Когерентная суперпозиция глубоко в основе коррупции

    Доброго времени суток, дорогие читатели.

    Не так давно в процессе исследования и моделирования общественно-экономических формаций и в свете, не побоюсь этого слова, огромного потока новостей о коррупционных явлениях как в мировых, так и в локальных СМИ, я удивительным образом пришел к интересному умозаключению, которое подвигло меня к написанию данной статьи. Я постараюсь излагать мысли кратко, но емко, прошу не судить строго за стиль. Надеюсь, эта небольшая заметка придется по вкусу тем, кто любит читать что-то интересное за чашечкой кофе.

    Все началось с небольшой модели экономических взаимодействий организаций, целью которой было наглядное представление статистически достоверного определения паттерна поведения (стратегии) компаний в развертке их эволюционного состояния. Иными словами я старался смоделировать эволюцию с учетом корреляции между состоянием развития и стратегией игроков в рынке…

    Маленькие компании ведут себя совершенно не так как большие, но их поведение в рамках соразмерной группы весьма схоже, что показалось мне странным, хотя это совершенно не очевидно с математической точки зрения.



    С возрастом при достаточном опыте и детальном понимании процессов складывается определенное мировоззрение, в рамках которого практически все процессы, окружающие нас в повседневной жизни, становятся концептуально однотипными. В какой-то мере отличие между построением сложной информационной системой и чисткой картофеля сводится только к особенностям предметной области, в рамках которой используется порой один и тот же принцип оптимизации. С этой точки зрения, когда за годы жизни привыкаешь к определенной форме мышления, происходит странный эффект — абсолютно все наблюдаемое автоматически декомпозируется на отдельные предметные области и связи между ними, и именно опыт позволяет представлять эту топологию в минимально возможной конфигурации (автоматическое стремление к уменьшению уровня сложности).

    Именно так происходит при анализе социальных структур и различных схем взаимодействия контрагентов, в частности при анализе бизнес-процессов. Но в этот раз что-то пошло не так…

    В соответствии с предложенным определением информации Клодом Шенноном — прирост информации равен утраченной неопределённости, и в моем случае я столкнулся с тем, что всегда было под носом, но чего я не замечал все эти годы. Разумеется, я не мог просто пройти мимо.

    Дело в том, что стратегия оптимизации в замкнутой системе не меняется, если цель ставится абсолютной. Экономика — это замкнутая система. Лишь в локальном контексте оптимизация может носить различный характер в зависимости от телеметрии (от параметров и конфигурации системы), но это же утверждение предполагает фундаментальное допущение о том, что экономика представляет собой неопределенность, размеры которой столь велики, относительно размеров предприятия, что условно ее представляют бесконечной. Возможно, я несколько переоцениваю мое представление о видении многих игроков того «поля, на котором ведется игра». Мое удивление было основано на том, что многие стратегии, которые я анализировал оказывались контр-продуктивны с точки зрения жизненного цикла предприятий. Но я не понимал, почему?



    Представьте себе такую аналогию: допустим, ваша цель — выживать в условиях переменчивой и агрессивной среды, пускай это будет засушливая пустыня. У вас есть с собой смартфон, на котором заранее скачаны карты местности с высокой степенью детализации (в хорошем масштабе). Вас все устраивает и вы пересекаете пустыню от источника воды к источнику, прокладывая маршрут, и все идет хорошо, до тех пор, пока по пути вы не встречаете интересные цветущие кактусы. Вы очень быстро понимаете, что это редкое явление (какая-то абстрактная ценность в рамках модели), и вы хотите это запечатлеть на свой смартфон, но быстро обнаруживаете, что вся память забита картами. Парадокс в том, что многие игроки выбирают «удалить карты в высоком разрешении», чтобы «поместились фоточки цветущего кактуса». На практике это выражается как в форме технического долга, который может быть не столь очевиден, так и в форме деградации анализа больших данных, когда точность намеренно снижается по той или иной причине (наиболее частой из которых является все тот же технический долг в виде архитектурных ограничений на масштабирование, допустим, трудоемкость реализации кластерного анализа данных или перенос логики на оптимизированные вычислители (GPU/TPU/ASIC'и)).

    С этой точки зрения процесс эволюции будет казаться вполне закономерным в виде прямой корреляции с совокупным опытом организации, именно как формы уменьшения неопределенности, и, как следствие, уменьшения ошибок при выборе стратегии действий. Но на практике все иначе. И здесь мы подходим к самому интересному.

    Для того, чтобы лучше осознать происходящее, я решил декомпозировать на элементарные составляющие само понятие «стратегии поведения». В некотором смысле стратегию поведения можно интерпретировать как совокупность действий, обобщенных стремлением к определенной цели. Действия определены выбором. Но чем определен выбор? Как правило выбор определен допустимыми возможностями и оценкой этих возможностей, то есть некоторым множеством, из которого мы вольны выбирать. Если рассмотреть более подробно само это множество, то очевидным образом будет понятно, что оно носит потенциальный характер и в некотором смысле «теряет неопределенность» в момент выбора, когда выбор становится конкретным «одним из...».


    Но если выбор совершается строго в пользу одного из доступных вариантов, то остальные варианты оказываются нереализованным потенциалом, то есть они не осуществляются как часть стратегии поведения, они так и остаются в фазовом пространстве и не входят в состав причинно-следственной цепи выбора и действий, определяющих стратегию. И здесь мы плавно подходим через определение множества к определению алгоритма совершения выбора. Мы не знаем каков сам алгоритм выбора, но мы видим его следствие, как телеметрию действий по отношению к фазовому пространству возможностей. Иными словами, это представимо функциональной логикой F(P) -> D, где P — потенциальное множество выбора, F — представляет собой логику с учетом контекста (опыта), а D — является следствием выбора, который попадает в контекст логики.

    Мы занимаемся этим перманентно, когда читаем, пишем, слушаем, говорим, делаем выбор в пользу спагетти из набора аналогов, или при решении жизненно важных вопросов, зачастую даже автоматически, но тем не менее на основании каких-то причин. Мы постоянно «схлопываем» фазовое пространство до конкретизированной цепи причинно-следственных связей. Таким образом, все наше поведение фактически сводится к процессу редукции потенциального множества. И это казалось бы весьма обычная штука, нет ничего сложного, но именно это свойство невозможности существования одновременно более одного детерминированного состояния системы при ее измерении (при совершении взаимодействия — выбора), приводит нас к интересным последствиям.

    Дело в том, что с этой точки зрения понятие «выбора» ложится в основу самого процесса эволюции. Я намеренно написал «выбор» в кавычках, так как с этого момента этот термин носит несколько более широкий характер и скорее отображает семантический эквивалент понятию «так случилось», то есть понятие выбора раскрывается фразой — «именно так была детерминирована когерентная суперпозиция состояний (некоторое множество потенциальных состояний — фазовое пространство)».

    На основании процесса «выбора» подобно процессу кристаллизации или полимеризации в химии, или процесса перехода электрона между орбиталями, эффекта тунеллирования, происходит формирование общественно-экономических формаций, выбора партнеров в отношениях, друзей, построения социальных связей, потенциальных возможностей и т.д. Все это приобретает вид детерминированной системы из потенциально возможных состояний, но дело в том, что любое конкретное состояние отличается от любого потенциального тем, что оно реализовано в качестве выбора, что порождает эффект «дискриминации» по отношению к нереализованному множеству. Если вы женат, то вы выбрали в качестве супруги ту, которую полюбили, которая оказалась достойной среди прочих равных, но вы тем самым обделили вниманием других, на основании вашего выбора, вашей логики. Когда вы в качестве друзей выбирали определенных людей, вы лишили возможности быть вашими друзьями других людей, даже если вы самый доброжелательный и коммуникабельный человек, вы ограничены ресурсом времени, все люди не смогут быть вашими друзьями чисто физически. И это касается любого выбора.



