Как стать автором
Обновить
122
Нетология
Меняем карьеру через образование

Где нас нет: как живут ИТ-специалисты на Дальнем Востоке

Время на прочтение14 мин
Количество просмотров8.1K

Недавно мы поделились историями ИТ-специалистов, уехавших из Москвы и Петербурга. В основном на наши вопросы согласились ответить жители европейской части России. Но продолжить цикл материалов о жизни айтишников в регионах мы решили рассказами из отдалённых уголков страны. А точнее — с Дальнего Востока.

Всего к Дальневосточному федеральному округу относится 11 регионов, разных и по природным условиям, и по особенностям рынка труда, и по социально-демографическим показателям. Но общие тренды всё же заметны. Жизнь на Дальнем Востоке обходится дороже, чем в среднем в России: из первой пятёрки регионов с высоким прожиточным минимумом к Дальневосточному федеральному округу относятся три: Чукотский автономный округ, Камчатский край и Магаданская область. 

Москва представлена для сравнения
Москва представлена для сравнения

Зарплаты на Чукотке и в Магадане превышают московские, а на Камчатке, Сахалине и в Якутии находятся на уровне между Москвой и Питером. Но отток квалифицированных специалистов и старение населения продолжаются.

Москва представлена для сравнения
Москва представлена для сравнения

Высокие цены, бедность инфраструктуры по сравнению не только с центральными и северо-западными регионами, но и с Уралом и Сибирью, транспортная обособленность, суровый климат толкают людей на переезд. На 41% территории России живёт всего 5,6% её населения — в полтора раза меньше, чем в Москве — и нет ни одного города-миллионника.

Молодёжь уезжает с Дальнего Востока за образованием, карьерными перспективами, культурой и развлечениями, возможностью ездить по стране и миру. Люди постарше остаются работать ради северного стажа и надбавок, а после выхода на пенсию часто едут в места с более благоприятным климатом и низкой стоимостью жизни. Хотя с 2015 по 2020 годы отток населения сократился почти вдвое: отчасти этому способствует государственная программа льготной ипотеки для молодых семей.

Есть среди жителей Дальнего Востока и те, кто зарабатывает деньги вахтовым методом, и отдельные энтузиасты, жаждущие увидеть далёкие края: даже если они со временем уедут, всегда будет что вспомнить. Многие искренне любят эти места, несмотря на суровые условия. Которые становятся чуть менее суровыми с хорошей работой и достойной зарплатой.

Светлана Горьканова

Программист 1С, Петропавловск-Камчатский

По образованию я учитель математики и информатики, институт окончила в 2000 году. Сейчас работаю ведущим программистом 1С. До этого преподавала в вузе, работала программистом в банке и в биллинге сотового оператора.

Айтишники на Камчатке работают в банках, местных подразделениях сотовых операторов, в сфере 1С, сисадминами в организациях и торговых компаниях. Есть и местная разработка ПО: зарплатная программа, успешно конкурирующая с продуктами 1С в небольших организациях, складская торговая программа. Специалистов готовят два университета: КамГУ и КамчатГТУ, бывшая «мореходка». Удалёнки нет. Раньше не давал работать медленный и дорогой интернет, но несколько лет назад на полуостров пришло оптоволокно. Но разница во времени всё равно мешает.

С Камчатки уезжают в Москву, Питер, за рубеж. С материка практически не переезжают. Есть те, кто работает в командировках, иногда даже годами, но чтобы кто-то приехал сюда жить — это единичные случаи не из ИТ-сферы.

Плюсы жизни на Камчатке: чистая и красивая природа, низкая конкуренция на рынке труда, быстрый карьерный рост и низкий порог входа в профессию. Зарплаты сопоставимы с московскими. Но уровень жизни ниже, потому что гораздо выше цены, особенно на сезонные и привозные продукты. Огурцы по 900 рублей — не преувеличение, в холодное время года они столько и стоят. 

В бытовом плане есть всё, что на материке: кинотеатры, детские сады, школы, секции и кружки для детей, в том числе бесплатные. Здесь я не чувствую существенных отличий: моя сестра с семьёй живёт в Москве уже много лет, поэтому я знаю, о чём говорю. Оторванности от мировой культуры тоже нет: есть интернет. Конечно, сходить на концерт Rammstein не получится, но это и в Москве дорого.

