Николай Парухин: «OpenStreetMap слишком добр к людям. Он доверяет им...»


    Николай Парухин — опытный картограф из Архангельска, который когда-то был исследователем морей и первопроходцем ГИС. Сейчас он работает системным администратором, а в свободное время рисует карту в OSM и переводит интерфейсы программ. Зачем он это делает, отчего люди уходят из OSM и почему важно рисовать абсолютно всё — обо всем этом он рассказал в интервью.

    — Как и когда вы познакомились с OSM?

    — Впервые я о нем узнал в 2006 году, но зарегистрировался и стал картировать только спустя пять лет — в 2011. История знакомства следующая. У меня есть хобби — переводить интерфейсы программ на русский язык. И как-то раз на сервисе Launchpad, на котором локализуют Ubuntu, я увидел новый проект по переводу приложения JOSM, связанного с картами. Решил посмотреть, что это такое. Увидел перед собой весьма скромный интерфейс: буквально несколько кнопок «Загрузить», «Выгрузить» и что-то еще. Открыл подложку со спутниковым снимком, который был такого качества, что Архангельск выглядел лишь отдельным пикселем. В общем, тогда я не смог понять, зачем нужно это приложение и что в нем можно делать. Поэтому не стал погружаться в OSM. Отмечу, что к 2011 году он стал намного понятнее и дружелюбнее к пользователю. Хотя мои первые правки вовсе были сделаны в редакторе Potlatch. Кстати, если кому интересно, то старые версии JOSM можно найти здесь.

    — Можно ли сказать, что вы — первый, кто начал перевод JOSM на русский язык?

    — Думаю, что можно, но то, что я инициатор этого процесса — это всего лишь случайность. Я тогда даже про OSM ничего не знал. Переводил непонятную для меня программу. Но хочу сказать, что я не единственный, кто это делал и продолжает делать — переводчиков много. Я лишь один из них. Могу похвастаться только тем, что я перевел около 20-30% его интерфейса.


    JOSM начала 2007 года

    — Что вас побудило в 2011 году придти в OSM и начать рисовать карту?

    — Появление мобильного телефона с GPS-приемником. Тогда считалось, что OSM — это проект, в котором картируют по GPS-трекам. Это сейчас в основном обрисовывают спутниковые снимки, тогда же их выбор был не велик, а качество оставляло желать лучшего. К тому времени у меня уже был GPS-навигатор, но перспектива ходить с ним по городу и писать треки — меня не привлекала. С телефоном намного удобнее и проще. Я установил на него два замечательных приложения — OSM Tracker и OSMPad, которыми, кстати, пользуюсь до сих пор. Первое — как следует из его названия, для записи GPS-треков, второе — с его помощью удобно собирать «в полях» номера домов или иную информацию, которую вы увидите своими глазами. Так я и начал картировать в OSM.

    — Почему вообще решили заняться рисованием карты? Все-таки это не самое распространенное хобби.

    — Так как я уже не молод, то успел прожить несколько жизней. В одной из них, почти до конца 90-х, я был ученым, который исследовал моря и океаны. Даже ходил на судах в море, где мы изучали, например, морские водоросли. Ну, и конечно же, рисовали карты. Помню, в начале 90-х у нас появились первые GPS-трекеры. По ним мы ставили точки, которые нам потом помогали в отрисовке карты в программе MapInfo. Но в 1998 году я оставил карьеру ученого и стал заниматься системным администрированием. Так я оказался в ИТ. Поэтому с картами я знаком давно и профессионально. И для меня участие в OSM, в котором я рисую карты бесплатно и для людей, это компенсация того, чего мне не хватает в жизни, но близко и важно, а также реализация своих талантов.


    Николай Парухин (справа) вместе с коллегой измеряет ламинарию сахаристую («морская капуста») во время экспедиции в Белом море. 1996-97 гг.


