Pull to refresh

Информационно-технологические средства практического выживания социальных сообществ в условиях отключения Интернета в 2014 году

Mesh networks *
В декабре прошлого (2013) года было обнародовано сделанное на специальной пресс-конференции заявление Александра Гостева (эксперта «Лаборатории Касперского»), согласно которому нынешний (2014) год станет последним годом для Интернета в России. Власти России, как сообщил Гостев, нацелены создать национальную сеть с ограниченным доступом к иностранным ресурсам.

Месяцем позже (в январе нынешнего года) появление законопроекта, предусматривающего уведомительный порядок создания серверов в Интернете, показало наинагляднейше, что Гостев скорее преуменьшил масштабы намерений отечественных законодателей. Сперва (26 февраля) стало известно, что этот законопроект одобрен комитетом Госдумы по информационной политике, что он готовится ко прохождению первого чтения в Госдуме; затем, буквально через два дня (28 февраля) стало известно также, что законопроект был принят Госдумою в первом чтении. Каким же окажется дальнейшее развитие событий? Можно подозревать, и небезосновательно, что в итоге всё сложится примерно так же, как получилось с митингами и иными массовыми сборищами граждан: прописанный в законе уведомительный порядок закономерно со временем превратится de facto в разрешительный, а количество таких серверов, разрешённых к массовому посещению через Интернет в России, окажется более близким к той прозорливой и мрачной оценке ≈1943 года, которую иногда приписывают Томасу Дж. Уотсону, тогдашнему президенту IBM (см. фото) — не более пяти штук в год.

Сразу скажу: стремясь с максимальною пользою употребить пару-тройку сотен последних дней существования Хабрахабра, я, уж конечно, не стану обсуждать политические меры противодействия вышеозначенной законодательной инициативе, ведь правилами Хабрахабра это запрещается. Также я ни словом не коснусь её влияния на бизнес, чтобы не попасть за это в хаб-оффтопик. Как раз наоборот — предметом моей заботы станет практическое выживание вполне некоммерческих социальных сообществ, притом достигаемое не политическими, а сугубо айтишными средствами. Вот почему изложенные ниже мысли хочется донести не только до Хабрахабра (что частично получилось бы и с оффтопиком), но также и до внешних (по отношению к Хабрахабру) сообществ его незарегистрированных читателей. За такое нынче, правда, также с недавних пор попадают — да не в хаб-оффтопик, а прямо в чёрный список Федеральной службы охраны (коллекционирующей имена, адреса и другие данные о негативно настроенных интернетчиках) — но это, по-видимому, неизбежное зло. Не всем дано, единожды постигнув пользу Интернета, позитивно относиться к намерениям тех лиц, которые сейчас его деятельно ненавидят и стремятся уничтожить. Скорее дано противоположное. Подозреваю поэтому, что недалёк уж и тот час, когда недовольство сделается поголовным — и ФСО неизбежно придётся закупить базу абонентов Ростелекома (и других провайдеров) да воспользоваться именно ею вместо собственных чёрных списков.

Суть такова: к грядущему постепенному уничтожению Интернета неплохо бы оказаться готовым. Готовы ли вы? Возможна ли альтернатива Интернету, свободная от фатальных недостатков, предопределивших его уничтожение?

Предлагаю простое мысленное упражнение ума. Вообразите себя участником обширного социального сообщества, сформировавшегося в Интернете и объединяющего жителей различных отдалённых городов — объединяющего граждан, вполне далёких от личного знакомства и общения в так называемом реальном мире. Один или два сервера, важных для этого сообщества, ужé показывают «ошибку 451°» вместо своей заглавной страницы; а совсем скоро (возможно, ужé къ столѣтію Міровой войны?…) всѣ, всѣ его серверы въ Интернетѣ раздѣлятъ ту же судьбу въ Россіи: сѣть «Интернетъ» станетъ для нихъ «Интернѣтомъ» (отъ слова «нѣтъ»).

Кроме того, вы айтишник.

Готовым хорошим (показательным) примером такого сообщества является в нынешнем Рунете сообщество так называемых «анимешников» (термин в известной мере условен, так как к сообществу этому принадлежат и поклонники иных форм современной японской художественной культуры — поклонники не только аниме, но и манги, ранобэ, визуальных романов, данмаку, мини-скульптур, дакимакур, и так далее). Этот пример также не чужд Хабрахабру: опрос в 2012 году показал, что более ⅓ читателей Хабрахабра относятся к аниме положительно; кроме того, на Хабрахабре минимум полдесятка блогозаписей (например, доступных по тегу «банишь мент this world») дали читателям возможность подробно ознакомиться и пристально наблюдать за развёртыванием и нарастанием государственных усилий по подавлению активности анимешников в Интернете — нарастание это происходит под благовидным предлогом борьбы с «пропагандой суицида», а с недавних пор и «педофилией».

