Мемуары робота-недочеловека, главы 3-4

    Продолжение из 3-й и 4-й глав Мемуаров. Для тех, кто не понимает, что тут происходит – вот ссылка на начало.





    Глава третья — Запчасти


        – Я Сергей Сергеевич С. – к чему прятать то, что и так уже всем известно, ведь Ю-Фу-Фынь, в запале, почти совсем проговорился – тоже мне, генерал от разведки. Болтает много, стареет, значит. Но полагаю, что тут все свои. Кстати, я сам поклонник Иванова в периоде, но мне известность не светит, уж больно работа секретная. Разве что когда-либо, постфактум, архивы рассекретят*.

        Так вот, что было дальше расскажу я по просьбе нашего любимого робота Зенона, так как я и мои парни все эти дела провернули. А как подразделение называется, говорить не стану, хватит, что меня генерал чуть совсем не раскрыл.



        Послал я своих ребят посмотреть на эти машины и приборы, а числа им было больше двух тысяч, ну что там они из себя представляют, что где и как лежит. Ну, всякая мелочевка, конечно, по НИИ валяется, но охрана зверская: то бывшие «Морские Котики» на всех этажах патрулируют, то отставные «Воздушно-десантные Соколы» у каждой двери стоят. Ну, это конечно все парни серьезные, если им попадешься – вцепятся мертвой хваткой, потом когти только стволом Глока** можно разжать.

        Ну, мои и от них бы отбились, но только нам-то шум не к чему. Вот и придумал один агент в столовую на кухню пробраться да снотворного в суп. Ясное дело, вся охрана, весь персонал, доктора с кандидатами ударились в послеобеденный сон. Только человек пять извращенцев из зверской охраны суп не ели, потому что люто его ненавидели, они смолоду привыкли к сухому пайку.

        Вот их и пришлось выключить: у двоих в почках выключатели оказались, а трое вовсе без выключателей родились, просто мутанты какие-то – их куда не ткни десантным ботинком, а они не отключаются! Крепкие ребята попались, но супротив арматуры номер шестнадцать все же не устояли. Поясню, кто не знает: эта арматура – универсальное и не дорогое отключающее устройство, кнопка «отключить» мгновенно появляется по месту приложения арматуры.

        Конечно, я не одобрил методы агента и его команды, и крепко им от меня влетело, работать надо больше головой, а не арматурой. Но когда увидал, чего они там натащили, да проверил по списку, сразу взыскания отменил и всех к наградам. Методы конечно у них дедовские, но конечные результаты отличные! А нам что важнее всего? Правильно, результат! Само собой, подробности операции я генералу не докладывал, не люблю начальство волновать. Вместо этого выложил ему на стол всю добытую электронику и сверху наградной список положил. Ю-Фу-Фынь так и подмахнул список на радостях.

        Другой агент со своей командой заделались уборщиками. А чтоб не париться с охраной НИИ протащили с собой малый телепортатор, замаскированный под помойное ведро. Один, значит, следит за охранником из «Соколов», чуть тот отвернется – подает сигнал, а второй – хвать прибор и в телепортатор. А на другом конце третий член команды только успевал их по полкам расставлять. Но ребята так увлеклись процессом, что много лишнего в ведерко побросали. Правда, потом там гораздо легче убирать стало – пыли, считай, не на что садиться было.

        Этих тоже пришлось к наградам за творческий подход. А лишние железки, стоимость которых, как выяснилось позже, выражалась в астрономических величинах, я сдал правой руке шефа. Просто звякнул по закрытой линии с индивидуальным шифрованным каналом и объяснил, что к чему, а то еще пронюхают его люди чего, а они на это мастера, нападут на след и вломятся к нам, надо ведь войти и в их положение – ведь им надо мир спасать! И тогда прощай секретность! Так что лучше предупредить, чем потом решать, кому из какого калибра рты затыкать. Так оно всем лучше.

        Ну, не все так плохо в среде моих агентов. Главное мое требование они прекрасно выполнили – никаких повторений, чтобы обычные стражи порядка никакой системы в хищениях не смогли обнаружить.

