Первая и двадцать пятая

    Самое близкое к нам и вроде бы отлично исследованное небесное тело, Луна, до сих пор вызывает серьезный научный интерес. Как на полюсах появился водяной лед, и что он из себя представляет? Это захваченное “холодными ловушками” вещество комет и астероидов? Или же результат вулканизма, когда очень давно вода была поднята из глубин Луны? Какой у него изотопный состав — совпадает ли он с земным и может ли что-то сказать о том, как появилась вода на нашей планете? А насколько удобно будет использовать его для работы обитаемой базы или делать из него ракетное топливо? Над поверхностью Луны поднимается пыль, фиксируются очень небольшие концентрации газообразных веществ — это называют экзосферой. Как ведет себя экзосфера Луны в зависимости от времени суток, как реагирует на гигантские перепады температуры между днем и ночью? Приблизиться к ответу на эти вопросы должна будет станция «Луна-25», которая может стать первым аппаратом, севшим у южного полюса и первой российской межпланетной станцией на Луне уже осенью 2021 года. Под катом история аппарата и интервью с Игорем Митрофановым, заведующим отделом ядерной планетологии Института космических исследований РАН и одним из руководителей миссии.


    Макет «Луны-25» в цехе НПО им. Лавочкина, фото Sputnik / Игорь Лекаркин

    Пенетраторами пли


    Сложный комплекс чувств испытываешь, когда узнаешь, что идея проекта, который сейчас называется “Луна-25”, родилась в далеком 1997 году. Дата не случайна — в ноябре 1996 года “Марс-96” не смог улететь дальше земной орбиты, и, наверняка, в научной и технической среде шли дискуссии о том, в каком направлении двигаться дальше. В 1998 году в Москве прошла третья Международная конференция по исследованию и освоению Луны, на которой был представлен проект миссии под названием “Луна-Глоб”. В исходной версии значительная часть была заимствована у “Марса-96” — приоритетом миссии были сейсмические исследования, которые предполагалось производить при помощи погружающихся под поверхность пенетраторов. Миссия была очень амбициозной, чем также напоминала “Марс-96”.


    Источник

    Аппарат должен был состоять из трех частей. Во-первых, на борту была кассета с десятью пенетраторами, созданными на базе марсианских. Она должна была отделяться еще на подлете, раскручиваться и в два приема сбрасывать пенетраторы, чтобы первые пять отошли вбок примерно на 10 км, оставшиеся 5 — на примерно 5 км. Пенетраторы без торможения должны были удариться о поверхность со скоростью 2,5 км/с, пережить перегрузку 100 тысяч “же” и после этого проработать год, образовав так называемую малоапертурную сейсмическую группу или, простым языком, распределенный в пространстве сейсмический датчик.

    Во-вторых, на борту должны были быть еще два широкополосных сейсмических приемника с более бережной программой посадки — торможением на высоте 2 км до нуля, разгоном в свободном падении до ~80 м/с и падением с перегрузкой не больше 500 “же”. Расположенные не ближе 300 км друг от друга в экваториальной области (предлагались районы посадок “Аполлонов-11” и “-12”), сейсмометры бы работали в области “окна” меньшего затухания сейсмических колебаний.

    Первый и второй наборы датчиков позволили бы с высокой точностью определить глубину границы ядра и нижней мантии Луны, что могло ответить на вопрос о происхождении нашего спутника. Например, гипотеза гигантского столкновения требует очень небольшого ядра или же вообще его отсутствия.

    Ну и, наконец, в комплекте была посадочная станция, целью которой был район тени на южном полюсе и поиск там водяного льда. В набор ее инструментов входила ТВ-камера (панорама и поиск льда), детектор нейтронов (поиск воды в породах), спектрометры для определения состава окружающих пород, магнитометр, зонд с термометром и акселерометр для определения перегрузки при посадке.


    Источник

    Но после того, как в приоритете финансирования был “Марс-96”, справедливость требовала перераспределения средств в пользу астрофизики. Так родилась программа “Спектр”, по которой в 2011 году полетел “Спектр-Р”, а в 2019 — “Спектр-РГ”. Финансирование программы исследования небесных тел сокращалось. И летом 1998, когда было только одно место, “Луна-Глоб” проиграла “Фобос-Грунту”.