Беспочвенные или неосновательные предлоги принято называть «смехотворными». Однако ужé не до смеха давно. Не веселье, а чувство жгучего и нестерпимого стыда нарастает в душé, когда видишь православных людей в Свердловской области создающими «православную систему борьбы с аниме» после самоубийства екатеринбургской школьницы, в личных вещах у которой была обнаружена манга (быть может, и не имеющая вовсе никакого отношения к делу) — тогда как никто из этих православных десятилетиями не обращал никакого внимания и не подымался на борьбу против того, что в самóм названии их области был самым непосредственным образом увековечен один из деятельных организаторов массового детоубийства (и даже более того: убийства всей семьи последнего Императора, позже причисленной к лику святых). Или когда видишь посетителей сайта «Anime News Network» обсуждающими новость о том, что три года тюрьмы получил житель Волгограда, загрузивший в сеть неназванные видеозаписи нарисованных вымышленных несовершеннолетних, признанные судом сексуальными — хотя много более серьёзная проблема с половым развращением реальных детей ещё далека от окончательного решения в России, так что посетители ANN в недоумении.

А только ли анимешников касается это? Нет, конечно. Семь месяцев назад (8 августа 2013 года) я назвал российское сообщество анимешников своего рода «шахтёрскою канарейкою», живым индикатором грядущих негативных перемен во всём российском Интернете. И сейчас не отступаюсь от этого мнения: совершенно та же судьба ожидает и все сетевые сообщества, все социальные сети в России. Власти будут добиваться их закрытия и уничтожения под беспочвенными и неосновательными предлогами, добиваться результативнейше.

Есть недавние примеры, причём примеры самые вопиющие. Всем нам довелось на днях прочитать (там и тут, например) о стремительно подготовляющемся запрете доступа к «Яндексу» и «Википедии» (причём запрет должен был быть наложен без их предварительного уведомления) под предлогом того, что в них можно найти некоторые свéдения о фильме «Вечный жид» (1940 г.). Суд счёл это достаточным предлогом. (Уместно упомянуть, что практика сокрытия этого фильма от общественности постепенно обретает черты фанатического гонения: дошло до того даже, что 31 января 2012 года по решению Муромского городского суда в Федеральный список экстремистских материалов под номером 1144 было добавлено «изображение человека еврейской национальности, внизу которого текст "вечный жид"» — стало быть, противозаконною сделалась публикация не только самогó кинофильма, но также и таких афиш его, на которых название располагается ниже, а не выше заглавного персонажа. Справа для иллюстрации вы можете видеть пример такой афиши, на которой надпись «вечный жид» расположена наверху и которая поэтому не была запрещена тем судебным решением.) Также состоялось закрытие YouTube частью российских провайдеров, потому что в нескольких миллиардах видеозаписей, показываемых YouTube ежедневно, попался всего один радикальный видеопризыв к украинцам.

Есть и теоретическая подоплёка. 21 февраля в «Эксперте» вышла статья «Катализатор ненависти», в названии которой даже невнимательному читателю нетрудно усмотреть созвучие с такими материалами российской антиоппозиционной пропаганды, как «Анатомия протеста» или «Биохимия предательства», названия которых начинались тем же характерным способом — с наукообразного термина. Суть же этой статьи сводится к перечислению ряда свидетельств в пользу вот какого мнения: механизмы группового мышления, являющиеся неотъемлемою частью человеческой психики, неизбежно делают какую угодно социальную сеть средством постепенного преобразования её участников в радикалов, экстремистов, сторонников национальной, вероисповедной, цивилизационной, политической и иной нетерпимости, так что возможность людей искать единомышленников и общаться с ними в социальных сетях порождает фанатиков и террористов самим фактом своего существования, приводит к утрате критического мышления, обеспечивает податливость по отношению к аргументации платных подрывателей рейтинга российского президента, подпитывает эскалацию насилия в реальном мире, примером чего автор статьи называет Украину, а также Сирию и (неожиданно) Йемен.