        Третья группа подняла дирижаблем крышу с выставочного павильона одной академии, а потом с вертолета все залила сонным газом, перестарались немного – директор выставки проспал рекордный семьдесят один час – но зато двадцатитонную бандуру грузовым вертолетом без проблем подцепили. Про камеры слежения вспомнили, правда, в последний момент, так что пришлось вернуться и устранить недоработку. Дольше всего провозились с защищенным сервером, на который эти камеры видео писали. Ну а поэтому с крышей уже некогда было возиться, на место ее там ставить и прочие глупости делать, так она и осталась подвешенной к дирижаблю. Отступление от плана вроде небольшое, но все же как-то неловко вышло.

        Хотел я и это дело на тормозах спустить, но не сумел. Репортер с десятого новостного канала прознал об этом и вцепился намертво, уж больно зрелищно та крыша под дирижаблем болталась. А шеф, как известно, новости по вечерам смотрит. Вызывает и вопросы задает всякие скользкие, да неприятные.

        Но я же шефу лгать не могу, коли уж попался – ниже своего достоинства считаю, так что пришлось честно признать: с крышей неувязочка вышла, а впредь, мол, обещаю – все будет в ажуре. Ну и, конечно, добавил про срочность, и про спасение вселенной и мол, ребята хотели быстрее и как лучше.

        Ну, старая язва так и закончил за меня, мол, а вышло-то как? Как всегда! Я этого отрицать не стал, что правда, то правда, а в бутылку лезть – себе дороже. Вот так и пронесло мимо грозу, понятно, там уже не до наградного списка было – все рады, что отделались легким испугом.

        Чище всех сработали молодые и талантливые кадры. Зашли на академвыставку с чемоданчиком-миниатюризатором, да прихватили с собой робота-грузчика в накидке-невидимке. Конечно, смазали ему шарниры и оси как следует, чтобы не скрипели и не грякали почем зря. Ну, трое молодых агентов всякие вопросы служителям об экспонатах, а служители там все со степенями – им только спроси чего, так такого расскажут! Конечно же, им это дело, то есть все объяснять, нравится, они от этого сами перед собой такими умными кажутся, что их так и распирает от гордости и счастья. А когда дыхание на место вернулось, то впали служители в ступор, едва до кнопки вызова охраны один дотянулся, а ему при этом никто не мешал, а заметьте – могли бы!

        «Котики» вломились, а павильон полупустой! А самое главное, главного экспоната – сорокатонной громадины – нет. Кинулись было всех хватать и обыскивать, но быстро сообразили, что мелочевку какую еще можно было по карманам, а вот куда главный экспонат делся?

        А дело в том, что наш молодой талант левитатор к тому чемодану пристроил. А когда робот включил чемодан-миниатюризатор да сверху накинул его на главный экспонат, то следом и чемодан накидкой невидимкой обмотал и под научные объяснения служителей сгреб все что попало под руку из списка, а список этот в его электронной голове вбит был. А в миниатюризаторе все эти штуки в двести раз меньше стали, а вот вес и масса не изменились, а только плотность. Но против веса там и был левитатор приспособлен, а вот с массой и инерцией пришлось повозиться! Трудно чемодан массой в шестьдесят тонн разгонять и тормозить, тормозной путь большой выходит, и на поворотах даже робота-грузчика сильно заносит.

        Но тот же агент, что и левитатор придумал приспособить к миниатюризатору, придумал и блок электронного взлома к роботу-грузчику прицепить! Робот, значит, к задней двери, а его-то не видно! Запасной накидкой-невидимкой дверь завесил, нырнул под нее, и что там для нашего блока взлома их суперкиберзамок! Его на пятнадцать секунд даже не хватило! Робот и ушел в аварийный тоннель, который прям к парковке!

        А когда всех посетителей обыскивать закончили, один из агентов, ну тот самый умный, подкрался, нырнул под накидку, что открытую дверь скрывала, да двери-то и запер, а накидку скомкал и в карман джинсов засунул.

