

                  выход все еще есть. Какой? Сфера венчурного капитала и стартапов. Раз эти толстосумы готовы выкладывать сотни миллионов за стартапы, нужно их создавать пачками и продавать им хоть каждый год.

                  Или же фаундер перспективного стартапа должен не продаваться с потрохами, а должен оставить себе большой пакет акций и работать как лошадь 24/7 чтобы перестроить рынок и подвинуть старых динозавров (Безос, Маск и другие).

                  так что надо не жаловаться на олигополию, а работать создавая прорывной стартап. Если вы видете рыночную возможность и можете технически воплотить продукт, то это можно очень хорошо смонетизировать.
                    0
                    somurzakov спасибо за комментарий и статью по теме.
                    Добавлю несколько тезисов из этой статьи в английскую версию.
                      0
                      Раз эти толстосумы готовы выкладывать сотни миллионов за стартапы, нужно их создавать пачками и продавать им хоть каждый год.

                      Интересно, возможно ли это на практике за те деньги, чтобы пошатнуть мразей, а не просто укладываться в их ежегодный инвестиционный бюджет. Если все потенциальные покупатели, которые в «в теме», действуют согласованно, то цену, конкурируя между собой, они разгонять не будут, и, соответственно, карман себе пополнить можно, но все равно это почти, что работать на них, играя по их правилам.
                      Предположим, кто-то из не олигополии решит купить себе такой стартап и делать подрывной маркетинг. Но, во-первых, это должен быть кто-то, где во владении не окопались знакомые нам гады (или их друзья, готовые сделать уступку взамен на аналогичную в другой отрасли), а это уже трудно. А, во-вторых, есть риск после такой покупки получить показательную порку в виде демпинга, чтобы, принеся в жертву несколько миллиардов (подумаешь, годик выручки Автодеска), показать, что не надо так поступать, и доить чужих коров, покупая стартапы из чужой отрасли. Так что, понимая все это, могут и не прийти покупатели из не-олигополии.
                        0
                        Покупка Nginx компанией F5 как пример, если память мне не изменяет они выложили около сумму в 35% от рыночной капитализации F5 за опенсорсный продукт, что является огромной суммой. Если достаточно испугать корпорацию опенсорсной альтернативой которая ничем не хуже продукта вендора, то выложат любую сумму. Помните, что эти деньги они берут практически бесплатно выпуская акции и продавая их на фондовом рынке тем же блек рокам.
                          0
                          Не имею экспертных знаний по рынку, где работает F5. Но, возможно, там были конкуренты, не пляшущие под дудку Блекроков, и надо было не дать активу уйти вне семьи
                      0
                      — Успокаивает только тот факт, что могущество теневых банков и бюрократия в масштабах всей планеты — недавнее явление, которое наука и политика только начинают понимать.

                      Империализм как высшая стадия капитализма.
                      Книга, Владимир Ильич Ленин (16+).

                      — Это тренд всего лишь последних 20 лет и, благодаря истории, мы уже знаем, что плановая экономика нежизнеспособна в рамках одной страны, и такая модель ручного управления уж точно не имеет смысла в долгосрочной перспективе в масштабах всей планеты.

                      А в какой истории была плановая экономика? Её начинали строить, но в рамках тех технологических мощностей она была невозможна, в отличие от текущих и следующих. И как она одновременно плановая и ручная. Непонятно что подразумеваеться под планойвой и ручной экономикой. Интересно как это уживаеться с тем что в Китае стартует 14ая пятилетка. Почему «точно» не имеет смысла? Ке проверялось? На каких данных?
                        +1
                        Поддерживаю мнение. Только временные рамки, по-моему, несколько другие.
                        — Успокаивает только тот факт ...
                        — в рамках планеты процесс наблюдается со времён Наполеона, что относительно давно.
                        — Это тренд всего лишь последних 20 лет ...
                        — точнее можно сказать с 1971 года, когда валюты стали фиктивными.
                          +1
                          Согласен, я не уточнил, что писал про феномен скупки компаний инвестиционными фондами. BlackRock активно начал скупать компании с конца 90х.
                          Но наверно есть смысл добавить про дешёвые деньги с 1971. Про это я писал в самой первой статье на хабре: Можно ли заработать больше, работая инженером, в другой стране?
                            +2
                            Спасибо, добавил в статью про 1971 год и мировую инфляцию денег из первой статьи про зарплаты

                          0

                          Примеры с Oracle, если честно, притянуты за уши. MySQL на момент покупки Sun не то что конкурентом Oracle не был, он полноценной РСУБД тогда был с большой натяжкой. При этом реальному конкуренту в лице Postgres ни Oracle, ни MS, ни IBM особо не мешали.

                            0
                            DarthVictor спасибо,
                            под этими тремя статьями активно обусждалось сравнение рынков MySQL и Oracle.
                            habr.com/ru/post/18824
                            habr.com/ru/post/57954
                            habr.com/ru/post/98278

                            Если MySQL и не был главным конкурентом Oracle, развитие open source продукта уже начинало влиять на бизнес Oracle, из за чего и была важна покупка Sun.
                              0
                              Sun купили в первую очередь из-за Джавы
                            0

                            А может быть они просто пытаются сделать так чтоб одну и ту же задачу не делали по два раза? И для распределения задач между разными группами продуктов делают одно управление? Может быть конкуренция выедает слишком много ресурсов в отличии от грамотного централизованного управления? Достаточно лишь грамотно вести диалог между управляющими и совещаться?