Главные минусы жизни здесь — тяжёлый климат, низкий уровень здравоохранения, оторванность от материка. Выбраться куда-то с Камчатки можно только самолётом. Отпуск планировать сложно. Нужно сначала долететь до Москвы, а оттуда добираться дальше. Билеты в Москву стоят около 23 000 рублей на человека туда и обратно, их нужно покупать примерно за полгода. В последнее время всё больше угнетает погода: затяжная зима с ноября по май с горами снега действует на нервы. Пенсионеры часто уезжают на юг европейской части России, но не всегда успешно: чем человек старше, тем сложнее даётся переезд.

Александр Верхотуров

Технический директор, Владивосток

Я живу во Владивостоке. Учился по специальности «Вычислительные машины, комплексы, системы и сети», потом окончил магистратуру по информационным технологиям. Карьеру начал сразу после бакалавриата программистом 1С. На нынешнем месте работы, в компании DNS, основанной у нас, я работаю с 2012 года, а с этого года нахожусь на должности технического директора.

В городе не хватает ИТ-специалистов. Если судить по программистам 1С, то соотношение вакансий на hh.ru и соискателей примерно такое же, как в Питере. Программистов других стеков намного меньше, и отток увеличивается. Зарплаты постоянно растут, но пока уступают столичным, и многие владивостокцы стремятся работать удалённо на Питер и Москву, даже несмотря на разницу во времени: 5 часов пересечения достаточно. Это только усугубляет кадровый дефицит.

Меня во Владивостоке держат три вещи: работа в местной компании, семья и море. Город состоит из сопок, передвигаться по нему проще на машине: маршруты общественного транспорта так себе. Цены и на продукты, и на недвижимость высокие. Моему сыну почти три года, место в садике до трёх лет получить сложно, хотя есть частные сады.

Из плюсов — у нас хороший климат, погода, свежие морепродукты. Летом можно искупаться в море, зимой — покататься на лыжах. Родители живут в двух часах езды в городе Большой Камень, и это лучше, чем если бы они были на другом конце страны. Работа есть всегда, но не хватает цельной ИТ-тусовки для обмена профессиональным опытом.

Даниил Нерыдаев

PHP-разработчик, Чита

Я живу в Чите, работаю удалённо — пишу на PHP для австралийского стартапа. В городе с ИТ-вакансиями грустно. В офисе компьютерщик будет делать примерно всё от написания сайтов до заправки принтеров. Средняя зарплата на таких вакансиях — около 25 тысяч рублей, на руководящих должностях — порядка 40 тысяч, встречаются вакансии программиста даже за 18 тысяч. Работая удалённо на московскую, питерскую или зарубежную компанию, можно получать в 10 раз больше. Когда я работал на Москву, то существовала проблема с разницей во времени, но я нашёл выход, начиная день на четыре часа раньше московской команды. Некоторые работают по московскому времени, оставляя утро свободным.

Главный плюс — город небольшой, всё рядом, почти нет пробок. Ходят троллейбусы и маршрутки, но я чаще всего за рулём. Движение размеренное, водители вежливые, много камер. В центре города кое-где появились проблемы с парковкой, но всё равно не сравнить с Москвой и Питером. С медициной всё неплохо, как и с образованием. В ИТ лучше всего подготовка на физмате ЗабГУ. Мне нравится континентальный климат: здесь 320 солнечных дней в году, мало снега, дороги не посыпают реагентом. Рядом с городом есть озёра, а природа края богата и разнообразна: здесь можно встретить и лес, и степи, и горы.

Основные минусы жизни в Чите: низкие зарплаты, высокие цены и недостаточно развита́я инфраструктура. Из градообразующих предприятий — только торговые центры и тюрьмы. На месте последнего машиностроительного завода сейчас находится торговый центр «Абсолют». Многие привычные для других городов бренды пока в новинку: тот же KFC появился только в 2021 году. Электричество стоит 4,8 рубля за 1 киловатт, литр 92-го бензина — 52 рубля в городе и 60 рублей за его пределами, авиабилет до Москвы и обратно обходится в 30 тысяч. Цены на недвижимость сопоставимы с питерскими: снять однокомнатную квартиру можно за 18 тысяч в месяц, а купить — за 4–5 миллионов. Есть проблемы с криминалом. И никаких предпосылок для изменений пока не наблюдается. Потому многие уезжают. Сам я тоже думаю об отъезде, скорее всего, в Иркутск: там и культурная жизнь богаче, и цены ниже, при этом нет такой суеты, как в Москве или Петербурге.

