Pull to refresh

Стартапомания: как перестать искать богатых лохов и сменить галстук на шлепанцы

Self Promo
Sandbox
Как ни странно, значение слова «стартап» за последние годы получило множество различных толкований, не смотря на то, что изначально, в классическом понимании этого слова, стартап – это всего лишь компания-новичок, фирма с короткой жизнью, недавно начавшая вести свою операционную деятельность. Будем придерживаться этого толкования и в данной статье.

У современной стартапомании (или стартопофилии – кому как больше нравится) есть свои предпосылки. Прежде всего, это саксесс-стори гиперуспешных Facebook, Вконтакте и т.д. В общем-то, успешные проекты были и раньше, будут они и позже, но именно история тех же Facebook или Вконтакте сделала очевидной казалось бы изначально невероятную вещь – не какой-то там олигарх из сфер большого бизнеса, а простой соседский парень, «Пашка с нашего двора», может заработать не просто большие деньги, а несметные сокровища, которые ему не потратить за всю свою жизнь. Согласимся, что условный миллиард (неважно, в каких единицах) для большинства из нас – это весьма абстрактная сумма, которую трудно помыслить. И этот миллиард вдруг достается не абрамовичам и прохоровым, а соседскому пацану Пашке или Марку в застиранной футболке и шлепанцах. Это стимул – ведь, казалось бы, чем я хуже? У меня тоже есть и застиранная тишортка, и шлепанцы.

Только вы – хуже. И я хуже. По многим причинам, но я не об этом. Сейчас немного о другом. Волну стартапомании оседлали до абсурда смешные проекты. Вот тут, например, на полном серьезе ребята сделали «инновационную площадку» для продажи нанопорошков. Они входят в десятку лучших стартапов (по количеству отзывов) совместного проекта телеканала «Дождь» и Фонда «Сколково». Я конкретно против нанопорошков ничего против не имею, а нанопорошок золота готов прикупить на черный день – по ставкам центробанка. Но, к сожалению, обращение золота (хоть нано, хоть не нано) в стране строго регламентировано.

Создание проекта или сервиса не для людей, а для того чтобы войти в некие умозрительные списки успешных стартапов (неважно, кто создает эти списки), – одна из причин того, что стартап стал словом ругательным. Вторая причина в том, что молодые бизнесы создаются не для извлечения прибыли, а для продажи в нем доли «стратегическому инвестору». Причем под стратегическим инвестором понимают лоха, который не только возьмет на себя все бремя финансирования проекта, но и решит за вас все операционные проблемы.

Парадокс заключается в том, что хорошему стартапу деньги не нужны. В успешном стартапе привлечение средств – это не победа, а поражение. Часто – это необходимость, т.к. средства нужны, чтобы обеспечивать быстрый рост. И в этой патовой ситуации основатель вынужден принимать решение фактически под давлением (а значит, не всегда по той цене, с которой он согласен внутренне). Сейчас же большая часть стартапов – судя по всевозможным стартап-ивентам, стартап-викендам и т.д. – создаются для того, чтобы получить финансирование – и неважно, на какой стадии находится стартап и вообще способен ли он создавать прибыль. Иногда на стартам-площадках серьезно озвучивают мысль: «наш стартап – это проект некоммерческий». Ей-богу, не шучу. То есть проект создается для того, чтобы получить деньги у инвестора, а что будет с дальнейшей монетизацией – это вопрос десятый.

Но к счастью, по большей части, стартаперы собираются зарабатывать на проектах. Заработают они потом. А деньги нужны сейчас.

По сути, для чего нужны деньги стартапам? Не буду перечислять совсем уж юмористические требования. Давайте вспомним о том, что пишут в классической стартап-литературе:

— на разработку прототипа,
— на маркетинг.

А далее следите за руками.