    В марсианской тени


    Только спустя восемь лет в федеральной космической программе 2006-2015 годов выделили средства на опытно-конструкторские работы по проекту “Луна-Глоб”. Проект претерпевал изменения, пенетраторы то убирали, то возвращали обратно, и, к счастью, от того периода уже сохранились изображения в хорошем качестве.


    Вариант станции из презентации 2006 года, с антеннами типа «волновой канал» и без пенетраторов

    Главный сюрприз — это конструкция посадочного аппарата, повторяющая проект “Е-6” сорокалетней (на тот момент) давности.



    Как и в 1966 году, станция должна была затормозить при помощи посадочной ступени и на небольшой высоте и скорости сбросить посадочный модуль с надутыми амортизационными баллонами. Подпрыгнув несколько раз как мячик и остановившись, модуль бы сбросил половинки баллонов, раскрыл лепестки, которые бы установили бы его в правильное положение, и приступил бы к работе. «Луны-9» и "-13" работали от аккумуляторов и выключились спустя несколько земных суток, но для похожих малых автономных станций «Марса-96» были разработаны компактные РИТЭГи, так что говорить о расчетной длительности работы станции с уверенностью нельзя. Если бы такой аппарат действительно сел на Луну в 21 веке, сложно было бы не испытывать неловкость.

    Также хорошо заметно, что проект базировался на наработках “Фобос-Грунта” — двигатели, бортовой компьютер, звездные датчики и систему электропитания предлагалось использовать с него.



    Большие антенны на орбитальном аппарате — астрофизический эксперимент ЛОРД, в котором планировали изучать космические лучи и нейтрино сверхвысоких энергий.

    В другой презентации, 2007 года, у аппарата рупорные антенны, и пенетраторы хорошо видны.



    А вот концепция “лунного полигона” прекрасно смотрится и сейчас, актуальна, и хочется надеяться, что в каком-то виде ее все-таки реализуют. Потому что она, фактически, предполагает построение распределенной автоматической лунной базы, решающей самые разнообразные задачи.



    Основой является универсальная посадочная ступень, способная доставить на поверхность самые разные грузы: луноходы, возвращаемые аппараты, научные и служебные модули. Полностью развернутая база подняла бы вопрос о том, нужно ли человеку возвращаться на Луну и чем там заниматься кроме обслуживания роботов и селфи. Потому что подобный полигон мог бы решать все актуальные задачи исследования и освоения Луны: служебная зона на практике нарабатывала бы опыт функционирования техники в лунных условиях, технологическая зона изучала бы процессы использования местных ресурсов, строительства и снабжала бы интересными геологическими материалами. В научной зоне можно было бы разместить телескопы разных диапазонов волн, отправлять на разведку луноходы и проводить исследования самой Луны.

    Для истории стоит отметить, что самым ранним из озвученных сроков запуска станции назывался 2012 год, но с возможностью запуска даже раньше, в 2010.

    Сотрудничество и переделки


    Со второй половины нулевых параллельно велись работы по поиску международных партнеров. Большие наработки по пенетраторам были у японцев, поэтому рассматривалась идея объединения “Луны-Глоб” с японской миссией Lunar-A (в итоге отменена в 2007). Интерес к Луне у Индии породил планы совместных проектов, причем сначала рассматривалась идея сделать “Луну-Глоб” луноходом и поместить на индийский “Чандраян-2”, а позже — установить индийский луноход на российскую посадочную станцию. Но после неудачи “Фобос-Грунта” в 2011 российская сторона захотела сдвинуть сроки за 2015 для переделки конструкции, что не устроило индийцев.

    Претерпевала изменения и компоновка, в “Вестнике НПО им. Лавочкина” №4 2010 г. можно найти модель с восьмигранником из солнечных панелей. Очевидно, станция уже предполагалась долгоживущей.



    И в районе 2010-2011 появляется конструкция, неотличимая от реализуемой сейчас «в металле»: солнечные панели переехали на торец станции, отлично виден манипулятор.



    Финальный вариант


    В 2013 году станцию переименовали, дав гораздо более удачное, подчеркивающее преемственность с советской лунной программой и не имеющее ассоциаций “глоб”-”гроб” название “Луна-25”. Проект включили в федеральную космическую программу 2016-2025, выделили деньги, и началась уже гораздо более активная работа. Конечно, не обошлось без сдвига сроков, к 2019 не успели, и сейчас, по самым свежим новостям, станция должна отправиться в полет 1 октября 2021 с резервной датой 30 октября. Также началось сотрудничество с Европейским космическим агентством — в 2013 году Роскосмос и ESA договорились, что на «Луне-25» будет стоять камера Pilot-D для съемки процесса посадки.

