Адам Нойман ушёл из руководства WeWork после вскрытия его махинаций


    Основатели WeWork Адам и Ребека Нойман являются близкими друзьями Иванки Трамп. Фото: Theo Wargo / Getty Images

    За несколько дней до IPO основатели WeWork Адам и Ребека Нойман всё-таки ушли из руководства компании под давлением инвесторов, озабоченных эксцентричным поведением Адама. Их беспокоит, что бизнес с оценкой в десять миллиардов долларов построен вокруг одного человека и слишком зависит от его личности.

    Адам сдавал помещения в аренду своей компании, брал у неё кредиты и даже продал ей торговую марку "We (tm)". Хотя компания глубоко убыточна, основатель уже стал миллиардером.

    В качестве временных сопредседателей назначены двое нынешних руководителей, Себастьян Ганнингем (Sebastian Gunningham) и Арти Минсон (Artie Minson). Нойман продолжит работу в качестве председателя правления, так что лишён возможности действовать единолично.

    We Company (WeWork) — сеть, которая объединяет около 800 коворкингов в 111 городах мира и 527 000 «членов». В ближайшее время она может выйти на 1-е место в России по площади арендуемых помещений.

    «Хотя наш бизнес никогда не был сильнее, в последние недели пристальное внимание к моей личности стало значительным отвлечением, и я решил, что в интересах компании уйти с поста главного исполнительного директора. Спасибо моим коллегам, нашим членам, нашим партнёрам-арендодателям и инвесторам за то, что они продолжают верить в этот великий бизнес», — написал Адам в официальном заявлении.

    Слухи о предстоящем смещении Ноймана появились несколько дней назад после бурной недели, в течение которой общественность обсуждала его странное поведение и употребление наркотиков, а стартапу пришлось отложить IPO на фондовом рынке.

    Нойман основал WeWork вместе со своей женой Ребекой и архитектором Мигелем Маккелви (Miguel McKelvey) в 2010 году, но компания до сих пор глубоко убыточна, хотя сам основатель и его родственники уже вышли в кэш.

    В преддверии запланированного IPO компания подсчитала, что объём рынка для её бизнеса может составить 1,6 триллиона долларов. Из таких фантастических перспектив и выводится рыночная оценка стартапа, который оценивали в $47 млрд (позже оценку снизили до $10 млрд). Однако в первой половине 2019 года компания потеряла $690 млн при выручке $1,5 млрд.

    Но главным опасением потенциальных инвесторов стала сомнительная личность самого Адама Ноймана, его необычный стиль управления компанией в стиле секты, претензии на визионерство, сделки с собственной компанией через другую свою компанию, вовлечение в бизнес родственников.

    Согласно форме S-1, Нойман не получает зарплату и не будет иметь права на выходное пособие, если больше не является генеральным директором. В первой половине 2019 года WeWork предоставила ему опционы на обыкновенные акции, которые реализуются при успешном IPO и его компания достигнет рыночной капитализации $90 млрд.

    Инвесторы предложили вытеснить Неймана с помощью аннуляции его возможностей для самообороны через пункт о сделках с самим собой, сообщает New York Times. Нойман владеет долями в компаниях, которые купили недвижимость, а затем сдали её в аренду WeWork. Таким образом, он одновременно является и арендодателем, и арендатором.

    Другие акционеры призывали к расследованию использования Нейманом денег компании и приёма наркотиков во время работы, сообщает Times. The Wall Street Journal на прошлой неделе пересказала утверждения анонимных источников о том, что Нойман курил марихуану на частном рейсе из Нью-Йорка в Израиль. Экипаж обнаружил большое количество травки, набитой в коробку с хлопьями, для обратного путешествия.

    После череды скандалов компания столкнулась с перспективой не привлечь $3 млрд, необходимые для разблокирования $6 млрд банковского финансирования. Поэтому ей ничего не оставалось, кроме как отложить публичное размещение акций.

    Сомнительная бизнес модель


    Распитие текилы на собраниях сотрудников и встречах с инвесторами, курение травки на борту самолёта и сумасшедшие заявления о том, что он способен изменить мир и даже жить вечно — лишь немногие нюансы личности Адама Ноймана.

    Критики сомневаются, что у бизнес-модели субаренды офисов вообще есть перспектива: это «сдача в аренду чужой недвижимости арендаторам-членам с практически отсутствующей кредитоспособностью в бизнесе с минимальными барьерами для входа, кроме готовности платить арендную плату».

    Проблема в том, что такой бизнес может легко открыть любая компания, которая владеет офисными площадями. Те самые арендодатели, которые фактически владеют офисами, откуда WeWork распродаёт площади по кусочкам. Они могут создать — и создают — собственные аналогичные сервисы. Это коворкинги: краткосрочная аренда пространства для совместной работы с большим количеством вспомогательных услуг.

    WeWork является для своих клиентов чем-то вроде Uber в мире коммерческой недвижимости (она также пробовала сдавать в субаренду жилые помещения, но неудачно). Решение just-in-time, избавляющее от необходимости работать из дома или местного Starbucks или создавать дорогостоящие службы поддержки.

