Pull to refresh

IPO for dummies. Часть III: процесс IPO, его польза для компании, основателей и владельцев, а также почему у руководства компании при открытии торгов такой замученный вид

Self Promo
Начало и оглавление см. в первой части.

С акциями разобрались, теперь снова про IPO Яндекса… А откуда акции берутся изначально, при IPO, кто источник? Сам Яндекс?

Да.

Точнее, источником может стать любой, у кого есть акции. Теоретически, основатели так или иначе уменьшают свою долю акций, а значит, как бы продают их. Практически, смысл IPO в привлечении денег в компанию, а не в карман основателям. Такое вероятнее всего оформляется как дополнительный выпуск акций (допэмиссия). Хотя никто не мешает в рамках IPO параллельно с допэмиссией и кому-то из основателей или инвесторов явно продать свою долю, полностью или частично.

Кстати, Яндекс именно так и поступил. Из привлеченных $1.43 млрд в компанию пришло чуть менее $400 млн за вычетом трат на размещение. Остальной без малого миллиард отправился напрямую акционерам.

Как же так получается, что акции продают основатели, а деньги попадают в компанию, а не им на руки?

Предположим, у Пети и Васи, начинающих стартаперов, было по пол-компании. В какой-то момент они решили, для простоты математики, что ценность всей компании выражена 10-ю акциями, а у каждого из них — по 5 акций, соответственно.
В рамках IPO они могли бы продать на бирже по 3 своих акции. Тогда у Пети осталось бы две акции, у Васи — две акции, на бирже торговалось бы 6 акций. Доля владельцев стала меньше, у каждого осталось только 20% компании.

Пока Петя и Вася вдвоем, это ещё ничего. Продадут каждый по три своих акции и на полученные деньги выпьют пива. Проблема, если кроме Пети и Васи есть ещё кучка инвесторов с ранних пред-IPO-шных фаз. С каждого акции не выпросишь, бюрократии будет куча. Да и суть IPO — не Петю с Васей пивом напоить, а деньги в компанию привлечь. В компанию, а не Пете и Васе!

Получается, что для привлечения денег в компанию (а не владельцам) на IPO продаются акции, которыми виртуально владеет сама компания, а не владельцы.

Пусть Петя с Васей решили оставить себе по 20% акций (как в предыдущем случае), но привлечь деньги в компанию. В таком случае надо сделать так, чтобы их первичные 5 акций соответствовали 20 процентам. Если 5 акций соответствуют 50 процентам, то ста процентам соответствуют 10 акций (как и было). А когда 5 акций соответствуют 20 процентам, ста процентам соответствуют 25 акций.

Лёгким движением ручки Паркер превращаем 10 акций компании (5 акций у Пети, 5 акций у Васи) в 25 акций компании (5 акций у Пети, 5 акций у Васи, 15 акций продаются на бирже). Компания довыпустила 15 акций, размыв долю хозяев с 50% до 20%. А раз эти акции выпустила компания, то она деньги с их продажи и получит. Хотя решение об этом приняли владельцы компании, то есть Петя с Васей.

Пусть какая-нибудь компания выпустила 100 акций на продажу; 100 человек купили их по цене 10$; компания заработала 1000$; через год акции подорожали и стали стоить 20$; их перепродали, но заработали уже владельцы акций. Не компания. Какая тогда выгода ей?

Хороший, ожидаемый вопрос.

А разгадка проста. Компания выпустила 100 акций на продажу и привлекла 1000 долларов.

На ровном месте.

Это не кредит, его не надо будет отдавать, тем более с процентами. Это свободные деньги, пришедшие в бизнес, с которыми можно сделать что угодно. Что будет через год — интересно в первую очередь владельцам акций, но уже не компании (хотя отдельно взятые миноритарии, обученные в Йеле, постараются заинтересовать и компанию). А прямо сейчас компания получит мощный boost в развитии.