Короче говоря, статьёй этой обосновывается применение известного репрессивного антиобщественного принципа «больше трёх не собираться» (также «дóма надо сидеть» и т. п.) не только в так называемом реальном мире, но и по отношению к интернетовским социальным сетям и сообществам. Если правительство сколько-нибудь верит проправительственным экспертам такого рода, то оно неизбежно пришло уж к мысли о необходимости скорейшего физического уничтожения всех социальных сетей (а не то и Интернета в целом) в России. Именно это, быть может, мы и наблюдаем не первый год.

Закончив эту вводную часть, имеющую осознавательный характер, можно перейти ко второй (и основной) части в нашем упражнении ума — перейти к мозговому штурму. Что делать-то будем? Каковы имеющиеся у всех нас айтишные (внеполитические) средства и методы для такого противодействия, которое позволило бы сохраниться и выжить социальным сообществам, лишённым нынешнего Интернета?

Прежде всего уместно указать на такое нетривиальное, но широко распространённое вычислительное и коммуникационное средство, каким является современный смартфон. И я указал на него анимешникам в том интервью, которое дал «Нубтайпу» (информационному изданию об анонимных имиджбордах, на которых тусуются анимешники), а теперь указываю и на Хабрахабре. Открыв двадцать четвёртый номер «Нубтайпа», вышедший 14 декабря 2013 года, вы без труда прочтёте в нём (на странице 13) вот какое моё мнение:
Я желаю читателям «Нубтайпа» внимательного отношения к возможностям тех смартфонов, которые многие из нас носят в кармане. Каждый смартфон последнего поколения (из числа поддерживающих Android моделей ведущих производителей) наделён экраном FullHD, многоядерным процессором, десятками гигабайтов долговременной памяти, мощным видеоускорителем. На них можно не только слушать саундтреки или читать мангу, но и смотреть аниме (даже с десятибитным качеством видеозаписи). Кроме того, появление приложения «BakaReader EX» (которым увенчался примерно полуторалетний труд поклонников сайта «Бака-Цуки») позволяет в удобной форме читать на мобильнике переводы многих ранобэ на английском языке, как экранизируемых прямо сейчас (например, «Log Horizon» или «Golden Time»), так и давно экранизированных (например, «Asura Cryin'» или «Denpa Teki na Kanojo»). Не упускайте эту возможность.

Прямо сейчас ведутся работы над внедрением в России высокоскоростных сетей мобильной связи (LTE). Этот процесс покамест затронул только несколько десятков крупных городов, но его окончание сулит нашим смартфонам совершенно новые возможности поточного видеопросмотра и файлообмена. Не упустите эти возможности.

Будущее лучезарно. Я допускаю даже возможность объединения смартфонов во внеинтернетовскую сеть, мало подверженную тем ограничениям Роскомнадзора, силою которых десятки тысяч анимешников России лишились возможности напрямую смотреть многие анимешные сайты («Danbooru», «Gelbooru», «Sankaku Complex»; упоминания подобных сетевых репрессий можно найти на Хабрахабре по тегу «банишь мент this world»), оказались вынуждены искать обходные пути (анонимизаторы, луковичные маршрутизаторы, виртуальные частные сети) или смириться.
Что я имел в виду, говоря об объединении смартфонов во внеинтернетовскую сеть? Да примерно то же, о чём говорил 28 декабря 2012 года на Хабрахабре:
Для рая параноика недостаточно криптографии; должна быть ещё и стеганография.

Как-то так: беспроводные ключи носят тренированные кошки, которым ключи имплантированы под кожу, и кошек никто ни в чём не подозревает.

Участник сети вышел на двор выбить ковёр — а в ковре металлической нитью выткан твердотельный беспроводной маршрутизатор, и в этот момент начинается пакетная беспроводная передача данных внутри квадрата из четырёх домов, окружающих двор.
Разве не похожи мы на кошек? Кажется, отчасти похожи: никто не будет ни в чём подозревать человека со смартфоном (смартфон — дело совершенно обычное), а меж тем возможности современных сетей (таких, как Bluetooth или Wi-Fi — например, Wi-Fi Direct) позволяют двум людям, встретившимся в толпе, на большой скорости обмениваться данными, даже не доставая смартфоны из карманов. Теми же возможностями обладают, кроме смартфонов, также планшеты и ноутбуки.