    Перегрузка топлива для доставки на берег (там было мелко и подойти можно было только на катере). 1996-97 гг.

    — Сложно было влиться в проект: понять его архитектуру, разобраться в системе тегов?

    — Не было никаких сложностей. Я прочитал статьи в WikiOSM, посмотрел, как это делают другие пользователи и начал картировать. Если я что-то делал не так, то мне приходили замечания от более опытных участников. Но это происходило весьма редко. Достаточно быстро я сам стал в OSM «вахтером», то есть тем человеком, который следит за тем, чтобы все было сделано правильно, и в случае чего исправляет ошибки за другими.

    — Каким было сообщество OSM в 2011 году? Что тогда происходило?

    — Активным участником сообщества, в широком смысле, я стал значительно позже, на форум пришел, по-моему, в 2013 году. Первое время имел общение только с картографами, которые правили Архангельск. Они ругались на меня и удаляли мои правки, так как я наносил на карту пешеходные дорожки и тротуары. Они были автолюбителями, а я — пешеходом и велосипедистом. Они считали, что подобной информации не место в OSM. Поэтому тогда происходило ровно тоже, что и сейчас — трения и конфликты между его участниками, которые редко когда приводят к какой-либо истине.

    — Почему они так себя вели?

    — Предполагаю, что у этого есть несколько причин. Тогда многие не совсем понимали, что такое OSM. Кто-то искренне считал, что это некое продолжение их автонавигаторов, где хранятся данные для них. Возникает резонный вопрос, как им мешают тротуары, зачем их удалять, дороги-то ведь остаются на месте? Это сейчас у нас есть мощные компьютеры, дешевый безлимитный интернет и карты памяти на несколько гигабайт. Тогда же всего этого не было, и кто-то в среде автолюбителей решил, что если они будут удалять из OSM все то, что никак не способствует их навигации, таким образом они сэкономят трафик, ведь данные сначала надо скачать из интернета, процессорное время, чтобы сгенерировать свежую карту для навигатора, и место на своей скромной по объему SD-карточке. Они просто пытались подогнать OSM под свои нужны и удаляли из него все то, что им мешало. Это, конечно, неправильный подход.

    Стоит отметить, что пользователи, которые себя так вели, ушли из OSM ровно в тот момент, когда коммерческие картосервисы предоставили им альтернативу. Там уже ничего не нужно было рисовать — все было готово, бери и пользуйся. С одной стороны это хорошо, вроде бы конфликтов стало меньше, а с другой — и рисовать стало некому.

    — Получается, с приходом в те или иные города крупных картосервисов у людей пропадает мотивация участия в OSM?

    — Да, именно так. Я видел это своими глазами. Например, у нас было много картографов в Северодвинске. Как только туда пришел 2ГИС, они тут же забросили OSM. Они рисовали свой родной город, чтобы им было удобно по нему ориентироваться. Когда появился готовый и очень точный продукт, они перешли на него и стали его использовать. Им теперь не нужно тратить свое время. Карту за них рисует кто-то другой, каждый месяц она автоматически обновляется. Если же найдешь на ней какую-то ошибку, то просто о ней сообщаешь. Спустя какое-то время ее кто-то исправляет. Это удобно. И вот тут становится непонятно: «Зачем рисовать в OSM, если все уже есть?»

    — Как бы вы объяснили человеку, далекому от OSM, что это такое? И почему вы рисуете там карту?

    — На эту тему сказано достаточно красивых, умных и правильных слов. Я не оратор, мне сложно замотивировать кого-то. Картографирование — это узкоспециальная деятельность. У человека должны быть специфические навыки и не менее сильная тяга к этому делу, ему должно это нравиться, он должен этого хотеть. И, думаю, поэтому в проект приходят и в нем остаются только те, кому зачем-то нужна карта: либо у них конкретные прагматичные цели, либо они получают от этого процесса — рисования карты — удовольствие. И вот так вот заманить в проект кого-то с улицы — это невероятная удача, а, скорее, невозможная задача.