Александр Карплюк

Советник ректората по вопросам ИТ Тихоокеанского государственного университета, Хабаровск

Я связан с ИТ с 1977 года, с тех пор как приехал в Хабаровск учиться на инженера. Карьеру начал в 1982 году инженером на кафедре, затем занимался внедрением ЭВМ. Поступил в аспирантуру, защитил диссертацию, стал преподавать.

С 1999 по 2021 год я занимал должность начальника управления информатизации университета, сейчас работаю советником ректората по вопросам информационных технологий. ИТ в городе развиваются, местных компаний много, хотя квалифицированных специалистов не хватает.

Айтишников в Хабаровске готовят сразу несколько вузов: ТОГУ, Дальневосточный государственный университет путей сообщения и хабаровский филиал СибГУТИ. Работают выпускники везде, где есть компьютер. За 20 лет работы в управлении информатизации мне удалось подготовить пять человек, создавших свои компании.

Из Хабаровска многие уезжают. Часть моих бывших коллег и сотрудников работает в Москве и Санкт-Петербурге. Уезжают умные и продвинутые, те, кто постоянно занимается самообразованием. Некоторые работают удалённо на другие регионы. В Хабаровск приезжают работать в основном из других городов края, иногда — с Камчатки и Сахалина.

В ИТ зарплаты выше, чем во многих других профессиях. Разработчики и программисты 1С получают от 100 тысяч и выше, на руководящих позициях — от 200 тысяч, инженеры, веб-разработчики и специалисты по big data — в районе 80 тысяч. Это больше средниз зарплат по региону, и заметно больше, чем на госслужбе. 

В Хабаровском крае было интересно жить в советское время, регион развивался, было много строек. В 90-е начались трудности, иногда приходилось искать нестандартные решения, в том числе и в ИТ. Сейчас власти стали снова обращать внимание на Дальний Восток, появилось финансирование. Что касается повседневной жизни, то здесь красивая природа, особенно весной и осенью. Летом бывает жарко и душно, много насекомых. Последние годы появились проблемы с пробками и загазованностью, особенно в рабочие дни. Но я люблю Хабаровск и Дальний Восток с тех пор, как приехал учиться. Сейчас я уже сам много лет учу студентов и молодых специалистов.

Олег Павлюченко

Руководитель проекта по созданию детского технопарка, Углегорск (Сахалин)

Бо́льшую часть жизни я прожил в Калуге. По образованию я учитель математики и информатики, после университета 13 лет преподавал в школе и в детском технопарке. Параллельно изучал программирование, освоил Java, Golang, Python, верстал школьную газету. Но c января 2022 года я живу на Сахалине и работаю руководителем проекта по созданию детского технопарка.

Я уволился из школы, потому что очень сложно что-то менять, когда ты упираешься в нежелание и непонимание администрации. Система образования должна идти в ногу со временем, а она плетётся позади. А я хочу не сидеть на месте, а двигаться дальше. Так я и принял решение о переезде. Вакансия на другом конце страны подвернулась почти случайно после размещения резюме: мне предложили, я согласился.

Моя основная задача — создать центр, в котором дети будут изучать современные технологии. Строительством технопарка руководит Восточная горнорудная компания (ВГК) — крупнейшее угледобывающее предприятие Сахалинской области. Сейчас я живу в городе Углегорске, а офис расположен в Шахтёрске — соседнем посёлке городского типа. Во всём Углегорском районе живёт около 20 тысяч человек, и ВГК является градообразующим предприятием: на её базе открылись кафе, салон красоты, пекарня, в офисе есть тренажёрный зал. Недавно я ходил в местный дом культуры на спектакль — гастроли театра тоже были за счёт компании.