Такой обмен данными позволяет на современном техническом уровне возродить прежнюю практику флоппинета (передачи данных на гибких дисках при личной встрече айтишников), существовавшую в восьмидесятые и отчасти в девяностые годы. Другим вариантом такого «апгрейда флоппинета» является обмен флэшками высокой ёмкости (даже в таком провинциальном городе, как Геленджик, можно купить 128-гигабайтовую флэшку менее чем за 4000 рублей). Тот и другой вариант «современного флоппинета» может служить в качестве транспортного уровня сети Фидонет или иной ей подобной FTN (Fidonet-type Network) со всеми её сервисами: нетмейлом (аналогом интернетовского e-mail), эхопочтою (аналогом интернетовских форумов, блогов, сообществ, досок объявлений), файловыми эхоконференциями (для широковещательной рассылки файлов), а также так называемыми фреками (file requests, то есть файловыми запросами) и FAQ-серверами — то и другое является фидонетовским аналогом сайтов.

Иными словами, такая сеть не нуждается в Интернете, хотя может и его использовать в качестве дальнодействующего транспорта. Не нуждается она и в беспрерывном подключении её узлов друг ко другу: достаточно соединять их во время обмена информацией (несколько раз в сутки, а не то и один раз в несколько суток).

Сразу можно указать, что у FTN-сети и недостатки будут соответствующими: такие сервисы, которые требуют беспрерывного подключения узлов сети друг ко другу (чаты, телефоны, видеотелефоны, потоковое видео, сетевое «радио»), существовать поверх FTN не могут.

Информационная сеть, технически организованная таким способом, становится ещё одной социальной сетью, поверх которой (как поверх транспорта) существуют все остальные (более узкие) сообщества. Как и в случае с P2P-файлообменом, у FTN-сети нет никакой такой SPOF (single point of failure, то есть единой точки отказа), по которой могут ударить власти какого-либо государства для того, чтобы ликвидировать всё сообщество в целом. В то же время у Интернета есть фатальный недостаток, предопределивший его уничтожение в России: властям достаточно закрыть один сайт (ключевой для некоторого сообщества), чтобы привести к ликвидации этого сообщества (например, сообщество Хабрахабра не переживёт уничтожение Хабрахабра, тогда как эхоконференция Фидонета способна пережить, допустим, уход модератора из Фидонета), и властям достаточно дать отмашку одному провайдеру (Ростелекому), чтобы нарушить существование всей сети (или каких угодно её сайтов) в большинстве городов России (тогда как в Фидонете исчезновение сетевого координатора приводит к перевыборам, исчезновение крупного хаба приводит к реорганизации роутинга, и сеть способна от этого оправиться).

Подавление FTN-сети властями возможно, но (как это происходит и в случае с P2P-файлообменом) оно не может иметь форму точечного удара по SPOF, так что принимает вид либо массовых репрессий в адрес всех участников сообщества, либо точечных репрессий в адрес случайно выбранных граждан — то и другое сильнее раздражает общество. (Торрентовый файлообмен не является чистым P2P и содержит SPOF в форме трекеров — и нетрудно видеть, что именно по трекерам приходятся удары властей: аресты участников «Пиратской бухты», отъём домена у RuTracker и всё такое.)

Нетрудно видеть также, что сеть FTN-типа исключает анонимное участие (операторам узлов, соединяющихся непосредственно, приходится знать друг друга). Это может восприниматься как недостаток, мешающей неограниченной свободе слова. В то же время этот фактор может восприниматься и как достоинство, поскольку он исключает целый ряд негативных проявлений в сети (анонимный спам, анонимный троллинг…) и сдерживает радикализацию высказываний участников. Исключённою оказывается и возможность анонимных репрессий со стороны властей, потому что репрессированный всегда оказывается более или менее известным участником глобального «сообщества сообществ», другие участники которого близки к нему географически (в реальном мире). Кроме того (как я упоминал в том же интервью «Нубтайпу»), если в некотором сообществе распространяется полная анонимность высказываний (за которой не стоит даже псевдоним), то нередко получается такая непутёвая ситуация, когда за ценные мысли можно поблагодарить (как бы в пространство), но нельзя внимательно прислушиваться к их авторам в дальнейшем — следовательно, в анонимном сообществе не возникают отношения «сэмпай — кохай» или «гуру — учение», а распространение опыта происходит в основном по меметическому принципу: мысли выживают не тогда, когда подкреплены стройною системою (складывающеюся из нескольких высказываний одного автора) или авторскою харизмою, а когда они короткие и запоминающиеся, способные навязнуть в уме. Альтернативою краткому мему служит продолжительная «копипаста» (дословное цитирование длинного текста одного анонима другими анонимами), но это малопопулярный путь.