    Я полагаю (на правах исключительно субъективной интерпретации действительности), что понятие выбора отражается также глубоко в системе культурных ценностей, которые так или иначе пронизывают каждого из нас с самого детства, мы получаем и закрепляем некоторые паттерны поведения через импринтинг, даже часть нашей морфологии является следствием «выбора» в момент формирования ДНК, мы полностью от физической составляющей до ментальной являемся следствием реализации одной конфигурации из множества, и это проявляется в повседневной жизни (на основе эмпирических наблюдений), когда с вами здороваются люди, когда здороваетесь вы с теми, кого вы знаете, так как вы не можете поздороваться со всеми индивидуально, а кричать посреди улицы одновременно всем и никому «здравствуйте!» будет как минимум странно.

    Но причем тут коррупция?

    Дело в том, что коррумпированная составляющая по определению, целью которого был весь вышеизложенный текст, является следствием выбора одними людьми определенных решений, которые ущемляют интересы других людей (множества людей), но выбор не может иметь только одну сторону, выбор — это всегда реализация только одного состояния из потенциального множества. Среди множества сторонних наблюдателей всегда найдется тот, относительно которого выбор кем-то был совершен в пользу «своих людей» (факт кумовства) и будет воспринимается как наглая форма ущемления их прав, так как он автоматически становится «не своим» (не реализованным потенциалом), но каждый субъект наделен программой поведения, которая формирует то, как он детерминирует потенциальное множество выбора F(P) -> D, и эта программа поведения предполагает, что то, что люди называют «кумовством» и выбор друзей или супруги в основе своей имеет единую природу, а следовательно выбор совершается исключительно субъективно в рамках своей программы поведения, что в глобальном масштабе рождает такую структуру общества, в которой законодательная база фиксирует положения противоречащие понятию «выбора», и, фактически, декларирующие ожидание существования в детерминированном виде когерентной суперпозиции состояний, иными словами — справедливость как форму равенства.



    Неприятными сайд-эффектами таких декларированных положений является порождение клептократии, как формы правления, взяток на местах, выбор в пользу своих, и т.д., либо ортогональная ей форма поведения — обструкция (итальянская забастовка) — которая предполагает абсолютно строгое выполнение инструкций (намеренную невозможность адаптации по ситуации, что приводит неизбежно к нежелательным последствиям).



    Декларированное стремление к невозможной конфигурации системы приводит к формированию «мест напряжения», — это касается любого общества, любой социальной структуры (от семьи, до корпорации) и является свойством самой структуры, вне зависимости от формы общественно-экономической формации, так как природа этого свойства берет свое начало на значительно более глубоком уровне — на уровне самого процесса осуществления «выбора».

    Все это нивелирует понятие равенства в математически строгом смысле, оставляя термин справедливость лишь сильно контекст-зависимой формой, фактически речевым оборотом по отношению к локальному выбору в рамках заинтересованной группы лиц. Иными словами, выбор коррупционера по отношению к «своим» является для него и группы заинтересованных лиц субъективно справедливым, а любая форма критики по отношению к субъективному выбору — актом агрессии и интерпретируется как попытка нарушить ту самую (изоморфную, контекст-зависимую) «справедливость».

    Отчасти этим же обуславливается контр-продуктивная форма поведения (помните метафору с пустыней и кактусами), когда «карты удаляются, чтобы запечатлеть красивый кактус». Это форма выбора, которая субъективно в рамках ограниченной области видимости сложно организованной социальной структуры приводит к фатальным последствиям для жизненного цикла самой структуры — что также является определенной формой коррупции (лат. corruptio «подкуп, продажность; порча, разложение; растление»).

    Как вы считаете, будет ли повышаться степень ошибок в управлении при неизбежном росте уровня сложности систем, обусловленный их эволюцией и ростом?

    С этой точки зрения становится очевидным, почему, казавшаяся правильной модель эволюции, основанная на едином принципе оптимизации, на поверку не существует на практике и представляет собой градиент форм и стратегий управления, зачастую губительных… Потому что природа формирования стратегии поведения принципиально коррумпирована на основании явления детерминирования когерентной суперпозиции.

    Ads
    AdBlock has stolen the banner, but banners are not teeth — they will be back

    More

    Comments 41

      +5
      Иллюстрации к статье просто божественны!!!
        0
        Приятно, что вы оценили, благодарю)
        0
        Изменчивость и отбор, ничего нового )
          0
          И как следствие, принципиальная невозможность построения сбалансированной модели, так как отбор определяет потери возможностей. Это интересное следствие, как мне кажется. То есть при такой точке зрения понятие «ошибки» не является следствием неправильной оценки действиям, а является следствием свойства, заложенного в саму структуру выбора.

          Можно переформулировать — даже если кажется, что выбор был сделан идеально и ошибки нет, всегда найдется такой сценарий (точка зрения, которая берет в расчет большее количество аргументов), относительно которого идеальный выбор будет принципиальной ошибкой.

          Термин коррупции в данном контексте я определил именно через оценку действия некоторых лиц сторонними наблюдателями, относительно которых эти действия деструктивны для общества (сторонних наблюдателей), но при этом в локальной области видимости такие решения являются адекватными, что формирует своего рода «парадокс».
            0
            Насчет «потери возможностей» — редукция неизбежна, поскольку у отбора есть весьма конкретная и понятная цель и это вовсе не достижение максимально широкого спектра. Идеальный выбор ИМХО фикция, в природе не встречающаяся, просто потому, что никогда не известны конечные условия. Отбор(и его частный случай — выбор) всегда работает в неком «контексте»(область видимости) и в направлении конкретной цели (например — выживание вида), поэтому результаты завязаны на контекст и от него неотделимы.
              0
              С позиции эволюции я мыслил также, это было моим ожиданием, и именно поэтому я был удивлен, когда увидел явные контр-продуктивные стратегии поведения (в частности организаций при анализе бизнес-процессов), которые фактически приводили бы к «исчезновению вида», а не «выживанию», что по сути своей является взаимоисключающими позициями, это стало причиной, по которой я задался вопросом — «почему?».

              Разумеется, ответ лежит в плоскости понятия редукция, но интересно следствие редукции — неизбежность стабильной формы системы, какой бы она ни была. То есть всегда найдется более широкий скоуп, относительно которого любая форма эволюции является ошибкой. Я позволю себе предположить, что в этом вся суть биологической эволюции — это процесс редукции («выбора») среди гипотетического множества форм, который селективно стремится к некоторому аттрактору (к той форме, которая была бы идеальной в условиях совершения выбора), но из-за невозможности совершать полноценные преобразования вида перманентно (а только в процессе формирования ДНК), сама эволюция как бы «квантована», то есть дискретна во времени, из-за чего некоторые формы (комбинации) неизбежно исчезают (не адаптируются под изменения окружающей среды).
                0
                По первому абзацу — я как бы пытался намекнуть, что нет никакого противоречия, и контр-продуктивности. Просто цель отбора-выбора была иная, нежели задекларированное «выживание».
                По второму — преобразование ДНК перманентно. Собственно генокод мутирует постоянно, а рамки «вида» весьма условны, вообще «вид» это весьма искусственная абстракция. Дискретность эволюции — не могу согласиться, если угодно — эволюция процесс аналоговый и непрерывный ИМХО.
                  0
                  В своем потенциальном множестве вариантов — да, безусловно, ДНК постоянно претерпевает некоторые мутации, и по ряду исследований, насколько мне известно, мутации могут возникать на квантовом уровне, но реализуются не все конфигурации, а лишь одна из множества и в этом заключается основная мысль, коррелирующая с текстом статьи. При всем многообразии потенциалов, реализуется лишь определенный (в конкретном частном случае), но случаев много — пропорционально популяции, и тем не менее все они образуют дискретное множество на базе аналоговых мутаций, если можно так выразиться…

