Джинн

    Незнакомец


    — Погоди, ты всерьез считаешь, что генетика ничего не дает?
    — Нет, конечно. Ну сам по суди. Ты помнишь наш класс двадцать лет назад. Кому-то легче давалась история, кому-то физика. Кто-то побеждал на олимпиадах, кто-то нет. По твоей логике призеры все поголовно должны иметь более крутую генетическую платформу, хотя это не так.
    — Однако практически все победители с классом С как минимум, если мне не изменяет память
    — Это мы вряд ли проверим. К тому же В-шек у нас не было, насколько я помню. А D-шки были в основном не из самых благополучных семей, так что тут генетика имеет опосредованное значение.
    — Да, ты прав. Проверить сложно. Однако разве ты не замечал, что простые работяги с вон того завода за окном говорят так, словно воспроизводят цепь маркова: взял N слов, по ним просто по памяти вывел M слов. Например, после фразы "союз советских" они продолжат автоматом "социалистических республик", так как это наиболее вероятное продолжение.
    — Неудачный пример, если честно.
    — Да, согласен, надо повспоминать еще…
    — К тому же твои слова отдают некой ноткой фашизма. Ты взял и огульно обозвал целую группу людей "недоразвитыми". Хотя я частично с тобой согласен, я сам замечал подобное раньше.
    — Вот-вот!
    — Скорее речь некоторых людей похожа на ответы Джона Сёрла из эксперимента с китайской комнатой.
    — Это тот, который не знает иероглифов, однако отвечает по заданному алгоритму? Ну по сути он выдает не осознавая ни вопроса, ни даже своего ответа.
    — Да-да, тот самый. Однако я и за собой иногда замечаю подобное. Потому и считаю, что генетика не так важна. Скорее уж человека определяет характер, чем некая генетическая платформа




    Ну всё, вот я и дома. Ну почему разговоры с бывшими одноклассниками иногда так изматывают? Они как будто не видят очевидного, как будто сознательно игнорируют факты и наблюдения, которые приводят к противоположной точки зрения. Как же так.


    И ведь ежу понятно, что залог будущего страны — в потенциале граждан, которые в итоге получают хорошее образование и потом двигают науку и прочее вперед. Однако нет, несмотря на то, что можно рождать детей класса А, в нашей стране даже класс С уже в диковинку. И при этом отрицается очевидное превосходство А-шек во всем.


    Хотя современности не отнимешь, мы и умнее, и здоровее, да и в целом лучше жителей прошлых эпох. Когда-то давно наука вкладывалась в технику, появлялись новые устройства. Потом мы пришли к тому, что стали появляться настолько умные системы, что они лучше самих жителей знали, что им надо. И после этой дичи и криков владельцев этих штуковин, теперь у нас запрет на сбор данных (кроме парочки полу-государственных компаний под строгим контролем), запрет на разработку суперкомпьютеров (опять-таки, кроме пары исключений). Мы стали вкладываться в людей, каждый может улучшить себя. Крутое зрение, слух, физическая выносливость, усиленный скелет, встроенные аккумуляторы для долгих походов. В общем всё круто, кроме одной маленькой детали: мы разные. Всех людей можно условно разделить на несколько категорий. Первые — это те, кто родился по-старинке. Их организм самый простой, подверженный всем классическим заболеваниям. Остальные — это ГМО люди, разбитые на пять категорий: от А (самые-самые) до Е (не сильно прогрессивнее классических детишек). Называется всё это добро "генетическая платформа". В зависимости от неё человек может улучшать себя: выбирать имплантанты и пр.


    Люди стали действительно разными. Народ побогаче покупает своим детям генетику А класса. Самые бедные довольствуются самым простым. И мы получили кастовую систему, подкрепленную наукой...




    Как люди раньше ходили по лесу? Ты либо возле цивилизации, однако вряд ли заблудишься или проголодаешься (или устанешь идти). Либо ты далеко от ближайшей дороги, однако со всеми рисками. Все-таки, виртуальная реальность делает чудеса — взял шлем — и ты уже в лесу, где нет людей. Даже больше — ты честно ощущаешь, что тут никого. Зато спокойно и одиноко. Интересная, а что это за хрень такая?


    — Привет. Ну как тебе здесь?
    — Ой блин. Кто ты, или что ты?
    — А какая разница? Я здесь нахожусь, чтобы поговорить с тобой. Ты же не против?
    — Я даже не знаю. А кто ты? И о чем хочешь поговорить?
    — Приличие и любопытство взяло верх над твоим характером. Однако мне интересно другое: ты правда ведь работаешь инженером на химическом заводе?
    — Вообще да, работаю. И откуда ты знаешь про завод? И откуда такие выводы про характер?
    — Да, как я и ожидал, ты не дебил, что радует. Ну давай по-порядку. Дело в том, что мне нужен человек, который смог бы работать инженером-химиком в лаборатории. Как ты знаешь, базы работающих в этом титуле можно достать, однако заказ у меня не самый простой. Поэтому мне нужен человек, которому результат будет так же важен, как и мне.
    — Это что-то нелегальное?
    — Не, как бы не совсем. Тут скользкая тема, серая зона. Условно, если переставить урну на улице на пять метров влево (ну чтобы не мешалась в проходе), тебе могут сказать спасибо, а могут выдать штраф. Здесь то же самое.
    — В общем, нелегальное. Я тебя понял. Ты ведь не стал бы говорить мне тут полностью всю правду?
    — Да, определенно не дебил.
    — Спасибо. И что же ты хотел мне предложить?
    — Начну издалека. Как я уже говорил, мне нужен помощник, который будет готов помочь не ради материальной выгоды, а ради высокой цели. Хотя это и не отменяет материальную выгоду. Поэтому к тебе такой вопрос: а почему ты месяц назад сказал своему партнеру по команде "реагируешь так тупо, как будто с гетто-генетикой"?
    — Хмм… А откуда ты узнал? Ну и сказал я по простой причине — я был возбужден, мы проигрывали, а она позволяла соперникам одерживать верх. Мне казалось, кстати, что онлайн игры принципиально не мониторятся правительством.
    — По поводу последнего ты прав. Для того, чтобы люди могли надежно выбросить пар, должна быть безопасная зона. Которая защищена от любого наблюдения. Поэтому, кстати, ты не боишься говорить со мной сейчас, ведь нас гарантированно никто не слышит в этому лесу одиночества. Так что я просто был неподалеку, услышал тебя. А потом — немного знаний о базах, и я увидел, что ты еще и инженер нужного мне класса. Однако давай вернемся к сути высказывания: почему ты именно это сказал? Не "ты тупая", не "ты тормоз", не "ну и нубье", а именно "гетто-генетика"?
    — Потому что у нас сейчас кастовая система из-за этих генетических платформ. Если ты родился с классом С, то ты тупее практически любого из класса В. У тебя нет возможности поставить крутые глаза, у тебя нет способа ускорить метаболизм. И это не изменить. Даже в средневековье можно было сменить сословие, а теперь нельзя. Прогрессивное общество, блин.
    — Но ведь говорят, что главное — это сам человек. Характер и так далее.
    — А вот нет, нифига. Платформа более высокого класса дает возможность работать с принципиально другими задачами, позволяет действительно двигать прогресс, а не просто контролировать роботов на заводе. Это даже видно на примере политиков, публичных журналистов. Они как будто просчитывают кучу действий за один ход, на что конкретно я неспособен. Я это давно замечал, однако иногда подобное прям режет глаз.


    Странный человек скрывается это этой хренью. Очевидно, он не полицейский. Для них это слишком сложное действие. И вряд ли он из спецслужб, я слишком мелкий для них. Однако как он меня нашёл? И интересно, как он узнал, что эта тема с генетикой меня так задевает? Загадочно, конечно. И одновременно с этим бесит меня это всё. Блин, надо перестать ходить кругами и таки сесть, а то я выгляжу неврастеником каким-то...


