О вопросе репликации социальной активности в интернете как ключе к минимизации роста заболеваемости во время пандемии

    Я не сторонник антропоморфизма — перенесения человеческого образа и его свойств на неодушевлённые предметы, животных, растения, природные явления, сверхъестественных существ, абстрактные понятия и др.

    Но когда существует проблематика, подобной этой, возникает просто желание воспользоваться этим терминологическим и публицистическим приемом. Проблематика, поднятая в моем вопросе, так или иначе, связана с происходящем в последнее время. Еще не отгремело и половины выстрелов всепоглощающей коронавирусной инфодемии. И рано делать многозначительные сложные выводы. Но простите меня, а куда мы все смотрели? Мы — последователи Бэббиджа и Тьюринга? Невольное олицетворение того, что в основном и определяет сущность наших рабочих, научных интересов.

    Общая проблема информационных технологий в этом конкретном остром вопросе, что с точки зрения математического-моделирования, стека геоинформационных технологий, не произошло почти ничего, и что уже можно говорить почти с уверенностью — не случилось никакого чуда.

    Web лишь стал невольным удостоверителем и агрегатором нескольких, часто (как, впрочем, по объективным факторам и должно быть) идущих в разнобой, «региональных метрономов». Недостаточно позиционировать индустрию IT в конечном виде как просто конъюнкцию некоторых итералов на данном этапе ее развития, изъясняясь терминологией дискретной математики

    В частном случае IT — это не столь возможность распространения информации, или ее посредственной обработки, а возможности реализации такой объектной модели-платформы, имеющей, естественно децентрализованную основу (на базе концепции «SaaS» — software as a service), которая бы позволила свести к минимуму реализацию рисков как таковых, в частности рисков социального характера, подразумевая всю социально-ориентированную сущность веба. Вспомним, например, экономическую теорию управления рисками, и про ее инструменты. Повторим и основные догмы информационной безопасности. Как бы, невзначай. Ведь, почему в очередной случилось то, что можно назвать пандемией, без большого стеснения? Потому что не был взят за основу главный критерий достаточного условия возможности ее распространения ее непосредственных переносчиков (носителем выступает человек в нашем конкретном случае) – изменчивой (нестабильной) трэкинга геолокации, как таковой — т.е. определения реального географического местоположения электронного устройства, например, радиопередатчика, сотового телефона или компьютера. И это, учитывая страну-источник возникшей проблематики и общую, вышеупомянутую специфику, что непростительно.

    И что самое удивительное — имея определенные представления о том, что есть такое Chinese government, весьма непрозрачно намекающего на идеального менеджера. Китай, а за ним следом и весь развитый мир, в котором почти каждое цифровое устройство, в том или ином случае, персонифицировано, то есть не просто привязано к человеку, а и является его цифровой репликацией (опустим общую патетику данного вопроса, оставим на послевкусие и пост-аналитику), так откровенно плохо применил на себе все уже имеющиеся инклюзивные возможности цифрового мира.

    Словно весь этот развитый мир — переросток-инфант. Инфант — это взрослый по паспорту человек, но с детскими ценностями и установками. А страшен инфантилизм тем, что не позволяет человеку дорасти до Личности. Представления о мире, людях, жизни у инфанта упрощенно-уплощенные. И если Личность живет в реальном мире, то инфант — в иллюзорном. Личность видит жизнь сложной и многомерной… Инфант представляет ее чем-то вроде киндер-сюрприза. Надо только понять, с какой стороны разворачивать, а дальше тебя ждет сплошной шоколад и миленький подарочек внутри. Личность учится на своих и чужих ошибках. Инфант, наступая на те же грабли, каждый раз удивляется.

    Почему я с такой уверенностью говорю про возможность реализации средств определения круга лиц, отслеживания местоположения, социальных связей, базирующихся на теории графов, в рамках сложной эпидемиологической ситуации?

    Во-первых, в таких странах, как Италия, Южная Корея, Франция, Испания, главным детерминантом распространения коронавирусной инфекции, как, впрочем, и по всему миру (в чуть меньших соотношениях) является дееспособное население, ведущее регулярную интернет-активность. Не буду усложнять свой опус статистическими данными по количеству мобильных контрактов на тысячу человек, количеству активных пользователей интернета и т.д. Так как здесь все и так очевидно, ведь речь идёт не о эпидемии Эболы, распространявшейся в условиях «цифровой слепоты» — когда потенциальный заболевший (житель Африки) никоим образом не реплицирует свою деятельность посредством Интернета.