Большинство товаров и услуг здесь на 20–25% дороже, чем на материке. Но и зарплата намного выше, чем у учителя в Калуге. Аренда жилья и переезд — тоже за счёт работодателя. Детские сады, школы и кружки тут тоже есть, хоть и не в таком разнообразии, как в крупных городах. Магазины, кафе и общественный транспорт работают, дороги сносные. Из Углегорска в Южно-Сахалинск — около 300 километров — можно добраться за 1 200 рублей на автобусе или за 2 400 рублей на самолёте. Интернет дорогой — за 200 Мбит/с 1 200 рублей в месяц.

Люди приезжают работать на Сахалин из разных мест, но есть и те, кто отсюда родом: соотношение примерно 50/50. Местных специалистов очень мало, кадровая проблема — одна из главных. Кое-кто работает вахтовым методом. Когда я прилетел в Южно-Сахалинск, то приземлиться удалось только со второго круга: была метель, за три дня выпало 180% месячной нормы осадков. В городе объявили режим ЧС, школы отправили на дистанционку. Истории, которые мне рассказывают новые знакомые и коллеги, поначалу кажутся фантастикой. Рядом океан, природа, и кто-то встречал лис по пути на водопады и кормил их курицей, кто-то сталкивался с медведем или ловил рыбу руками. Сначала не веришь, а потом понимаешь, что правда.

Дмитрий Дронов

Генеральный директор, Улан-Удэ

Я из семьи военных, в Бурятии со школьных лет. Окончил школу в городе Кяхта на границе с Монголией, потом военное училище, снова получил распределение в Бурятию. В ИТ работаю с 2001 года: прошёл путь от эникейщика до ИТ-директора. В 2018 году я основал свою ИТ-компанию «A&A». Занимаюсь автоматизацией бизнеса, разработкой сайтов, системным администрированием и оптимизацией процессов на предприятиях. Местный рынок кадров не устраивает, и мы часто пользуемся услугами специалистов из других городов, хотя айтишников учат в нескольких вузах и колледжах Улан-Удэ. 

ИТ-специалисты в городе работают в разных сферах: от госструктур до торговых сетей и специализированных организаций. Зарплата программиста в Улан-Удэ — достаточно высокая, порядка 100 тысяч рублей, сисадмина — средняя по городу, около 40 тысяч рублей. Но лучше всего в Бурятии зарабатывают люди, занятые простым физическим трудом в добыче полезных ископаемых. В этой сфере много специалистов без высшего образования, которые получают больше среднестатистического айтишника.

Уезжают многие: в Москву, Питер, Новосибирск, Омск, Томск, Екатеринбург. Едут, чтобы больше зарабатывать и участвовать в крупных проектах. С точки зрения бизнеса в Улан-Удэ сложнее, рынок меньше и консервативнее. Но в Бурятии мне нравится природа и климат: 300 солнечных дней в году, рядом Байкал. Когда я жил в Москве, иногда становилось плохо в метро, а на улице было нечем дышать. А здесь свежий воздух, качественные натуральные продукты, особенно мясо. С инфраструктурой всё как везде. Есть и магазины, и кафе, и общественный транспорт: маршрутки, автобусы, трамваи. Детские сады и школы в городе строятся, хотя очереди в садик несколько лет назад мы не избежали. Зато с ребёнком всегда есть где погулять, можно съездить на природу. Культурных событий меньше, чем в столице, но я как в Москве ходил в театры и на концерты раз в год, так и здесь.

Из явных минусов — цены на недвижимость. Как только Бурятию присоединили к Дальнему Востоку с программой льготной ипотеки, они взлетели почти до уровня Питера. Сейчас дешевле купить квартиру в Новосибирске или Екатеринбурге, чем у нас. Но я пока не планирую никуда уезжать: работать сейчас можно из дома в любой точке мира.

Игорь Атаков

Совладелец ИТ-компании, Якутск

Я руководитель и совладелец компании, которая занимается продажей, внедрением и сопровождением 1С, а также разработкой на базе 1С. Живу и работаю в Якутске. ИТ-вакансий в городе много, особенно в игровой индустрии. Зарплаты в ИТ на 30–50% выше средних. Но и жить в Якутии дорого: цены на продукты на 40–80% выше, чем в Центральной России, логистика дорогая. Цены на недвижимость тоже высокие: в новых домах приближаются к 100 тысячам рублей за 1 кв. м.