    — Серьезная мысль, очень серьезная. Как я вижу, она глубоко запала тебе к душу, у тебя до сих пор руки дрожат.
    — Да, ты прав. Однако кто ты?
    — Это пока не сильно важно. Хотя, предположи, кто я такой.
    — Хмм… Ну… Раз ты смог пробраться в этот лес незамеченным и в нестандартном аватаре, то ты, видимо, взломщик. К тому же ты откуда-то знаешь про меня, как-то даже выследил. Так?
    — Близко, однако продолжай
    — Ты, случайно, не в розыске?
    — Нет, ну что ты. В розыск попадают те, которые хотят поднять денег на скользком пути и одновременно с этим не додумываются найти ширму. Условно, если хочешь продать запрещенное, то всегда делай это так, чтобы в крайнем случае полиция нашла кого-то другого и успокоилась на этом. Раньше для подобных махинаций использовали банды, которые являлись только ширмой и источником дешевых сидельцев. Сейчас всё чуть сложнее, однако суть та же. Так что нет, я не в розыске.
    — Очевидно, тебе надо как-то тоже решить вопрос с генетикой. Ты, наверное, тоже недоволен своим классом?
    — Не, я-то чистая А-шечка. Однако я не настолько богат, чтобы тупо сидеть и ничего не делать.
    — Хмм… А зачем тебе я нужен?
    — Вижу, тебе не интересно копаться в текущей ситуации. Грустно, но ожидаемо. Если кратко: я хочу выкрасть определенное лекарство, которое может менять класс человека.
    — Вау. А такое есть? Да блин, что за хрень-то такая? Серьезно? Или это такой новый способ мошенничества?
    — Я погляжу, у тебя не слишком большой словарный запас. Еще 10 минут назад ты меня называл хренью, теперь ты называешь этим же словом неудобную новость


    Блин, ну он как будто не понимает. Как так-то? Если бы я знал, что класс можно менять, я бы уже землю рыл в этом направлении. И не только я. Блин, блин, блин. Или этот друг просто мошенник? Допустим, что это так. Как бы я это проверил?


    — Твой прищур выдает тебя. Ты меня, видимо, считаешь за обыкновенного разводилу, так?
    — Да, есть немного. Ты сможешь мне доказать, что ты как минимум не хочешь меня кинуть и убить?
    — Достойный вопрос. Если кратко: полностью никак, ты должен мне довериться. Круто звучит, верно? Так вот, я тебе докажу, что я не вру по части смены генетической платформы, а потом даже пообещаю это сделать. Зайдешь в даркнет, проверишь мою репутацию, ну и там же можно и контракт оформить. Анонимный, всё как у людей, хотя тебя я один фиг знаю, однако другие тебя обнаружить не смогут. Так же я тебе покажу, что наше предприятие возможно. В итоге, в случае фиаско я рискую своей непорочной репутацией. А ты рискуешь жизнью, увы. Однако в случае успеха ты будешь честной А-шкой, с опытом жизни в роли С-шки. А я получу аппаратик, который поможет поправить состояние. Идет?
    — Честно… Наверное.
    — Окей, делаем так. Тебе скоро придет письмо с моими координатами в даркнете. Там сможешь меня найти, прислать мне сообщение "Эгоист" и публичный ключ. Я составлю контракт, подпишу своим ключом, зашифрую твоим публичным. Если я тебя кину, то сможешь заявить это платформе. Однако пока никто не жаловался. Напротив, у меня много успешных контрактов. Такое подходит?
    — Да, конечно. Однако я жду от тебя еще кучи пояснений.
    — Естественно. Почитай, изучи всё. Придумай вопросы. Заходи в свою вторую любимую игру, ну которая с фэнтези. Иди в Лес Чудовищ один, охотиться на монстров, а ровно через две недели я буду тебя там поджидать. Отвечу на вопросы, а контракт можешь пока не подписывать, я не тороплюсь.
    — Выглядит честно. Окей.
    — Хорошо. Повторять сейчас всё не буду, распишу детали в контракте.
    — Спасибо...


    Пора выходить из леса. Ничего такая прогулочка. Ладно, буду ждать письма.


    Очередная правда про историю мира


    Странно всё это было вчера… Может мне всё приснилось? Сейчас программы ведь сложнее взламывать, научились следить за безопасностью. Да и приватность на уровне, хотя меня всё равно нашли.


    Ладно, не важно. Если не придет никакого письма, то значит всё это было шуткой. Или сном, не важно. Пора на работу.




    Так, что это за письмо? Какой-то Nemo, вот его координаты и ключ. Интересно… Сейчас пошакалим по не самым легальным биржам… Ага, вот он. Неплохой рейтинг. Судя по всему, он лет 30 уже крутится в этом бизнесе, причем ни одного кидалова. Есть несколько провалов, издержки были компенсированы без арбитража платформ… Вау, он ведь на пяти платформах присутствует. Молодец, что тут сказать. Ладно, поиграем в эту игру. Он сказал, вроде, создать приватный/публичный ключ, отправить ему публичный и сохранить на флешку приватный… Готово.




    О, пришел зашифрованный и подписанный контракт. Прекрасно, что тут… Ага, вытащить механизм, способный менять генетическую платформу организма. Детали, гарантии вызволения из лап правосудия… Ну репутация у человека норм. Ладно, подпишу и отправлю как есть. Толку ждать-то? Через уже полторы недели схожу поохотится на монстров, заодно и поболтаю...




    Итак, где же он? Тут только я и мой питомец-рысь.


    — Привет
    — Ух ты ж. Ты вселился в питомца?
    — Ну можно сказать и так. Я скорее подменил модуль в этой виртуальной рыси, теперь я как бы действую от неё. Приятно, когда разработчики не удаляют из кода средства отладки и ручного контроля
    — Неплохо так. Однако рассказывай детали.
    — Видимо, ты сейчас про наш контракт. А что ты хочешь узнать? Точнее, для начала, что ты знаешь о нашем мире?
    — Нуу… В общем, если говорить о прогрессе, то всё самое интересное началось где-то в двадцатом веке. Сначала была первая мировая война, потом вторая. Потом, спустя примерное сотню лет, началось информационное противостояние, что вылилось в третью мировую войну. В итоге страны посхлопывались, так что сейчас у нас есть более-менее единое правительство на планете, однако мы все живем в разных странах. В текущей много людей уровня С, есть немного государств, в которых в основном А-шки.
    — Да, часть вещей ты довольно верно передал, однако, как всегда, есть пара нюансов.
    — Хмм… Разве не так написано в исторических изданиях?
    — Наверное, я давно их читал.
    — А что я неправильно рассказываю?
    — Да всё правильно, просто суть изменений была другой.
    — В смысле?
    — Пропустим первые мировый войны, холодную войну и пр. Остановимся на информационном противостоянии. В середине XXI века в мире выделилось два основных блока — с европейской и азиатскими цивилизациями. Однако больше половины стран, как по населению, так и по территории, не примыкала ни к одному из них. Так вот, противостояние пошло именно отсюда. Сначала оно было экономическим, потом за сферы влияния. Потом началась драка между корпорациями, которым дали карт бланш на более жесткую конкуренцию на чужой территории
    — Ты ведь говоришь про заказные убийства? Они, вроде, всегда были. Разве нет?
    — Нет, просто радикально увеличилось число случаев промышленного шпионажа, сливов баз и так далее. К тому же не забывай, что это было золотое время сбора данных. Куча систем знала лучше человека, что ему надо на самом деле. Всех анализировали и так далее.
    — Это потому сейчас такая серьезная приватность?
    — Да, ты прав. Так вот, была и другая проблема — системы позволяли намного лучше человека решать ряд задач. Например, это крайне было полезно для военных. Как результат — две стороны решили убрать противника. В итоге разразилась третья мировая, с ядерным оружием, всё как полагается.
    — Насколько я знаю, его не так чтобы применяли…
    — Оно не так чтобы работало, вот в чем проблема. Большинство тех, кто делал ракеты, создавал основную массу с недоработками. Так как прибыли можно получить сейчас, а в случае войны всё равно будет плохо. Да и проверить было сложно. В общем, только десятая часть оружия была действительно тем, о чем говорили. Всё остальное не взрывалось вовремя. В итоге, ядерное оружие не слишком повлияло на войну.
    — Ты говоришь про две стороны, однако их же было три на самом деле, так?
    — Скорее четыре. В процессе войны США отправили пару боеголовок в ряд арабских стран. Вроде случайно, хотя фиг их разберешь. В итоге, были: европейская цивилизация, азиатская, арабская и воздержавшиеся. Например, часть африканских стран не заметили даже войну особо, так как ядерными ракетами их не глушили особо, а перестрелок и своих хватало.
    — Хмм, мне говорили другое…
    — Ну естественно, победила ведь европейская цивилизация. Однако в ходе войны было еще два казуса: перемешивание наций привело к проблемам с патриотизмом. Точнее, многие жители не хотели воевать против своей родины. Условно, араб в Германии не очень хотел воевать против арабов, что логично. Другой казус — слишком умные системы. Например, они посылали отряды на убой только для того, чтобы упростить логистику. Ну то есть тупо мочили своих солдат, ибо где-то кто-то неправильно веса расставил, а в итоге получилась такая вот ситуация. Что занятно, такая проблема была реально у всех. Плюс к этому добавилась аналитика всего и вся, о чем я говорил выше. В итоге просто анализируя интернет можно было понять, где сейчас войска
    — Вау…
    — Ага-ага. В итоге, после войны у нас появилось пару задач. Первая была о том, что надо ограничить сбор данных. Причем радикально. Представляешь, умный дом в XXI веке не всегда мог зажечь лампочку без интернета
    — Идиоты…
    — Это точно. Другая проблема: как сохранить нацию? Ведь чем ты успешнее, тем меньше желания иметь детей. И, к сожалению, есть и обратная сторона — чем ты менее успешен, тем больше у тебя будет детей. С этим надо было прекращать
    — Это же фашизм, по сути. Нельзя людям запрещать иметь детей просто из-за того, что им не повезло по жизни.
    — Да-да, не получилось, не фартануло. Однако такие мысли действительно были, этого не отнять. В итоге вспомнили про идею генетической модификации, придуманную еще до третьей мировой. Всё дело в том, что нервные окончания человека можно улучшить, однако придется асимптотически приближаться к пределу. Представь мышцу. У связок есть предел прочности, так что чем длиннее связка, тем меньше максимальная мгновенная сила. И чем больше параллельных связок, тем длиннее внешние, то есть увеличивая число связок мы увеличиваем силу, однако здесь есть предел. С нашими нейронами всё то же самое. Если переплести их определенным образом, то можно передавать больше информации от конечностей и внутренних органов, однако и здесь есть предел.


