Pull to refresh

Демократия vs прямая электронная демократия и верховенство закона

Legislation in IT
Представительская демократия в исторических масштабах явление новое, можно сказать, экспериментальное. За немногим более 300 лет практики можно подвести некоторые итоги, но сначала нужно отметить причины возникновения самого принципа делегирования.

Первая очевидная причина – это невозможность собрать весь народ (даже, прошедший некоторый ценз, например имущественный) в одном месте и тем более, непрерывное функционирование такого всенародного органа власти. Вторая причина – невозможность всенародного принятия решений, требующих определенного образования, квалификаций и знания. Это если смотреть на вопрос с точки зрения теоретической, но в исторической реальности причина была одна – власть уже принадлежала людям не равномерно из-за неравномерного распределения богатства, положения в обществе, влияния и других факторов. А при переходе к демократическим формам верхушка просто закрепила это неравенство с помощью механизма “делегирования”, формально декларируя равенство голосов избирателей.

Что же изменилось с тех пор и есть ли у нас альтернативные способы государственного устройства? Конечно же, за последние 15 лет самый большой скачек в развитии получили средства коммуникации, мобильная связь и интернет. И всем стало ясно, что старая представительская форма демократии отжила свой век. Ведь теперь, впервые за все время, начиная от городов-государств, стало возможным собрать всех граждан и в виртуальном пространстве и без посредства делегатов принимать прямые решения. “Костыли” стали больше не нужны как в законодательной, так в исполнительной, и даже в судебной ветвях власти. Да само понятие “ветви” при этом теряет всякий смысл.

Оглянемся теперь на уходящую в историю представительскую форму демократии, парламентаризм, политические партии, министерства и ведомства, государственный бюджет, вертикаль власти, самые справедливые суды и опускание бумажек в прорезь. Какие гарантии есть у голосующего, что его депутат, если его еще и выберут, будет лоббировать его интересы? Изменить мнение можно будет только через несколько лет. У тех, кто голосовал за депутата, набравшего меньше балов вообще нет представителя. А все, о чем говорил кандидат во время предвыборной кампании, сразу после окончания голосования забывается. Ни какой же ответственности за нарушение обещанного не предусмотрено законом, да и слова не закреплены ни каким договором, их исполнение полностью на совести депутата. Если же мы говорим о том, что избранный действует как-то не так, то он нам справедливо ответит: “Вы же сами меня выбрали, на вас и ответственность”.

Депутат, чиновник, судья, президент, стоят вне закона, пусть на какое-то ограниченное время, но как раз ограниченность этого времени толкает их на усилия по “закреплению” личных позиций более, чем на усилия по государственному творчеству. В результате, нам гораздо сложнее представить себе наследного монарха, грабящего казну государства, чем президента, продающего страну по частям и набивающего личный карман. Естественно, монарх точно знает, что эта страна дана ему навсегда и останется его потомкам, поэтому, он чувствует ответственность гораздо острее и оно преобладает над чувством неограниченной власти.

Что же нужно для того, чтобы демократия все же работала? Во-первых – информация, если избиратель не знает чего-то важного, что могло бы повлиять на его выбор среди кандидатов, то он не сможет проголосовать адекватно. Во-вторых – для независимого выбора нужна свобода от чужого мнения, способность мыслить, желание иметь свою точку зрения. И выбранные нами представители лишают нс права на оба этих определяющих фактора. Чего стоит мнение человека, если его с детства обрабатывает пропаганда, навязывая шаблоны мышления, и формирующая у него в голове стойкие ассоциации по поводу ключевых форм организации общества. Подумать иначе, даже просто пофантазировать, выйдя за рамки вопросов материального благосостояния и самых примитивных желаний, для сегодняшнего среднего человека – это нечто на грани просветления.

В эпоху глобальных корпораций, промывание мозгов стало основной движущей силой общества потребления. Лозунг “в людях нужно культивировать желания” стал догмой не только для бизнеса, но и для власти. Конечно же, как можно получить от людей их деньги, внимание, и голоса на выборах – нужно нащупать у них пороки, желания, мотивации. Новые времена и новые высокие технологии пока принесли больше рабства, чем свободы, только методы изменились, все стало гораздо более изощренным. “Нет рабства безнадёжнее, чем рабство тех рабов, Себя кто полагает свободным от оков” – Иоганн Вольфганг Гёте. Против этого есть и реакция, вылившаяся в Викиликс, Анонимусов, антиглобалистов.