    И проблема ведь не только в нем — ведь можно вспомнить и про мобильную связь, и про тот факт, что в почти всех указанных ранее (особо пострадавшим на данный момент) странах, существует жёсткие законодательные механизмы идентификации личности с идентификатором мобильной связи. А если снова говорить про такие субъекты как Китайская народная республика и Евросоюз — то можно с уверенностью говорить о том, что данные аспекты в виду долгой контртеррористической «легенды» и иных мероприятий, были давно возведены в абсолют.

    Ясно и другое: естественного многообразия очагов пандемии пока нет. Все случаи появления имеют строгую историю и направленность распространения. Векторная алгебра и теория графов объясняют все максимальном простым образом. Но недостаточно объяснять. Достаточно задаться лишь одним вопрос – мы взрослые…или нет? Мы – невольные статисты или недоаналитики чужой боли, или те, кто синтезируют простые смыслы, направленные на решение проблемы?

    Может, пора уже ввести цифровое волонтёрство, базирующееся на таких, казалось бы, простых вещах, как построение социальных графов отношений заболевших и их знакомых (с продуманным спулингом последних) – ведь главной проблемой заболевшего является то, что в круг «подозреваемых» для врачей-диагностиков входят только кровные родственники и соседи, а не приятели и знакомые, причем, зачастую, не самые близкие, и про встречи с которыми человеческая память, почему-то не оставляет никакого шанса. Может действительно стоит пересмотреть ничтожное… на данный момент, значение мобильной связи, ее возможностей, но уже для специальных служб (и не только в контексте внутреннего роуминга), в борьбе с сегодняшним вирусом? Пока «цифры» еще позволяют…

    image
    AdBlock has stolen the banner, but banners are not teeth — they will be back

    More
    Ads

    Comments 9

      +2
      Эта статья как-то с трудом реплицируется в мой неокортекс
        0

        Вероятно, проблема в отсутствии каких-либо ассоциативных составляющих. Но черт побери, ведь здорово применить базовые знания из теории графов, коллаборативной фильтрации с целью препятствия (предупреждения) определяемой референтной группы возможных контактёров с больным?

          0
          Я правильно понимаю, что общий смысл идеи в том, чтобы бот на основе некоторых эвристик помечал в соцсетях некоторых пользователей как потенциально чумных?
            0

            Не совсем. Он уже на базе полученных подтвержденных данных, применительно к заболевшим, ранжировал по совокупности разнообразных данных круг лица в полном виде (социальныф граф), а затем, путем смешанных методов (не только программных) позволял заразившемуся и волонтёрам найти не только потенциально заболевших из ряда контактирующих, но и источник локального заражения. Это все достигается при помощи операций над множествам в булевой алгебре.

              0
              Такая методика была бы полезна для поиска серийных убийц или супер-распространителей. В случае с коронавирусом хорошо бы анализировать карты заражения, чтобы динамически регулировать строгость карантина (когда первая волна уже позади)
                0

                Сотовая связь в этом действительно может помочь. Базовые станции имеют ограниченный круг доступа. Да, там есть свои нюансы, связанные с особенностями маршрутизации и перекрытием, но… В общем виде, даже, этот вариант, более типологически прост, чем с социальными сетями. Номер мобильного устройства — чаще всего выступают единым идентификатором человека, позволяя себя отслеживать, что фиксируется собственно весьма неплохо. Такой вариант хорош для карантина в условиях города

          0
          Тренируйте свою нейро-сеть на распознавание условно недетерминированных семантических блоков.
          0
          Поспешили с публикацией? Очень вязко написано, мысль буксует и отвлекается, не следует за повествованием. Ведь, даже сложные вещи можно подать структурировано и доходчиво…

          Если я верно понял, вы предлагаете устанавливать контактировавших через сотовые телефоны? А как быть с путешественниками из других стран, которые например в самолете, кашляя, заразили некоторых. Или чихнули на поручень в вагоне, а потом в течении многих часов этот поручень был локальным очагом заразы, который потрогали (и после почесали носы) сотни людей.
            +1

            Сущностный вопрос в том, что, реализация механизмов, направленных на определение ареальной карты заболевших и контактирующих с ними, может достигаться при помощи совокупности различных методов. Касаемо иностранцев — во-первых, международный роуминг никто не отменял, во-вторых — речь все же идёт о проблемах, связанных уже с "локальными" проблемами. Вопрос очень сложный, поэтому моя формулировка здесь несколько сумбурна.

          Only users with full accounts can post comments. Log in, please.