    Моя рысь вздохнула, и продолжила:


    — На деле мозг тоже можно улучшить. Можно заменить кровеносную систему на чуть более эффективную, переплести нейронные связи чуть получше, увеличить сам размер думающего органа. Далее, отделы мозга можно перетасовать, чтобы те, которые чаще взаимодействуют, были ближе. В общем, есть поле для оптимизации, однако и здесь есть предел. В итоге разработали концепт наиболее эффективной нервной системы человека, однако чтобы нейроны остались примерно теми же нейронами. Аналогичным образом поработали над всеми органами, по схеме быстрее-выше-сильнее. Так получили генетическую платформу класса А. Как я уже сказал ранее, круче её быть не может, ну если мы оставляем ДНК и прочие вещи. Хотя сейчас говорят и об усложнении ДНК, чтобы число оснований было не 4, а 6. Это позволит избавиться от общих вирусов с животными, однако это будущее, причем радикальное.
    — Занятно… А другие классы, видимо, это упрощение класс А?
    — Да, ты полностью прав. Если мой источник не врал, то класс С разрабатывали как "он должен быть наиболее умным из живорожденных". Как ты понял, чем выше класс, чем круче мозг. Например, в наш первый разговор ты задал два вопроса, а я ответил частично на второй, однако ты забыл в итоге про первый. Так сказать, мало оперативной памяти. И часть разговора забылась.
    — Наверное… Сейчас я уже вообще своих первых вопросов не запомню. Только есть в памяти ассоциация "какая-то хрень".
    — Видимо. Ладно, продолжим. Во всех генетических платформах есть только два принципиальных отличия: мощность мозга и число нервных окончаний, которые идут к органам. Условно, имплант глаза для А-шек передает больше информации, чем аналогичный для В-шек. Это в свою очередь создает границы для функциональности органов. Например, я могу заставить надпочечники вбросить адреналин в кровь, а ты — нет. Пока нет.
    — И что с классом С? Ты говоришь, что его создали не случайно.
    — Да, ты прав. Про социальное устройство нашего общества мы поговорим позже. В общем, если с детишками элит мы разобрались, то давай посмотрим на пролетариев умственного труда. Итак, класс С создавался таким, чтобы наиболее вероятный его представитель был бы по уму аналогичен условно успешному индивиду, родившемуся классическим способом. Например, возьми классного юриста с опытом. Ему дают только сложные дела, каждый раз приходится анализировать сложный процесс, приходится понимать настроение общества и так далее. В общем, работает мозг. Немногие могут так пахать и думать. И вот класс А ухудшили настолько, чтобы получался класс С.
    — Мда…
    — Зря грустишь. Больше половины населения земного шара глупее тебя. И менее приспособлены для жизни: они слабее, не особо выносливы. И плюс ты точно умнее абсолютного большинства людей прошлого.
    — Всё равно неприятно понимать, что я лишь ухудшенная версия детей элит.
    — Согласен. Именно потому я и предложил тебе работу.
    — Спасибо… Хотелось бы выбраться из этой ямы
    — В этом ты прав. Сейчас мощности компьютерных систем ограничены, сбор данных запрещен. ИИ уже в принципе невозможен, так как мощности легального кластера серверов еле-еле хватит на относительную симуляцию мозга мыши. А что-то сложнее грызуна и подавно нельзя пока повторить. Так что улучшишься до уровня А, приблизишься к вершине. Ну а я заработаю.
    — Да, выглядит честно.
    — У меня уже заканчивается время, долго играть за рысь мне нельзя. Однако твоё следующее задание — устроиться в лабораторию Камчатка. Там идут эксперименты в ядерной физике, стараются получить сверхплотные элементы. И им нужен химик. Я пришлю тебе твоё резюме. По моим данным, оно идеально подходит под одну из вакансий, плюс не врет. Добавь только детали про свой адрес и так далее.
    — Конечно. Мне надо перейти к ним?
    — Верно. Процесс займет пару месяцев. А через три недели встречаемся тут же, только в другой локации. Я расскажу детали про генетику и твоё задание.
    — Идёт.
    — Ну, всё. Пока. То есть мяу, я же, типа, кошка.
    — Пока ...


    О классах


    Уфф, вроде, первое собеседование прошло гладко. Меня поспрашивали об опыте работы, позадавали стандартные вопросы. Мы поиграли в привычную кадриль, где сотрудник просит много, а ему отвечают, что вот прямо сейчас не готовы. Ну всё стандартно, детали будут спрашивать еще через месяц, так как сейчас у них пора отпусков. Что ж, бывает.


    Однако как же мне всё-таки украсть аппарат из лаборатории? И зачем такая вещь физикам ядерщикам? Я так активно думаю об этом, что уже сплю не по 8 часов, а то шесть, то девять.


