Как стать автором
Обновить

Частный опыт одного программиста по преодолению глобальных кризисов

Уровень сложностиПростой
Время на прочтение16 мин
Количество просмотров2.3K

О чём это?

Как не растеряться и вынести пользу из любого кризиса.

Кризисы сопровождают нас на протяжении всей жизни. Увы, с этим ничего невозможно поделать. Всё, что Вы можете — это сделать правильные выводы с тем, чтобы в следующий раз очередной кризис нанес Вам, по возможности, минимальный ущерб. А в идеале — чтобы Вы вышли из него более успешным и сильным. 

Впервые об экономических кризисах я узнал ещё в школе — нас учили тому, что капиталистический мир сотрясают перманентные кризисы. Что нужно подождать ещё чуть-чуть и он развалится, а там народы мира выберут себе в качестве маяка социалистический путь развития, тем самым присоединившись к нам, советским людям. Всё это звучало очень логично. В СССР кризисов не было и это не могло не радовать, поэтому после просмотра программы “Время” и карикатур в журнале “Крокодил” — становилось не по себе от того, как “там” нищенствуют бывшие профессора, а студенты, окончив ВУЗы не могут устроиться по специальности. Звериный оскал капитализма, что тут говорить...

Кризис первый. Год 1987

В старших классах средней школы у нас проводились обязательные уроки политинформации. Не знаю как там это всё планировалось в ГорОНО на самом деле, но наша классная учительница поступила просто: каждую неделю назначалась очередная партия учеников, каждому из которых нужно было подготовить доклад на отдельную тему. Доклад зачитывался перед всем классом. 

Темы докладов выбирались нашей классной по её собственному предпочтению. Там было всё: новости перестройки, вести села, успехи нашей промышленности и т.д. и т.п.— ужасно нудные темы, никто не хотел их брать (при том что мы и так всеми правдами и неправдами пытались с этой политинформации свалить). Однако была одна тема, за которую любой ученик всегда брался с превеликим удовольствием и я не помню никого, кто от неё отказался хоть раз. Тема эта называлась — “За рубежом”. Дождаться докладчика по этой теме — было то единственное, что удерживало нас от попыток сбежать с этого добровольно-принудительного урока, прикинувшись больным или выдумав срочную несуществующую проблему.

Когда в час политинформации ученики один за одним поднимись на подиум со своими докладами — на класс опускалась дремота. Мы сидели с лицами истуканов с острова Пасхи, молча выслушивая о том, что происходит у нас на полях, каковы успехи нашей промышленности и на сколько процентов должны повыситься удои в текущей пятилетке. 

И вот, как-то раз, на очередной политинформации, отсидев полчаса мы уже начинали клевать носом и в классе стоял небольшой гул. Но тут на подиум поднялся докладчик по теме «За рубежом» и мгновенно возникло оживление. Мы встрепенулись. Это была самая любимая часть урока. На подиуме мой одноклассник Игорь зачитывал собранные по крупицам за неделю по всяким газетам и журналам новости из‑за границы в легкой манере ведущего телепередачи «Международная панорама». Класс реагировал оживленно и весело, сопровождая каждую новость, в зависимости от её содержания, одобрительным или неодобрительным гулом.

И тут он выдал что‑то вроде «индекс Доу-Джонса резко обвалился на десятки пунктов, чем вызвал панику на бирже”. Кто-то из класса наивно переспросил: “индекс какого Джонса?” — и нас накрыло волной смеха. После этого продолжать политинформацию уже было невозможно. Каждый раз, как Игорь пытался прочитать эту новость до конца — на нас накатывало и мы скатывались под парты от смеха. Он пытался пропустить эту новость и стал зачитывать другие — реакция была та же. В конце‑концов он сам не выдержал и начал смеяться вместе со всеми. Классная наша поняла, что дальше так продолжать урок невозможно и объявила, что он окончен, а мы можем идти домой.

Вот так впервые я узнал о финансовом кризисе 1987 года. И если бы мы тогда догадывались, чем он закончится, то вряд ли смеялись бы так сильно. Где были мы, советские школьники и где этот пресловутый «индекс‑какого‑то‑там‑джонса»?