Или, если в компанию был влит большой объём сторонних инвестиций на предыдущих фазах, инвесторы могут сейчас (или в рамках IPO, или чуть позднее) продать свои акции и, наконец, окупить инвестицию, выйти из компании.

Да, и ещё одна забавная история. Выход на биржу — это хорошая объективная оценка компании. С этого момента акции компании стали прекрасно конвертируемым имуществом с хорошей ликвидностью. Их можно заложить. Их в любой (ну, почти) момент можно продать. Можно довыпустить новых акций или перераспределить на рынок ещё немного уже существующих. С ними можно сделать много интересных экспериментов.

Например, если бизнес такой сильный, что развивается намного быстрее процентной ставки по кредитам в банке, владелец акций бизнеса с оценочной доходностью в 50% годовых может а) заложить акции в банке по 10% годовых, б) на полученные деньги купить ещё как минимум столько же (а если кредит дали на бóльшую сумму, чем стоят акции, то и больше) акций, в) через год продать их с 50%-ной прибылью, г) выплатить комиссию 10% и выкупить назад свои акции из банка, заложенные в пункте А. По сути мы описали «депозит наоборот»: берём чужие деньги (банка), зарабатываем на них, делимся частью прибыли с «вкладчиком»; только тут уже мы сами берём на себя поведение банка.

Да, если кто-то заметил, то после пункта Б у нас ещё есть как минимум столько же акций, сколько было до пункта А, поэтому пункты А и Б можно повторять в цикле, пока не надоест, или пока вы не попадёте со своей махинацией в статью Forbes ;)

А вот если сразу после выпуска акции подскочили в цене, кому тогда выгода? Кто получит основную прибыль от недооценённости акций при IPO?

Инвесторы, получившие акции по «предзаказу», цене предложения, ещё до начала торгов. И, возможно, компания, которая помогает стартапу выйти на IPO: андеррайтер (underwriter).

Упс, а кто такой «андеррайтер»? Как он помогает при IPO? И что это за «цена предложения»?

Ну смотрите, вы же не думали, что во время IPO Яндекса на бирже акциями начинает торговать главбух? Яндекс — это высокотехнологичная Интернет-ориентированная компания, они специализируются на обработке информации, а не на биржевой и финансовой деятельности. Настолько не специализируются, что сервис «Яндекс Котировки» у них еле найдёшь, а tikr.ru они так пока и не купили.

Намного лучше биржу понимают специальные инвестиционные компании и инвестбанки. У них столько опыта, что тому же Яндексу удобнее договориться с такой компанией о помощи в выходе на биржу (решении организационных вопросов, помочь расторговаться), чем разбираться в этом самостоятельно. Разделение труда, каждый делает то, что делает лучше всего: Яндекс обрабатывает информацию и приносит прибыль акционерам, инвестиционная компания помогает умения Яндекса конвертировать в большую кучу денег от IPO.

Помните картофельную биржу? На ней торгуют и частники, и фермеры, и крупные хозяйства, и повара. Но целый ряд складов с картошкой занимает группа «Картофэль от Гоги», специалисты которой рассредоточены по всему рынку, умеют громко горланить новые заявки на продажу или покупку и бесцеремонно влезать в толпу, чтобы сунуть заявку в кучу. Есть и компания «Тарасова бульба», у которой налажены прямые связи с несколькими ресторанами украинской кухни, всегда нуждающимися в картофеле. Так что если вы вырастили новый сорт картошки, вероятно имеет смысл отдать его на реализацию кому-то из крупных компаний, а не пытаться приучить к нему покупателей самому.

Так и андеррайтер. Перед началом торгов он тщательно проанализировал состояние компании и её перспективы (как деловые, так и перспективы торговли на бирже), обговорил с выходящей на IPO компанией условия начала торгов: общее количество акций и примерный диапазон цены акции, которую можно предлагать инвесторам. Теперь андеррайтер, как с писаной торбой, будет носиться с компанией, чтобы помочь ей выйти на биржу.