    — Привет! Ну как первое посещение лаборатории?
    — Привет! На этот раз ты замаскировался под честный аккаунт
    — Да, ты прав, но не совсем. Это нестандартный аккаунт. Его иногда используют для тестирования игры, однако из-за неразберихи, он может болтаться где угодно, нет никакого контроля. Ну да ладно, заходи в инстанс Багровый Утес, там нас будет двое. Текст хранится некоторое время на серверах, а вот переговорами никто не занимается. Этим и воспользуемся.
    — Откуда ты всё это знаешь?
    — Я когда-то разрабатывал программы, в том числе для крупных компаний. И потому прекрасно понимаю уровень хаоса там. Условно, если ты немного и нечасто нарушаешь правила, то всё спишут на ошибки. И с громадной долей вероятности даже будут правы.
    — А выглядит довольно надежно…
    — Ну юридический отдел и группа маркетологов неусыпно следят, чтобы мало кто догадался.
    — Понятно. Однако, у меня есть вопросы по нашей теме.
    — Да, это логично. И какие они?
    — Первое: зачем есть платформы хуже С, а именно: D и Е? Второе: как мы сможем украсть аппарат из лаборатории? Что он там вообще делает? Как можно обновлять генетическую платформу, если в этом случае надо как-то обновить все клетки организма? И почему аппарат находится в секрете?
    — Немало… Однако, довольно рационально
    — Ты же знаешь ответ?
    — Да, к сожалению. В своё время я целый год не работал, а только ездил по странам и общался. Узнавал всё, пытался понять суть той чуши, которая происходит с этим миром.
    — Пока, вроде, выглядит всё логично… Ну там есть правительства, суды и прочее.
    — Да, однако твои вопросы уже выдают кучу проблем. Ну сам посуди, зачем делать кого-то не А класса?
    — Хмм… Элита?
    — Верно. Итак, вернемся к середине войны, когда ряд довольно властных людей поняли угрозу со стороны компьютеров. Отсюда вывели правило: никакая автономная система не может быть умнее, чем определенный эталон. Там хитрое определение, однако не важно. Если система не может функционировать без помощника, то их мощности объединяются. Отсюда следствие: интернет опасен, так как его мощность по тупым цифрам превышает эталон. Отсюда мы имеем текущую сеть. Аналогично про всех роботов, в том числе промышленных. Ведь если весь завод связан в тугую сеть, где автомат косвенно общается с бухгалтерской системой, то подобная мощь тоже должна быть ограничена. А значит, надо её разделить на компоненты, которые будут управляться операторами
    — Прям девятнадцатый век какой-то
    — Скорее начало XXI, но не суть. Главное — что нам надо много рабочих, плюс тех, кто за ними будет следить. А что надо рабочему, если мы применим идеи фашизма и евгеники?
    — Подчинение? Поражение в правах?
    — Неа. Надо, чтобы он жил подольше, а думал поменьше. Ну такой вот стереотипный рыцарь из средневековья, только с большим сроком эксплуатации. Так вот, для этого надо делать здоровых людей, однако не шибко умных. Причем, если грамотно подобрать гормональную систему, можно еще сделать их общительными, не злыми и трудолюбивыми. В меру, конечно, чтобы не сломать хрупкий баланс организма.
    — Жестоко…
    — Да не то слово. Плюс не забывай, людей искусственно отупляли, чтобы они даже не осознавали этого факта. И думали, что главное — это характер. Ха-ха, как же.
    — А почему в голову вообще пришла такая мысль о сегрегации? Ведь я пойму еще, если три с половиной психопата будут ей следовать, но чтобы куча людей сразу…
    — Ой, вот только не говори, что ты не знал об этом хотя бы приблизительно. И не говори мне, что ты хоть что-то сделал ради равенства. Так и остальные пара десятков миллиардов людей поступают. Всех всё устраивают. Ну почти, за небольшим исключением.
    — Я хотя бы не знал об этом
    — Ну а теперь узнал. И что? Всё это основано на древней теории, которую случайно описал Оруэл, а через несколько десятков лет доказали математически. Если рассмотреть наш социум с точки зрения теории игр, то одно из стабильных решений будет разделение всех на три категории: элита, которая скрыта от глаз. Умники, которые на виду, однако они вынуждены фильтровать свою речь и быть лояльными. Ну то есть умничать в правильную сторону. И куча малообразованных людей, которым можно делать всё, что угодно. У них нет перспектив, потому они могут говорить и думать о любых вещах. В отличии от умников. А элита вообще должна не показываться на глаза. Вроде, там всё это называлось внутренней партией, внешней, а про третью группу не помню. Так вот, это одно из решений, которое приводит систему в стационарное состояние. Ну то есть добавление любой новой группы идет либо к смерти текущей, либо к устранению новой. И смена роли в группе тоже не работает.
    — Жесть какая… Ведь еще 150 лет назад знали, что всё это не будет работать
    — Ну а 80 лет поняли, что еще как будет. Точнее, еще раньше. Просто потратили 20 лет на науку и подготовку техники. Однако мы отвлеклись, причем очень сильно. Итак, когда-то давно выбрали схему из трех групп людей.
    — Однако их же пять.
    — Шесть. Живорожденный и пять платформ. Первых всё меньше и меньше, так как стало уделяться меньше внимания болезням, присущим лишь им. Плюс общее здоровье в целом хуже. Ну и живорожденный может получиться лишь у пары, где оба такие же, причем не прошедшие процедуру стерилизации, которая требуется на кучу должностей под выдуманным предлогом. В общем, с ними всё понятно. Про С-шек я тебе уже рассказал, они нужны для выполнения интеллектуальной деятельности. Элита в странах европейской цивилизации использует А-шек. Несмотря на казалось бы поражение, элита арабских и азиатских стран выторговала себе В класс. Однако с работягами было много вопросов. Для базовых работ хватает класса Е, однако D трудятся эффективнее. Правда, они же больше подвержены стрессам из-за самокопаний, ну это ты уже помнишь. В итоге было много общения, что в итоге привело к двум классам сразу.
    — Ну то есть тупо не договорились, верно?
    — Ага, именно. А ты везде логику и математику, видимо, хотел видеть. Итак, у нас пять генетических классов. Причем, разница между В и С не такая явная, а вот А-шки выделяются сильно. И тебе с ними придется работать…
    — Почему? Разве здесь не все уровня С, ну плюс/минус?
    — Нет. Чтобы дать ребенку высокий генетический класс, необходимы достижения и деньги. Первое — это либо лидерство, либо наука. А их могут получить те, кто уже нужного класса. Ну или случайно. Заработать много можно тоже лишь приподнявшись над толпой, однако В-шки не опередят А-шек. В итоге, родители делают детей где-то того же класса. А из-за квот получается немного случайного распределения. Так что в итоге в правильных странах и правильных районах живут А-шки, в других — В-шки ну и так далее. Я сам иногда поражаюсь, как четко и грамотно перетасовали народ. Плюс еще ведь в таком подобии шахматного порядка, так что ты можешь побывать на всех континентах, возле всех крупных рек, и ты всегда будешь в зонах с А-классом. И аналогично про D, что даже проще, так как их больше.
    — Жестоко.
    — Эта реакция уже была, ты повторяешься. Однако продолжим. Ты задавал вопрос еще в стиле "что тут делает тот самый аппарат". Так вот, из-за определенных ограничений, не все вещи можно делать в странах с А-шками. Например, там нельзя играться с ядерной физикой. Поэтому только по электростанциям ты можешь примерно понять, где мало А-шек. При этом, как ты понимаешь, наукой занимаются именно А-шки. Просто они едут в другой регион на пару лет. И вот они здесь, что не может не радовать. Погоди-ка немного, выпью воды ...


    Мой собеседник отошёл вовремя, я до сих по не переварил подобное… Блин, наверное, я был счастливее, когда не знал правды. Ад какой-то… Заботливо спроектированный нами самими же...


    — Итак, продолжим. Есть старый закон, который обязывает иметь "способ получение органов на замену возле опасных производств". Для А-шек нужны немного другие органы, а потому в теории тут рядом надо иметь склад желудков, печенок и прочего. Что как-то неразумно, так как через неделю их надо утилизировать. И вот для этого тут есть аппаратик, который дает химию, которая позволяет взять орган для С-шки, а их запас есть в соседней больнице, и преобразовать из в аналог для А-шки. Разве что доктор нужен, а они тут есть. Органы один фиг выращиваются одинаково, заводы примерно те же.
    — И когда А-шке становится плохо, достают прибор, верно?
    — Именно. Ну может его еще тестируют, не важно. Суть в другом: пока тут есть лаборатория, есть и аппарат. Собственно, его тебе надо выудить оттуда.
    — А как орган преобразуют? Ведь надо скорректировать по сути все клетки…
    — Верной дорогой мыслишь. Так как именно здесь вступает в роль наш аппарат. Его идея проста: он создает определенные вирусы, с крайне ограниченной программой. В частности, он может заставить клетки менять генетическую платформу за счет того, что ДНК в самих клетках обновится, а далее включится механизм перестройки, где орган будет "стараться соответствовать аналогичному для нужного класса". В этом есть прелесть, так как практически каждая часть нашего тела знает некое "идеальное состояние". И все клетки будут к нему стремиться, чем и пользуются, подменяя это самое идеальное состояние.
    — Теперь стало всё намного понятнее… И всё равно есть вопросы, хотя картинка складывается.
    — Это радует. Тут важно понимать суть, чтобы мысли дополняли изображение, а не искажали еще больше.
    — Согласен… А что мне делать с собеседованиями?
    — Проходи их. Только никого не обманывай. Просто говори, что хочешь там заниматься наукой, двигать мир вперед. Скажи, что надеешься, что это поможет получить В класс для детей. Там народ умный, расколоть сможет. Поэтому просто говори максимально честно.
    — А потом?
    — Мы с тобой еще встретимся, я тебе скажу, какую информацию надо собрать. Только информацию! Первые полгода никаких активных действий, мы копим материал. Просто работай, запоминай всё. Общайся побольше. Пусть думают, что ты практикуешь обеденные повышения.
    — Это ты про схему, когда ходишь на обед постоянно с разными людьми, чтобы все знали, кто ты, и что приносишь пользу.
    — Ага, именно так. Ну об этом мы поговорим еще, успеем до твоей работы.
    — Хорошо, спасибо
    — Окей… Я тебя найду чуть позже.
    — Жду…
    — Пока