Из Якутии многие уезжают из-за сурового климата и цен. Много людей приезжает работать из Средней Азии. Из плюсов жизни в Якутии стоит упомянуть красивую природу, экологически чистые продукты питания. Основные минусы — отдалённость региона и дорогой проезд до центра. Но мне нравится жить в Якутии: я здесь родился и вырос, тут семья, друзья.

Олеся Дубей

Преподаватель информатики, Биробиджан

Я живу в Биробиджане. Работаю старшим преподавателем и начальником управления информатизации и цифрового развития Приамурского государственного университета имени Шолом-Алейхема. Это единственный университет на территории Еврейской автономной области, где готовят в том числе будущих ИТ-специалистов.

Спрос на айтишников в городе больше, чем предложение. Наши выпускники работают и в бюджетных организациях, и в органах местной власти. Своих ИТ-компаний нет, поэтому многие со студенчества работают удалённо на Москву, Петербург, Екатеринбург. Из-за разницы во времени некоторые работают ночью. Если в госсекторе ИТ-специалист будет делать всё и сразу за 35 тысяч рублей в месяц, то на удалёнке работник может претендовать на зарплату в несколько раз больше.

Отток специалистов из города заметен, не только в ИТ. Многие переезжают в Хабаровск, а оттуда уже куда-то ещё, большая биробиджанская диаспора есть в Екатеринбурге. В ИТ мы отстаём, модернизация идёт медленно. Мало строительства, качество медицины и транспорта не устраивает. Не хватает культурных событий: из развлечений — один кинотеатр, из музеев — только краеведческий, выставки современного искусства до нас не доезжают, клубы закрываются. Потому бо́льшую часть работы с молодёжью берёт на себя вуз.

Из плюсов — у нас компактный, спокойный город. Неплохо оснащены школы. Есть свой университет, колледжи, техникумы. За два часа можно доехать до Хабаровска, при этом цены на жильё у нас ниже. У нас привычный дальневосточный климат: холодная зима, жаркое лето. Красивая природа, сопки, хорошая экология, чистый воздух. В Биробиджане живут те, кто действительно любит город. К сожалению, из других регионов никто не приезжает. 

Роман Кузьменко

Генеральный директор gamedev-компании, Благовещенск

Я руководитель благовещенской компании «Тематика». Мы занимаемся разработкой игр на движке Unity. В основном работаем на аутсорс, но находим время, и чтобы заниматься и своими небольшими проектами. Компании уже 10 лет, 7 из них я занимаю должность генерального директора. 

Большинство айтишников в Благовещенске занято в сфере обслуживания железа и софта: админы, эникеи, 1C-ники, работники техподдержки, сотрудники ИТ-отделов предприятий и банков, сетевики. Если же говорить о тех областях, где требуется работа с кодом, то это веб. Есть маленькая прослойка узкопрофильных программистов, к которой отношусь я.

В городе есть два университета с кафедрами информатики и математики: БГПУ и АмГУ. Если хочется получить высшее образование, связанное с ИТ — то это лучший выбор из того, что есть. Многие толковые специалисты работают удалённо на другие страны и регионы. Так как у нас компания небольшая, конкурировать в уровне зарплат с Москвой и Питером мы не можем, поэтому есть проблема текучки кадров. За 10 лет многие мои бывшие коллеги уехали в Москву, Питер или за границу. Кстати, заметил, что если лет 5–10 назад большинство предпочитало Москву, то в последнее время — Питер. В Благовещенск переезжают в основном из области. Есть те, кто перебирается из других регионов Дальнего Востока. С запада России едет меньше людей:  те, кто уехал отсюда, но не смог или не захотел остаться на новом месте.

Основных минусов жизни в Благовещенске три. Во-первых, неоправданно дорогое жильё. Во-вторых, удалённость от центра. В-третьих, небольшой выбор в плане культуры и инфраструктуры. Очевидных плюсов тоже несколько. Рядом Китай: на другом берегу Амура находится город Хэйхэ, его видно с набережной, в доковидные времена можно было съездить в Китай на выходные. В Благовещенске удобная застройка: квадратные кварталы, минимум запутанных развязок и блуждающих улочек, в городе очень легко ориентироваться. Редко бывают большие пробки, из одного конца в другой можно добраться на такси за 15–20 минут, мало грязи и шума, легко выбраться на природу.