    В журнале “Вестник НПО им. Лавочкина” №4 2016 представлены внешний вид, весовая сводка и компоненты станции.







    План полета предполагает перелет к Луне с двумя коррекциями траектории, переход на низкую окололунную орбиту и посадку.





    Задача посадки в район южного полюса прошла без изменений через все версии. В итоге как основной выбран район кратера Богуславского.


    Вестник НПО им. Лавочкина №2 2017

    Интервью


    Интервью взято корреспондентом портала N+1.
    N+1: Дата запуска уже не изменится?

    Игорь Митрофанов: Да, это будет 1 октября 2021 года, и у нас есть вторая, запасная дата 30 октября 2021 года. Эту дату мы определили еще год-полгода назад. Дата согласована с НПО имени Лавочкина, и она определяется как условиями перелета, так и возможностями по массе космического аппарата.

    Зная все проблемы, которые у нас есть, я могу утверждать, что эта дата — окончательная. Раньше обстановка очень сильно менялась, было очень много проблем, достаточно назвать санкции, из-за которых некоторые системы фактически пришлось разрабатывать заново. Сейчас мы уже вышли на тот уровень готовности, который позволяет назвать эту дату окончательной.

    К Луне можно лететь не в любое время, там тоже есть окна, как для экспедиций на Марс?

    Дело в том, что космический аппарат фактически имеет предельную массу, которую мы можем поставить на борт, и, поскольку миссия полярная, то количество топлива, которое мы можем взять, не позволяет лететь каждый день. Мы должны выбирать время, когда Луна и Земля расположена достаточно выгодно относительно друг друга, когда мы можем взять максимальный запас горючего, чтобы выйти на полярную орбиту, на этой орбите провести необходимые коррекции и совершить посадку.

    Каждый год есть несколько дат, когда такой перелет удобно осуществлять. Лунный оборот — примерно один месяц, за год примерно 12 оборотов. Лететь можно, начиная с лета, но только на пределе того запаса топлива, который у нас есть, а 1 октября — удобная дата, когда у нас максимальный резерв топлива.
    Еще одно важное ограничение: мы должны прилететь, пока не наступит лунная ночь. Лунные сутки длятся примерно 28 дней, из них примерно половина — светлое время. С лунного утра прилетать не удобно по условиям баллистики, поэтому получается, что у нас удобные даты наступают раз в месяц, и где-то, по лунному дню посадка будет поздним утром, то есть ближе к полудню. У нас останется до лунной ночи примерно около недели.

    У вас два места посадки, когда будет выбрано то, куда именно вы полетите?

    Это уже не изменится. Основной район посадки — это зона, которая находится ближе к экватору по отношению к кратеру Богуславский, и решение о посадке в этот район будет приниматься, когда мы уже полетим. Если возникнет нештатная ситуация, понадобится время для решение какой-то проблемы, когда аппарат будет находиться на окололунной орбите, мы пропустим Богуславский, и через несколько дней — когда проблема будет решена, — мы будем садиться в запасной район, в окрестностях кратера Манцини.


    Основной район посадки — цифра 11, запасной — район цифр 2 и 3. Интенсивность цвета — количество воды в грунте. Изображение ИКИ РАН

    Поскольку это наша первая посадка, и эта посадка будет неуправляемой, точность будет определяться только траекторией. Аппарат не сможет маневрировать и менять место касания. Расчетный эллипс получился достаточно большой — 15 на 30 километров, поэтому район мы в основном выбирали исходя из инженерных соображений, чтобы там не было больших склонов, крупных валунов.

    Маневрировать при посадке сможет только следующий аппарат — «Луна-27», а точность посадки «Луны-25» будет определяться только тем, насколько хорошо мы будем знать его траекторию на орбите, импульс торможения, и дальше мы будем летать только маневрируя по высоте. Аппарат не сможет сманеврировать по горизонтальной координате.

    Летный экземпляр аппарата готов?