                  Это я в продолжении затронутой нами темы эволюции, мысли вслух, скажем так.
              +1
              Да, как писала Айн Рэнд, «Оценка действия как практичного зависит от того, что собираются практиковать»
            –2
            Иными словами — люди всегда и везде будут воровать ( речь не только о деньгах — власть, блага). Исключения есть, но исчезающе малы.
            Все определяет лишь доступность воровства и возможное наказание.
              +2
              Все определяет лишь доступность воровства и возможное наказание.
              Изначально это определяется самим человеком, является ли для него приемлемым воровство или нет.
              Каждый из нас может прийти в супермаркет и съесть одну конфету из тех, которые продаются на развес. По факту это воровство, которое доступно (никаких охранных систем), и ненаказуемо (слишком малый нанесённый ущерб). Но подавляющее большинство людей так не делают в силу именно своих моральных устоев.
                0
                Совершенно верно, НО, даже моральные устои, такие как правильное воспитание ребенка, в частности, чтобы он так не делал, могут быть рассмотрены с такой точки зрения, что сама позиция моральных паттернов поведения будут наносить ущерб стороннему наблюдателю (заинтересованной группе лиц).
                  0
                  Моральные устои лишь двигают рамки доступного. Есть вещи на которые человек не пойдет в принципе. Есть — которые он при определенных условиях совершит.
                  0
                  Воровство или коррупция лишь следствие чего то там (ограниченной доступности благ, например). Наказывая за следствие искоренить коррупцию будет крайне затруднительно.
                    0
                    Совершенно верно, с точки зрения закона причинности, любое действие (любой выбор из множества) является следствием определенной причины. По аналогии с восточной притчей, когда за кражу отрубали публично руку, но именно на таких публичных столпотворениях увеличивалось количество карманных краж (так как все увлечены наблюдением за наказанием).

                    Но моя основная мысль, скорее была даже не в том, что такое явление есть, а в том, что явление нанесения ущерба неизбежно, мы не можем принципиально это убрать, мы можем лишь модифицировать его форму (то есть проявляться это будет просто иначе, не обязательно кумовством и взятками, найдется иная форма «злоупотребления» как формы наблюдаемых со стороны действий, которые по сути будут являться лишь нативным выбором субъекта среди доступного ему множества в его области видимости).
                    0
                    Воровство — это лишь частный случай. Я бы сказал так — люди всегда и везде будут выбирать правильно относительно своей области видимости (относительно своего контекста), и принципиально и гарантированно будут ошибаться (наносить ущерб, коррумпировать), так как это свойство самого процесса выбора действий.
                    +3
                    … ожидание существования в детерминированном виде когерентной суперпозиции состояний,

                    Нет, адекватные люди понимают невозможность одномоментной доступности всех состояний из когерентной суперпозиции в детерминированном виде для всех и каждого, «и пусть никто не уйдет обиженным». Однако ожидают, что структура общества и законодательная база будут таковыми, что все субъекты наделенные разными программами поведения, смогут принимать участие в процессе детерминации на равных условиях, а «владелец/распорядитель» суперпозиции состояний, будет лишен возможности влиять на результат этой детерминации. Разность программ поведения субъектов подразумевает противостояние друг другу, а их общее количество силу этого противостояния, и как результат создает равно-справедливую для всех процедуру процесса и как следствие итог детерминации когерентной суперпозиции состояний. В результате чего, даже у проигравших не возникает чувства несправедливости на фоне принципиального отсутствия возможности как в случае кумовства и своячества.
                    И в принципе нехорошо простые понятия описывать сложными словами и категориями, это демагогией называется однако.
                      0
                      Я понимаю и принимаю вашу позицию. Я вижу вашу точку зрения на проблему, но позвольте мне попробовать донести ту позицию, с которой я пронаблюдал это явление:

                      Дело в том, что вы определяете, насколько я понимаю, термин «равенства условий» как принципиально одинаковые возможности, причем именно через ожидание этого равенства, то есть это некое гипотетическое состояние для каждого субъекта. Но в действительности принципиально одинаковых возможностей не может быть, так как возникает необходимость совершать выбор, выбор не может быть совершен относительно ограниченного ресурса неограниченное количество раз, так как это нарушает закон причинности, мы не можем вернуться назад в прошлое и совершить иной выбор или такой же выбор как кто-то относительно ресурса, чтобы он пал «в нашу пользу». Выбор — это исключающая возможности операция. С этой точки зрения понятие равенства возможностей перестает иметь смысл, а любой совершаемый выбор формирует тех, в чью пользу был совершен выбор и тех, кто ущемлен в своих исходных и идентичных (конкурентных) интересах относительно ресурса (выбора).

                      P.S.
                      К сожалению, семантика и языковые возможности не всегда идеально заточены друг под друга. Описание некоторых моделей требует более емких форм. Например, понятие сингулярности можно было бы не употреблять, ни в математике, ни в теоретической физике, но тем не менее оно есть, так как выражает некоторую смысловую нагрузку (ассоциацию). Тоже самое можно сказать и про явление конфайнмента — слово само по себе красивое, необычное, но оно необходимо как удобный инструмент. Разумеется, можно обслужить двигатель авто, имея под рукой небольшой набор инструментов и домкрат, но иногда используют подъемник, как более удобную форму, выражающую большее количество возможностей.

                      Вообще сама по себе задача попытки выразить мысль простыми словами — нетривиальна, так как сильно деградирует семантика. К слову, мой выбор в рамках моей области видимости, относительно используемых терминов, побудил вас написать этот комментарий, что органично вписывается в саму концепцию — выбор одного может «дискриминировать» позицию другого (в данном случае я имею в виду отношение к понятию демагогии).
                        0
                        необходимость совершать выбор, выбор не может быть совершен относительно ограниченного ресурса неограниченное количество раз,

                        вот тут начинается подмена, адекватные люди понимают, что это невозможно, однако в процессе взаимодействия друг с другом хотят иметь условия и гарантию, когда даже единичный выбор в пользу одного из множества претендентов справедлив для них всех.
                        Например дуализм ситуации выигрыша в лотерею, слепой случайный выбор победителя из всех участников в одном случае, против «договорняка» за кулисами в другом. Первый случай будет признан большинством участников справедливым в силу своей равной возможности для любого и следовательно решением приемлемым для всех и поэтому воспринимается легитимным, второй не содержит таких равных возможностей и не легитимизируется.
                        Вы же настаиваете, что «договорняк» настолько естественен и фундаментален, что противостоять ему невозможно, и как следствие и не надо пытаться, а это неправда.
                        И о семантике, неужели пример лотереи или аукциона и сопутствующие им проблемы изложенные простыми бытовыми человеческими словами и понятиями не являлись бы эквивалентом сказанного вами? хотя да, это уже скорее найденное цивилизацией решение явления изложенного Вами.
                          0

                          Лотерея, основанная на случайном выборе победителя будет легче признана большинством лишь потому, что в ней используется понятие "выбора" с высокой степенью энтропии. Я пытаюсь передать в частности эту мысль, к сожалению, она получается разбросана по комментариям, но от этого не меняется сама суть выбора.