Однако уже через пару лет волна этого кризиса докатилась и до нас: низкие цены на нефть, обвал экономики, межнациональные стычки в республиках, а затем и развал самого СССР — всё это произошло за каких‑то пару лет. Само окончание процесса я не застал, так как служил 2 года в Советской армии за пределами СССР и столкнулся с ним как только демобилизовался. На заныканную десятку (хранил её 2 года как зеницу ока), с которой раньше можно было неплохо посидеть в ресторане, я смог купить лишь стакан чая и полстакана сметаны. А через 2 недели после моего возвращения СССР (он же ССГ — с сентября по декабрь 1991 года) приказал долго жить и в одно прекрасное утро мы проснулись в независимой стране в составе чего-то непонятного под названием СНГ. 

Помните была в те времена присказка: вчера мы жили в ССГ, сегодня живем в СНГ, интересно, в каком ...Г мы будем жить завтра?

Итак, что я вынес из этого кризиса. 

По большому счёту ничего, кроме того, что узнал, что кризисы могут случаться и в нашей жизни тоже, а не только в учебниках политэкономии. Какого-то определенного вывода из этого кризиса я, как и большинство моих друзей и знакомых не сделали. Во-первых, такое в нашей жизни произошло впервые и что с этим делать мы совершенно не знали. А во‑вторых, все мы были уверены в том, что это явление временное и что вскоре всё вернётся уж если не на круги своя, то во всяком случае достаточно достаточно близко к тому, что было раньше. Мы не осознавали, что произошли тектонические изменения в нашей жизни и в мире... и чтобы это понять большинству из нас понадобилось как минимум несколько лет.

Конечно были и те, кто вовремя сориентировался в той ситуации, например, бывшие работники партии и комсомола, руководители предприятий и т. д., но таких было меньшинство. Я знал одного человека, который открыл фирму под названием «КомПарт», что означало по его словам «КОМмерческий ПАРТнёр». Но это только на первый взгляд, говорил он. Если к власти опять вернётся коммунистическая партия (был период, когда это казалось возможным), то тогда это название будет расшифровываться как «КОМмунистическая ПАРТия».

Мы, конечно, пытались что‑то сделать. Но робкие и неумелые попытки организовать своё дело закончились, как и следовало ожидать — ничем. Ни опыта, ни знаний ни у меня, ни у моих друзей не было. Зарегистрировать фирму, заказать печати и присвоить себе гордые должности — Президент и Вице-Президент мы ещё могли, но дальше этого дело не пошло. В то время большая часть бизнеса работала по той же схеме, что осталась у нас в головах ещё с советских времен, а именно “фарцовка” — купил там подешевле, продал здесь подороже. Максимум, на что хватило ума у некоторых особо хитрых товарищей — взять кредит в банке и не возвращать его. Реальный и работающий бизнес создали единицы. Интернета тогда ещё не было, как и IT отрасли в целом, а “живой” компьютер никто из нас даже в глаза не видел.

Спасение от кризиса я, как и большинство моих друзей, нашли в работе за стабильную зарплату. Пусть небольшую, зато стабильную. Моя первая зарплата составляла в эквиваленте 10 долларов США. Когда я нашёл постоянную работу с зарплатой в 25 долларов — я посчитал, что для меня лично кризис закончился и теперь можно сосредоточиться на карьере. В конечном итоге я смог продвинуться по карьерной лестнице и даже достичь зарплаты 120 долларов в месяц. Иметь зарплату в размере  тысячи долларов в месяц в то время казалась мне пределом мечтаний. Эх, другие времена… другие цены… другой доллар…

Кризис второй. Года 1997/98

Так как большинство населения никакого вывода из первого кризиса не сделало, то когда грянул следующий, — выяснилось, что к новым потрясениям многие по-прежнему не готовы. Начался он как финансовый кризис в Азии, и прокатился по всему миру стальным катком дефолтов, вызвав серьезные локальные потрясения по многим регионам. Самыми известными из них стали: российский экономический кризис (разумеется, он был частично и во всём СНГ), аргентинский дефолт и прочие.

Огромное количество людей потеряло на этом кризисе кучу денег. Я в это время уже находился в Израиле, поступил в колледж учиться на программиста и как студент, подрабатывающий в охране, сильно ощутить на себе этот кризис не успел. 

Опять, как и в первый раз, я посчитал, что это явление временное, тем более, что в Израиле была довольно стабильная и растущая экономика. Однако через пару лет нас догнала вторая волна этого кризиса, известная как “Пузырь доткомов”. И тут уж по мне ударило по полной.

Кризис третий. Год 2001

Этот кризис вошел в историю под названием «Пузырь доткомов» и выразился в обвальном падении акций высокотехнологичных компаний с NASDAQ. Перед падением он достиг максимума, буквально удвоив свои показатели за год. В то время люди несли свои деньги на биржу просто потому, что считалось «доткомы» — это наше новое золото.