        На парковке робота ожидал последний член группы с большегрузным грузовиком. Забрался робот в фургон вместе с чемоданом, аж рессоры наизнанку вывернуло. Но это ничего, датчик грузоподъемности там еще раньше кувалдой разбили, предусмотрели значит, что при перегрузе двигатель не заведется, ну а провода напрямую закоротили. Да и хрен с ним с датчиком, да и с грузовиком, их серийно выпускают, так что починить делать нечего, да и недорого совсем.

        Вот это я называю продуманной операцией. Этих ребят шеф сам предложил к наградам, да не скупясь, а самого умного лично видеть пожелал, много хорошего хотел ему сказать об успехах и достойной смене. Ну и я, конечно, проникся гордостью за парня.



        Это, разумеется, не все, что мои мальчики натворили, и тем более не все, что могут. Но дальше не могу, много секретных приемов, которые пока никому, да и нигде больше не встречались, и освещать все это погожу, вот когда в криминальные учебники все попадет, тогда сами прочтете. В нашем деле много болтают пенсионеры, а это, как правило, те, кто работать не может по причине рассекречивания, а значит, цена им ноль без палочки, и остается им одно: писать мемуары, да осторожно, чтобы других не засветить, а то коллеги придут в гости и такое спасибо скажут!

        Я уверен, что здесь все всё правильно понимают, а, значит, болтать не в ваших интересах. Я познакомил вас с моей секретной службой, так слегка, чтобы вам проблем больших не создавать, и это было интересно, но предостерегаю всех от знакомства со службой зачистки, не дай бог пропасть к этим костоломам даже по ошибке!

        Ну а пока мои парни таскали то, что умники в список внесли, братья Ю-Хунь-Фынь и Ю-Кунь-Фынь стали все по мере поступления по полкам и вдоль стен раскладывать. Стоп, стоп, не делайте такие большие глаза! А вы что не знали, что они братья и родственники нашего генерала? Вот это я вас, ха-ха-ха, подставил! Это закрытая информация для служебного пользования, нет не под гифом, но вы и так уже служите в отделе, так что обойдемся без формальностей.

        – А что это Вы делаете?! – воскликнул Ильин, глядя, как я стал вынимать пистолет и кобуры.

        – Ах! Простите, это уже рефлекс, издержка профессии, так сказать наболтал лишнего, а теперь рука сама за пистолетом тянется. А впрочем, здорово вы на это среагировали! Нет, все в порядке, можем забыть об этом инциденте, мои извинения. – Я сделал над собой сверхусилие и сунул пистолет в кобуру, а вместо него достал платок помакнуть вспотевший лоб. Никак не отвыкну, что зачистка теперь не моя проблема – я уже руковожу другой службой. А вообще, пора расходиться, вот и Сидоров в очередной раз позади, с отсутствующим видом прокрался. Я его не боюсь, знаю, он для Ю-Фу-Фыня старается, и про микро-цейсовский*** протез в правом глазу тоже знаю. Он, когда не нужен, позволяет вполне нормально смотреть, а когда надо, Сидоров может белку в глаз из бластера на два километра, это чтобы шкурку не испортить. А теперь мне пора дальше аппаратуру, ну, доставку организовывать, ведь дело до сих пор еще до конца не сделано.



        ***



        Когда мы с генералом остались одни, он хитро посмотрел на меня и сказал:

        – Это хорошо, Зенон, когда и правая рука, и левая считают тебя стареющим и тихо из ума выживающим. Так проще узнавать их мелкие и дешевые секреты. А вот Сергей Сергеевичу невдомек, что это не я из ума выжил и по-старческому маразму чуть его не выдал, а что мы Сидоровым все как по нотам разыграли. Пора ему выходить из тени. Я, если жив останусь, точно на повышение пойду, и уже Контр-адмирал мне будет отчеты присылать. А кого на мое место? Правильно, человек нужен свой и проверенный, чтобы в курсе всех дел, методов и традиций, и чтобы мир спасал и всех в кулаке держал, только мягко, чтобы, значит, незаметно было.