                          Безусловно, для сторонних наблюдателей случайный выбор будет казаться более справедливым, но тем не менее, это не избавит тех, кто оказался в проигрыше, относительно тех, кто оказался в выигрыше от состояния с меньшим количеством ресурса (собственно проигрыш), дело лишь в причине данного следствия, а причина абстрагирована за высокой энтропией (условно некого винить, нету объекта для обвинений).


                          Случайность не позволяет рассуждать о равенстве возможностей, а следствие случайного выбора лишь подтверждает детерминированным образом, что участники не равны принципиально.

                      +1
                      Я бы поспорил с ТС.
                      Т.к. да в рамках рассмотрения одного электрона, все слишком неопределенно.
                      Но если рассматривать массу электронов, в проводнике, то в зависимости от поданного напряжения, будет прослеживаться какая-то закономерность.
                      То же самое и с коррупцией.
                      Если в рамках рассмотрения одного человека, это как бы проблема.
                      То в рамках общества, может оказаться, что проблемы нет вовсе, а есть возможности. :-)
                        0
                        Разумеется отношение ко всему абсолютно (именно абсолютно) интерпретатор-зависимо, и, грубо говоря, на одно и то же явление мы можем посмотреть под разным ракурсом, воспринимая плюсы и/или минусы, в зависимости от точки зрения.

                        К слову, в споре нету смысла) Это лишь говорит о том, что у нас различия в ассоциативной модели информации. Как правило, я никогда ни с кем не спорю, я искренне задаю вопрос — почему?, как бы, пытаясь произвести «merge» знаний, чтобы найти разницу и, либо осознать, какой именно информацией не обладает собеседник, либо по Шеннону — «утратить неопределенность» — когда вы удивляете меня тем, что я не ожидал — то есть узнаю новое, насыщаюсь новыми знаниями — это своего рода приятная зависимость)
                        0
                        Я, наверное, тупой, но из статьи как связанна коррупция и процесс, когда мы
                        «схлопываем» фазовое пространство до конкретизированной цепи причинно-следственных связей.
                        я не понял. Т.е. зачем нам пользоваться именно такой аналогией, в чём нам это может помочь.
                        Попытался всё-таки вычленить суть из статьи и вот что получилось: люди постоянно совершают выбор в пользу одного или другого человека, т.е. выбирают своих, так как это заложено в ДНК. «Справедливым» считается возможность выбрать «своих». Наличие законов или процедур ущемляет возможность выбора, поэтому коррупционеры считают их несправедливыми, а помощь человеку из своей группы справедливой.
                        Если моё понимание Вашего объяснения верно (поправьте, если не прав), то оно в целом имеет зерно истины, но несколько неполно или даже наивно.
                        Коррупционер может помогать своим, но «свои» это лишь небольшая часть тех, от кого он может получить взятку. В целом простая формула, которой они руководствуются при выборе того брать или не брать взятку (хотя могут этого не осознавать):
                        С — Кол-во счастья от услуги/материальной ценности полученной от взяткодателя
                        В — вероятность того, что на взятке поймают
                        ПС — кол-во потерянного счастья в случае поимки и последующего за ней
                        И – накопленный недостаток счастья на протяжении последующей жизни от урона одной из твоих внутренних ценностей из-за исполнения воли взяткодателя
                        Формула будет иметь вид:
                        С – В*ПС — И
                        Если выражение больше нуля, то взятку можно брать.
                        Большое число чиновников и людей с властью в России не являются коррупционерами именно потому, что значение «И» в формуле получается довольно высокое.
                        Есть, конечно, и такие, которые неверно оценивают В или ПС. Или возможностей для их минимизации не хватает, будь то среда или умственные возможности.
                        Во варианте в котором берут взятку (или предоставляют услугу в обход процедур) «своим» очень сильно уменьшается множитель «В», поэтому часто и «С» не должно быть таким уж большим.
                          0
                          Вы совершенно зря написали первую фразу, и немного себя недооцениваете, хотя это, на мой взгляд, рациональное проявление скромности)

                          Я прекрасно понимал в процессе написания текста, что используемые мной конструкции в таком маленьком тексте будут приводить к тому, что среди нескольких смысловых линий, каждый интерпретатор совершит выбор в пользу той, которая ему ближе. Понимаете? Этот текст, условно — «контекст» для функции (субъекта), да в и целом мысль вы поняли правильно, но у нее есть более глубокая и тонкая линия рассуждений. Я попробую пояснить, и утверждаю, что это именно следствие краткого изложения, я понимал какой выбор я совершаю и как произвожу «редукцию».

                          Коррупция — лишь частный случай. Это симптом. Так как это явление на слуху, то через его призму (entry point) можно было бы рассмотреть причины «болезни». Можно было бы взять любую литературную классику, ту же «Войну и мир», или, допустим, специфический «Капитал» Маркса, и через отношения, описанные в данных трудах дойти до той же самой смысловой нагрузки — выбор порождает дисбаланс в системе, следствие дисбаланса — различного рода места напряженности, подобно тому как в отношениях умение идти на компромисс формирует потенциальную возможность ладить друг с другом, но в то же время ущемлять себя в своих интересах. У медали не может быть одной стороны, у любого действия есть последствия, а также, что важно, утраченные возможности в виде совершения иного выбора.

                          Коррупция в данном случае есть такая форма следствия выбора, при которой в рамках локальной области видимости коррупционера его действия считаются им единственно верными, и это доказывается фактом совершения выбора, допустим, в пользу новоучрежденной организации, которая формально в рамках закона попадает в процедуру организации тендера с оффером и выигрывает его. Мы как сторонние наблюдатели можем винить организаторов в том, что они делают предвзятый выбор, но любой выбор предвзят, так как непредвзятый выбор будет следствием оценки абсолютно всего контекста, что физически невозможно реализовать. В ситуациях, когда люди хотят условно «справедливого» (я намеренно написал это слово в кавычках) выбора, совершают случайный выбор, так как сложно винить дело случая, но дело случая отличается от формально выбора тем, что происходит перенос ответственности явления «выбора» на систему с высокой степенью энтропии. Почему кости выпали именно так? Мы не знаем, потому что так получилось, мы не в состоянии произвести оценку всех факторов, но при этом и винить не можем кого-то в том, что кости выпали именно так как выпали — был совершен «выбор», произошла редукция потенциального множества вариантов.

                          Я просто хочу сказать, что сам факт выбора наносит необратимый во времени ущерб, что при проекции на некоторую социальную структуру определяет и характеризует напряжения в ней, впрочем, как и в любой структуре или системе. Это не явление, которое можно упразднить, хотя нивелировать этот эффект можно, но лишь путем изменения отношения к нему, условно, не замечать или уменьшить значимость, но это именно свойство, которое присуще всему, где есть понятие конкретного состояния, которое я в статье назвал по аналогии с квантовым состоянием суперпозиции.
                            0
                            Мы как сторонние наблюдатели можем винить организаторов в том, что они делают предвзятый выбор, но любой выбор предвзят, так как не предвзятый выбор будет следствием оценки абсолютно всего контекста, что физически невозможно реализовать. В ситуациях, когда люди хотят условно «справедливого» (я намеренно написал это слово в кавычках) выбора, совершают случайный выбор… происходит перенос ответственности явления «выбора» на систему с высокой степенью энтропии.