    Он создается. Мы сейчас находимся на стадии начала сборки летного аппарата, при том, что прошли уже многие важные испытания макетов, которые позволили проверить качество отдельных систем. Летная научная аппаратура практически вся поставлена в НПО имени Лавочкина, осталось только три прибора, которые мы должны поставить в мае-июне, сейчас фактически идет его интеграция, и параллельно с интеграцией идут испытания отдельных систем.

    Комплексные испытания, когда испытывается весь аппарат в сборе, будут проходить зимой 2020-2021 года и весной 2021 года. Летный экземпляр должен быть готов к запуску в начале лета 2021 года. Запуск будет с космодрома «Восточный» на ракете-носителе «Союз».

    Участвуют ли в проекте европейцы?

    Поскольку Европейское космическое агентство участвуют в следующем лунном зонде «Луна-27» — они разрабатывают системы для высокоточной управляемой посадки, то по их просьбе мы установили на борт телекамеру аналогичную той, которая будет работать и на следующем аппарате — для того, чтобы по изображению поверхности проводить активные маневры на посадке. Эта камера поможет поточнее прицелиться или, если будет видно, что мы садимся на крутой склон или большой булыжник, выполнить маневр уклонения. И камера, которая должна работать на 27-й «Луне», получит первый летный опыт на «Луне-25». Она не будет управлять посадкой, она будет фиксировать изображение поверхности. Правда в прямом эфире она не будет передавать изображение — для этого нужен орбитальный аппарат-ретранслятор.

    Когда мы сядем, если все будет благополучно, мы установим канал радиосвязи, и по этому каналу мы передадим запись момента посадки. Европейцы по этой картинке будут отрабатывать свои алгоритмы обработки изображений, выработки сигнала.

    Как долго аппарат будет жить?

    Год. У него две технологических задачи: успешно сесть и пережить лунную ночь. Научная программа на первую лунацию очень ограничена, для нас главное — подготовить аппарат к ночи. Это все-таки полюса. Принципиальной разницы с экватором нет, но солнце ниже, восходы позже, лунная ночь немного длиннее.

    Мы будем готовиться к лунной ночи, и главное — хорошо ее пережить, чтобы мы утром «проснулись» работоспособными, чтобы полный период дня отработать для науки. Обеспечивать ночевку будут ритеги — радиоизотопные источники энергии на борту, без них лунную ночь не пережить.

    Много ли научных приборов будет стоять на борту?

    Я не могу сказать окончательно, какие приборы останутся на борту. Дело в том, что у нас превышена масса. Превышение совсем небольшое, порядка нескольких килограммов, но это проблема, которую предстоит решить.

    Мы договорились с НПО имени Лавочкина, что когда произойдет окончательное взвешивание аппарата — не оценка на базе чертежей, а уже реальная масса, с учетом кабелей, разъемов, всяких деталей, мы будем определяться с теми приборами, которые полетят. Необходимо именно взвесить реальный аппарат, при такой большой массе — несколько тонн — погрешность может быть в пределах нескольких килограммов.

    Сейчас все приборы готовы, все приборы могут лететь, но когда произойдет такой замер, и при условии полных баков мы сможем долететь — мы после этого будем окончательно понимать, может быть, нам понадобится с какой-то частью полезной нагрузки расстаться.

    Но важно отметить, что следом полетит «Луна-27», и все приборы, которые не смогут полететь на «Луне-25», полетят на ней.

    Какие научные задачи миссия будет решать?

    У нас две основные задачи. Первая — изучение лунного полярного реголита, потому что мы понимаем, что он другой, отличается от того, что изучали и привозили в 20 веке, потому что в этом полярном реголите есть летучие соединения, в том числе вода. И вторая — изучение лунной экзосферы.

    На борту есть два прибора, которые будут этот реголит изучать на основе удаленных измерений и при непосредственном контакте.

    Это прибор АДРОН-ЛР, который будет облучать поверхность нейтронами, и по альбедо нейтронов мы будем судить, какой там химический состав и сколько водяного льда.

    Второй прибор — ЛИС, лунный инфракрасный спектрометр, который будет установлен на манипуляторе. Это устройство с узким полем зрения, которое будет смотреть на спектр отраженного инфракрасного излучения. Поскольку вода и гидроксил оставляют определенные спектральные линии в инфракрасном диапазоне, то по регистрации этих линий можно будет оценить содержание воды в веществе, на которое направлен объектив этого прибора.