Любая бизнес идея, даже самая глупая, но имевшая в своём составе слово «Интернет” вызывала необыкновенный энтузиазм и привлекала огромное количество денег. Робкие требования отдельных личностей объяснить каким образом компания будет зарабатывать деньги — попросту игнорировались.

И вот большинство этих компаний-доткомов лопнуло, так и не начав приносить прибыль своим акционерам. Сотни интернет-компаний обанкротились, были ликвидированы или проданы. Некоторые руководители этих компаний даже были осуждены за мошенничество и растрату денег акционеров. Большинство мелких инвестором потеряли свои деньги. Мой первый интернет-проект по онлайн заказу авиабилетов почил в бозе, даже не успев толком реализоваться.

Почему это произошло? Потому что большинство бизнес-моделей новых, ориентированных на продажи через Интернет компаний, были неэффективными, а большая часть средств тратилось в основном на маркетинг и рекламу. Всё это привело к тому, что слово “дотком” на какое-то время стало ругательным. Им стали обозначать какую-то незрелую, непродуманную либо же неэффективную стратегию бизнеса.

Ваш покорный слуга в этот, многим запомнившийся (по известным причинам), год успешно закончил колледж по профессии инженер-программист и с горящими глазами вышел на рынок труда, наивно полагая, что долгожданная работа с высокой зарплатой уже ждёт его за ближайшим углом. 

Вышло однако так, что если ещё пару месяцев до получения диплома газеты пестрели объявлениями о найме на работу, а правительство кричало, что в стране дикая нехватка программистов, то буквально через месяц после того как мне выдали диплом — всё кардинально изменилось. 

Объявления для кандидатов без опыта почему-то исчезли, а тут ещё случилось 11-ое сентября, кризис разросся и надежда найти работу без опыта испарилась как утренний туман. 

Я прекрасно помню то время, когда открыв газету с объявлениями о поиске работы в хай-теке (которая к слову очень сильно похудела) и пролистав её, с грустью обнаруживал, что везде требуются программисты с опытом работы не менее 5-ти лет… Устроиться на работу без опыта было невозможно (даже по знакомству!).

Обидно было ещё и то, что предыдущий курс на нашем отделении почти в полном составе нашёл работу буквально за считанные месяцы, а теперь, многие из нашего потока, поняв, в каком кризисе оказалась отрасль, решили свою  профессию сменить (и это после окончания учёбы и получения диплома!). Кто-то пошел на рентгенолога, кто-то на архитектора, кто куда....

Я не мог позволить себе тянуть ещё 3 года обучения, однако сидеть без дела тоже не получалось, а посему я нашел фирму, где меня взяли работать бесплатно за... стаж. Вы удивитесь, но тогда это была довольно распространённая практика. Официально я проработал там почти год, что давало мне возможность (помимо полученного реального опыта), округлить этот срок до цифры 1 года и записать в резюме хоть какой-то реальный стаж работы по специальности. Чтобы сделать этот стаж ещё более впечатляющим, я даже пошел на маленькую хитрость и записал его в виде промежутка времени из двух лет: 2000-2001 (выглядело это почти как 2 года).

Впрочем, все эти хитрости мне совершенно не помогли. Работы не было и не предвиделось. Когда закончится кризис — никто не знал и всё это угнетало. Проходил месяц за месяцем, а выхода из ситуации видно не было. Я даже начал было подумывать о смене профессии, как меня осенила одна мысль, которая, как оказалась, была спасительно верным решениям. Вот она.

«Любые кризисы проходят. А пока идет кризис — нужно продолжать учёбу, с тем, чтобы к его окончанию иметь гораздо больше возможностей и шансов на успех.»

Я подбил на это дело своих прежних однокурсников, которые как и я маялись в тщетных поисках работы и мы подали документы на учебу на первую академическую степень. 

Когда я вернулся к учёбе, то для себя я решил, что моя цель — докторская научная степень. Это означало, что мне придется закончить первую степень, а затем ещё и вторую. Третьей степени в компьютерных науках тогда не существовало, думаю нет её и теперь, таким образом для получения третьей степени мне бы пришлось защищать докторат по чистой математике. К счастью или же нет,  по разным причинам этому плану не суждено было сбыться. Но я до сих пор считаю, что поставив для себя такую завышенную планку — поступил правильно.