                            Ну в целом для многих тендеров назначается ряд требований им назначаются веса и тот кто по итогу набрал больше баллов, тот и побеждает. Коррумпированность здесь заключается в подгонке требований тендера под одну компанию. В некоторых случаях это нормально, когда есть явный лидер и он идеально подходит под задачу (так пытаются обойти неидеальный закон), в других случаях нет. Как Вы верно заметили часто невозможно оценить весь контекст, чтобы знать как расписать идеальные тендерные требования, однако иногда возможно. Так задача, которую мы хотим решить с помощью тендера не бесконечной сложности и количество компаний претендующих на победу тоже ограниченно. Если Вы имели в виду не только тендеры, но и другие ситуации, где могут возникать условия для появления коррупции, то отмечу, что коррупция существует только вместе с законом. Закон является нашей конечной точкой в понятии «справедливость» в отношении всех граждан страны. У людей могут быть другие понятия справедливости, но чем лучше закон, тем у меньшего числа людей будут к нему претензии. Поясните, почему Вы считаете, что «справедливость» люди ищут в системах с высокой энтропией? Если вы имеете в виду, что в мозгу у каждого человека происходит такие квантовые процессы и выбор человека случаен, то это может быть и не совсем так — тут нет гарантий (читал что в таких системах как человеческий мозг или в любом другом большом скоплении атомов, квантовые эффекты могут не проявляться). А также большинство других событий в жизни не решается броском монетки. Не все системы подчиняются закону хауса, т.е. приводят к разным результатам при супер-незначительном изменении начальных условий.
                            Я просто хочу сказать, что сам факт выбора наносит необратимый во времени ущерб… нивелировать этот эффект можно, но лишь путем изменения отношения к нему, условно, не замечать или уменьшить значимость, но это именно свойство, которое присуще всему, где есть понятие конкретного состояния, которое я в статье назвал по аналогии с квантовым состоянием суперпозиции

                            Боюсь я опять не понимаю :(

                            Допустим факт выбора наносит необратимый ущерб, т.е. любой выбор будет кому-то вредить. Опять же не факт, вероятно существуют в мире выбор в котором можно однозначно сказать, что он принёс пользу всем. Скажем поймали советскую подводную лодку во время холодной войны, но капитан сделал выбор и не отдал приказ запустить ракеты. Этот выбор можно считать практически гарантированно верным. Потому что, если что и считать злом, так это уничтожение человеческой цивилизации. Но, ладно, допустим, в общем случае любой выбор, т.е. «схлопывание» системы ей (участникам?) вредит неким образом.
                            Это не явление, которое можно упразднить, хотя нивелировать этот эффект можно, но лишь путем изменения отношения к нему, условно, не замечать или уменьшить значимость

                            Мне кажется здесь кроется самая суть того, что Вы хотели сказать. Допустим сам факт выбора нельзя упразднить, но мы можем уменьшить вредное влияние, изменив отношение к нему. Предлагаете с пониманием относиться к последствиям выбора, но что это изменит? Допустим мэр города хочет взятку и тормозит строительство знаменитой пекарни по франшизе. Я знаю, что мэр делает свой выбор, «схлопывает» состояние суперпозиции социальной структуры или что-то типа того, я пытаюсь этого не замечать, однако пекарня всё не появляется и это меня расстраивает. Или для того, чтобы это работало мэр также должен знать об этом и это неким образом поможет ему сделать верный выбор? Какой по вашему идеальный сценарий? Может сможете привести пример, не обязательно даже на основе моего, как информированность или знание о том, что факт выбора нужно рассматривать по аналогии с квантовым состоянием суперпозиции сможет помочь? Можете даже сделать допущение, что этот вопрос рассматривается в школах и все о нём знают.
                              0
                              Я хочу передать мысль о том, что построение любой системы, будь то информационная система, обслуживающая интересы клиентов или будь то социальная структура, организация власти, медицинский учреждений или «кружков» по интересам — все это в основе своей имеет фундаментальное свойство «быть конкретной реализацией из...» (из потенциального множества вариантов).

                              Для людей, участвующих в самой организации, в рамках их области видимости, все будет справедливо, честно, правильно, сбалансировано. Даже в рамках вашего примера с подводной лодкой (простите, я пишу Вашего с маленькой буквы по привычке, когда быстро набираю текст, это не проявление неуважения), локальный выбор — «не запускать», является верным для всех, но только лишь в рамках потенциально возможного выбора, который уже обусловлен принципом причинности. Я сейчас постараюсь раскрыть еще более емко смысл сказанного:

                              Лодку поймали, капитан не отдал приказ пуска ракет. Это хорошо, так как альтернатива вполне могла быть выражена пуском ракет и гибелью людей, а то и мировой войной. Но это множество выбора обусловлено наличием лодки и всех обстоятельств, включая все научные достижения в области энергетики (боевая часть, будь то химическая или ядерная), и совокупностью выбора использовать эту энергию в военных целях, иначе бы не возникло само оружие такого рода, и не было бы самого выбора.

                              То есть расширяя область видимости в рамках фазового пространства, строго всегда найдется сторонний наблюдатель (такая позиция), относительно которого само наличие в мировой линии (в ретроспективе причин, приведших к появлению оружия как такового) моментов выбора в пользу оружия будут являться ошибкой, дискриминацией, ущемлением интересов, прав и свобод, потому как у стороннего наблюдателя не окажется возможности иметь в своем составе хотя бы какие-то средства защиты. Возникнет напряжение в системе в целом, вне зависимости от того, что это за система, будь то мировое население, отдельно взятые регионы, коммуны, семьи, друзья, любовные отношения, чистка картофеля или даже банальное наблюдение интерференции на экспериментальной установке с двумя щелями.

                              На правах моего субъективного мнения, основанного на логических суждениях относительно феномена выбора, который я описал наукоемким термином, позаимствованным из квантовой механики, вместо десятков сложносочинных предложений из простых слов, я постарался передать идею о том, что сама мировая линия (как цепочка причинно-следственных событий в фазовом пространстве допустимых конфигураций при выборе) определяет структурное свойство любой конфигурации, которое можно описать как ортогональность самому фазовому пространству (то есть то что есть здесь и сейчас НЕ ТО, что могло бы быть, сделай мы иной выбор — и это порождает при определенном взгляде (именно катализирует или нивелирует) положение «дискриминирующее» стороннего наблюдателя, то есть такое положение будет всегда как следствие самого детерминизма.

                              P.S. Фактически сама фабула статьи — это лишь способ индукции от частного положения коррупции к общему положению фундаментального свойства, обуславливающего ее существование. Ну или можно сказать наоборот, если принять коррупцию как конечное следствие, нечто общее, то с этой точки зрения рассуждения будут иметь противоположную направленность от общего к частному, то есть от макроскопического явления к фундаментальной сущности, определяющей это явление. Но точка зрения в данных рассуждениях не столь важна, важна топология отношений фундаментальной причины и совокупности (комбинаторного взрыва) следствий, — фактически всего, что нас окружает.

                              Если еще более обще — то все что нас окружает, все что детерминировано (то есть существует в прошлом, относительно нас), — все это априори наделено понятием «ошибки», изъяном, в некотором роде «коррумпировано».

                              Понимаете примерно, о чем я пытаюсь сказать?
                          0
                          Экономика — это замкнутая система.

                          Экономика — это не система. Это только одна из частных моделей реальности, точнее модель от модели реальности, как «сложной социально-технической системы».
                          Модель «экономика» сделана с разных «точек зрения», которые намешаны при моделировании. То есть модель кривая, косая, неверная.
                          Поэтому классифицировать модель «экономика» как систему можно, потому что системой может быть признано все, что мы считаем системой… Однако утверждать открытая она или закрытая — не корректно.
                          Ну и все части реальности всегда открытые системы. И только для каких-то целей и с каких-то точек зрения можно допускать, что эта часть «замкнутая» по какой-то группе параметров. Опять же, к реальности это не имеет никакого отношения. Речь идет о моделях реальности.