    Алгоритм выживания


    — Привет. Как дела?
    — Ух тыж блин. Опять за кошку играешь?
    — А ты даже в другой игре выбираешь именно это животное
    — Да, мне они больше нравятся
    — Знаешь, сейчас в продаже есть модуль, который позволяет управлять рядом животных, например, теми же кошками. Конечно, в питомца тоже надо будет скорректировать, добавят небольшой имплант и ему. Однако после этого можно обмениваться данными. Например, можно приказать наброситься на врага или, например, оценить обстановку, принюхаться и прислушаться. А в ответ приходят эмоции в стиле "запах как у того образца с наркотой", что невероятно полезно для полицейских. И охрана тоже упрощается, ведь ту же пуму можно отправить вслед условному преступнику просто подумав об этом. И не добивать нарушителя, а аккуратно придушить. Ну или как охранник захочет.
    — Классно так…
    — Ну да ладно. Рассказывай о прогрессе.
    — Меня взяли в команду, которая занимается теоретическими выкладками по поводу химии сверхтяжелых элементов. Которых еще нет в природе.
    — Прекрасно.
    — Судя по математике, некоторые неорганические соединения со сверхтяжелыми можно свести к органике. Надо только уменьшить температуру, чтобы плотность подросла. Оно работает корректно для уже исследованных материалов. И мне надо будет создавать молекулы с уже готовыми сверхтяжелыми веществами, находить органические аналоги, корректировать температуру. Тогда будет проще использовать новые элементы, которые могут сделать в этой же лаборатории.
    — Это интересно. А зачем всё это надо?
    — Говорят, что теоретически, новый элемент позволит создать невероятно эффективный аккумулятор.
    — Да, это было бы неплохо.
    — Ага. Причем в случае разрушение аккумулятора создается стойкое энергоемкое вещество, которое можно потом разложить кислотой. Тогда в случае аварии энергия не высвобождается, а наоборот связывается. А на заводе по утилизации можно залить в ведро электролит, добавить кислоту и запустить центрифугу. Сверхтяжелый элемент стечет со стенок последним.
    — Это прекрасно. А с кем ты работаешь?
    — Я пока не запомнил имен. Там один химик с кучей публикаций. И два физика того же уровня.
    — Неплохо. А они надолго тут?
    — Не знаю…
    — Это важно. Итак, правила выживания. Во-первых, ты должен понимать, что ты ребенок, по сравнению с ними. Ты помнишь, как ты в детстве пытался обмануть родителей, например, принеся плохие отметки?
    — Да… Опускал, наверное, глаза.
    — Ты прав. Скорее себя, ты вел себя тише воды и ниже травы, не говорил об уроках, отвечал односложно, старался уединиться в комнате.
    — Наверное…
    — Это адекватная реакция, однако её идеально считывали старшие, ну как мне кажется. Аналогично и здесь: забудь, что ты взрослый там, состоявшийся в жизни и так далее. В лаборатории ты должен понимать, что по сравнению с А-шками ты тот самый ребенок, а если ты пытаешься их обмануть, то ты ребенок с двойкой, родители которого обо всем догадались.
    — И как же мне себя везти?
    — Не врать им, не увиливать, отвечать честно и всегда иметь оправдание собственным поступкам. Если ребенок на выходных в лагере понимал другую реальность путем употребления тертого мускатного ореха, то родитель легко поймет, что что-то скрывают. Однако если вместе с этим наше дите еще и бегало за границу лагеря вечером, несмотря на запрет, то грамотный обманщик использует этот факт, чтобы прикрыть истинный смысл.
    — Хмм… Разумно
    — Еще как! Если спросить любого политика, крал ли он, что он ответит?
    — Ммм… Наверное, что красть нехорошо. И что он ничего не воровал.
    — Да, можно так, однако детектор лжи скажет, что тут присутствует вранье. Правильнее — сказать, что он, как и все мы, не безгрешен, и когда-то давно, еще в юности, он взял книгу в библиотеке, и не вернул её. Нет, он не забыл, просто не хотел возвращать. Книга была старая, там было еще первое издание романа "Тогда придите, и рассудим" ныне забытого Владимира Михайлова. Бесценная вещь была в библиотеке больше сотни лет, прежде чем попала ко мне в руки. С тех пор умер писатель, его страна несколько раз перестраивалась, прошла война, а книга была всё той же. Такой вот артефакт ушедшей эпохи. Я взял эту книгу себе, потом просто перестал ходить в это библиотеку. Мне было невыносимо стыдно, я не мог смотреть в глаза работникам, которые хранили знания, который я украл, а потом не находил в себе силы вернуть. Это очень плохо, воровать вещи, и я с тех пор прилагаю все усилия, чтобы подобного было как можно меньше.
    — Класс, как будто послушал дебаты.
    — Так оно и есть, человек отвечал честно. Скорее всего, он действительно воровал, однако всегда лучше иметь прикрытие, чтобы следователь отступил. Собственно, тебе не надо нарушать правила. Просто узнай, что может служить тебе прикрытием на будущее. Я пока не буду тебе рассказывать планируемую схему, ну на всякий случай.
    — Да, так будет безопаснее.
    — Договорились. Через уже полтора месяца твой первый рабочий день. Так что просто общайся, узнавай по-максимуму. Найди дорогу к медпункту. Разнюхай, при каких случаях происходит эвакуация. Потом мы продолжим. Примерно, через полгода.
    — Долго
    — Так будет правильнее. Ты прекрасно справишься вначале без меня. Самое главное — помни, что ты ребенок среди взрослых. Ты школьник среди учителей, который еще и к тому же занимаются наукой, которые улучшают свой мозг постоянно. Не пытайся их обмануть, договорились?
    — Да, окей.
    — Прекрасно. Ну или мяу, я же опять из семейства усатых.


    Лаборатория


    — Итак, всем привет. Это Иван, наш новенький сотрудник-химик. Он будет помогать нам готовиться к новым элементам, чтобы находить возможные химические соединения заранее.
    — Да. Спасибо!
    — Прекрасно, пойдем, я покажу тебе твоё рабочее место.


    Как же я волнуюсь. Больше, чем на предыдущих работах. Даже удивительно, насколько здесь всё классно устроено. Одно только рабочее место поражает. Там была тесной кабинка, где даже вентиляция не всегда работала как надо. Здесь же только химическая лаборатория представляет собой произведение искусства. Как будто взяли авиационный ангар с громадными потолками, а потом раздробили его на отсеки. Ну и не забыли спецвытяжки, горизонтальную герметичность боксов. Поставили адекватные компы с большими и четками экранами. И само оборудование новое, хотя, как я понял, сама лаборатория находится здесь уже третье десятилетие.


    — Привет, Иван, еще раз. Как тебе рабочее место?
    — Привет, Стюарт! Прекрасно. Однако я пока изучаю материалы по предыдущим исследованиям.
    — Прелестно, прелестно. У меня совершенно не хватает времени практически проверить все те идеи, которые ко мне приходят. А торопиться надо, ибо по нашим расчетам уже скоро-скоро получится синтезировать первый сверхтяжелый элемент, который таки позволит запасать энергию. Подумать только, спустя сотни лет человечество таки сможет сделать аккумулятор, килограмм которого сможет запасать больше абстрактной энергии, чем литр керосина.
    — Да, это будет классно. Можно будет начать постепенный уход от современных, однако всё еще дымящих, двигателей.
    — А ты любишь историю?
    — Я иногда смотрю ролики про древности
    — Это правильно. Хотя мой вопрос в другом: любишь ты находить аналогии из не самого далекого прошлого, чтобы иронично подметить недостатки современности?
    — Сложный вопрос…
    — Да, чисто технически — сложноподчиненный. И это не делает его неинтересным. Вот смотри, знаешь ли ты, что в начале XXI века уже пытались внедрить электромобили? Конечно, довольно очевидно, что одна из истинных целей была так же в том, чтобы убрать менее прогрессивных производителей, который, по счастливой случайности, в основном были отнюдь не в тех странах, что мечтали об экологии. Занятно, да? Ты не запрещаешь с собой конкурировать, просто автопроизводителям из стран не первого мира надо одновременно делать и классические версии автомобилей, и не забывать про новый. Логично, что их вытеснили с рынка и так далее, однако суть не в этом. Важно другое: тогда бросились в обновление до того, как наука подготовила платформу. Ну то есть если классическая схема инноваций выглядит как сначала исследование, а потом создание, то в этом случае всё было наоборот: сначала построит новый мир, а исследовать, возможно ли это, будем в процессе.
    — Вау. Однако, это ведь была просто локальная идея, верно?
    — Отнюдь, тогда куча стран бросилась заниматься подобным непотребством, что прекрасно демонстрирует логичность и последовательность политиков, а заодно и электората. И мы опять отвлеклись, потому что в тот момент было создано немало действительно классных инженерных платформ, однако пара кризисов и войн исправили положение, мы ведь перемещается опять на автомобилях, однако уже других.
    — Мне казалось, что переход на газ случился естественным. Ну аналогично уходу от угля, просто дешевые залежи уже были выработаны. Плюс метан экологичнее
    — Да, ты прав, однако лишь частично. Переход на метан логичный и последовательный, это прекрасный энергоноситель, однако на него перешли после осознания проблем электромобилей. Ну просто тогда поняли, что в воздухе ну просто радикально много углекислого газа, это с одной стороны. А с другой: в некоторых местах планеты на самом деле очень дешево добывать энергию, ну там от солнца или от ГЭС. Отсюда получаем следующую идею: ставим заводы в местах с дешевой электроэнергией, создаем много-много простейшего газа, того же метана, хоть и не только. Потом это вещество может быть с КПД чуть менее 100% преобразовано в энергию для обогрева, что уже круто. Или с меньшим КПД в энергию движения, однако в этой области прижились гибриды, так что в итоге получилось вполне себе неплохое решение. Ну а потом бахнула уже третья мировая, а после неё идея общей энергосистемы накрылась из-за того, что под запретом уже вообще все крупные системы. А следовательно автономность стала опять крайне важной, что до конца добило все идеи электромобильной эпохи.
    — Никогда бы не подумал… А теперь мы можем повторить историю?
    — Всё верно, хотя теперь в правильной последовательности. Например, зачастую выгоднее сначала собрать вещи в поездку, а потом уже её начинать, ну чтобы исключить проблему забытых вещей и так далее. Однако в реальности иногда можно сначала поехать, а уже в процессе перепаковывать чемоданы, ну напрячь кого-то на задних сидениях. И в редких случаях это будет разумно: ты быстро собираешь кучу барахла в квартире, берешь кучу пакетов, а уже в такси кто-то перекладывает вещи в чемоданы. Чаще всего что-то пойдет не так, однако иногда оно работает! Вот сейчас мы занимаемся аккумуляторами в правильной последовательности: сначала наука, потом заводы. Сначала сборы, потом такси. И у нас снижается вероятность проблем, однако это не значит, что такой подход будет эффективнее в 100% случаев, просто он адекватнее с большей долей вероятности, чем любой другой.
    — Да, звучит логично.
    — Вижу ты устал, что ожидаемо, ведь сейчас первый рабочий день. Изучи, пожалуйста, исследования Мак Купера по поводу псевдоорганики на основе циркония?
    — Окей, просмотрю материалы.
    — Прекрасно. Ладно, уже поздно, я пошёл домой. Пока!
    — Пока!