        А Сергей так долго жил засекреченным, зарплату всю жизнь под номером получал, а если такси брал, что хоть редко, но случалось, так адрес не называл никогда, а говорил: «налево», «направо», и «где-нибудь здесь тормозни, шеф», чем страшно таксистов раздражал. Это он по доброте, а то вдруг таксиста потом зачищать придется из-за его секретки. Такого разве можно так сразу рассекретить, ну вот и решил я постепенно, в узком кругу, чтобы от стресса не натворил чего.

        А как станет правая рука постоянно мое кресло обогревать, все одно мое, даже если он и новое себе закажет, а ему по штату нужна правая рука, а кто лучше подойдет на эту работу? Правильно, Сергей Сергеевич! А на его место кто? Вот и я думаю, что пора мне с тем умельцем, что чемоданчик так хитро использовал, познакомиться поближе. А если он подходящий, то и будет вместо Сергея левой рукой теперешней моей правой руки. Такому человеку надо повышение организовать.

        Да, кстати, не хотелось Сергея разочаровывать, а так знаю я все, и про отключатель номер шестнадцать, и про возврат астрономически дорогих приборов. А награды подписал потому, что и так они все безвестными там пашут, а когда надо и умирают, так почему бы и не наградить? Ведь они дело сделали, концы в воду, ни шума, ни прессы, и не для себя старались, вот только сказать никому об этом нельзя. Так пусть хоть награды – как выйдут на пенсию, будет чем гордится и что вспомнить.

        Теперь пойду, взгляну, что там инженеры творят. Я, конечно, в их делах мало понимаю, да мне оно и не нужно, на то есть Ильин в периоде, а он точно парень с головой, хоть и в очках.



        ***



        Отнес я в спальню Иванова кофе с бутербродами. И только я из спальни в лабораторию, а там всего два шага – не любил Иванов время на дорогу тратить – а тут в дверь звонят. Сидоров за автомат и, понятно, к двери. А это привезли Дифукатор и Моноклуизатор. Вижу, как дверь закрылась, так даже роботы-спецназовцы расслабились, снова вдоль стенки уселись. А тут Ильин:

        – Ваше превосходительство, к обеду установим, а там отоспаться бы всем и испытания провести…

        – Так вы всю ночь?

        – Я всю не выдержал, а вот Ю-Хунь-Фынь и Ю-Кунь-Фынь всю, и до сих пор. Говорят, мы люди военные, может и не гении, но приказ уважаем.

        – Отставить, позавтракать, четыре часа спать, потом продолжать! Все равно, что делать с готовым Миролазом не знаем, нет инструкции от Иванова в периоде. – А сам пробормотал так тихо, что мне едва слышно было: «Вот так, вроде отдашь разумный приказ, а они на износ – без сна и отдыха на работе горят. Так ведь и сгореть могут, за всеми присмотр нужен». – Зенон, будь любезен, сорганизуй чаю китайского, а то мозги с утра заряд бодрости требуют! Да, и может отчет или запрос Иванову отправить стоит?

        – Вот чай, Вас уже дожидается. А отчет я еще вчера отправил, вот только не знаю, есть ли у меня обратная связь, а то может аппаратуры какой не хватает. Так что придется ждать вестей от Иванова в периоде.

        Вздохнул я тяжело, а делать нечего: придется ждать, а это самая трудная работа.



    ––––––––––––––––––––

        *К сожалению, по причине почти полной секретности нам запрещено упоминать описание Сергея Сергеевича.

        **Глок – марка пистолета. Стала известна после создания модели №19. С тех невероятно далеких лет популярность марки только растет, впрочем, как и номера моделей. Номера выросли настолько, что в начале нашей космической эпохи пришлось нумерацию обнулить и начать заново, приписывая перед номером маленькую букву «г».

        ***Карл Цейс – основатель известной фирмы, занимавшейся высокоточной оптикой. Первоначально его мастерская занималась производством уникальных микроскопов. В наш космический век фирма, давно уже не принадлежащая потомкам Цейса, занимается не только микроскопами, но и телескопами, востребованными в наше время, а также работает на нашу оборонную систему.