                          многие стратегии, которые я анализировал оказывались контр-продуктивны с точки зрения жизненного цикла предприятий. Но я не понимал, почему?

                          Стратегия не существует без стратега. Более подробно описано у Минцберга.
                          Поэтому стратегия — это всегда отражение интересов человека или группы людей. А такие интересы не всегда рациональны. Плюс эффект сложности в системе.

                          Парадокс в том, что многие игроки выбирают «удалить карты в высоком разрешении», чтобы «поместились фоточки цветущего кактуса».

                          Неверная оценка статистических данных о возможных рисках.
                          Такое поведение свойственно людям. Описано у Даниэль Канеман, Думай медленно… Решай быстро…

                          С этой точки зрения процесс эволюции будет казаться вполне закономерным в виде прямой корреляции с совокупным опытом организации,

                          Эволюция происходит в реальности, как уничтожение неприспособленных к текущим условиям особей. И те особи, которые выжили и дали потомство — вовсе не оптимальное «решение». Это «решение» часто подходит только для малого отрезка времени. Потом «решение» гибнет от иных факторов среды.
                          Опыт организации не существует. Есть только опят конкретных людей в этой организации. Вместе о всеми когнитивными ошибками и искажениями. Плюс невозможность статистически оценивать риски, плюс невозможность учиться на ошибках в работе организации. Причина: люди понимают, что совершена ошибка в проекте в организации слишком поздно. Обычно за горизонтом планирования или за рамками проекта. Подробнее описано у Н. Талеба.

                          В некотором смысле стратегию поведения можно интерпретировать как совокупность действий, обобщенных стремлением к определенной цели. Действия определены выбором. Но чем определен выбор?

                          Особенностями восприятия, когнитивными ошибками, частотой представления доступной информации. Подробнее у Даниэль Канеман, Думай медленно… Решай быстро…
                          Но никак не действиями или результатами действий иных людей в организации. KPI, финансовые результаты, информация о рынке обычно практически не учитываются. Точнее их вес при принятии решений очень малый.

                          Мы занимаемся этим перманентно, когда читаем, пишем, слушаем, говорим, делаем выбор в пользу спагетти из набора аналогов, или при решении жизненно важных вопросов, зачастую даже автоматически,

                          Практически всегда автоматически. Система не сознательной реакции на события — всегда срабатывает первой. И ее выбор не имеет ничего общего с логикой, разумом или анализом ситуации. Причем это свойство разума можно нивелировать, корректировать, но нельзя исключить из процесса выбора. Подробнее все там же, Даниэль Канеман, Думай медленно… Решай быстро…

                          Мы постоянно «схлопываем» фазовое пространство до конкретизированной цепи причинно-следственных связей. Таким образом, все наше поведение фактически сводится к процессу редукции потенциального множества.

                          Мы ничего не «схлопываем» и ничего не «редуцируем». Волейболист целится в мяч вовсе не решая в голове автоматически системы из дифференциальных уравнений. Он использует простое интуитивное правило: «взгляд на мяч» должен быть в центре. Точно так же, птицы летают не потому, что ученые их обучили математике, а потому, что умеют летать.
                          Можно описать поведение человека как у Вас, но это будет только модель поведения. То есть вы так видите. А в реальности все иначе, и с другой точки зрения можно увидеть иначе.

                          На основании процесса «выбора» подобно процессу кристаллизации или полимеризации в химии, или процесса перехода электрона между орбиталями, эффекта тунеллирования, происходит формирование общественно-экономических формаций,

                          Формирование общественно-экономических формаций происходит как-то. «На основании процесса «выбора» подобно процессу кристаллизации...» — можно построить одну из моделей этого процесса. Будет ли она соответствовать реальности — не доказано. Поэтому метафора красивая, но неверная. Пока прямо не доказано обратное.

                          Все это приобретает вид детерминированной системы из потенциально возможных состояний,

                          Так видно только с одной частной точки зрения.
                          Скорее всего поведение не детерминированное, просто мал интервал наблюдения или случайно найденные параметры фазового пространства отражают вроде бы детерминированное поведение.

                          понятие выбора отражается также глубоко в системе культурных ценностей,

                          Понятие выбора и культурные ценности взаимосвязаны. То есть связь в две стороны.

                          следствием выбора одними людьми определенных решений, которые ущемляют интересы других людей (множества людей),

                          Не так. Такие люди выбирают решения, которые соответствуют их интересам. А на интересы иных людей им плевать. Цель — личное благополучие. Нет цели вредить иным людям.

                          Все это нивелирует понятие равенства в математически строгом смысле, оставляя термин справедливость лишь сильно контекст-зависимой формой,

                          Равенство в реальности невозможно и ненужно. Все люди разные, а не равные.
                          Сама идея равенства — весьма поверхностная и кривая.

                          приводит к фатальным последствиям для жизненного цикла самой структуры

                          Безусловно. Реальность всегда изменяется. Это и есть жизнь. Если структура видимой модели реальности (система) изменилась или разрушилась — ничего страшного. Будет видна иная структура.

                          Как вы считаете, будет ли повышаться степень ошибок в управлении при неизбежном росте уровня сложности систем, обусловленный их эволюцией и ростом?

                          С этой точки зрения становится очевидным, почему, казавшаяся правильной модель эволюции, основанная на едином принципе оптимизации,

                          Реальность будет изменяться. Изменения будут идти в какую-то сторону. Неверные действия (ошибки управления) становятся такими только потом, после результатов таких действий. Заранее определить ошибка это или нет невозможно. И только потом, ретроспективно, руководство или аналитики считают, что произошла «ошибка». Опять же, это так только с их точки зрения в данном моменте. Через год оказывается, что это не так (например). Поэтому связь «ошибок», «систем», «уровня сложности» — не такая простая, как кажется.
                          «Единый принцип оптимизации, один целевой параметр, отсутствие учета структуры систем, отсутствие учета поведения элементов системы во времени, отсутствие учета изменения связей элементов во времени, отсутствие учета взаимосвязей» — все это признак Аналитиков, которые не аналитики. Таких аналитиков Насим Талеб описывает как "интеллектуалы, но идиоты".
                            0
                            Вы затрагиваете очень интересную тему, выделяя термин «модель».

                            В целом я понимаю вашу точку зрения. Более того, с некоторым допущением, я с ней согласен. О допущении чуть ниже.

                            Что касается понятия экономики как системы, то в данном случае, если рассматривать экономику как совокупность взаимодействий между контрагентами (от противного — в условиях отсутствия контрагентов не может быть экономики, так как нету объектов взаимодействия — пустое множество), то количество контрагентов конечно, а значит потенциальное множество возможных конфигураций их взаимодействий также в любой момент времени строго конечно, из чего я сделал допущение (принял аксиому) о том, что экономика — замкнутая система, ибо конечна в своем ФП (фазовое пространство), вопреки, допустим, Вселенной, в которой мы не можем сделать утверждение, что видимая ее часть — это полный ее объем материи. То есть это некомпрометируемое утверждение (по Попперу), также как заявление о том, что Бог есть. Мы не можем это проверить. С другой стороны, мы можем предположить от противного, что если бы количество контрагентов было бесконечным, то на ограниченной поверхности планеты мы не смогли бы поместить бесконечное множество, что исключает бесконечность экономической системы с логической точки зрения.

                            О моделях. Модель реальности (или любой ее части) не есть реальность. Я это понимаю. Где-то встречал выражение о том, что отражение Луны в воде не есть Луна.