В рамках мозгового штурма нам нельзя сосредотачиваться на единственной идее; а двигаясь далее, уместно упомянуть, что дальнейшим развитием («апгрейдом») идеи FTN-сети является идея mesh-сети, в которой передача данных между соседними узлами происходит не эпизодически, а беспрерывно. Такая сеть более напоминает Интернет, чем Фидонет, поэтому способна обеспечивать нефидонетовские сервисы (чаты, телефоны, видеотелефоны, потоковое видео, сетевое «радио») поверх себя; вместе с тем она может сохранять почти все вышеперечисленные достоинства «сообщества сообществ» (отсутствие SPOF, благотворная неанонимность), несвойственные традиционным провайдерам. 10 сентября 2013 года Jeditobe на Хабрахабре привёл два примера довольно обширных mesh-сетей: Guifi (более 21 130 участников, Испания) и AWMN (около 1120 узлов и 2500 конечных пользователей, Греция).

Естественным недостатком такой сети является необходимость минимальной айтишной плотности, то есть некоторого такого числа айтишников на километр, только при превышении которого становится возможною беспрерывная беспроводная связь между ними (вернее, между их узлами, расположенными стационарно с подключением к розеткам электросети). Элегантным айтишным решением этой проблемы не смогло бы стать, к сожалению, даже появление какой-либо программы, делающей каждый смартфон (или планшет, или ноутбук) новым сервентом некоммерческой интернетоподобной глобальной mesh-сети; не смогло бы, потому что не хватит им энергии для необходимой мощности; и без того батарейки едва хватает с утра до вечера, а у ноутбука и того меньше. Можно надеяться на то только, что в будущем разрастётся сеть розеток для подзарядки (особенно беспроводной), и тогда в её пределах сделается возможною работа mesh-сети, пускай и только во время подзарядки (в этом режиме работают, например, вычисления BOINC на Android).

Кроме того, такая сеть (подобная Интернету) слишком склонна усвоить фатальный недостаток Интернета, то есть устраивать внутри себя незаменимые серверы (сайты), способные стать удобным объектом репрессий, разрушающих устроившееся вокруг них отдельное сообщество. Участники сети должны в меру сил воздерживаться от такого, то есть стремиться, например, для доставки файлов использовать P2P (вместо хранения на сайте или на FTP-сервере), а также, возможно, употреблять для общения не блогохостинги, а эхопочту (поверх Fido over IP) или иную распределённую технологию (например, какой-нибудь аналог Твистера, не надеющийся на глобальную доступность или на вечную работу узлов той сети, в которой он запущен). Можно короче выразить это игрою слов: всем придётся понимать, что действуют они всё же в mesh-сети, а не в «меж-сети» («inter-net»).

Кроме усилий сообщества российских айтишников, надо сказать, устроить mesh-сеть в России способны и внешние могущественные силы, если только у них достанет воли и средств на запуск атмосферных спутников над Россией или на распространение в каждом доме Wi-Fi-чайников (объединённых mesh-сетью) под видом обыкновенных чайников. Об этих последних я подметил 27 октября 2013 года, что идея их распространения напоминает фантастику Лазаревича о насильственном внедрении информационного коммунизма; а сейчас можно пошутить ещё, что олимпиада случится тогда в России не «вместо коммунизма» (как в злом антисоветском анекдоте 1980 года), а совместно. Впрочем, взяться таким силам неоткуда; «никто не даст нам избавленья».

Хороший стратег (как Широэ в аниме «Log Horizon» или Лелуш в аниме «Code Geass») обязан просчитывать и ходы противника, поэтому предлагаю порассуждать также, каковы возможные направления действий государства, нацеленных на блокирование сетевой беспроводной организации народных масс, совершающейся при помощи айтишников — и как сообщество айтишников могло бы оборониться от таких действий.

Во-первых, государство может запретить необходимое для сети употребление вай-фая, объясняя это борьбою с засорением радиоэфира. Естественным айтишным неполитическим ответом сетевого «сообщества сообществ» на такую меру может и должен стать отказ от вай-фая в пользу альтернативной технологии передачи данных. Для непостоянного соединения (FTN-сеть) такой технологией может стать обмен многосотгигабайтовыми флэшками; для постоянного соединения (mesh-сеть) такой технологией может стать, вероятно, стомегабитный Li-Fi, особенно по мере появления поддержки его в смартфонах и других мобильных устройствах. Теоретически возможны также более экзотические каналы связи — ну, например, TCP/IP по аудиоканалу ([1], [2]) или автоматическое формирование QR-кодов на одном конце и сканирование их на другом. Однако эти альтернативы вряд ли обретут популярность — слишком уж невелика скорость передачи данных, достигаемая ими.

