Pull to refresh

IPO for dummies. Часть VII: про инсайд

Self Promo
Начало и оглавление см. в первой части.

Так что там про инсайд?

Если ты руководишь компанией, то определённо располагаешь бóльшим объемом информации, чем какой-нибудь миноритарий, купивший её акции на бирже через Интернет.

Но, если ты воспользуешься этим преимуществом, торгуя акциями, это будет нечестно по отношению к обычным покупателям-миноритариям. Согласись, если всё имущество твоей компании состоит из нефтяного танкера, и тебе первому сообщили, что он затонул, столкнувшись в Атлантике с айсбергом, то… ты бросишься на биржу продавать свои акции и останешься при деньгах. А вот акционеры компании, что узнают про затонувший танкер через пару дней из репортажа CNN, останутся с кучей мгновенно подешевевших до уровня фантиков акций на руках. Некрасиво, правда?

Поэтому с того момента, как акции твоей компании начинают торговаться на бирже, на многие действия с ними, выполняемые руководителями компании, ключевыми сотрудниками или прочими людьми, имеющими доступ к важной внутренней деловой информации, будет накладываться огромное количество ограничений.

Конечно, ты, как основатель компании, можешь выставить часть своих акций на IPO. Это ещё нормально, вполне честно. Но сразу после IPO продать их уже не получится. Не только у тебя, но у любого владельца крупных пакетов акций, (получившего их до IPO — ранним ангелам-инвесторам и т.п.) вообще. Тем, чьи акции не были выведены на IPO, запрещено продавать их в течение некоторого периода после открытия торгов. Это называется lock-up (или lock-in, или lock-out, или, может быть, lock-какое-нибудь-ещё-наречие) period, и поверьте — это не 2-3 часа. Скорее от 3 до 6 месяцев. Перед IPO весь процесс тщательно просчитали, но, поскольку в реальности на IPO выводятся не все акции компании, а порядка 20%, стало быть 80% остаётся на руках, и продажа большого объёма может серьёзно подорвать рынок. История подсказывает, что после окончания lock-up-а котировки акций падают в среднем на несколько процентов. Вы не видели, как деньги утекают сквозь пальцы? Тогда представьте, как после начала торгов на бирже акции падают в цене ниже цены подписки. И поставьте себя на место владельцев акций, получивших их до IPO — им во время lock-in-а продавать акции нельзя.

Так что мужайся, Lamborghini Gallardo на деньги с продажи акций сразу после IPO тебе не светит, если только не выставишь свои акции прямо на IPO по «подписочной» цене, которая скорее всего ниже той, что определится на бирже при начале торгов. И брать Lambo «на компанию» в раздел «представительские расходы» тоже не надо — крупные инвесторы неприятно удивятся нерациональным тратам бюджета. И даже если ты не просто руководитель, но и владелец неблокирующего пакета акций, не думай, что это помешает мажоритариям на общем собрании акционеров лишить тебя, Основателя, Старожила и Лицо Компании, руководящего поста. Акции, впрочем, тебе оставят, из акционеров не выгонят, не бойся. И вообще не наглей, доехать до Ашана хватит и Lexus-а в лизинг.

И всё равно не понимаю: как понятие «инсайд» согласуется с владением акциями сотрудниками?

Да, известная проблема.

Многим кажется, что понятие инсайд-информации — это что-то киношное, когда сотрудник компании в потертом костюме и затемненных очках втайне сообщает молодому трейдеру секрет о грядущем слиянии-поглощении-покупке-продаже или каком-то другом событии в компании, которое сильно повлияет на курс акций. А трейдер, как будто наугад, сам покупает эти акции и наживается на росте. Такая реализация инсайда по смысловой нагрузке сродни краже банкомата прямо из стены банка, и с таким проявлением инсайда стараются бороться.

Очевидно, сами сотрудники любой компании (и особенно руководство) имеют внутренней информации намного больше (и намного чаще), чем можно показать в любом художественном фильме.

Как бы антиэтимологично это ни звучало, не вся «внутренняя» информация, даже составляющая коммерческую тайну, является инсайдом. Для бирж важна только та информация, что может существенно повлиять на биржевые курсы акций. Допустим, в этом месяце в ключевом свинцовоперегоночном цехе поставили второй золотодобывающий станок — это событие из разряда тех, после которых люди захотят купить ваших акций, ибо они наверняка поднимутся в цене. А если секретарше директора старый Acer-овский ноутбук заменили на гламурный iMac в стразиках, реакция биржи уберется в пару минут, потраченных единственным финансовым аналитиком на разглядывание фотографии секретарши и размышление, третий у неё размер или четвёртый.