    Как же они много говорят, просто жесть какая-то. И сколько информации на меня вываливается. Каждый раз. И будем честны, аналогии они находить умеют. Я только успел предложить эксперимент, и мне сразу ответили, что очень похожую вещь уже делали. Изучали, правда, тогда не химические свойства, а скорее физические. Зависимость от температуры и прочих схожих параметров. Я бы сразу и не углядел сходства, а мне его так преподнесли. Как будто ты троечник, а общаешься с отличниками, да еще и на пару лет старше. Ладно, буду следовать совету, а значит продолжу слушать.


    — Стюард, а подскажи, пожалуйста, как пройти в медпункт?
    — Да, конечно. Что-то болит?
    — Нет, просто хочу взять у них пару мазей от возможных ожогов. Они вряд ли будут, технику безопасности я знаю. Но на всякий случай хочу положить её рядом, чтобы уменьшить вероятность проблемы.
    — Резонно. Дорога туда не самая простая, поэтому пойдем покажу. А заодно, порассуждаем, но не о работе. Скажи, пожалуйста, как президент страны начала XXI века, как бы ты насаживал свои компании в других странах? Ну есть у тебя, условно, страховая компания, голова которой, что очевидно, в твоем государстве. Перестраховывается она, что тоже очевидно, в первую очередь в твоей стране, так как это просто удобнее. И есть рядом еще пара стран, где можно потеснить местных хлопцев. Так вот, к тебе вопрос: как бы ты помог "правильной конкуренции", если у тебя есть куча средств: ну там возможность корректировать законы немного, плюс есть спецслужбы, которые могут тоже подсобить.
    — Я бы постарался навнедрять кучу мелких аффилированных компаний в другой стране. Ибо крупного монстра запросто может обойти кто-то мелкий.
    — Я тебя понимаю, хоть ты не совсем прав. История показывает, что только жирная корпорация способна атаковать другую такую же широким фронтом. В противном случае конкуренция немного вырождается, так как большая корпорация может очень долго быть на невыгодном рынке, ибо денег дофига, к тому же все нужные рабочие уже есть, ну там бухгалтеры и так далее. Конечно, история знает распиаренные исключения, что не меняет рекомендации: атаковать крупного крупным. Так вот, к тебе вопрос: как убить чужую корпорацию?
    — Интересно… Наверное, надо убрать ключевых членов. Управляющих, например.
    — Не, если ты выкинешь классических менеджеров из игры, ну тех, кто руководит другими менеджерами, то дела у корпорации только улучшаться на деле. К сожалению, ну или к счастью.
    — Тогда, наверное, надо устраивать саботажи и диверсии.
    — Тоже не совсем правильно. Тот же самый менеджмент этим и сам прекрасно занимается. Да и не только он. Ведь если человек уже лет 10 занимается одним и тем же, хотя прогресс ушёл вперед, то он одновременно начинает понимать, что его можно заменить. И так же осознает, что это будет несправедливо к нему. В итоге наш сотрудник начинает скорее мешать компании, ну там создавая бюрократию, доказывая всем, что он очень-очень нужен. В общем, он становится типичным диверсантом. Так что тоже мимо.
    — Хмм…
    — В практически любой компании есть около 5 (или 10) процентов людей, на которых всё остальное держится. Конечно, каждый себя ощущает именно таким, однако сути это не меняет. Иначе компания растет, все меняются должностями (ну там повышение и так далее), в итоге компания становится неэффективной, дальше она уже не растет. Если адекватов нет совсем, то компания разоряется, так что баланс где-то в этой точке. Топ менеджерам компании невыгодно находить этих 5%, так как есть громадный риск попасть в 95%. Однако конкурент может их найти за тебя и попытаться устранить, только вот не физически, а просто заставить уволиться
    — Это ведь и раньше можно было делать!
    — Ты про XX век? Если да, то ты опять не совсем прав, так как в двадцать первом веке народ начал оставлять кучу информации в сети. Более того, данные текли рекой, а правительства разве что запрещали говорить об утечках. Ну и показывали видимость деятельности. Так вот, владея данными можно было найти 5% в компании конкурента и заставить их уйти.
    — Как, например?
    — К примеру, есть менеджер, который научился довольно эффективно врать подчиненным. В итоге, человек первый год работает, надеясь на повышение. В конце он узнает от коллег страшную правду, в каком болоте он работает, и тут менеджер убеждает его остаться еще, ведь коллектив, плюс скоро-скоро всё разрулится. Так продолжается еще год, в итоге человек потом увольняется. Без эффективного управленца сотрудник ушёл бы в первый месяц. А так он работал целых два года, старался, а получил в итоге совсем чуть-чуть.
    — Это бесчеловечно…
    — Наверное, однако важно другое — наш товарищ на самом деле приносил компании прибыль. Однако, можно через соцсеть поговорить с каждым подчиненным нашего управленца, народ поднимал бучу на работе, менеджера отстраняли от работы. Через некоторое время отдел отстраняли целиком, так как он был неэффективным, а корпорация теряла кусок рынка в итоге.
    — Разве это не хорошо?
    — Хорошо было бы убрать парочку топов, тогда можно было бы увеличить отдел едва ли не в разы. Однако, есть и другой характерный пример. Представь, компания делает продукцию, а кто-то её проверяет. И, как ни странно, зачастую только на этом человеке всё держится: именно он не разрешает давать клиентам совсем дерьмо. А всем остальным эта мысль не сильно важна, премии-то дают по другой причине. Так вот, убери этого человека, и компания очень быстро растеряет покупателей.
    — Разумно… Интересно, а разве так поступали?
    — Как ни странно, да. Именно так и действовали, что как минимум круто, ибо компании разрушались на виду у всех, а истинную причину особо никто и не знал. Да и не узнает, как я думаю. Кстати, вот он медпункт, однако погоди. К тебе другой вопрос: если ты узнал, что на компанию ведется атака, как ты бы поступил?
    — Вопрос… Я думаю, неразумно будет говорить об этом менеджменту?
    — Конечно, это будет проигрышным вариантом, так как чем выше человек, тем меньше его действия отличаются от действий диверсанта, если только он не в тех 5%, что редко.
    — И коллегам говорить ведь тоже не имеет смысле, да?
    — Ну конечно, ибо диверсанта просто не найти. Условно, есть менеджер, который решил сэкономить на оборудовании, поставив всем дешевые компы. И ведь по цифрам получилось круто, рабочих мест то много! Детали грустнее, так как оказалось, что производительность сотрудников сильно просела. Это сложно обнаружить сразу, поэтому менеджер получил премию, он молодец и всё такое. И к тебе вопрос: это был диверсант?
    — Конечно. Стандартная схема же.
    — Ты прав про схему, однако это абсолютно нормально поведение управленца: сэкономить 10, потеряв 100. Ибо иначе работать надо, придется изучать рынок, за технологиями следить. В общем, на прибыли премий не получишь, такая вот проблема. Ну сам по суди, что проще: быть по реальным параметрам лучше конкурента, или же нарисовать цифры, по которым, если не вдаваться в детали, ты лучше конкурента?
    — Ужас…
    — Не то слово. Ладно, в общем, медпункт я тебе показал.
    — Спасибо!
    — Окей, удачи


    Хитрый план


    Итак, я уже почти шесть месяцев, как я в лаборатории. Изматывает, если честно. Хотя усталость более приятная, чем от работы на заводе. Что забавно, мне раньше рассказывали, что в околонаучной сфере скука смертная. Ну не видишь ты результаты своего труда, в отличии от живого предприятия. Ан нет, как раз таки наоборот. На заводе видишь просто результаты, однако не свои, а завода. В науке же чувствуешь свой малюсенький вклад. Зато он твой.