    Но все же иногда в жизни мне приходится кому-то объяснять, что такое OSM. Чаще всего это бывает, когда я заглядываю в частный сектор или во дворы наших архангельских малоэтажных “деревяшек”, где все друг друга знают, а тут вдруг появляюсь я и начинаю в режиме реального времени картировать. Они меня спрашивают: «Кто ты такой и что тут делаешь?» Я путем приведения аналогий объясняю им свое присутствие. Большинство из них знакомы с картами Яндекса, Google и 2ГИС. Так они узнают о еще одном картосервисе — OSM.

    Еще один раз я выступал перед студентами кафедры геодезии и земельного кадастра нашего местного университета. Попытался им рассказать об OSM и вовлечь в процесс картирования. Но, думаю, попытка была не самая удачная. К сожалению, это их не заинтересовало. Будем считать, что я не смог донести до них все прелести OSM. И если реакцию студентов я еще могу понять, то вот почему их преподаватели мне сказали, что всё это, скажем так, весьма бестолковая вещь — не знаю. Наверное, стоит пытаться еще, но пока я не готов этим заниматься.

    — Обратил внимание, что вы оставляете много заметок и делаете много небольших правок.

    — Ну, не так уж и много. Но практически везде, где я бываю, оставляю заметки или вношу правки через мобильный телефон. До этого я пытался всё запоминать или записывать, например, что вот тут надо добавить парикмахерскую, а здесь — отрисовать тропинку. Но достаточно быстро понял, что это гиблое дело, потому что большая часть этих наблюдений, так и не была внесена мною в OSM. Просто потом всё было либо некогда, либо увлекался чем-то другим. Поэтому я решил сменить свою тактику картирования, чтобы мои усилия не пропадали зря. Что можно, я прямо сразу с телефона и правлю, а что нет — ставлю заметку. Даже если я сам ее затем не отработаю, она останется в OSM и есть надежда, что на нее обратит внимание кто-то другой. На данный момент я 9-й в мире по количеству правок, выполненных через мобильное приложение Maps.Me согласно их внутреннему рейтингу.


    Почти во время каждой большой прогулки Николай пишет GPS-треки и оставляет заметки. На карте это выглядит вот так

    — Используете данные OSM в работе или личной жизни?

    — В основном, в личной жизни — в путешествиях или поездках. Но OSM — не единственный картосервис, которым я пользуюсь. У меня стоит все, что можно. Кто-то говорит, что OSM во многом проигрывает коммерческим сервисам, но раз на раз не приходится. Бывал в таких местах и странах, которые отрисованы только в OSM и больше нигде.

    Также есть небольшой опыт использования OSM в профессиональных целях. Как-то я делал пару несложных карт, на которых размещал определенные объекты.

    — Может быть, у вас есть интересная история, связанная с OSM?

    — Увы, но у меня ничего такого нет. Я не программист, не аналитик данных и даже не турист-походник. Я весьма посредственный участник проекта, который рисует то, что видит и умеет. Мне нравятся прогулки, иногда я сажусь на велосипед и еду в пригород Архангельска — в какую-нибудь ближайшую деревню или поселок. Покатаюсь там, запишу GPS-трек, оставлю пару заметок, столько же правок и возвращаюсь домой.

    Восхищаюсь теми, кто сделал массу полезных инструментов для OSM. Передаю им всем привет: Илье Звереву, wowik, CupIvan и пр. Ребята, я регулярно пользуюсь вашими инструментами, валидаторами, плагинами, они классные, спасибо вам за них!

    — Как объясняете близким, чем вы занимаетесь?

    — Гуляю. Рисую карту. На самом деле, рисование карты в OSM спокойно можно совместить с минимальными 10 тысячами шагов, которые рекомендуют проходить каждый день, чтобы быть в форме. Выходишь на улицу, берешь телефон и отмечаешь все то, что видишь по пути.