Но отвлечемся от ужасов и мракобесия сегодняшнего дня и подумаем, как же все-таки извлечь пользу из технологий, пришедших в каждый дом со средствами связи. Итак, в каких же процедурах может выражаться прямая демократия, осуществляемая с помощью виртуального присутствия.

Автономия и самоуправление малых групп

Вообще понятие страны для электронного пространства не естественно, ни каких границ и расстояний нет. Люди могут ситуативно объединяться по общим интересам, взглядам или по географическому, национальному, религиозному или культурному признаку. Принимаемые решения не требуют финансирования из государственного бюджета, ведь люди могут сформировать и наполнить микробюджет и потратить его для исполнения принятого ими же решения. Осуществление самоуправления превратится в локальные общественные проекты, а все необходимые товары и услуги для этих проектов могут закупаться через механизмы тендеров. Плюсы очевидны, ни каких распилов бюджетов, ни каких долгих цепочек при прохождении средств, полное отсутствие дармоедов, сидящих на пути решений и денег.

Великие дела

Очевидно, что сегодняшним государствам, в отличие от вчерашних империй все сложнее и сложнее исполнять “великие дела”, т.к. это требует колоссальных затрат на мотивацию и приведение воли большого количества людей в согласие с единым вектором. Но в электронной среде опять появляется возможность “великих дел”, причем, по своей природе они ни чем не отличаются от общественных проектов для малых групп. Подход масштабируем и гибок.

Прямое информирование

Пропадает монополия на СМИ, каждый человек, затратив минимальные ресурсы, может писать и публиковать, вещать видео, голосовые записи подкасты, сам становится и репортером из места своего пребывания в данный момент, каналом новостей о себе и о происходящем вокруг. Запудрить мозги массам будет все сложнее и сложнее.

Персональные компетенции

Пора признать, что неравенство – есть природа человека, и как бы кому не хотелось гнать всех по одной мерке, но встречаются более или менее добрые, более или менее умные, более или менее квалифицированные в разных областях. Было бы глупо предположить, что голос доярки в голосовании по глобальным финансовым вопросам должен быть эквивалентен голосу доктора наук, написавшего десяток монографий по этому вопросу, или равнялся бы голосу крупного бизнесмена, вложившего большие средства в проект, напрямую зависящий от принимаемого решения. Вопрос компетенций решается введением коэффициента признания авторитетности мнения, то есть каждый, человек становится публичным экспертом и набирает “вес” в принятии решений, требующих квалификации.

Отсутствие государственного бюджета

Упразднение этого атрибута государственности предусматривает так же и полное упразднение государственного аппарата, отмену налогов. Место налогов займет финансовое участие граждан в общественных проектах, и это самое участие будет определять “влияние” человека в обществе, вес его голоса, степень доверия и уважения к его мнению. Исчезновение государственных структур приведет, так же, к распределению их функций между гражданами.

Законотворчество, исполнительная власть, судебные органы

Все три ветви власти при прямой электронной демократии сосредоточены в каждом гражданине. Если с законодательством и исполнительной властью все как-то интуитивно понятно, то судебные функции могут стать некоторым сервисом, который заказывают граждане у человека или группы экспертов с высокой квалификацией в рассматриваемом вопросе и авторитет этой группы признается сторонами, а работа оплачивается в открытом порядке.

Если черты электронной демократии мы уже немного набросали в мыслях, то перейдем к альтернативным формам государственного устройства. Например, почему бы не заменить выборы экзаменами? Ну действительно, ведь каждая должность должна быть замещена лучшим претендентом, а выбрать лучшего через проведение “испытаний” – это давний надежный способ. А теперь подумаем, какое количество из наших сегодняшних депутатов смогут выдержать хоть небольшой экскурс в историю, географию или религию, ответят на пару грамотных вопросов из экономики и финансов, решат простейшее дифференциальное уравнение, смогут найти экстремум функции или же решить логическую задачу? Да, поразительная необразованность и неквалифицированность царят во всех наших органах власти. Так что, проведение экзаменов – рамного эффективнее выборов.