                            Вот только есть проблема что в их элитное управление не берут нас — полукровок? Их культура постоянно требует врагов? Для того чтоб оправдать существование их суперменов? Если всех победить — не с северной кореей же бороться? А с кем как не с простым рабочим — который занимает пол суши и естественно никогда суперменом быть не может. Лишь глупым наблюдателем далёких для понимания управленческих процессов с отсутствием соответствующих свойств характера, возможностей и длинного списка титулованных родственников. Мы им не подходим по культурному коду?

                              0
                              Дмитрий спасибо за фидбэк.
                              Столько вопросов, на целую книгу. Получился большой риторический вопрос, ответ на который не требуется
                                0

                                Простите. У меня в голове чуток каша из домыслов. ) Я не знаю как устроен мир наверху. Но может проще представить что всё равно всё под контролем Боженьки) И успокоиться ) Они там в любом случае лучше знают как, куда и зачем рулить. )


                                Эх пост не удаляется )
                                Спасибо вам за статью.
                                Было интересно.

                                  +1
                                  Если можно, хочу отдельно отметить контроль Боженек.
                                  Спустя долгое время работы в, с и на корпорации, стало возникать противоречие в оценке их работы, управления и продуктов. В голове появились домыслы, каша и складывается ощущение, что эти Боженьки совсем не знают, куда рулить.
                                  Оказалось, что есть много людей, которые пытаются с подобной ситуацией разобраться. Мне помогли следующие работы:
                                  Райнер Маусфельд — о неолиберализме; Эрнст Вольф — о финансовой стороне; Франц Рупперт — о психологической стороне; Документалисты Эрвин Вагенхофер со своими фильмами Alphabet, We Feed the World, Let's Make Money. Роберт Сибис со своей серией фильмов и передач. Публицисты Вольфганг Биттнер и Ульрих Мис; независимые журналисты.
                                    +1

                                    Никто не гарантирует что и эти ребята ошибаются. Предлагаете поменять веру на веру? С вашего позволения прошу прощения откажусь. Мне проще просто выполнять маленькие задачи и будь что будет. Я убедился что управленцы нужны только там где монотонная одинаковая работа. Для контроля ожидаемого результата ну и пинков а как же без них. А там где неизвестность — управление мешает (как происходит в Гугле) — неизвестно в каком направлении пинать (просто сказать "быстрее" недостаточно. Нет критерия оценки быстро ли делается неизведанная ранее работа или медленно) — должна быть только внутренняя мотивация специалиста. Хотя Амазон говорит что уже и для монотонной работы люди в управлении не нужны. Достаточно алгоритмов. Будущее туманно и зыбко. Никто до конца ничего не знает. Кроме Боженьки естественно )

                              0
                              Уважаемый автор!
                              Не смысла напоминать, что BIM нужен тогда, когда вы строите что-то сильно выдающееся — типа сталинских высоток, либо гражданского строительства выше 25 этажей.
                              До этого момента, кирпичные здания не считаются на прочность до 9-го этажа точно, узлы высокой готовности панелек основных серий сделаны с таким запасом арматуры, что выдерживали 9-балльное Спитакское землетрясение.
                              Общаясь в НИИ ЖБ, я неоднократно был поражен, насколько точный и ответственный механизм был в Госстрое СССР.
                              А теперь вы пишете — все в BIM? И что? Мы страной строим что-то уникальное? Нам нужен расчет узлов пространственной решетки до 4-го знака? Кто-то не умеет делать арматуру или замешивать бетон? Стропальщики не умеют работать с кранами? Кто-то строит без смет?
                              Так что извините, тема не раскрыта. Может быть, когда-то в будущем, для уникальных зданий BIM и будет, но явно не для тех миллиардов метров жилья, которые ждут своей очереди на реновацию и не на десятки тысяч километров ямочного ремонта дорог, когда асфальт сходит весной вместе со слоем износа. Нет смысла говорить, что метро — локальный и уникальный объект, куда BIM еще совсем не дошел, из-за особенностей проходческого оборудования тоннелей.
                              Нет нового качества стройки — зачем новые технологии??
                                0

                                Правильный путь это переходить к роботизированной стройке. С када и кульмана это не получится. Бим — промежуточная стадия. Я думаю что должны будут ещё появится программы которые будут проводить валидацию моделей перед передачей их роботам.
                                Человек должен всё-таки заниматься человеческими занятиями. Прежде всего любить других людей наверное а не бороться как с людьми так и с материей :). Помогать, ухаживать, заботиться. Можно делать много пользы которую роботы никогда не сделают лучше человека. А адскую работу оставить машинам. Если бы всё вокруг строилось с любовью — оно бы выглядело по другому, правда ведь? А оно строится вопреки. Назло. Через нехочу. Слава Богу мы успели при Брежневе настроить. Знали что для себя. Старались. А сейчас знают что строят для других. Для начальников в основном. Вот и вредительствуют. Если бы среди рабочих была лотерея например что одну квартиру кто-то получит — думаю их бы чуть качественнее делали )

                                  0
                                  Сейчас роботы банально дороже людей. Вторая проблема — это большое количество нестандартных ситуаций на стройке, которые роботы не смогут исправить.
                                    0

                                    Да. Согласен. Без человека не обойтись. Просто человечество всё время учится. Роботы подешевеют по идее. Хочется всё-таки чтоб нахождение людей в стройке было не в тягость, а в радость. Не по нужде. Думаю роботизация сможет в этом помочь. Роботы как минимум могут радовать, что работают не только люди ) С машинами так не получается. Машины нужно включать выключать. Полностью контролировать. Роботы более автономные

                                +1

                                Молодец, Артем.
                                Написано захватывающе, в лучших традициях журналистики

                                Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

                                Самое читаемое