Через два года, во время нашей учёбы на первую академическую степень (бакалавр) кризис закончился и начался подъем, который продолжался целых пять лет вплоть до очередного обвала. За это время я смог найти работу по профессии и, наконец-то, покончить с подработками за минимальную плату, которые тянулись за мной со времен студенческой скамьи. Жизнь входила в нормальную колею.

Основная идея, которую я вынес из этого кризиса, была следующей:

Ты, и только ты, ответственен за все, что происходит в твоей жизни. Крутые времена никогда не заканчиваются, но крутые люди действуют.

Кризис четвёртый. Год 2007 - 2008

Человек любит забывать о своих ошибках и с удовольствием их повторяет. Мы редко учимся даже на своих ошибках, не говоря уж о том, чтобы учиться на ошибках других. Поэтому когда грянул финансовый кризис 2007–2008 годов, который начался с ипотечного кризиса в США, то к нему я был «готов» так же как и к предыдущим, то есть, по большому счёту, никак. Единственное что отличало ту ситуацию от прежних — я уже хорошо знал на своём личном опыте, что такое кризис.

Во времена «кризиса доткомов» я начал играть на фондовой бирже. Огромный плюс этого был в том, что эта игра оказалась настолько интересной, что вытеснила из моего сознания любовь к компьютерным играм полностью. Когда я говорю полностью, то имею ввиду абсолютно полностью. С тех пор я больше не играю ни в какие игры вообще. В те времена я мог за понравившейся мне игрой провести за компьютером целую ночь, а наутро с красными от недосыпа глазами пойти на работу. Игра на бирже покончила с компьютерными играми. Не знаю, чем это вызвано. Подозреваю тем, что в отличии от компьютерных игр она во‑первых, совершенно непредсказуема, а во‑вторых (вы не поверите), чтобы стабильно выигрывать на бирже — нужно в первую очередь изменить себя. Это долго и непросто объяснить, но поверьте мне, что человек с обычным сознанием (назовите это «подходом к жизни») вылетает из биржи с вероятностью 99,99% в течении первой же пары лет. И чтобы задержаться на бирже, да ещё и с прибылью — нужно изменить не только своё поведение, но и сознание — а это крайне нелегко сделать.

Возвращаясь к кризису. Самое интересное, что кризис не случился спонтанно, о его наступлении, то есть о том, что на бирже надувается “ипотечный пузырь” писали все ведущие финансовые издания. И всё же, когда он случился, было похоже, что все впали в шоковое состояние — так быстро и неожиданно всё произошло.

Меня этот кризис коснулся тем, что во-первых, я держал довольно большие для меня деньги в бумагах компании, которая занималась недвижимостью как раз таки в тех странах, по которым кризис ударил больнее всего. А во-вторых тем, что я не внял голосу разума и продолжал инвестировать в “больную” отрасль в надежде, что она отыграет и я верну свои деньги назад.

Но нет худа без добра. Этот же кризис косвенно ударил и по компании в которой я работал, так что количество заказов резко упало и она в какой-то момент была вынуждена закрыться. Оставшись без работы, я не стал искать новую работу по найму, а зарегистрировался как частный предприниматель и начал своё дело — создание и продажа программного обеспечения. Многим вещам мне пришлось учиться с нуля и далеко не всё я делал лучшим образом (сейчас с высоты прошедших 13 лет я это прекрасно понимаю), но в конечном итоге — ведения своего бизнеса (в какой-то момент мне даже пришлось нанимать программистов, тестировщиков и дизайнера) дало мне очень много как в плане профессиональном, так и в плане коммуникативных навыков. А ещё мне пришлось учиться продавать — умение, которое во времена моего детства считалось низким и недостойным интеллигентного человека.

Этот кризис научил меня двум вещам. 

Первое — не пытаться спасать проигрышную позицию (и это касается не только биржи), вкладывая в неё как в бездонную пропасть все ресурсы какие есть. Или, если выразиться простыми словами:

Избавляйся от убыточных или токсичных для тебя вещей и увеличивай те, что приносят прибыль и способствуют твоему росту.

Второе — я понял, что не нужно ждать милости от жизни в виде надежного места работы. Иногда нужно, засучив рукава, самому создать для себя работу и возможность заработка. Иначе говоря:

Успех — это созидание, а не приспособление. Если жизнь закрывает перед тобой одну дверь - ты должен открыть другую.