                            Но есть небольшой нюанс в ваших рассуждениях, и тем самым, я, пожалуй, открою «ящик Пандоры». Считаете ли вы ваше представление модели (любой) реальной? Иными словами, реально ли для вас явление мысли, или вы отделяете это явление от того, что называете реальностью?
                              0
                              Благо дарю за ответ!
                              Что касается понятия экономики как системы, то в данном случае, если рассматривать экономику как совокупность взаимодействий между контрагентами

                              Описание значение слова «экономика» создает некую словесную модель части реальности.
                              Представить эту модель в виде системы — тоже можно, тут я с Вами согласен.
                              Каждая система (границы системы) и ее структура всегда выделяются из реальности для какой то цели конкретного человека, с какой-то точки зрения.
                              С точки зрения «планета» все искусственные системы будут почти замкнутыми. При условии, что Солнце не погасло…
                              И «экономика» тоже получается замкнутой системой. «Экономика страны» — уже не замкнутая система.

                              Я считаю любую осознаваемую мною модель частью реальности с моей сточки зрения. С точки зрения иного человека эта же самая модель может не быть частью реальности. Да, здесь вроде бы нарушение закона логики Аристотеля (не противоречь сам себе). Особенность системного подхода. Точнее расширения логики в рамках системного подхода. Сама мысль тоже является частью моей реальности, но может не быть частью реальности иного человека.
                              Полностью инвариантной точки зрения не бывает (наверное). Пока иное не доказано, я считаю это так.
                                0
                                Да, я рассуждал именно с позиции экономики, как совокупности отношения между контрагентами в целом (то есть всеми возможными, вне зависимости от геополитических привязок, иными словами, нивелируя границы), а они конечны в любой момент времени, хотя их множество меняется в динамике, но опять же это множество принципиально конечно и тем интересно.

                                Вы снова выделили слово «моей» реальности. Совершенно верно, наблюдаемое вами — исключительно ваше, вы замкнуты в собственном восприятии, а о внешнем реальном мире можете лишь строить догадки (либо выбрать положение об объективной реальности в качестве аксиомы для построения моделей), которые, к слову, являются частью модели, то есть ментальной формой (которая также является частью вашей реальности), о том, что другие люди обладают способностью мыслить и моделировать.

                                Иными словами, субъект всегда находится в замкнутом восприятии действительности, даже если мыслит понятиями «объективности», которые являются лишь частью модели (представления) о реальности. Понимаете? То есть субъект всегда субъективен, даже рассуждая об объективном. Это я и назвал «ящиком Пандоры», также это можно назвать парадоксом, потому как субъект может строго отделять понятие реальности от понятия собственного мышления, что будет фундаментально некорректно с логической точки зрения, а собственно парадоксальность этого заключается в принципиальной невозможности доказательства обратного (то есть субъект принципиально не может доказать объективность, так как в таком случае объективность должна стать частью субъективного, что формирует противоречие).
                                  0
                                  а о внешнем реальном мире можете лишь строить догадки (либо выбрать положение об объективной реальности в качестве аксиомы для построения моделей),

                                  Согласен. Положение об объективной реальности — это утверждение. Аксиомой оно может быть для какой-то модели, таких вариантов философы придумали массу. Наиболее красиво это описано у Пелевина.

                                  даже если мыслит понятиями «объективности»,

                                  Мыслить можно как угодно, любыми понятиями. И эти мысли никак не связаны с материальной реальностью, пока обратной прямо не доказано каким-то методом. Если придерживаться такого утверждения, то намного проще изучать разные теории и модели.
                                  То есть субъект всегда субъективен, даже рассуждая об объективном.

                                  Это естественно, но не нормально. Нормальны (статистически) как раз куча моделей с разными утверждениями о единственной реальности, о кривостранствах, о пространственно-звуковом (или временном?) континууме и т.п.
                                  а собственно парадоксальность этого заключается в принципиальной невозможности доказательства обратного (то есть субъект принципиально не может доказать объективность,

                                  Невозможно доказать крылатость драконов. Потому, что их нет сейчас. Что удивительного, что постулат «объективности» кто-то придумал, как нечто непонятное и недоказуемое. Это не парадокс, это низкая гигиена мышления. Ведь Лобачевский придумал прямые, которые кривые. Смешал два определения, вот и получил парадоксы и не евклидову геометрию. Таких примеров масса.
                                  Особенно в экономике…
                            0
                            > Не так давно в процессе исследования и моделирования общественно-экономических

                            Где моделирование-то? Пока что я увидел только нагромождение наукообразных терминов и рисунки в стиле «пятилетний ребёнок» (для контраста?).
                              0
                              К сожалению, основной мыслью данной статьи были не методы моделирования, или конечная модель на конкретном наборе предприятий, а следствие, некоторое замечание, вывод, который лежит вне плоскости самого моделирования, а в самом фундаментальном процессе выбора.

                              Если описывать тоже самое простыми словами, вышло бы много «масла масляного», то есть огромное нагромождение простых слов в разных комбинациях с целью передать тот смысл, который закладывался. В некотором смысле, можете считать, что я описал мысль на языке высокого уровня, хотя мог бы сделать тоже самое на ассемблере, но это было бы гораздо нуднее читать.

                              Иллюстрации нужны для отвлечения внимания, это небольшая пауза, чем они проще, тем лучше, иногда с ноткой юмора или казусом. Так работает восприятие. Если «заталкивать» много простых слов сплошным потоком, количество людей, которые-таки поняли смысл будет крайне резко ограничено, и в конечном счете приведет к противоположному комментарию — зачем именно так извращенно писать текст, если можно было бы сказать <тут подставить нужный набор наукообразных терминов>.
                                0

                                Примерно на пятом абзаце я начал подозревать, что текст сгенерирован каким-нибудь яндексом.

                                  +1

                                  Это интересный feedback)

                                0
                                Привет. Моделирование экономики и человека весьма интересная затея. Но вся сложность этой затеи заключается в базисе и ряде допущений, которые становятся условиями, средой и которые вносят ограничения и в тоже время правила.
                                Здесь классическая проблема, с которой сталкивалось человечество на протяжении своей истории,:«Давайте все опишем, чтоб было понятны все связи, задачи, закономерности… и будет всем благо».
                                Но в предыдущем тезисе есть ошибка, которая не очевидна. Никто никогда так не думает. Всех удовлетворяет ситуативная выгода от «выбора», которая облекается форму и возводится в ранг жизнеспособной теории. Так экономика меняла свои модели, так развивалась религиозная жизнь. От формы к форме — решая кризис через переход к новой форме. К новой, а не к «идеально» реализующей закономерность и способной поддерживать свое безкризисное состояние.
                                К чему преамбула:
                                1) Никто не понимает, кто такой «человек» и истинные закономерности его существования. У нас есть только идеи о человеке рожденные культурой. Эти идеи решают тактические задачи и имею свои мотивы и выгоды. Перестав предоставлять конкурентное преимущество «некоторым», они отживают свое и рождаются новые, но такие же по «архитектуре».
                                2)Если модели рождаются и умирают, строй сменяет строй, то возможно никого не интересует истина. Ибо истина — это не наша задача, такой себе детерминизм мозга, а наше ( в рамках народных масс, общества) это мыслить в рамках следующего шага.
                                3) Идеи и модели — рождают «фрики», которым не дают покоя несостыковки( противоречия) в описательных моделях. НО их принимают массы и воплощают — не ради идей, как таковых, а ради тактического перераспределения сил. Как только перераспределение совершено, жди упадка модели и формирование нового кризиса.
                                4)Изменения среды могут извне — приводят к развитию и эволюции, а изменение среды изнутри — приводят к деградации эволюционного навыка в последующих поколениях.

                                Но все это проявление общей закономерности, которую мы не видим, загородив ее продуктами культуры.