Случай первый. Кому нужны деньги на создание прототипа? И сколько он стоит? Ну, например, он стоит 500 тыс. рублей. Откуда берется цена? Нет, вы неправильно подумали, я не обвиняю стартапера в том, что цена завышена. Давайте проследим технологию создания цены. Если стартапер не может создать прототип самостоятельно (или с помощью брата, свата, кума, соседа), он вынужден обращаться к профи, к разработчикам (или нанимать этих разработчиков – что, в общем, не имеет значения). Так что входит в стоимость создания прототипа? Правильно: себестоимость создания + прибыль разработчика (либо его зарплата) + налоги. В общем-то, нетрудно посчитать, что в этой цепочке чистая себестоимость продукта существенно ниже итоговой цифры. Тогда скажи мне, стартапер, какого черта ты вешаешь дополнительные и нецелевые с точки зрения инвестора расходы на чужие плечи? Почему эти расходы должен нести инвестор?

В общем-то, должен. Накладные расходы – это часть любого бизнеса. Но расходы должны нестись соразмерно распределению долей. Отдаешь 20 % бизнеса – оплачивай 80% накладных расходов из своего кармана. Не можешь создать прототип, запустить сайт, создать работающую модель – тогда скажи, что ты вообще делаешь на стартап-уикинде? Встань и иди изучать кодинг, ищи, наконец, друзей-программистов, присмотрись к своим соседям, может, среди них есть любители носить шлепанцы и застиранные толстовки с капюшоном на застежке-молнии.

Случай второй, самый распространенный на стартаповых сборищах. Есть сайт – не важно, что это: сервис, интернет-магазин, СМИ, соцсеть, – но нет посетителей. Сайт никому не нужен. Стартаперу нужны деньги на рекламу. Не чувствуете подвоха? А так: стартаперу нужна НЕ РЕКЛАМА, а деньги на рекламу. Зачем деньги? Потому что нет маркетингового плана (а, как правило, и опыта распоряжаться этими деньгами), и есть слепая вера, что деньги решают эту проблему.

У любого крупного игрока рекламного рынка есть дефолтный трафик, который, условно говоря, выкуплен, но не продан. Это касается любых носителей – от наружки до ТВ. В интернете есть контекст, медийка, поисковый трафик. И есть крупные игроки, который этот трафик могут получать по дефолту – операторы медийки, крупные реселлеры контекста, крупные оптимизаторские конторы.

Теперь главный вопрос – почему не идут к операторам за «маркетингом», а ищут бизнес-ангелов и инвесторов? Потому что оператор – профессионал. И он раскусит вас в два счета.

Но на деле выясняется, что бизнес-ангелы и инвесторы – не те, кто называет себя таковыми, а кто имеет успешный бэкграунд на этом поприще – тоже профессионалы. И шляются бедные стартаперы с ивента на ивент, с уикенда на уикенд. Ищут мифических лохов с дешевыми деньгами. А таковых, в общем-то, нет.
А теперь давайте подытожим.

Существует только одна-единственная успешная бизнес-модель стартапа. Должен быть руководитель – неважно, как его называть: тим-лидер или еще как – суть в том, что должен быть человек, который несет персональную ответственность за дело. Перед инвестором (если таковой будет), но прежде всего – перед своей командой. Должен быть продукт. Неважно, на какой стадии. Но этот продукт должны разработать вы сами, а не перекладывать его разработку на кого-то еще. Должна быть команда, которая в продукт верит настолько, что готова трудиться бесплатно. Либо вы ищете внутренние резервы на то, чтобы эту команду содержать. Да, практически невыполнимое требование. Но кто сказал, что будет легко? Идите в банк, берите ссуду на потребительские нужды, берите в долг у родителей, женитесь на богатой вдове. Но содержание команды – это ваша головная боль. Инвестор эту проблему на себя не возьмет. А вот после этого инвестор придет к вам сам. И предложит вам себя. Потому что то, что у вас есть, – это гораздо важнее инвестиций в развитие проекта. И вы, кстати, будете отказываться от денег. Потому что они вам будут не нужны. А если возьмете – то, значит, действительно, приперло. И можно выдохнуть и сказать себе – я вырос из коротких штанишек. Стартап переходит на другую стадию развития.
Tags:
Hubs:
Total votes 208: ↑192 and ↓16 +176
Views 1.3K
Comments Comments 146