    Кроме того, изучать реголит будет прибор ЛАЗМА, но уже контактными методами. Манипулятор снимет верхний слой грунта по соседству с местом посадки — чтобы убрать загрязнения, которые возникнут от работы двигателей, а затем заберет порядка десятка проб. Они будут загружены в прибор ЛАЗМА, где лазер будет это вещество испарять. Газ будет исследоваться с помощью масс-спектрометра, и по линиям мы сможем определить химический состав реголита.

    Это три прибора, которые будут изучать лунное вещество, и будут еще приборы которые предназначены для изучения экзосферы — крайне разреженной газовой оболочки Луны. В ее состав входят плазменная компонента, нейтральная компонента и пылевая компонента. Прибор АРИЕС будет фиксировать вторичные ионы и нейтральные атомы, которые выбивает из реголита поток солнечного ветра, а прибор ПмЛ — изучать состав и динамику лунной пыли и электрических полей в окрестностях места посадки.
    Это очень интересная задача — исследовать, как меняется поведение атомов и ионов в течение лунного дня, как происходит левитация лунной пыли в электрических полях, которые наводятся под действием ультрафиолетового солнечного излучения. Лунная экзосфера исследуется давно, в частности, ее изучал американский аппарат LADEE, но мы будет наблюдать за ее поведением в окрестностях полюса, мы можем увидеть такие эффекты, которые не наблюдались в экваториальных зонах.

    Материал подготовлен для портала N+1, публикуется в авторской редакции.

    Similar posts

    AdBlock has stolen the banner, but banners are not teeth — they will be back

    More
    Ads

    Comments 31

      –8
      Никто никуда не полетит, даже в статье это читается между строк, если внимательно читать
        +3
        "… Сейчас мы уже вышли на тот уровень готовности, который позволяет назвать эту дату окончательной...."
        "… Комплексные испытания, когда испытывается весь аппарат в сборе, будут проходить зимой 2020-2021 года и весной 2021 года. ..."
        Как то что вы говорите бьется с этим?
          +1
          Они и базу на луне в 2015 обещали
            +1
            «База» — это как раз лунный полигон и должен был быть. Если бы «Луну-Глоб» запустили не позже 2012.
            +1
            если честно, не очень понятно — как выйти на боевой образец от экспериментального образца за полгода?
            я когда-то давно работал на космос, тогда эти сроки были много больше. Может сейчас работают много быстрее и без ошибок)) А экспериментальный образец можно легко модернизировать и превращать в боевой?
          –4
          Интересно, у Маска тоже «а не знаю, сколько Драгон-2 весит, построим — взвесим» )))
            +3
            Каждая деталь имеет допуск по размерам, материал — по плотности. Поэтому максимум, что можно посчитать по «чертежам» — максимальную и минимальную массы (в тексте было указанно о разбежке в несколько килограмм при общей массе несколько тонн). Фактическую массу можно узнать только взвесив. Тем более, уверен, что существуют и иные факторы, влияющие на конечную массу аппарата.
              +1

              Из бытового, есть замечательная вполне обычная штука — электрический провод, так вот у разных производителей при одинаковых указанных допускаю и одном стандарте (названии и прочем), они имеют разную массу на условные 100 погонных метров (просто каждый экономит медь в меру своего понимания допусков).

              +1
              В очередной раз пообещали светлое будущее российской космонавтике. Я изверился. Один пришёл — наобещал. Второй пришёл — наобещал.

              Если взглянуть на то, что заявлено Федеральной космической программой России на 2016-2025 годы, то ого-го! Но уже не верю. Среди прочего заявлены планы построить новый 32-метровый радиотелескоп ТНА-32Л (видимо для лунных миссий) и пару маленьких ТНА-12М. Когда они это собрались строить или сами не верят, что что-то полетит в ближайшие лет 10?
              Читал сегодня интервью генерального директора АО «НПО Лавочкина» — звучит оптимистично, если не задумываться об постоянном использовании слова «будет», «рассматриваются/прорабатываются». А если задуматься, то вся статья о том, как они делают какие-то расчеты/отчеты. А то, что в железе делают они сами не знают что получится:
              В настоящее время опытно-конструкторские работы «Луна-Глоб», в рамках которых создается космический аппарат «Луна-25», находятся на стадии наземной отработки экспериментальных изделий