    Глава четвертая – Подготовка


        Только я чаю генералу подал да отчитался, слышу, пискнуло что-то в суперкомпьютере, который сам Иванов создал. А слух у меня не в пример тоньше человеческого. Пошел я взглянуть, что там такое, а там письмо от Иванова с цифровой подписью, настоящее то есть. Ну, я его и открыл:



        – Привет, друг мой Зенон.

        Застрял я тут маленько на выходе из ТОКАМАКа – и ни туда, и ни сюда. Помощь мне нужна, а кроме как от тебя и академиков ее ждать неоткуда.




        Тут я Ю-Фу-Фыню знак сделал, а потом и Ильину в периоде. Подошли они, и я им на ухо шепнул, мол, жив Иванов, письмо от него, и цифровая подпись в порядке. Стали мы дальше вместе читать:



        – Вот мои координаты и моя частота. Только чтобы вы могли на ней со мной связаться, надо близко подойти, дальше, чем на полпарсека связи нет. Это, с нашей точки зрения, край вселенной. Жаль, что обратно ваши письма ко мне дойти не могут, было бы намного проще. Но мои доходить должны, я сконструировал блок специальный, дальинтернетный.

        Надеюсь, что вы уже создали аппарат – среди академиков есть и головастые ребята, так что такая задача им по плечу. Потому что без вашего аппарата мне не выбраться вовремя. Остался последний цикл работы этого проклятого ТОКАМАКа, а потом все – на помойку выкинут.

        Я тут в их клапане сижу, а он закрыт будет до самого конца. Хорошо хоть раковина микроскопическая по их меркам тут образовалась, работе клапана не мешает, а мне в самый раз. Сумел я втиснуть туда аппарат, когда клапан закрывался. Нам его не открыть, и думать нечего, мы в этом супра-мире (это где все большое) на положении микробов или, точнее, микронанитов. Короче, места у меня на маневр не больше, чем на планетарной орбите, негде аппарату как следует развернуться.

        Поэтому от вас требуется следующее: новый аппарат надо доработать. И в первую очередь установить самый мощный бластер. Это и инструмент, и оружие, без него никак. Еще нужно устройство с длинным и прочным тросом и с «кошкой» на конце, чтобы за разные вещи можно было аппарат зацепить и подтянуть. И трос, пусть его академики на прочность рассчитают, а длину как можно больше.

        Еще корпус надо прихватами и присосками оснастить, чтобы крепить аппарат можно было, и манипуляторы не помешают, самые мощные, какие удастся сделать. А еще коробку с разными сменными инструментами для этих манипуляторов снаружи корпуса поставьте. Сейчас ваша задача – меня найти и устойчивую связь установить. Тогда я вам все и объясню. Время у нас еще есть по нашим меркам, а по их меркам в их масштабе в пересчете на наш масштаб – это, примерно, месяц остался.

        Иванов в периоде.

        P.S. Пожалуй, еще телепортатор, большой и мощный, очень бы пригодился. Да, чуть не забыл, кабель оптоволоконный, пусть самый тонкий, но хотя бы парсек тридцать, вдруг временные точки связи делать придется!

        Теперь уже точно все, ничего не забыл.




        У меня, что называется, челюсть об коленку стукнулась, так я обалдел от этого письма, хотя это фигура речи, и челюсти у меня как таковой нет, а коленка есть.

        Но Ильин не растерялся и сразу кинулся заказы делать своим друзьям в фирмы. Так что через час доложил генералу, что все в ажуре и завтра привезут все, кроме бластера. А бластера такого, как Иванов хочет, ни у кого нет.

        – Как же так! – воскликнул генерал, – ведь Иванов пишет, что бластер – самое важное и без него никак, а ты его найти не смог?

        – Я знаю, где такой есть, – встрял сержант Сидоров, который всегда и за всеми подслушивал и подглядывал, и вовсе не со зла, а привычка такая у него. – Помните то дельце с подготовкой покушения на президента межпланетной корпорации? Та, когда я всех того по приказу Сергеевича? Был там подходящий бластер. Он должен в вещдоках валяться, в таком здоровом черном ящике с тремя грифами и надписью «не вскрывать, федеральное преступление» – это чтобы от нечего делать не вскрыли.