    — Привет! Как успехи?
    — Ой, блин. Ты меня напугал.
    — Ну извини. Как продвигается разведка?
    — Итак, я проверил пару помещений. Выглядит так, что перекодировщик стоит в мед. блоке. Кроме основного, у них есть два кабинета: один с медикаментами, другой же на кодовом замке. Надпись гласит "опасные отходы", однако дверь железная. Причем, судя по всему, открывается она наружу, хотя петли скрыты в глубине. А значит — видимо, сейфовая или что-то вроде этого.
    — Красота! Однако расслабляться рано. Теперь надо разобраться, как незаметно пробраться в кабинет. Я же правильно понимаю, что ранее ты служил в пожарной части?
    — Да, это моя первая работа. Я устанавливал причину возгорания, на основе разного рода отпечатках не стенах. Разные материалы дают разную копоть на стенах, на потолке. Плюс у них непохожая интенсивность. Моя задача была установить (или подтвердить), что пожар начался именно из-за искрящей розетки и, условно, ковра. Так как были любители делать дорожки из горючей смеси по всей квартире, а потом включить плиту и отойти на минут 15. Если грелась сковорода с водой и маслом, то потом эта конструкция зажигала пол. А горючая смесь распространяла огонь по квартире.
    — Не знал, что это делает пожарная часть. Разве это не работа следователей, ну например полицейских, или наемных от страховой компании?
    — Хороший вопрос, я не задумывался… Может страховые спонсировали пожарную часть.
    — Ну логично, ведь в этом случае оплата твоего труда им проходила по статье "благотворительность", что дает экономические льготы. Хитро, уважаю. Однако мы опять отвлеклись. Тебе надо будет каким-то образом сфотографировать ту чудо-машину. Как я посмотрел, ты единственный, кто работал с пожарными. А значит, если надо будет проверить последствия этого самого пожара, то тебя пустят первым… Ну я надеюсь…
    — А почему меня в принципе пустят в ту комнату?
    — Вот надо придумать… Надо воспользоваться тем, что ты единственный, кто сможет оценивать ту комнату на предмет возгорания, просто полагаясь на свой опыт. Однако просто так этим никто заниматься не будет, следовательно необходимо как-то натолкнуть всю это братию на проверку… Можно организовать мини-митинг на улице, чтобы в итоге приехали проверяющие… В сейфах всегда своя атмосфера, очевидно, что он недостаточно защищен от пожара… Значит еще до проверяющих им придется найти кого-то, кто на всякий случай всё проверит заранее… Ну я надеюсь…
    — А если нет?
    — Это не страшно, для тебя это безопасно. В общем договорились, твоя задача: случайно сказать местному врачу, что ты работал пожарным. Расскажи, что после увиденного ты строго соблюдаешь технику безопасности, а потом часто стремишься подстраховаться.
    — На самом деле это правда
    — Ура! Тогда решили, я постараюсь подстроить тебе осмотр аппарата. Твоя задача: максимально запомнить то, как он выглядит. В идеале, если получится сделать его фотографии. Они мне пригодятся, чтобы подготовить муляж, который мы подкинем после операции. Тогда мало кто сообразит, что аппаратика-то и нету.
    — К тебе тогда еще вопрос.
    — Да-а-а
    — А как можно сменить генетическую платформу? Надо ведь обновить все клетки организма
    — Сложно, но можно. Как ты знаешь, у людей разных классов органы тоже отличаются. Их выращивают на заводе сразу для нужного класса, или же адаптируют. Ну я тебе это рассказывал. Однако в реальности всё сложнее, так как операцию надо делать на живом человеке. Человек кладется в кому, а ему в кровь вводят первый вирус, который начнет перестаивать клетки нервной системы на новую схему. Дело в том, что в каждом из нас закодировано идеальное состояние организма, ну если исключить живорожденных. Поэтому, как только клетки сменят стиль работы, они начнут меняться, чтобы соответствовать генетической платформе категории А. Это работает только для нервных окончаний и вообще никак не касается других органов. Такая вот есть фишечка наших платформ. Все остальные органы просто чуть лучше стандартных, а наша нервная система была считай сделана с нуля. Так вот, нервы начнут перестраиваться, однако твои старые органы не смогут работать с ними, ну за исключением кожи, костей, хотя это и не органы. Собственно, практически всё то, что активно общается с платформой класса С, вряд ли сможет общаться с А-шными окончаниями. В любом случае, рисковать не будем, потому тебе надо всего лишь заменить все органы.
    — Как-то радикально.
    — Иного выхода нет. Через две недели после начала действия вируса, твои органы будут отказывать один за другим. В течении одной, примерно, недели, тебе их все заменят на искусственные, или просто извлекут подальше. Через четыре недели, ну или близко к этому, твоя нервная система будет готова работать по высшему разряду, а потому тебе вставят новое сердце, желудок и всё прочее. Еще понадобится где-то пару лет на полную адаптацию, однако ходить сможешь уже буквально через два месяца после начала процесса.
    — Офигеть
    — Во-во. Тут аппарат генерит различные вирусы, в том числе те, которые нам нужны для этой операции. Ну ты понял, примерно, идею.
    — Да, круто.
    — Класс. Ладно, я с тобой еще свяжусь. Удачи!
    — Не-не, погоди
    — Даа, конечно
    — Почему мне кажется, что А-шки необычайно говорливые?
    — Ха. Это ошибка симуляции. Дело в том, что если улучшить мозг до уровня А-шки, а потом еще подправить гены, которые могут способствовать шизофрении, то возникает прелюбопытнейший нюанс: у человека усложняется внутренний диалог. Я забыл научный термин, однако суть ясна и так: чуть сложнее становится говорить с собой. В итоге мозг улучшился в Х раз, а вот эта способность — только в Х/2 раз, ну примерно. Как результат, человек меньше предрасположен к шизофрении, однако ему очень сложно анализировать в одиночку свои мысли. Ну не получается рассмотреть всё с разных сторон
    — Адуха какая…
    — Во-во. Как следствие из этого, человеку уже жизненно важно поделиться информацией, обработать её. И если бы на этом всё заканчивалось. Из-за относительно развитого восприятия, А-шкам проще находить разного рода аналогии. Условно, согласно легенде, ученому, обнаружившему бензоидное кольцо, приснилась змея, кусающая свой хвост. А на утро он понял, что это может являться решением его задания, в общем, ты и сам знаешь. Так вот, такие сны и аналогии у А-шек случаются постоянно. Ты можешь сам посмотреть на заявления политиков, там через слово будет сравнение с чем-то из другой области. В стиле "нам надо смотреть в будущее в социальной сфере, нельзя просто немного улучшать текущее положение, для примера посмотрите на развитие технологий, где происходит постоянный бег к недостижимому пока идеалу".
    — То есть они все так поступают, говорят без умолку
    — Да, всё верно. Такое вот проклятие развитых, сложно молчать и не делиться информацией. Если честно, сейчас самому стало интересно, есть ли психологические отклонения в этом ключе. Условно, кто быстрее начнет сотрудничать со следствием, будучи посаженным в камеру одиночку: А-шка, В-шка или С-шка?
    — А никто таких экспериментов не проводил?
    — По бумагам мы все одинаковые, так что серьезные эксперименты будут задушены в зародыше. А всё остальное в любом случае ничего не будет доказывать, увы…
    — Занятно… Люди разные, а признавать это нельзя.
    — Да, ты прав. Однако, наша планета переживает подобное не в первый раз. И мы опять отвлеклись. Какие у тебе еще вопросы по поводу лаборатории?
    — Пока никаких… Я, примерно, запомнил, что надо сделать.
    — Классно. Тогда выходим на связь где-то через полгода. Торопиться не надо, меня искать тоже необязательно. Я постараюсь подстроить случай, чтобы ты сделал точные копии аппарата, ну ты понял.
    — Да, хорошо.
    — Договорились. Пока!


    Врачебная тайна


    Итак, моя марлевая повязка уже совсем износилась, пора менять. С тех пор, как месяц назад меня чуть было не окатило паром, я всегда работаю только в ней. Что-то я стал каким-то параноиком… Ладно, время есть, можно и поменять всё, пока работает центрифуга.


    Знакомый коридор, однако по нему мало кто ходит. Удивительно, как тут мало происшествий, в мою бытность за заводе линию как-то раз остановило просто из-за того, что экономист; б***, что это?? Почему нас тряхнуло? И что это за синий туман?


    Так, потрепанную маску на лицо, надо выключить оборудование, обстановка не та. Бежим-бежим. Да что же так трясет, будто землетрясение.


    Ну класс, свет выключился. С учетом ночи, а так же того, что аварийное освещение не работает, я немного попал. И телефоны все сданы на проходной, вот ведь дрянь-то… Если я правильно помню план, аварийный выход в зале, где какой-то туман. Нафиг, побегу через медпункт, благо у них есть выход наружу.


    Дверь заклинило, хотя получилось выбить. Вау… Вот только трупа врача я здесь вообще не ожидал увидеть. Всё в лучших традициях, дверь бронированная, а стена нет. Потому она и выпала прямо на последователя Гиппократа. И аппарат какой-то в комнате. Отличный шанс его вынести отсюда. Дорогой, видимо. Заодно отфотографирую и верну, пригодится в будущем.