Теперь поставим под сомнение, что народ должен быть источником власти. А ведь единственной реальной альтернативой демократии, может быть верховенство закона над волей народа. Народ конечно против, как же, нам же последние триста лет внушали, что вся власть от нас. Правда манипулировали нами, как хотели, но видимость то была, и свыкнуться с мыслью о себе, как об источнике власти все успели. Но тогда всем придется признать себя атеистами, так как все религии мира признают вечность и непоколебимость законов, установленных высшими силами. И уж точно, верующий человек всегда помнит о верховенстве закона над волей человека. Это касается всех религий, вопрос только в том, какой именно закон. В этом мнения расходится, но на самом деле, не такое уж кардинальное это препятствие, что мы видим на примере Османской империи, где граждане имели право быть судимы по законам своей веры, по христианским, иудейским или исламским законам.

Современная демократия, с точки зрения поисков альтернативных форм государства имеет очень агрессивную позицию и не признает ни каких других путей развития кроме своего, западного “цивилизованного” пути. Доставка демократии “на дом” уже стала расхожей фразой, а ведь арабские страны тоже могут возмутиться, мол, смотрите – в Европе и Америке полное падение нравов, морали и этики, законность и приличия не соблюдаются, люди живут в страшном неведении о законах шариата. Нужно спасать неверных от них самих. Но пора опомниться, такой подход “идемте спасать кого-то” характерен только для западной цивилизации, восточный мир гораздо более терпим к альтернативным формам.

Вопрос этики и нравственности возможен только в религиозном обществе, ведь без признания над собой высшей власти ничто не может добровольно удержать человека в рамках законности. При этом “добровольно удержать” применил тут специально, чтобы сделать ударение на древнейшем злоупотреблении толкованием закона, какое мы видим со стороны духовенства любой религии. В результате, религия так же далека от Бога, как юриспруденция от справедливости.

Демократия – форма правления для атеиста, она предоставляет людям максимальную возможность жить согласно их собственным законам, менять их под себя, играть со справедливостью. А как могут меняться законы? Разве может меняться справедливость?

Форма государства с верховенством закона, тем не менее, не так умозрительна, она существовала гораздо дольше, чем современная либеральная демократия. К этой форме, с небольшими отклонениями, можно причислить Рим периода республики (право считалось выше сената), Соединенные Штаты до XX века, Монгольское государство в начале существования (где Ясе – свод законов Чингисхана были выше курултая и хана), Арабский халифат в период праведных халифов и т.д. Перечислять можно на страницу, это только самые известные примеры.

Тотальный секуляризм появился лишь в XX веке, а до наших дней он полностью разрушил представление людей об ответственности, понятие о семье, долге, чести и справедливости. Мировые войны и миллионы жизней стали доказательством веры отдельных людей в свою исключительную волю, возведение собственной гордыни в догму и признание полной безнаказанности власти. Удастся ли преодолеть последствия этого темного времени, принесшего нам сейчас поголовное разочарование в идее государства как такового? И какова роль новых электронных средств коммуникации в этом процессе – нам предстоит увидеть в ближайшие годы.

Лично мне думается, что при высоком интеллектуальном и культурном уровне граждан, любая государственная форма будет хорошей, а при низком — любая форма выродится и деградирует. Поэтому, ключевыми ролями электронных и коммуникационных технологий, должны стать образовательная, культурная, эстетическая и воспитательная роли. Одной доступности информации мало, важны еще личные примеры, популяризаторы сей доступности и конечно, модификации в структуре образования. Чтобы зародилась в голове школяра идея ознакомиться в свободное время с чем-то из научного, философского и художественного наследия былых веков, а не резаться в примитивные двухходовые игры или обсуждать скандальные новости шоубизнеса, нужно приложить больше усилий, нежели к измышлению новых электронных форм народовластия.
Tags:
Hubs:
Total votes 46: ↑34 and ↓12 +22
Views 2.4K
Comments Comments 111