Кроме того, инсайд — это не только значение информации, но и её время. Знание сторожа свинцовоперегоночного цеха об установке второго станка является инсайдом до той поры, пока компания не выпустила пресс-релиз об этом. После того, как информация стала публично доступной, она уже ни в коей мере не может считаться инсайдом.

Зато подобная информация в общем случае является инсайдом вне зависимости от того, кто этой информацией будет пользоваться. Если в период времени между совершением сделки о покупке второго золотодобывающего станка этой информацией захочет воспользоваться в корыстных целях директор — это инсайдерская сделка, подсвечником его. Если сторож — всё равно инсайдерская сделка. Жена директора (или жена сторожа) — тоже инсайдерская сделка! Даже если в то время, когда директор крупнейшего в России свинцовоперегоночного завода ехал в тесной маршрутке и обсуждал приехавший станок по мобильному телефону со своим замом, и это услышала стоящая на ноге директора бабка — для неё это тоже инсайд (на самом деле, последний случай достаточно спорен, ибо иногда считается, что степень важности информации должна коррелировать со степенью её надёжности — а то мало ли, может, в маршрутке болтал сбежавший из Кащенко псих). И если выяснится, что кто-то из владевших этой информацией (или даже просто имевших к ней доступ) провёл сделку и получил прибыль…

Останется уповать на то, что строгость законов (равно как и обязательность их выполнения) в разных странах разная, и если наш ФСФР ещё невнимателен и милостив, то SEC в США — вообще звери, им даже оружия не выдают.

Вроде ясно с инсайдом. Но всё-таки… что, жалко им, если директор втихую прикупит акций на бирже, зная, что скоро появится второй станок? В чём вред инсайда?

Всё просто. Кто главное лицо на бирже, кого все любят, заботятся, холят и лелеют? (Вовочка, это ты сказал «кукловод»? Выйди из класса!) Акционера, особенно акционера-миноритария (кто сказал «Слышал бы вас Навальный»? Вовочка, опять ты? Закрой дверь и не заглядывай в класс!) Что произойдёт, когда директор на инсайдерской информации прикупит себе акций? Он заработает себе денег. За счёт кого? А за счёт этих самых честных акционеров, тех, у кого он купил акций, и кому он их (потом) продаст. Один акционер заработал за счёт других, обладая секретной информацией, которой они те не владели. Ну, как в чужие карты в покере подглядеть. Что там за подглядывание в карты принято делать? Подсвечником!

А если так хулиганит директор (или другой руководитель), а не просто какой-нибудь рядовой сотрудник — пищи пропало. Он ведь обычный наёмный работник (даже если у него есть акции!), и его основная обязанность, его долг перед его работодателями-владельцами бизнеса, — приносить прибыль в компанию. То есть акционерам. А тут он, наоборот, за их счёт наживается…

Так в конце концов, когда же торговать акциями руководству и сотрудникам, чтобы их торговля не была расценена, как использование инсайдерской информации?

Хм, я думал, это очевидно. Пункт один: инсайд — это информация, которая может повлиять на курсы акций. Пункт два: инсайд — это информация, которая ещё не стала публичной.

Обычно считается, что побарыжить акциями своей любимой компании аккурат после публикации официального финансового отчёта — вполне безопасно. Ну, если ты не знаешь какого-нибудь значительного секрета, который в финансовом отчёте не отражён.

А ещё, в зависимости от юрисдикции, если руководство или ключевые лица компании поторгуют акциями, им может понадобиться отчитаться об этом комиссии/регулятору рынка. А те опубликуют эту информацию официально, чтобы уж совсем никакого риска «использования административного ресурса».

Вот тогда-то вам будет и жёлтенькая Gallardo, и худенькая Тамарка с пятого этажа на пассажирском сиденьице.

Я уже разочаровался в надежде срубить бабла на стартапе. Сделаю его, так и быть, ради понижения энтропии Вселенной. А акции раздам сотрудникам. Как бы это грамотно сделать?

А вот об этом в следующей части. :)

В следующей части: о мотивации.
Tags: акциибизнесIPOЯндексбиржи
Hubs: Self Promo
Total votes 106: ↑99 and ↓7 +92
Comments 34
Comments Comments 34

Popular right now