    Так, всё, вот моя машина. Такая суматоха, что на меня плевать всем. Такое впечатление, что под зданием что-то жестко так взорвалось, да еще и не раз. И голова начинает болеть, что же там за гадость такая разлетелась.


    Садимся в машину, поехали домой...


    Следователь


    — Здравствуйте, Иван!
    — Здравствуйте,… А кто вы?
    — Я следователь, вот мои документы


    ...


    — Догадываетесь, где вы?
    — Наверное, в какой-то больнице для заключенных.
    — Вы правы. У меня есть к вам пара вопросов, если вы не возражаете. В ваших интересах содействовать следствию.
    — Конечно… Что Вы хотите узнать?
    — Зачем вы унесли домой аппарат из медицинского отсека? И что вы вообще там делали?
    — Я шёл к выходу из здания. Через медицинский отсек был самый безопасный путь. Я зашёл туда, а там врача убило дверью. Видимо, она охраняла какое-то ценное оборудование. Врач мертв, дорогой аппарат стоит, плюс здание может скоро загореться. Я взял аппарат и вынес его, надеясь сохранить в целости. Благо весил он не много. Вокруг была суматоха, я дошёл до своей машины. Всем было не до меня, поэтому я забрал аппарат домой, чтобы потом отдать. Ну стоит-то он много, раз за дверью. Голова уже начинала раскалываться, я докатился до дома. И я даже вот последнего не помню до конца, действовал на автомате. А потом проснулся тут.
    — Что производит аппарат?
    — Не знаю… Наверное, медицинское что-то. На нем был знак биологической опасности, так что я думаю, что какую-то бактерию или вирус. Или он проверяет их, или модифицирует. Не знаю…
    — Как вы планировали продавать аппарат?
    — Я не хотел продавать его, я хотел вернуть его!
    — Может вы хотели продать результаты работы этого аппарата?
    — Да нет же, я не знаю даже, как он запускается.
    — Хорошо. Кто такая Елена Эйнштейн?
    — Кто?
    — Елена Эйнштейн. Кто это?
    — Понятия не имею. А кто это?
    — Если детектор лжи не врет, вы говорите правду… Ладно
    — Кто такая эта Елена?
    — Находится в розыске. Три года назад, по нашим данным, она пыталась украсть аналогичный медицинский аппарат. К сожалению.
    — Понятно… А что случилось с заводом?
    — К сожалению, деталей я до конца не знаю. И не всё могу вам рассказывать. Официальная версия: ошибка в эксперименте, плюс нарушение техники безопасности. В итоге чан с веществом перегрелся и хорошо так тряхнул. Потом сработала защитная система, однако напряжение скакнуло, так что ситуация повторилась и в соседних аналогичных резервуарах. Хорошо, что нет утечек радиации. Плохо то, что все-таки были жертвы.
    — Да, бедного врача я сам видел.
    — Да. В общем, выздоравливайте. И извините за беспокойство. Аппарат, кстати, мы вернули на место. Как вы уже, наверное, поняли, в вашей квартире был обыск.


    Операция


    Так, опять накидали рекламы в почтовый ящик… Ну вот нафига? Куча невнятных экскурсий, поездок в дикие страны… Ну это для меня, так-то там всё прекрасно.


    А это что? Реклама поездки на выставку кошек, плюс одновременно на осмотр музея физики, с одним из самых старых токамаков. Как-то подозрительно… И даты есть, остается только заказать поездку на сайте. Слишком много совпадений


    ...


    Интересно, а зачем в отеле лежит эта рация? Явно новая, хотя такие сейчас непопулярны. Ну кому в городе она нужна, если можно позвонить по мобильному телефону? Интересно, кто-нибудь ответит...


    — У аппарата!
    — Привет, Иван! Как доехал?


    Блин, детский голос. Какая крипота...


    — Привет! А кто ты?
    — Поймешь. Расскажи, пожалуйста, что произошло на самом деле после взрыва? И сразу скажу пароль: рысь, пума, напарник.
    — Я понял. Я унёс аппарат домой, поставил его. Потом увидел диагностический разъем USB. Представляете, кто-то им пользуется. Ради интереса я подключился к устройству, где тыркаясь по меню я нашёл команду "скопировать текущее состояние". Я её вызвал, получив файл с, видимо, прошивкой. Такое впечатление, что разработчики забыли отключить режим отладки. На всякий случай я нашёл ближайший exe-шник и дописал ему в конец скачанное. При запуске никто не будет читать блок, который просто прилеплен к концу файла, потому у меня даже подпись сохранилась. Никто ничего не нашёл, так что программа до сих пор при мне.
    — Ура! Однако, ты меня крайне обрадовал. Как ты понял, мне пришлось залечь на дно, так как полиция стала землю рыть рядом. Ну да ничего, у нас теперь есть самое ценное — алгоритм построения нужного нам вируса!!!
    — Разве этого достаточно? А сам аппарат? А у нас есть ключ?
    — Всё нормально. Все эти вирусогенерилки стандартные. В них просто заливают разные программы, причем, чаще всего туда помещают алгоритмы создания бактериофагов, ну или в крайнем случае что-то для борьбы с раком. Это безобидные вещи, потому аппарат можно достать. Разве что надо подкрутить его, чтобы не запоминал то, что он делает и так далее, однако это решаемо.
    — Класс…
    — Поэтому готовься к смерти. Через пару месяцев тебя прежнего не будет, однако появится новый человек, у которого плохие люди украли часть документов, плюс дали по голове. Так что через полгода начнешь жизнь заново, с чистого листа так сказать.
    — Неужели мы дошли до результата…
    — Остались последние шаги. Приходи в кафе возле дерева во-от такого пышного, ну ты видел из такси, я думаю. Там еще памятник Марии Кюри стоит рядом.
    — Я понял.
    — Через четыре дня в, например, 17:00 сядь там где-нибудь, твой конверт с флешкой поменяют на конверт с путевкой, куда ты потом поедешь. Там экстремальные виды спорта и всё такое, поэтому никто радикально не удивится, когда получит извещение о смерти.
    — Крипово, однако логично
    — Класс, всё, жду.


    Море


    Особый плюс в работе ученым — длинный отпуск. Я раньше никогда не работал по несколько лет без перерыва. Круто, конечно, иметь титульную генетическую платформу. И вот тогда-то я могу по-настоящему отдохнуть от болтливых коллег. Божечки, как же они любят говорить… А я так и не научился этому...


    — Ле-ена, ну ты идешь?


    Опять семья на отдыхе. Конечно, держаться вместе было бы глупо. Лучше орать, чтобы все услышали. Даже женщина передо мной вздрогнула.


    — Анна, прислоните, пожалуйста, ваше средство оплаты вот здесь…
    — Да, конечно. Однако у вас долгая схема заселения, прямо как открытие счета в банке.
    — К сожалению, инструкции такие ...


    ...


    — Здравствуйте, а вам нравятся кошачьи выставки?
    — Здравствуйте, а кто вы?
    — Помните не самые удачные опыты по нахождению сверхтяжелого элемента?
    — Я поняла, кто ты.
    — И я таки увидел тебя вживую.
    — Догадался, что у меня не то же имя, что и при рождении? Да, ты определенно поумнел.

    Ads
    AdBlock has stolen the banner, but banners are not teeth — they will be back

    More

    Comments 7

    • UFO just landed and posted this here
        0
        Прикольно, но немного позанудствую:

        • подключение к устройству и копирование состояния скорее всего журналируется;
        • обычно исполнимые файлы только для чтения и выполнения, дописать туда просто не дадут;
        • файл .exe не пройдёт проверку подписи после изменения размера;
          +1

          Да, Вы правы для идеального случая. Однако:


          • Могли просто забыть это сделать, так что "повезло". Свежий пример с забытым debug'ом в статье 8 историй о внутреннем Китае. То, что не показывают иностранцам. И Вы правы, это проблема безопасности, как и то, что прошивку в принципе можно скачать.
          • Visual Studio Code (как и программы JetBrains, при использовании JetBrains Toolbox) устанавливается в папку пользователя. То есть прав юзера достаточно для изменения.
          • Пруф.
            +1
            Да, но это вставки настоящего, а рассказ же из будущего :)
            Человечество пережило ядерную войну и генетические модификации, но по-прежнему использует USB для отладки приложений и формат .exe для приложений (под ОС Windows !?) и флешки.

            Рассказ мне понравился, остальное по сути мелочи.
            +1
            подключение к устройству и копирование состояния скорее всего журналируется;
            Все штатные фукции — да, но не отладочный режим. Скорее всего, обычные подключения выполняются через какой-то новый порт, там полная аутентификация и логирование, а старый USB и в документации не упоминается, потому и не мониторится.
            +1

            Завязка и описание мира мне понравились.
            Но не понравились частые отвлечённые диалоги не по теме, и конец истории уж очень скомканный.

              0

              Про скомканный конец соглашусь. Диалоги… это на любителя.

            Only users with full accounts can post comments. Log in, please.