Кризис пятый. Год 2014 - 20015

Начавшийся в 2014 году финансовый кризис в России спровоцировал ухудшение экономической обстановки не только в ней, но и большей части бывших советских республик (например, в Беларуси), так как экономика многих из них тесно завязана на российской. Сам кризис был вызван введением в отношении России экономических санкций и резким снижением цен на энергоресурсы, реализация которых, как известно,  составляет основную часть доходов бюджета этой страны.

Меня конкретно это кризис не затронул, однако мои родственники, проживающие в России и Беларуси его почувствовали очень сильно.

И это заставило меня задуматься о том, что в современном мире всегда нужно иметь запасной финансовый аэродром. Нельзя рассчитывать только на то, что у тебя есть стабильная работа — в любой миг может оказаться так, что твои профессиональные навыки окажутся невостребованными (по миллиону причин). Жизнь стала очень динамичной, технологии развиваются с невероятной быстротой, множественные взлёты и падения компаний и даже целых отраслей промышленности происходят происходят у нас на глазах.

Вывод, который я сделал для себя по следам этого кризиса был прост:

Хорошо иметь надёжную работу, а ещё лучше — две!

Кризис шестой. Год 2020

И вот наконец, последний в списке, но не по значению. Год 2020-ый, он же коронавирусный. Если предыдущие кризисы и научили меня чему-то, то это тому, что праздник вечно продолжаться не может. Безудержный биржевой рост, начавшийся с 2009 года и продолжавшийся целое десятилетие (!), не мог длиться вечно, по крайней мере так следовало из исторического (да и моего тоже) жизненного опыта. Поэтому, где-то года с 2018-го я стал ожидать неминуемой коррекции на бирже, и соответственно и в мировой экономике. 

И этому были подтверждения.

Во-первых, мой персональный бизнес тихо скатывался по наклонной (а он хороший индикатор, так как продажи у меня идут по всему миру).

Во-вторых, фирма в которой я работал по найму несмотря на то, что хорошо держала оборону, начинала пробуксовывать. Статистика (я разрабатывал статистико-аналитический модуль) упорно показывала, что вся индустрия (торговля бриллиантами и украшениями) входила в тяжёлый период. И то, что наша компания всё ещё умудряется сохранять свои позиции в рушащейся индустрии, ни о чём не говорит.

Поэтому, трезво оценив возможное поведение моего руководства в случае наступления кризиса, я понял, что моя должность будет первой, что попадёт под сокращения. И тут впервые в жизни я начал реально готовиться к кризису за пару лет до того, как он случился. 

Начал я с того, что оценил свои перспективы с точки зрения профессиональных знаний и возраста. Всё говорило о том, что оба эти параметра слегка “подустарели”. И если со вторым ничего поделать было нельзя (ибо когда на носу 6-ой десяток, всё, что ты можешь — это побриться и постараться выглядеть молодцевато), то с первым вполне можно было работать.

Я прошерстил объявления о найме на работу и понял, какие технологии и направления прошли мимо меня за последние 10 лет, а затем взялся за учёбу, засучив рукава. Благо сегодня Интернет предоставляет практически неограниченные возможности для учёбы (было бы желание).

Итак, вот список курсов, которые я наметил для себя в качестве персональных “курсов по повышению квалификации”. Знаю, что многим эти названия ничего не скажут, просто оцените объём. В течение почти года, каждый день после работы я тратил от 2-х до 3-х часов на учёбу (иногда даже в транспорте на работу и после неё).

Направления (по некоторым пришлось брать несколько курсов):

  • Основы статистики (2 части).

  • Машинное обучение и анализ данных (прошёл только курса 2 из 6-ти — не осилил, не хватило запала).

  • Agile и Scrum в работе над проектами (2 курса).

  • Введение в Git. Основы работы с Git.

  • AWS - С Нуля до Профессионала (Amazon Web Services).

  • Фреймворк Vue.js. Полное руководство для веб-разработки (2 курса).

  • Мастер-класс по Laravel (почти 80 часов лекций и это без учёта практических заданий).

  • Онлайн-интенсив по изучению объектно-ориентированного программирования «Неделя ООП» (36 часов лекций).

  • Видеокурс Основы языка Python.

  • Sass Tutorial: Learning Sass (2 миникурса).

  • Прошёл курс слепой печати на иврите СОЛО (очень важно в моей работе и придало ощущение уверенности).

  • Прошёл психологический тренинг “Адская Неделя” (Эрика Ларссена).