    Снимки, которые обычно Николай Парухин делает во время прогулки

    — Что нравится в OSM? Не нравится? Что бы изменили и сделали лучше?

    — Мне нравится все, кроме одного: время в OSM может идти только в одном направлении — вперед. Практически невозможно откатить какие-либо правки. Из-за этого структура данных очень уязвима. Приведу конкретный пример.

    Вот сейчас, как мы знаем, сотни различных ников с женскими именами дружно отрисовывают населенные пункты в России. Предположительно, они это делают к переписи населения, а данные берут из закрытых и несовместимых с OSM источников. Эти же люди не так давно взяли и испортили карту Архангельска. Они по старому спутнику снова нанесли на карту снесенные здания, а также, видимо, не зная о том, что такое смещение, пододвинули практически все объекты так, чтобы они соотносились со спутниковым снимком. И я понимаю, что если сейчас это всё попытаться откатить, то будет такое месиво из данных, что, наверное, мне будет проще заново отрисовать весь город, чем пытаться как-то это исправить.

    Вот это мне очень не нравится. Невозможность исправить, а, прежде всего, не допустить таких ситуаций. OSM слишком добр к людям. Он доверяет им и любые правки сразу же принимает в основную базу, из которой их потом практически невозможно «выдрать».

    Пользуясь случаем хочу обратиться к организаторам этой сомнительной федеральной картоакции. Я точно знаю, что эти люди правят за деньги. Они иногда прямо пишут в комментариях к пакетам своих правок количество выполненных действий и сумму, которую они заработали. Я понимаю вас, вы хотели сделать хорошую карту. Но почему вы не наняли людей, которые есть внутри проекта, которые с ним знакомы и умеют рисовать? Почему вы наняли кого-то со стороны? Они сделали по итогу только хуже. Их правки в любом случае откатят, а карта от этого станет еще хуже. Вы потратили деньги, а результата не получили.

    Еще бы мне хотелось, чтобы появились автоматические инструменты для массовой работы с POI сетевого бизнеса: банков, магазинов, кафе и пр. Многие организации выкладывают в свободный доступ адреса своих филиалов и время их работы. И вот, допустим, изменил какой-нибудь банк время работы своих отделений, а этот инструмент сам сравнил то, что есть в OSM, с тем, что на сайте этой организации и автоматически выполнил все нужные правки. Сейчас есть нечто похожее, например, валидатор agily, который в полуавтоматическом режиме позволяет делать подобную операцию, но ты в любом случае должен руками сидеть и вносить правки. Это отнимает много времени. В общем, я жду такой инструмент.

    — Ранее вы сказали, что у вас есть еще одно хобби — перевод интерфейсов программ и сервисов. Почему вы это делаете?

    — Совмещаю полезное с приятным. Я немного знаю английский, хотя в школе и институте изучал немецкий. Не хочу терять и без того свой скромный уровень владения им. Поэтому практикую его таким образом. В общем-то, другого варианта в Архангельске у меня и нет. Если бы я просто читал книги или смотрел сериалы на английском, я бы ничего общественно полезного не делал. В этом же случае я и английским занимаюсь и людям помогаю.

    — Что вы перевели в мире OSM?

    — Всего и не упомню… uMap, iD, Vespucci, Overpass turbo, Field papers, Wheelmap и многое другое. Но не думайте, что я один их все перевел. Я — соучастник проектов по переводу. Иногда, правда, бывает так, что и все 100% интерфейса перевожу я.

    — Как это происходит — перевод приложения?

    — Сейчас практически всё переводится на специально созданных для этого платформах, например, таких как Launchpad, Poeditor, Transifex и пр. Там есть проект программы, видишь оригинальный текст, в отдельное окошко вписываешь перевод. Весьма интуитивные сервисы. Лучше один раз увидеть, чем сто раз объяснять. Добавлю, что на последнем из перечисленных мною сайтов можно бесплатно организовать совместный перевод свободных и открытых продуктов. Поэтому на нем переводится так много opensource, в том числе и почти все проекты из мира OSM, кроме разве что JOSM и StreetComplete.