        – А почему я про него не знаю? – спросил Ю-Фу-Фынь.

        – Помню, что Вы чем-то были заняты, а отчет я Сергеичу сдавал. А ящик точно есть, я сам на нем эту надпись сделал.

        – Это случайно не тот, из которого собирались президентские танки, замаскированные под линкольны, на дольки порезать?

        – Да шеф, это тот самый случай. Они засаду сделали на скоростном шоссе и собирались весь кортеж из семи сверх бронированных линкольнов вдоль разрезать за счет их же собственной скорости. Тогда вы мне дали команду…

        – Все Сидоров, хватит! Я вспомнил это дело, – перебил его Сергей Сергеевич.

        – Ладно, сейчас я звякну правой руке, – сказал Ю-Фу-Фынь, – а он там распорядится насчет всего, хоть это не по правилам, ведь вещдок все же. Но раз надо для дела, и никак не обойтись, то и черт с ним.

        – Если нельзя, но очень надо, то можно!

        – Но-но, сержант, хорош хохмить, нам тут не до шуток! Бери половину железяк и привези мне этот бластер, точнее не мне, а Ильину, он его ставить будет. А двойные стандарты под ситуацию не подгоняй, это скользкий путь. Все понял?

        Едва Ю-Фу-Фынь договорить успел, Сидорова уже след простыл, и пятнадцать роботов-спецназовцев с ним, только дверь хлопнула.

        – Много за ним делишек всяких, но работник золотой и преданный, вот только держать надо на коротком поводке и с колючим ошейником, – вздохнул генерал. – А теперь всем есть, спать, отдыхать.

        – Солдат спит, а служба идет, – отозвался Сергей Сергеевич. – А мне бы кофе по-турецки, уважаемый Зенон, если нетрудно.

        – Тогда мне чаю китайского уж заодно, – поддержал генерал. – Да и инженерам приготовь, пусть расслабятся немного, им еще работы не меряно.



        ***



        Не стану долго пересказывать, как все пошло дальше. Вы все умные и так догадаетесь, что каждый по мере сил, а когда и сверх всякой меры свой долг исполнил. Атмосферу, в которой все это делалось, вы и так вкусили. Скажу только, что в ближайшие три дня Миролаз был собран, укомплектован и испытан, ждали только Сидорова с бластером.

        Ильин в периоде от счастья в эйфорию впал и потом еще месяц ровным светом сиял, пока вся эта интилектуально-конструкторская наркота из него не вышла. И правда, Миролаз был так хорош, что и Хунь с Кунем светились и балдели, но доза была у них поменьше, пропорционально творческому вкладу, и хватило их только на неделю, а после на убыль пошло.

        Но это я уже сильно вперед забежал, а оно того стоит, чтобы все по порядку. Вот с мысли сбился, о чем это я… Ах да! Последними привезли двигатели: пару ионных* – для подъема в атмосфере – громадины! Но они съемные: можно на орбите Плутона оставить, а на обратном пути прицепить обратно. А следом гипердрайвы**, хоть эти были умеренного размера, а то между ионными Миролаз трудно находить стало. А этих было их аж четыре штуки, непонятно зачем. Ильин объяснил, что это необходимо для равномерного свертывания кокона из скалярного темпорального вакуума***. Ю-Фу-Фынь только крякнул от интеллектуального перенапряжения и промолчал. Разумеется, и все остальные всё сразу поняли и с расспросами больше не приставали.

        Генерал на радостях от такого успеха всем три дня отпуска вкатил, но без отрыва, так сказать, то есть на увольнительные не расщедрился. Мол, чем меньше вы шляетесь где не надо, тем меньше безопасность страдает. А коек и всего прочего и тут хватает.

        Как все чаю с кофе напились и расползлись по углам, по спальням. Вымотались все, ну кроме меня и спецназовцев. Но тем ни до чего дела нет, пока приказ не отдан или периметр не штурмуют. А генерал подозвал Илью Ильича и стал с ним шушукаться. Подкрутил я слуховые настройки волевым способом, и слышу:

        – Слыш, Ильич, нам надо команду формировать. В Миролазе всего двенадцать мест.