Едва ли не самое главное — андеррайтер помогает организовать роадшоу: поездки руководства компании по городам и весям, во время которых руководство прыгает на мотоцикле в горящий обруч и засовывает голову в пасть дельфину общается с различными крупными инвестиционными компаниями, которые потенциально могут быть заинтересованы в покупке акций на IPO и рассказывает им как про свою компанию, так и про определённые на предыдущем этапе условия начала торгов. Представьте: несколько недель подряд, в разных городах, по две встречи в день, маркер скрипит по доске, рисуя график ожидаемой прибыли, галстук сбивается на бок, противный инвестор с задней парты хихикает и плюётся в тебя бумажкой из трубочки… и только светлый образ Lamborghini Gallardo в автосалоне придаёт тебе сил справиться с этим.

В процессе подготовки к выходу составляется также книга заявок, которую потенциальные покупатели акций подписывают. Не то чтобы физически, ручкой на бумажке — это термин такой (а как, вы думали, переводится слово underwriting?). Он обозначает заказ, сколько акций и почём (внутри заранее определённого диапазона) они бы купили. Как и в торговле на бирже, тут тоже есть варианты: можно заказать «500 акций, но не дороже, чем по 50 долларов за акцию»; можно попросить «столько акций, сколько получится на 6 килобаксов», можно сконструировать какой-нибудь сложный заказ в духе «если окончательная цена предложения будет от $43 до $43.6, то мне 17 акций, а если от $43.6 до $44.15, то 14, а если…»

После завершения гастролей руководства роадшоу андеррайтер смотрит в книгу заявок, офигевает от того, что покупатели хотят купить в 15 раз больше акций, чем компания собирается продать, радостно пишет об этом пресс-релиз в газеты, выбирает окончательную цену реализации (по которой, как он посчитает, продастся больше всего заявок — точнее, на наибóльшую сумму), и начинает понемногу распределять акции среди заказчиков. Кстати, сразу уйдут не все акции из тех, что компания выдала для реализации на бирже: часть акций он оставит себе для того, чтобы в качестве маркет-мейкера «запустить» торги на бирже.

А, вот ещё: в зависимости от перспективы открытия торгов андеррайтер может пообещать компании-эмитенту разное. Если перспективы радостные, рынок бодрый, а компания на полученные с IPO деньги втайне собирается купить Facebook, андеррайтер может дать твёрдое обязательство (firm commitment) компании, что продаст все её акции по заранее обговорённой цене. А если этого по той или иной причине не случится, то андеррайтер тупо выкупит все акции у компании по цене размещения, а дальше уже сам будет разруливать, что с ними делать. Может будет вынужден продать их дешевле и окажется в минусе. Если же андеррайтер в чём-то не уверен, то он пообещает всего лишь приложить максимальные усилия (best efforts commitment) продать эти акции, но своими деньгами рисковать не будет.

Но так или иначе, андеррайтер за свою деятельность (и по роадшоуингу, и по андеррайтингу, и по маркетмейкингу) возьмёт комиссию в размере нескольких процентов от суммарного размера IPO. И поэтому, теоретически, он постарается, чтобы оно прошло получше. Практически, отношения андеррайтера и эмитента — весьма неоднозначная тема, чего стоит только выпендрёжное IPO Google-а, хорошо описанное в книге «Google. Прорыв в духе времени»…

В конце концов, если андеррайтер дал firm commitment, а все акции распродать не удалось, ему становится очень грустно. А вот что будет, если книга заявок переподписана, и ещё до начала торгов количество заявок существенно больше, чем количество акций? Это уже андеррайтер решит. Конечно, он постарается распределить имеющиеся акции наиболее честно по имеющимся заявкам. Но, подозреваю, выполняющее услуги андеррайтинга подразделение компании Credit Suisse не обидит частных инвесторов, являющихся клиентами брокерского отделения компании Credit Suisse…

Ещё раз вкратце можно повторить, у кого и когда находятся акции, и как они в каждом случае оцениваются?