                                Сорян, что долго, но даю вектор, где все ответы в доступной форме. Если будет желание, можно усложнить)
                                1) Андрей Курпатов — «Красная таблетка»
                                2) Андрей Курпатов — «Чертоги разума»
                                3) Андрей Курпатов — «Троица»
                                4) Андрей Курпатов — «Четвертая мировая война»
                                5) Андрей курпатов — «Красная таблетка-2»
                                  0
                                  Совершенно верно, моделирование как процесс не рождается само по себе, а является следствием заложенных правил, но существует, как ни странно, выбор, какие правила закладывать в основу моделирования: условно говоря, мы можем создать физический симулятор, в котором будут заложены законы немного отличные от наших, допустим, изменим базовое значение такому понятию как «заряд» для всех частиц, обладающих этим свойством, и мы быстро поймем, что такая конфигурация, скорее всего окажется нестабильной (в рамках симуляции). Именно поэтому предшествующим моделированию шагом является анализ как способ выделить закономерности на непрерывном потоке телеметрии.

                                  Простыми словами — сначала наблюдение и поиск зависимостей (именно интерпретатор-зависимый поиск, так как мы действуем исходя из возможностей своего интеллекта, который, к слову, крайне ограничен), затем эти зависимости мы транспилируем (переводим) в формальные правила для модели, которая генерирует телеметрию, как следствие процесса симуляции. После чего мы сравниваем сгенерированную телеметрию с эмпирическим наблюдением, и если они коррелируют в пределах необходимой и достаточной степени точности для решаемой задачи, то мы называем такую модель теорией, что, разумеется, никак не раскрывает сущности самого феномена реальности, это лишь модель, как выше писал один из комментаторов.

                                  Исходя из таких рассуждений, и из практических соображений, мы можем сделать выводы относительно поведения «игроков» (или по аналогии с биологическими существами — особей вида) в их естественной среде, обусловленной, например, законодательной базой. Эти наблюдения позволяют понимать процессы эволюции, а также относительно мировой линии (то есть их совершаемого выбора, их телеметрии фактической) понимать в чем их ошибки, то есть чему ортогональна эта линия, в чем заключается множество доступных альтернатив. Если совсем упростить, то это попытка «учиться на чужих ошибках», но не безотносительно общего, когда мы наблюдаем явление локально, а сугубо относительно максимальной области видимости, отвечая на вопрос «почему не надо так делать относительно всех ретроспективных событий выбора — относительно стратегии поведения», тем самым вырабатывая альтернативную стратегию как класс из потенциально доступного фазового пространства.

                                  Это полезно, потому что это формально, с той точки зрения, что не абстрактно, то есть проверяемо, научно по Попперу, компрометируемо. Но если это формально, то это имплементируемо. Если же это имплементируемо, то это воспроизводимо. Если воспроизводимо, то это технологично. Если это технологично, то это масштабируемо и автоматизируемо.
                                    0
                                    отвечу просто, про законность, правила и т.д. — законы и правила есть давно, но это не мешает их нарушать. Разница с какой позиции в иерархической структуре эти постулаты нарушаются. Если ты внизу иерархической цепочки — тебя наказывают, дабы другим не было повадно, если ты на пике, то нарушения принимаются, оправдываются — ибо ты гарант этой иерархии, поэтому все проглотят. Но это не само правило, а реализация. Правило: Причастность к иерархической структуре определяется нормой правил и вовлеченностью в деятельность иерархии, но степень зависимости от норм правил внутри структуры обратнопропорциональна высоте сидения.
                                    Итого: то что объявлено культурой, как норма, действует в определенных условиях, как только условия меняются, все ценности перестают работать. То есть как термоядерный синтез. Построй токамак, как условие, обеспечь его стабильность, и тогда ты сможешь поймать и удерживать что-то неуловимое, но очень продуктивное и направить его в созидательных целях. Ты же мой друг, начинаешь не с того конца, ибо говоришь:«давайте найдем паттерн», а я говорю:«паттерн следствие условий».Но условия — следствие понимание природы. А сам паттерн(как куст кактуса) есть восхищение феноменом, без понимания условий его породивших. Если поймешь условия и природу, сможешь его воспроизводить и оперировать им, как силой или инструментом.
                                    Все ответы у Курпатова в книгах.
                                      0
                                      Я понимаю, но это с математической точки зрения имеет некоторые сложности при практической реализации, так как правила (если мы их фиксируем абсолютно точно) формируют комбинаторное множество (фазовое пространство) внутри которого существует один из вариантов имплементации того, что мы можем наблюдать эмпирически при анализе телеметрии.

                                      То есть сам факт возможности воспроизведения (условно, физический движок), еще ничего не дает, если его рассматривать безотносительно мировой линии состояний (контекста или можно сказать эволюции) системы.

                                      Допустим, мы имеем достаточные основания, чтобы утверждать о том, что у нас есть теория, определяющая все законы природы. Это автоматически порождает возможность моделирования (силы), на основе которой мы будем получать достоверные с физической точки зрения результаты. Но ответить на вопрос, почему я написал это предложение именно так, а не иначе, или почему условный человек делает такой выбор, а не иной, окажется уже невозможным из-за высокой степени энтропии.

                                      Для того, чтобы нивелировать эффект высокой энтропии (высокой неопределенности причинно-следственных связей приведших к конкретно наблюдаемой конфигурации — «выбору») производят редукцию точности, то есть вопрос ставится уже не о том, что да, мол мы знаем правила, и теоретически можем все смоделировать и предсказать, а о том, что, да, мир такой, какой он есть, и вот мы его наблюдаем, но мы не понимаем и не можем его открутить с высокой точности в обратную сторону (инверсия по времени), а потому мы будем искать корреляции в доступной нам области осознания на результатах инструментальной телеметрии (то есть производить только тот анализ, который возможно произвести), потому как из положений теории хаоса следует, что даже при совершенно точном определении законов, сложные системы сильно зависимы от начальных условий, и даже малейшее изменение этих условий приведет к совершенно неожиданным результатам.

                                      Максимум, что мы можем — это в поиске корреляций и благодаря большой удачи за доступный интервал времени, даже зная все законы на 100%, это сформировать вид аттрактора, как форму фазового пространства системы, не более того. Это похоже на определение облака вероятностей для положения электрона и, на мой взгляд, очень близко понятию принципа неопределенности Гейзенберга в своей сущности.
                                        0
                                        Если ты хочешь прям общий закон описывающий все, то это давно известно: «Закон сохранения энергии» + законы товарища Ньютона. Это в довольно абстрактной форме описывает психику на разных уровнях и поведение.
                                        Но тебе не нужны сами абстракции, тебе нужны абстракции+реализация(условия, конкретика, что-то на подобии фрэймворка), ибо не получится абстракции реализовать. А тут ты в любом случае придешь в необходимости описать, сформировать и обеспечить качество и постоянство условий для использования закономерностей в нужном русле. Ибо даже если ничего не происходит абстракции выполняются. Но ты хочешь эти абстракции направить.
                                          0
                                          Разумеется, действия имеют направленный характер, стремление к заранее заданной целевой функции, но функция выбирается таким образом, чтобы быть по возможности абсолютной в рамках области видимости. То есть, ставится не локальная цель, а именно глобальная, так как реальная имплементация будет гораздо проще, и едва ли сможет достичь поставленных целей. Как показывает практика именно из постановки «невозможных» целей рождаются лучшие решения как форма редукции (я условно это называю reduce). То есть глубина исследований это не минус, это скорее плюс, что-то вроде изначально более правильного выбора движения, с точки зрения построения любой модели.

                                          P.S. Благодарю за список литературы, с интересом изучу!

                                Only users with full accounts can post comments. Log in, please.