Владимир Бикиняев

Инженер в сфере телекоммуникаций, Магадан

В Магадане я живу с детства. После школы в 1986 году уезжал учиться в Ригу. Окончил институт гражданской авиации, я инженер средств авиационной связи. Потом вернулся и стал работать в сфере телекоммуникаций. С 2007 года я был инженером по развитию в местном подразделении «Билайна». Заниматься приходилось и высотными работами, и ведением таблиц в Excel, и ремонтом железа с паяльником.

Зарплаты в телекоме выше средних. Но больше всего получают вахтовики, занятые в добыче золота. В Магадане всего один университет, он считается неплохим, но в сферах ИТ и связи всё равно не хватает квалифицированных кадров. Многие уезжают в Петербург либо на юг европейской части страны.

Магадан расположен слишком далеко от центральных регионов России. Климат суровый, инфраструктуры мало. Значительную часть продуктов питания, особенно свежие фрукты и овощи, завозят, поэтому и цены на них высокие. Но в жизни в небольшом городе на Севере есть и плюсы. Здесь чистая и красивая природа, очень тихо, почти нет криминала. Ближайшие родственники живут в Хабаровске, иногда я подумываю об отъезде, но пока не уверен в своём решении. Здесь я прожил большую часть жизни и ко всему привык, а как будет на новом месте, пока не ясно.

Евгений [фамилия скрыта по просьбе спикера]

Предприниматель в сфере телекоммуникаций, Певек, Чукотка

Я родился в Алтайском крае, но в 11 лет переехал с родителями на Чукотку. Живу в Певеке, самом северном городе России. У меня своя небольшая компания, занимающаяся сотовой и спутниковой связью, а также техническим обслуживанием сетей всех видов.

ИТ-вакансий на Чукотке очень мало, специализированного образования тоже нет. Удалённо на другие регионы не работают — скорость интернета не позволяет. Я заочно учился в Москве, но бросил институт на третьем курсе, в сфере ИТ могу назвать себя самоучкой. Хотя зарплаты на Чукотке самые высокие в стране, жить здесь невыгодно. Средняя цена продуктовой корзины выше, чем в средней полосе или в Сибири, в 4–5 раз, а разница в зарплатах не столь велика даже с учётом северных надбавок. Отпуск с оплатой дороги предоставляется раз в два года, а так билеты из Певека в Москву на семью из двоих взрослых и двоих детей обходятся в 300 тысяч и выше.

С Чукотки многие уезжают: работы мало, инфраструктуры мало, климат суровый, жизнь дорогая. Разве что в Анадыре отток населения меньше. Из более западных регионов сюда едут работать вахтовым методом, но не в ИТ. Молодёжь уезжает учиться и не возвращается, в основном оседают там, где есть родственники. Из плюсов жизни здесь — природа и возможность наработать стаж на северную пенсию в будущем. Раньше Чукотка славилась людьми, их отзывчивостью, невозможностью бросить в беде кого бы то ни было. Сейчас, к сожалению, этого стало гораздо меньше. Поэтому я задумываюсь об отъезде в Новосибирск. Правда, работать по найму уже не очень хочу: за годы предпринимательской деятельности накопился достаточно большой багаж знаний, и не только в сфере ИТ, и на новом месте буду опять пытаться открыть своё дело.


Жить на Дальнем Востоке сложнее, чем в регионах, расположенных ближе к Москве, Петербургу и другим миллионникам. Возможно, спасти ситуацию могли бы создание привлекательного инвестиционного климата в регионе, налоговые льготы для высокотехнологичных бизнесов, частичное возвращение к системе трудового распределения либо содействие переселению граждан из стран СНГ. Разница часовых поясов, географическая отдалённость, кризисная ситуация в образовании никуда не деваются. Но для кого-то плюсом могут стать и Азия под боком, и необычная природа, и возможность купить жильё. И в любом случае хорошо оплачиваемая работа позволяет получить ценнейший опыт — даже в непростых условиях.

Теги:
Хабы:
+2
Комментарии19

Публикации

Информация

Сайт
netology.ru
Дата регистрации
Дата основания
2011
Численность
501–1 000 человек
Местоположение
Россия