    Николай Парухин картирует почти всегда, даже на отдыхе в Батуми

    — Какие советы дадите новичкам в OSM?

    — Во-первых, не бойтесь экспериментировать. Постоянно пробуйте что-нибудь новое в OSM. Сегодня прочитайте какую-нибудь статью на WikiOSM, завтра — попробуйте новый инструмент, послезавтра — валидатор. Уже через месяц вы будете столько всего знать, что сами удивитесь, как вы этого не знали. Уверен, что что-то даже вам пригодится в вашей жизни или профессии.
    Во-вторых, когда вам в голову придет мысль «что бы мне такого еще порисовать?», вспомните мои слова — рисуйте все то, что вы видите. Даже то, что еще не отображается на карте. Приведу простой пример. Есть проект Wheelmap — он показывает места доступные для людей с ограниченными возможностями. Данные берет из OSM. Эта информация очень важная, но она никак не отображается на рендере, размещенном на сайте osm.org. Думайте не только о себе, но и об окружающих.

    Все данные, которые есть в OSM, даже весьма странные на первый взгляд: трансформаторные подстанции, канализационные люки, ЛЭП, газопроводы и пр. — все это уже кем-то используется и кому-то помогает каждый день. Поэтому и вы тоже смело их вносите. Все найдет свое применение.

    В-третьих, постарайтесь проявлять любопытство: идете по улице — смотрите по сторонам, обращайте внимание на то, что видите: кафе, киоски, парикмахерские, магазины, здания, подстанции, дорожки, парковки и пр. Это все придется рисовать :)

    — Что скажете в завершении нашей беседы?

    — Обязательно попробуйте свои силы в OSM и не только в нем. Я регулярно ввязываюсь в новые проекты и изучаю их. Например, я являюсь участником американского сервиса «Billion graves» («Миллион могил»), в котором пользователи ходят по кладбищам и фотографируют надгробия могил, а после отмечают их на карте и расшифровывают надписи на них. Я попробовал, походил, поснимал, добавил несколько. И самое интересное, что мне вдруг написал один человек, сказал, что благодаря моим снимкам он увидел могилы своих родных и близких, а также попросил на этом кладбище еще поискать могилы людей с определенной фамилией. Вот так вот неожиданно ты оказываешься кому-то полезен.

    Еще меня заинтересовал проект «Open Food Facts», в котором необходимо фотографировать продукты питания и их этикетки. Сервис распознает то, что на них написано, анализирует это и в простом виде выдает тебе насколько вреден или полезен этот продукт. Узнал много нового про привычные для себя вещи.

    Поэтому пробуйте разные сервисы, изучайте их, узнавайте что-то новое и знакомьтесь с людьми. Одним словом, будьте полезны обществу! Обязательно найдите хотя бы 5 минут в день для какого-нибудь социального проекта.



    Общение российских участников OpenStreetMap идёт в чатике Telegram и на форуме.
    Также есть группы в социальных сетях ВКонтакте, Facebook, но в них, в основном, публикуются новости.

    Присоединяйтесь к OSM!



    AdBlock похитил этот баннер, но баннеры не зубы — отрастут

    Подробнее
    Реклама

    Комментарии 15

      +1
      Интересное интервью, интересный человек, интересные места.
      Не хватает геотегов на фотках, КМК OpenStreetMap именно про них и про накопление значимой каталогизированной информации. Или всё же не стоит слишком доверять людям?
      Например,
      на КПДВ суровые челябинцы признаются в любви к своему городу, фото без купюр выглядит так (а не то, что можно подумать):