        – Да тут и думать нечего. Едете Вы, без Вас кто экспедицией руководить будет, я как зам по науке и пилот Миролаза, Зенон как стюард и второй пилот, а так же неизменно бдящий и все контролирующий сержант Сидоров – сами говорили насчет колючего ошейника с поводком. Это уже четверо, и восемь спецназовцев. Сергеича оставим старшим, чтобы было кому и здесь нас поддержать.

        – А Ю-Хунь-Фынь и Ю-Кунь-Фынь?

        – А кто чертежи с образцов снимет, кто большой Миролаз сделает?

        – Все понял, согласен, это необходимо, и лучше них никто и не справится. Только кто их кормить будет?

        – Я тут рылся в суперкомпьютере и нашел чертежи Зенона. Может пора ему братом обзавестись?

        Тут я не выдержал и закричал:

        – Да, да! Я хочу брата! Но, чур, я буду старшим!

        Они оба повернули головы в мою сторону и дружно заржали. Да, да! Именно заржали, это слово подходит лучше всего, а что такого я сказал? Они так и не объяснили. Зато я им объяснил одну вещь! Тоже мне суперинженер и суперразведчик нашлись, а элементарных вещей не понимают.

        – А вот вы надо мной ржете, а я один знаю, как с Ивановым связаться можно!

        И тут Илья Ильич хлопает себя по лбу и кричит не своим голосом:

        – Ай да Зенон, надо ему двух братьев сделать! Быть тебе самым известным роботом!

        – Неужто догадался? Так совсем не интересно!

        – Ладно, – согласился Ильин, – ты первый дошел, ты и просвети генерала.

        Ю-Фу-Фынь все это время стоял с непонимающей глуповатой улыбкой.

        – Ваше превосходительство, – начал я. – Мы делали Миролаз-2 по образцу Миролаза-1. А у Миролаза-1, по словам Иванова в периоде, имеется дальинтернет связь. Так может мы, сами того не зная, ведь времени было очень мало со всеми мелочами разбираться, просто скопировали этот блок и он теперь стоит в Миролазе-2?

        – Он совершенно прав, – поддержал меня Ильин. – И прямо сейчас мы напишем ему с помощью этого блока, вот только через флешку перекину туда данные, и напишем. Да и нам тогда надо сюда такой же блок сделать, чтобы, значит, связь у нас была постоянная!

        – Проверяй, Ильич, да поскорее. А ты, гений электронный, давай-ка шустро найди свои чертежи, мы тебе двух младших братьев сделаем. Тебя и одного из них с собой заберем, а одного здесь оставим. Как только Ю-Хунь-Фынь и Ю-Кунь-Фынь проснутся, вы втроем за это и возьметесь.

        – Я знаю, где чертежи, так что можно я начну, не дожидаясь их?

        – Хорошо, но чтоб все по чертежу, без отклонений.

        Как здорово, что мне не надо спать. Хунь и Кунь, хоть и не гении, как Илья, но отличные инженеры, и были бы еще лучше, если бы не теряли каждый день по семь часов на сон. Я знал, где чертежи, и не только чертежи – сам Иванов хотел сделать мне брата и почти все части успел изготовить за исключением кое-какой мелочи. Такое мне на пару часов, ну может и чуть подольше, но до утра точно справлюсь, ведь у меня – быстродействие.

        А тут и генерал с Ильиным спать ушли. Я, конечно, полюбопытствовал, что там Ильин шефу написал – похоже, я стал вписываться в эту компанию, где все за всеми шпионят, так, на всякий случай, чтобы квалификацию не терять:



        – Уважаемый многократный академик Иванов в периоде!

        Пишет вам пока малоизвестный Ильин в периоде, Ваш поклонник и последователь. Ваш робот Зенон предположил, что, создавая аппарат, я заложил туда и блок дальинтернет связи, скопировав его с ваших чертежей, вот я, Зенон и генерал Ю-Фу-Фынь решили, что стоит попробовать и написать, чтобы узнать, как у нас обстоят дела.