В самом начале жизни компании акции есть только у основателей.

Чуть попозднее часть акций они наверняка продают одному или нескольким венчурным инвесторам, «ангелам». Круг людей по-прежнему очень близкий.

В процессе подготовки к IPO с компанией знакомится андеррайтер. Он тщательно обследует её деятельность, договаривается, сколько и каких акций выйдет на биржу (и откуда они возьмутся: довыпустит их их компания, отдадут ли их основатели и венчурные инвесторы), и примерно предсказывает, в каком диапазоне может находиться их стоимость при выходе.

В процессе роадшоу руководители компании и андеррайтер рассказывают про акции крупным потенциальным инвесторам, заинтересованным в покупке акций по какой-то цене в выбранном диапазоне. Каждый из слушателей сам для себя решает, сколько бы акций и на каких условиях он купил ещё до выхода, и оставляет соответствующую заявку.

После роадшоу и по его результатам андеррайтер решает, какой же будет официальная цена реализации (ну, типа, если первоначальный диапазон был $15-$20, а книга заявок переподписана в разы, причём исключительно заявками в духе «да мы эти акции хоть по $30 купим в любом количестве», то было бы глупо не поднять цену реализации, скажем, до $25), получает от основателей/первых инвесторов/из довыпуска компании выданные ему на реализацию акции и начинает распределять их, удовлетворяя заявки (продавая акции подписавшимся по $25 за акцию).

Часть акций — процентов, может, 10 от выданных ему — он оставляет себе, и в день начала торгов выходит с ними на биржу. Там он выступает как маркетмейкер, стараясь наиболее успешно реализовать эти акции, в идеале — не хуже, чем по объявленной цене реализации (вышеупомянутые $25). На бирже их покупают те, кому их не досталось по предварительным заявкам (ну, плюс целая свара ботов, арбитражеров, скальперов, спекулянтов, и прочая типичная рыночная фауна). Именно в этот момент цена на ажиотаже может подняться до $30, $35 и выше.

Постепенно рынок успокаивается (те, кто хотел купить по какой-то цене — покупают или грызут локти, что цена ушла; те, кто хотел продать — аналогично), цена стабилизируется в районе какого-то значения и начинает отражать рыночный консенсус.

Так, выгода компании, выгода основателю, выгода андеррайтеру, выгода инвесторам, купившим до IPO… А обычному человеку, не успевшему купить акции до IPO, есть выгода в покупке акций, реальная выгода, не 5 баксов за год, я имею в виду?

У вас есть шикарный способ получить профит от любого развития Яндекса. Если он получит прибыль и не сможет вложить её в производство — то выплатит её дивидендами. Если он получит прибыль и вложит её всю в производство — поднимется стоимость акций. Если вы считаете, что Яндекс в течение какого-то времени будет прибыльным — надо брать и не спрашивать :)

А вообще, пять старушек — рупь любая прибыль — это прибыль. 5 долларов прибыли с одной акции (купленной за 20 долларов) — это 5 тысяч долларов прибыли с тысячи акций (купленных за 20 тысяч долларов). У вас есть двадцать тысяч долларов (да ведь найдётся, если поискать)? Вас устроит годовая доходность вашего вклада в 25%?

А если человек рисковый, то это 5 тысяч долларов прибыли с тысячи акций, купленной за тысячу долларов с плечом 20. 500% прибыли. Или шанс потерять всё до копейки, если в течение года стоимость акций просядет хотя бы на доллар.

В следующей части: влияние IPO на доход от адулт-партнёрок.
Tags: акциибизнесIPOЯндексбиржи
Hubs: Self Promo
Total votes 142: ↑136 and ↓6 +130
Comments 58
Comments Comments 58

Popular right now