              Моё видение ситуации с российской космонавтикой иллюстрирует фото из крымского путешествия:
              image
                +2
                Положение российской космонавтики помоему лучше всего показывает многогострадальный блок Наука. Который год за годом пытаются отправить на орбиту
                Мне кажется, что все обещания по нашим космическим проектам можно смело пропускать как недоверенные
                Хотя отмечу, что выпуски журнала от Лавочкина читать интересно
                  +1
                  Боюсь, что на каждый МЛМ найдется свой «Джеймс Уэбб». Вопрос только в том, насколько не предвзято оценивать
                    0
                    Боюсь, что сравнение МЛМ и «Джеймс Уэбб» в данном контексте результат предвзятости.
                      0
                      Сравните с американским проектом лунной станции — так равноценнее?
                      А по затяжкам и отменам, у каждого американского президента есть свое «созвездие» или что то подобное, и переносы и отмены там в порядке вещей.
                        +1
                        Сравните с американским проектом лунной станции — так равноценнее?
                        Этот проект был утверждён, запущен и не отменён? На сколько я знаю, программа Созвездие официально отменена…

                        Для сравнения МЛМ получил всё необходимое финансирование, и должен был быть в составе РС МКС до 2005 года. Хорошо, первый срыв — взрыв Колумбии, и МЛМ должен был быть запущен на Протоне и войти в состав РС МКС до 2008 года, на это тоже выделялись деньги…

                        А по затяжкам и отменам, у каждого американского президента есть свое «созвездие» или что то подобное, и переносы и отмены там в порядке вещей.
                        Так отмените, к чёртовой матери, МЛМ, сделайте вместо него модуль на базе НЭМа, так кажется?
                          +1
                          Вообще то деньги выделялись на несколько иное — на переделку модуля )))

                          А насчет средств… не фантазируете, если не в теме. «О порядке проведения работ по многоцелевому лабораторному модулю с использованием задела по ФГБ-2» — это не выделение средств, а использование нахаляву того, что хруничевцы делали за свой счет. И даже в этом желании халявы фигурировал 2007, а вовсе на 2005 год. А потом… постоянные желания что то улучшить и постепенная замена элементов из подручных материалов, сделанных в девяностые (та же топливная система)

                          Так что как видите, ваши рассуждения, что что-то финансировали, не совпадают с реальностью. На самом деле тут как со стартовым столом Зенита/Ангары — пытались переделать то, что уже было с минимумом затрат

                          PS скажите, а причем тут МЛМ и взрыв Колумбии? Нафига было бы использовать американское такси для блока 11Ф77, который может лететь своим ходом? И что значит «вместо» в отношении НЭМ и МЛМ? Пришить ухо вместо руки?
                            –2
                            Так что как видите, ваши рассуждения, что что-то финансировали, не совпадают с реальностью. На самом деле тут как со стартовым столом Зенита/Ангары — пытались переделать то, что уже было с минимумом затрат
                            Ну и? Почему у Маска это получилось, а у нас — нет?

                            И даже в этом желании халявы фигурировал 2007, а вовсе на 2005 год.
                            2007 год фигурировал после отказа от НЭП, Научно-энергетической платформы, а до того она была в планах на 2005. А вот от НЭП, вполне возможно, отказались из-за катастрофы Колумбии. Во всяком случае перенос запуска с 2005 на 2007 объясняли именно катастрофой Колумбии.
                              +1
                              Что у вас за мания все на Маска переводить? И что именно по вашему у Маска получились — он сделал какой то орбитальный модуль?

                              от НЭП вообще то не отказались, просто функционально тогда она была не нужна и ее переделали в МИМ-1, который успешно был выведен, как раз шаттлом. А функцию НЭП переложили на более мощный НЭМ, который для выведения в шаттле никогда не нуждался. Кстати, финансирование НЭМ начали только в 2012, так что тоже непонятно, причем тут 2005 год.

                              Из интереса — а можете привести, кто и где именно отсрочку связывал с катастрофой шаттла?
                                –1
                                Что у вас за мания все на Маска переводить? И что именно по вашему у Маска получились — он сделал какой то орбитальный модуль?
                                Ваши слова?
                                На самом деле тут как со стартовым столом Зенита/Ангары — пытались переделать то, что уже было с минимумом затрат
                                Маск стартовые комплексы вполне успешно перестраивал.