Во-вторых, государство может запретить бесплатные общественные информационные сети, объясняя это очередным беспочвенным и неосновательным предлогом. Хорошим аналогом является появившаяся в январе идея запрета свободного входа в Интернет по Wi-Fi с мотивировкой «а вдруг через Wi-Fi в кафе можно взорвать атомную АЭС?…». Противостоять этому может только распространение практики бесплатных общественных информационных сетей до такой степени, чтобы насильственный запрет бесплатных сетей (работающих по дружбе внутри сообщества) в пользу платных и подконтрольных государству провайдеров воспринимался бы как невыносимое вмешательство в личную жизнь множества простых граждан — почти так же, как если бы это был, например, насильственный запрет бесплатного секса (происходящего по любви да в супружестве) в пользу платных и подконтрольных государству проституток. Мрачно подозреваю, впрочем, что настолько широкая распространённость бесплатных сетей может быть достигнута только одержанием победы над государством в соревновании «кто быстрее разрушит Интернет в свою пользу».

В-третьих, государство может запретить владение смартфонами (планшетами, ноутбуками, маршрутизаторами), способными организовываться в сеть, неподконтрольную государству. Законопроект №449120-6 («Иностранное оборудование может использоваться на территории РФ в оборудовании связи, в средствах связи, сетях связи всех форм собственности только в том случае, если аналогичное оборудование связи российского производства, соответствующее требованиям пункта 2.1.2 настоящей статьи, отсутствует») — он ведь, возможно, именно о том, что вам в вашей частной собственности смогут запретить использовать айфон, смартфон, планшет, ноутбук, маршрутизатор, любое импортное оборудование, не имеющее гэбэшных «закладок» внутри. Возможно, со временем их не просто запретят, но и станут изымать у населения, как изымали неодноканальные радиоприёмники во время Великой Отечественной войны — тем более, у нас тут война на носу, как вы знаете.

В-четвёртых, государство может попросту ликвидировать всех компьютерно грамотных граждан, видя в них угрозу для стабильности и следуя историческому примеру красных кхмеров, ликвидировавших вообще всех грамотных граждан.

Понятно, что противостоять третьему и четвёртому варианту может только формирование в обществе согласия по вопросу о категорической неприемлемости массовых репрессий и существенного ущемления прав граждан. И в обществе, и в верхах. Но я вот не очень уверен, господа, что такое согласие есть. Может быть, получится совершенно наоборот: начитаются своего «Катализатора ненависти» да пожелают всех нас растерзать к такой-то матери, чтобы победить экстремизм и терроризм. Если в Волгограде можно осудить анимешника по аналогии «распространял хентай — это всё равно как если бы ребёнка оттрахал, педофил проклятущщий», то можно, наверное, осудить и айтишника по аналогии «настроил mesh-сеть — это всё равно как если бы людей в Волгограде взорвал, террорист проклятущщий». Общественное мнение необыкновенно податливо.

На этом моё рассуждение окончено. В заключение я прошу и вас последовать моему примеру, подыскивая в комментариях прежде всего айтишные решения (а не бизнес-решения и не политические решения) обсуждаемых проблем — когда такие решения возможны, конечно.
Tags: конец ИнтернетаЛаборатория Касперскоговеликий российский файрволлIBMФедеральная служба охраныРостелекомошибка 451анимемангааниме и мангаранобэранобевизуальные романыданмакудакимакурапропагандасуицидсамоубийствопедофилияпедофилыСвердловская областьЕкатеринбургСвердловцареубийстводетоубийствосвятыеканарейкарадикальная политикаэкстремизмэкстремизм найдётсяфанатизмфанатикирейтинг президентанетерпимостьтеррортерроризмтеррористыЯндексВикипедияYouTubeвечный жидафишаУкраинаСирияЙеменреальный мирсоциальные сетисообществабольше трёх не собиратьсядома надо сидетьмозговой штурмсмартфонНубтайпNoobtypeLTEDanbooruGelbooruSankaku Complexстеганографияmesh-сетьmesh-сетиWi-Fi Directбанишь мент this worldанонимизациялуковая маршрутизацияVPNфлоппинетФидоФидонетFidoFidonetFTNSPOFсэмпайкохайгуруучениехаризмаподзарядкаP2PкоммунизмLi-FiQR-код
Hubs: Mesh networks
Total votes 222: ↑155 and ↓67 +88
Comments 269
Comments Comments 269

Popular right now