К концу года мой мозг уже плавился и кипел — брызги летели во все стороны. Где‑то со стороны я начал напоминать себе юного Ломоносова из советского фильма «Михайло Ломоносов». В конце концов… у меня начала появляться уверенность, что я могу спокойно претендовать на что‑то большее. Объявления о работе с длинным перечнем требований к кандидату уже не пугали меня своей непонятностью. А на работе я даже смог использовать часть знаний, полученных из учёбы и запустил один мини‑проект, который очень сильно впечатлил начальство.

И вот… очередное собеседование окончилось тем, что мне предложили новую работу, и где?... в стартапе, Карл!

На самом деле я никогда в жизни не работал в стартапе и меня это, конечно, немного пугало: молодой коллектив, а тут я — со своими привычками и совсем не юной скоростью мышления. Как оказалось напрасно. У возраста и опыта есть свои преимущества, главное понимать их и уметь правильно использовать.

В день, когда я начал работу на новом месте у нас объявили полный локдаун, иными словами — тотальный карантин. Я успел получить свой рабочий лэптоп и уехал работать из дома на удаленке. На моей прежней работе на следующий день после моего увольнения половину работников отправили в неоплачиваемый отпуск, а через пару месяцев часть из них была вообще уволена. Я, в общем-то, успел запрыгнуть в последний вагон уходящего поезда.

Всё было прекрасно на протяжении восьми месяцев. Я наслаждался тем, что оказался таким прозорливым, пока вторая волна кризис всё-таки не нагнала меня. Из-за обвала в экономике в моём стартапе начались финансовые трудности, часть инвесторов отозвали свои инвестиции, а мне сообщили, что моя должность сокращается. 

Вот так — никогда нельзя забывать о второй волне!

Конечно, я был расстроен, но… благодаря карантину и уменьшившимся расходам мне удалось отложить немного денег, так что в нашей семье есть достаточно финансов, которые можно растянуть на 3-4 месяца жизни.

Я опять вернулся к учёбе и занялся рассылкой своего резюме. Мой учебный процесс теперь выглядит вот так:

  • Machine Learning A-Z™: Hands-On Python & R In Data Science

  • Что есть React: Пишем свой UI-фреймворк

Ну и для души: я нашёл супер классный (лучший в мире, правда!) бесплатный курс обучению игры на гитаре

  • Гитара с нуля - уроки игры на гитаре 

Сегодня пришёл ответ по нескольким позициям и назначенным интервью. А это значит, что несмотря на кризис…. жизнь продолжается.

P. S. (2024) Одно из этих интервью оказалось успешным и меня взяли на работу. В этой компании я работаю и по сей день. За три года успел пройти несколько ступеней: Full Stack Senior Developer ‑> Team Lead ‑> Group Lead. Я стараюсь не «заболачиваться» и развиваться в своей нише (насколько это возможно), учить смежные технологии, развивать софт‑скилы, двигаться самому и помогать двигаться вперёд людям, которые находятся под моим управлением. Наша компания успела пережить несколько серьёзных реорганизаций и сокращений (в т.ч. из‑за «постковидного синдрома»). И кто знает, возможно в результате очередных пертурбаций мне снова придётся искать своё место под солнцем. Врочем, почему возможно? Я прекрасно понимаю, что это всего‑лишь вопрос времени и... скоро грянет очередной кризис — уже седьмой по счёту для меня лично.

Заключение

Никто из нас не родился с врожденной способностью противостоять кризисам. Это не передаётся по наследству и не заложено у нас в генах, но этому можно научиться. Я уверен, Вы сможете пережить любой кризис (кто знает, сколько их ещё будет в нашей жизни?). Возможно Вы будете достаточно прозорливы, чтобы избежать очередного экономического обвала или даже выйти из него с минимальными потерями, кто знает. Но одно я знаю точно — Вы должны быть готовы к любой неожиданности! Говоря словами Наполеона — хорошего генерала можно победить, но его нельзя удивить! Понимаете смысл этого высказывания? Если да, то Вы на правильном пути. Итак, всё что Вам нужно — это всего лишь три простых вещи:

  1. Запас финансовой прочности на 6 месяцев. 

  2. Гибкость.

  3. Желание учиться и меняться.

Ну и напоследок приведу Вам известное высказывание Г.Форда

«Всякий, кто прекращает учебу, — старик, будь то в двадцать или в восемьдесят лет. Всякий, кто продолжает учиться, — остается молодым. Самое главное в жизни — сохранить свой ум молодым.»

Теги:
Хабы:
Всего голосов 4: ↑3 и ↓1+4
Комментарии15

Публикации