                                от НЭП вообще то не отказались, просто функционально тогда она была не нужна и ее переделали в МИМ-1, который успешно был выведен, как раз шаттлом.
                                Ага, одновременно с РС МКС практически исчезла вся наука. Перминов всё объяснял старением оборудования и нехваткой времени космонавтов, но пришёл Поповкин и время нашлось, и оборудования на внешней обшивке сегмента стало появляться.

                                А функцию НЭП переложили на более мощный НЭМ, который для выведения в шаттле никогда не нуждался.
                                «На более мощный» — это опять об энергетике…

                                В том и дело, что для вас МКС — игрушка, не пришей, не пристегни. А это должна быть лаборатория, но вам этого не понять.

                +2

                "Зная все проблемы, которые у нас есть, я могу утверждать, что эта дата — окончательная". Меня терзают смутные сомнения… Нефтяников уже увольняют, а это знаети ли...

                  0
                  Что реально смущает — опять наступаем на те же грабли с европейским участием.
                  Последний перенос сроков и последующее превышение по массе связано с выходом из проекта Швеции — вместо XSAN пришлось быстро делать отечественную замену в виде Ариес-Л. Причем если и в последующих проектах европейцы опять начнут крутить хвостом, всепропальшики снова будут винить исключительно Роскосмос, игнорируя полную обстановку.
                  Есть ли какие то ОБЯЗАТЕЛЬСТВА, гарантии для последующего участия ЕКА, раз уж мы им на халяву уже в 25 будем давать им телеметрию? Просто если нет, то в этом прослеживаются некие элементы мазохизма
                    +1
                    А что делать? «Денег нет, находите сами где хотите»
                      +1
                      К сожалению так и есть. В СССР отрасль хорошо финансировалась — как прямо, так и по оборонным направлениям, а сейчас на ней пытаются зарабатывать. Так что к самим предприятиям претензий нет — они живут в существующих реалиях, это скорее критика к государственному целеполаганию.

                      Объективно говоря, реальных космических держав не так много — всего шесть (Россия, США, Франция, Япония, Китай, Индия), остальные скорее претенденты на самостоятельное изучение космоса (Израиль, Иран, Южная Корея...). И финансировать фундаментальные исследования космоса (не дающие прямой быстрой отдачи) можно только двумя путями — прямым, как делал СССР, или перекладыванием трат, как делают США (инвестирование в миссии в обмен на небольшое ила даже формальное участие).
                      Первую систему мы сломали, а вторую так и не смогли реализовать, как обычно надеясь на «волшебную руку космического рынка». Только вот капитальные вложения слишком долго и неявно окупаются — их могут себе позволить или долгоживущие глобальные компании, или гособразования. И мы так и не определимся, по какому пути идти
                        0
                        Тем не менее в девяностые индустрия развивалась…

                        Зато в нулевые сначала заставили Клипер сделать крылатым, затем что бы (крылатый!) Клипер мог летать к Луне, а затем закрыли проект за «неоптимальность» и уволили идеолога «за лунатизм»…
                          0
                          Вы про то, как за средства корейского контракта делали Ангару? Как за бесценок продавали американцам медицину и лицензию на движки, а китайцам элементы проектирования ДОС? Или как вынуждены были цену на движки сбросить в 4 раза ради получения хоть какой то валюты? Как переделывали советские стартовые столы под производство Зенита (тоже наследия советской Энергии)? Как делали элементы МКС, которые потом пришлось продать НАСА?
                          Это трудно назвать развитием, скорее выживанием. Руководство крутилось как могло, чтоб сохранить кадры. А задел тот весь был еще советский, новое ничего не закладывалось.

                          А Клиппер… его не делали ни крылатым ни каким то еще — это был всего аванпроект, а до 2003 года — вообще задельные работы, которые делались и делаются во множестве во всех странах, предельным результатом был компановочный макет.

                          PS Клипер вообще то по заданию был орбитальный, причем тут полет к Луне? Вы знаете что то, чего к 2006 не знал главный научный консультант РКК Борис Черток?
                            0
                            Как за бесценок продавали американцам медицину и лицензию на движки, а китайцам элементы проектирования ДОС?
                            Вот на счет китайцев — не знаю, не скажу. Но года два назад было расследование в Конгрессе, и выяснилось, что американцам эти двигатели обходятся значительно дороже, чем их продают в России. Там есть посредник, который накручивает свои 150% или больше…

                            Вот у меня, почему-то, есть серьёзное подозрение о владельцах этого посредника…

                            А Клиппер… его не делали ни крылатым ни каким то еще — это был всего аванпроект, а до 2003 года — вообще задельные работы, которые делались и делаются во множестве во всех странах, предельным результатом был компановочный макет.
                            Так те, презрительно вами названные, «задельные работы» — и было всё, что представил Маск для программы COTS. Я думаю, у Энергии было намного больше…

                            PS Клипер вообще то по заданию был орбитальный, причем тут полет к Луне?
                            По первоначальному заданию, заметим. Я, собственно, это и написал.