        Письма от Вас мы получили. А когда еще Зенон был один и пришло первое ваше письмо, он обратился к академикам, но помощи не получил, так как все они считают Вас сумасшедшим – боятся из-за этого потерять то, что имеют, а якобы сумасшествие Ваше замалчивают. Боятся они очень потерять звания и должности.

        Тогда Зенон написал Ю-Фу-Фыню, и он приехал со своей командой. Потом Зенон написал в фирмы, чтобы сделать Миролаз-2, это он так временно аппарат назвал, Ваш теперь соответственно Миролаз-1 называется. Говорит, что как Вы вернетесь, так можете назвать как захотите. Все наши фирмы собрали детали по списку и поручили мне их доставить и помогать, так как они считают меня лучшим инженером, а еще они хотят, чтобы я, как бы один из них, стал известным Ильиным в периоде, так как и отец был Илья и дед.

        Не стану описывать все подробно, но под моим руководством Миролаз-2 готов и оснащен по Вашему списку, и сверх того, по моему разумению. Он получился двенадцатиместным, а когда Зенон сам прикидывал – у него больше восьми мест не выходило.

        Да, знаю, что этого недостаточно. Но академики и НИИ не дали Зенону запчасти большого размера, которые у них на выставках стоят. Так что Ю-Фу-Фынь натравил на них своего спеца по спец. операциям, Сергея Сергеевича, и он уже многое украл – по другому никак нельзя, ведь у нас операция по спасению вселенной, утвержденная приказом Адмирала. Это чтобы панику не сеять по всей нашей половине вселенной. Она с двумя грифами секретно.

        Теперь мы собираемся лететь к Вам, а здесь Сергеевич за старшего, а Ю-Хунь-Фынь и Ю-Кунь-Фынь снимут чертежи с больших академических блоков и сделают Миролаз-3 на сто мест. А после, когда мы Вас спасем, вместе решим, что делать дальше. Не сомневайтесь, тут собрались люди, Вас помнящие и уважающие, преданные делу, так что у нас все получится.

        С огромным уважением от всех нас, Ильин Илья Ильич.




        Едва я пару шагов сделал к выходу из Миролаза, как слышу: динь! Это значит ответ пришел. Ну я, естественно, прочел:



        – Отлично, Ильин!

        Мне теперь легче ждать будет. Но надо и в лаборатории такой блок тоже поставить. А Зенону передай, что мне нравится название Миролаз для моего аппарата.

        Иванов в периоде.




        Я, естественно, ответ написал, чтоб шеф знал, что тут я дежурю и за почтой слежу:



        – Ильин и все люди спать пошли, вымотались так, что с ног падают, не ровен час еще наошибаются в чем важном. На связи только я, Зенон. А еще я себе брата собираю. А про блок связи для лаборатории Ильин и я сразу догадались, только я раньше. Как только Ю-Хунь-Фынь и Ю-Кунь-Фынь проснутся, они его сделают.

        Ваш секретарь Зенон.




        Пришел короткий и последний ответ:



        – Жду!



        Я понял, что переписка окончена, и принялся за свою работу, чтобы когда они все выспятся, было чем их удивить.



    ––––––––––––––––––––

        *Ионные двигатели отлично работают на малых скоростях и используются для взлета и посадки на планеты, а также для полетов внутри солнечной системы. Однако для полета над поверхностью планеты используются планетарные двигатели.

        **Гипердрайвы – двигатели для дальних перелетов на сверхсветовых скоростях в межгалактическом пространстве. Используются так же при полетах внутри галактики, но только совместно с другими типами двигателей, например с ионными, так как при прохождении поворотов без дополнительной тяги ионных двигателей не обойтись.

        ***Кокон из скалярного темпорального вакуума создается гипердрайвами вокруг корабля для прохождения светового барьера и дальнейшего движения со сверхсветовой скоростью.



    Любые критика и комментарии всячески приветствуются.

    UPD. Продолжение из 5-й и 6-й глав тут.
    Share post
    AdBlock has stolen the banner, but banners are not teeth — they will be back

    More
    Ads

    Comments 0

    Only users with full accounts can post comments. Log in, please.