      ЧелябинскViva la El Comandante
        0
        Спасибо!
        Нет, тот Che другой :)
        Геотегов, фактически, кроме КДПВ на фото и не было, да и на ней, видимо, в какой-то момент потерялись (да, это действительно Челябинск, Парк культуры и отдыха им. Ю.Гагарина.
        Морские фото сняты на плёнку и уже не помню где, где-то посреди Белого моря.
        Батуми — цифра, но простой Panasonic, без GPS. Старый бульвар (41.65313 N 41.62935 E) если интересно, вот это место на панорамах гугла.
        Коллаж — в основном всё Архангельск, там теги были, но естественно затёрлись.
          0
          Вам спасибо! Архангельск — своеобразный город, Запомнилась освещёнка на Соловки — деревянные столбы, вмороженные прямо в лёд, которые весной после таяния остаются на плаву и их просто собирают.
          Ведь сколько необычных мест, есть что наносить, благо есть куда.
          Что-то захотелось в Батуми, проехаться по велодорожке на набережной.
            +1
            Наверное на Кегостров, на него ледовая переправа идёт прямо из центра (есть на панорамах goo.gl/maps/v1oxRF3fYUPsJ9378 ). А до Соловков — слишком далеко прокладывать от нас :)
            В Батуми хорошо (в 2016 было точно), начиная с паспортного контроля, где улыбчивая пограничница, спросив "- А юноше 18 исполнилось?" и получив в ответ честное «Нет», вручила две по 0,33 белого сухого. Будет возможность — обязательно посетите.
              0
              Гостеприимность превыше возрастных предрассудков.
        0
        Мало уже осталось нас — могикан, мечтавших в детстве стать (и ставшими) геологами, геофизиками, моряками, биологами, врачами, учителями… Современная молодёжь из крупных городов судит о мире по передачам на каналах Discovery и Animal Planet. При всём уважении к их контенту — мир намного больше, чем способна передать видеокамера или турпоездка.

        Редактирование отдалённых уголоков в ОСМ — один из способов узнать мир поближе. И однозначно я съезжу в Архангельск. Давно меня будоражит знак на Ярославке «Архангельск 1100» ))

        А про ламинарию вспомнилось… Переводили мы как-то СПБУ с рейда Холмска на шельф, начали поднимать ноги — а там этой ламинарии за 9 месяцев наросло… буфетчицы вышли с тазами и набрали сотни килограмм. Догадайтесь какие салаты мы ели каждый день )))
          0
          На самом деле всего день в пути, даже меньше (у нас ночи белые), приезжайте.
          Ламинарию я за 6 лет так и не полюбил.
          0
          Они ругались на меня и удаляли мои правки, так как я наносил на карту пешеходные дорожки и тротуары. Они были автолюбителями, а я — пешеходом и велосипедистом. Они считали, что подобной информации не место в OSM.
          Прям таки добро пожаловать в UK.
          Про могилы было интересно. Как-то не думал что есть такой сервис. Кладбища люблю, но до мапанья могилок ещё не дошёл.
            0
            Так ведь начать никогда не поздно, приложение в магазинах есть под Android/iOS, сейчас, кажется даже регистрации не требуют, чтобы просто делать фото надгробий — фотографируешь и отправляешь (если отправлять с регистрацией, дают время на дешифровку и только потом выставляют на дешифровку всем желающим, плюс статистика).
              0
              Мне ещё за прошлый год обработать панорамы надо.
                0
                Можем, если их — панорам — много, провести в каком-нибудь из «нужных» городов картоакцию, чтобы форсировать этот процесс ;)
                  0
                  Ээээ, я только Егорьевск закончил. Там ещё море Москвы, Мирного, Британии… Что-то из этого явно захотят видеть.
                    0
                    Мирный — Якутия?
                0
                Там обработку можно «отдать на аутсорс» — у меня загружено/расшифровано ~ 1800/250.
                Т.е. погулял/пофоткал/выгрузил, а коллеги по проекту расшифруют.

          Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

          Самое читаемое