                            Вы знаете что то, чего к 2006 не знал главный научный консультант РКК Борис Черток?
                            Черток, конечно, знал больше, чем я. Но к 2006 году он точно не знал того, что произойдёт в 2006 и 2007 годах.

                              0
                              причем тот что вы думаете, опирайтесь на факты. Там почти ничего не было, хоть какие то работы велись только в 2003-2006. Вот мы к примеру делали аванпроект на ГЛ — в итоге его выиграла фирма-прокладка. Мы же не истерим… Ну, или (вроде не подписывался) по сетецентрическим фирма-однодневка попилила тоже до этапа аванпроекта, а сейчас ищут кому спихнуть — а там гражданские (нефть) только номинально стоят, реальный заказчик МО…

                              Так вы можете указать, где вы вообще нашли источник, в котором Клипер фигурирует в привязке к лунным полетам? Мне уже реально интересно
                                –2
                                Вот мы к примеру делали аванпроект на ГЛ — в итоге его выиграла фирма-прокладка.
                                Я не знаю, что, в данном случае, значит ГЛ, но, может быть, именно истерить и надо, что выигрывают такие контракты фирмы-прокладки?

                                Вот вы и не «истерите», потому, что вас, в принципе, всё устраивает. «Настроение бодрое. Идём ко дну» — так, что ли? Или вам больше по душе «Всё хорошо, прекрасная маркиза?»
                                  0
                                  ГЛ — это гидролаборатория, для отработки внекорабельной деятельности. Другие тренажеры для этого (тоже наши) Выход-2 и Селен (это секторальный, в Энергии, сейчас еще прямоугольный сдаем, «Координата»).

                                  А насчет истерик… Тут благодарите Кудрина и его детище (44 ФЗ). Я в свое время поднимал этот вопрос на Хабре, но к примеру вы кинулись его тогда защищать… Да, в итоге государство выкинет часть средств и проект будет сделан позже. Но таково уж желание либеральных экономистов — выдумывать проблемы и методы их «устранения». Я же предпочитаю высказывать свое мнение заранее, чем потом бессмысленно истереть.

                                  PS Кстати, насколько помню, вы меня именно в этом и упрекали ))), что я не цепляюсь за абстрактную идею, а заранее продумываю реалистичность ее выполнения…
                                  PPS возможно вы не совсем разбираетесь в отрасли. Мы вообще то ни одной акцией не принадлежим государству, чистые частники. В СССР Орбита (как и два других ОКТБ) отпочковались от института, но были в статусе НИИ — все корпуса строились самими сотрудниками. После развала девяностых и разрушения трех бюро, все фонды воссоздавались с нуля — и опять же без государства. Как вы представляете себе наше руководство должно истерить и на каком основании?
                                    –2
                                    Пока я вижу, что вы продумываете отговорки, чтобы не делать.
                                      +1
                                      Чтобы не делать то, за что не платят? Ну, разумеется, а что вас в этом смущает?
                                      Аналогично, я разработал матмодель идеологического «наследника» Океана-5, только уже не для тренировки на моде, а на базе платформы. Находится в статусе задельной. 2 и 3 управление заинтересовано, а руководство затягивает — официально они хотят унификацию на одной платформе тренажера приводнения и Союза и Федерации и ровера. Хотя в реальности все понимают, что пока по Федерации данных на приводнение нет, хотелки так и остаются хотелками. Если хотите — концепцией.
                                      Так что это не отговорки, а реальность — или вы думали, что все бесплатно должна работать? Из ваших слов следует именно это
                                        –2
                                        Чтобы не делать то, за что не платят?
                                        Ну а что вы хотели? Роскосмос сам себе заказчик, сам себе и подрядчик. Так что назвался груздем — лезь в кузов, плати за науку, а иначе рожей в гавно, заслужил!

                  Only users with full accounts can post comments. Log in, please.