    Проблема в том, что в таком виде «аналог Uber» гарантировал всем своим водителям оплату и арендовал огромный парк автомобилей на ближайшие полтора десятилетия. У фирмы есть долгосрочные обязательства, которые она пытается покрыть краткосрочными доходами. Такая бизнес-модель больше подходит для индустрии аттракционов, чем для коммерческой недвижимости, поскольку недвижимость является гораздо более дорогим товаром. Для сравнения, конкуренты-собственники недвижимости могут предоставить небольшую часть своих площадей для коворкингов, не подвергая риску всю свою бизнес-модель.

    WeWork уже начала представлять угрозу для рынка недвижимости. В Нью-Йорке и Лондоне эта компания является крупнейшим арендатором офисных площадей в частном секторе. В Москве это может произойти в ближайшее время.

    Неустойчивый характер бизнес-модели фирмы ставит под угрозу не только собственников, которые непосредственно связаны с компанией, но и рынок в целом, считают некоторые аналитики.

    После ухода с поста исполнительного директора Адам Нойман останется председателем компании. Он имеет право делиться советами и видением, но не принимает участия в повседневных решениях. Фактически, он будет играть роль штатного визионера.

    В этом смысле некоторые инсайдеры сравнивают его позицию с другим известным визионером — исполнительным директором Tesla Илоном Маском. «Любому стартапу не помешает визионер, — говорит Сантош Рао (Santosh Rao), руководитель отдела исследований Manhattan Venture Partners. — Но это странная ситуация. Он будет там присутствовать, но не собирается управлять компанией. Это почти как ситуация Илона Маска. Компания работает на его харизме и видении».
    AdBlock похитил этот баннер, но баннеры не зубы — отрастут

    Подробнее
    Реклама

    Комментарии 7

      0
      Странная компания, если честно. Мне вот интересно, если компании типа ВиВорка нащупают рабочую бизнес-модель. Что помещает условному 4seasons/хилтону и прочим сетевым отелям, открыть какие-то залы коворкинга. У них же условно и земля уже есть и здания и расположение.
        0
        Безотносительно к ситуации с этой компанией — а что мешало таксопаркам сделать свои приложения для вызова такси? Сделать то сделали, но их всё равно обходят компании типа Uber. Дело то не только в помещениях, а ещё в накопленном опыте. Очень тяжело перестраиваться крупным компаниям. Это даже иногда им мешает, то что они крупные и у них есть средства.
          0
          В Приморском крае есть небольшой город Уссурийск. Там до всяких уберов и яндекс-такси появилась компания «Восток-Такси» со своими приложениями, машинами, водителями и прочее (фактически любой мог пойти работать на своей или арендуемой машине таксопарка). До сих пор ни яндекс, ни убер не смогли захватить город. Так что не все так однозначно.
            0
            Правильно, начали то ещё до прихода «уберов и яндекс-такси». Набрались опыта. Также Уссурийск не настолько большой город, чтобы уберы и яндекс-такси кидали силы на развитие там себя. Как сделают там свой процент агрегатора нулевой, так все пересядут на яндекс такси. Как только Восток-Такси развалится, то процент поднимут до текущего(или ещё выше). Надеюсь такого не произойдет, и будет конкуренция, но многое указывает на то, что всё таки так и будет.
            Кто из «4seasons/хилтону» уже делает коворкниги, чтобы быть готовым? Если они сами сейчас таким не занимаются и если модель WeWork выстрелит — то скорее «4seasons/хилтону» захотят войти в систему и стать партнёрами того же WeWork.
          +6
          компания с точно такой же бизнес-моделью есть, зовётся Regus. Только торгуется она не с таким мультипликатором (а WeWork так вовсе хотели вывести на биржу с мультипликатором вдесятеро больше, чем Amazon и Facebook).

          Бизнес-модель настоящая сидит в другом месте, которое называется SoftBank. Те берут деньги саудовских принцев и скупают пакеты в компаниях по заоблачным оценкам, разгоняя стоимость компании. На вопросы от зануд «а правда Uber должен стоить ТАК дорого?» всегда следовал ответ «ну вот же доп. эмиссию акций только что проинвестировали по удвоившейся оценке, пока ты будешь тупить — так она учетверится, торопись!»

          Но «после того, как наступает отлив, всем становится видно, кто купался без трусов»: Uber после IPO навернулся, в заоблачную оценку WeWork никто не поверил. Саудовцы сухо прокомментировали, что в «Vision Fund 2» СофтБанка они новых денег не внесут, только прибыли от «Vision Fund 1» (что в переводе означает — «новых денег не будет»).
            0

            Да всего лишь очередной единорог. Ничего странного в бизнес-модели нет: при общей убыточности и большой медийной поддержке привлечь крупных инвесторов, бегущих от низких ставок, и раздуть"капитализацию". В идеале конечно, еще необходимо привлечь (через обещание сверх-роста, скорого технологического чуда и прочего "визионерства", во многом завязанного на роли отдельного человека) деньги частных инвесторов, для закрепления прибыли фондов. Вот правда недавний опыт IPO Uber, Lyft и прочих показывает, что с последним шагом у подобных компаний все чаще начали возникать проблемы. Интересно посмотреть будет ли успешным IPO у этой компании, видно что Softbank старается как может.

            +2
            компания до сих пор глубоко убыточна, хотя сам основатель и его родственники уже вышли в кэш.

            Нойман владеет долями в компаниях, которые купили недвижимость, а затем сдали её в аренду WeWork. Таким образом, он одновременно является и арендодателем, и арендатором.

            Заветы Картмена в деле
            Картинка
            image

            Только полноправные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

            Самое читаемое