Выгорание[%бюджетник%] = factor(Maybe<рыночная_экономика>)

    image

    Это по сути мой развёрнутый комментарий на замечательную статью Елизаветы Ключиковой (ElizavetaKluchikova) «Слушаю и повинуюсь: рыночная экономика как фактор выгорания педагога». В ней очень детально и хорошо описаны злоключения учителей в современной системе общего образования. В основном — с точки зрения самих учителей. Но у меня есть несколько замечаний, которые я считаю существенными. Ради этих замечаний и написана данная статья. Осторожно — много цитат.

    1. Список действующих лиц


    Экономика услуг — это хорошо. Экономика услуг — это развитие экономики товаров. Экономика услуг — это шаг в сторону экологии: она позволяет рационально использовать ресурсы, уменьшить количество выбросов и мусора. Да и вообще здорово получать сразу необходимое, а не комплект «сделай сам». По сути дела, почти всё в IT — это экономика услуг.

    В тоже время, законодательство сообщает нам, что результат выполнения услуги (в отличие от, например, подряда и ряда других сделок) не гарантируется. То есть, обращаясь за медицинской услугой, вам не гарантируется излечение, и при исполнении образовательной услуги степень образованности на выходе тоже не гарантирована. Что ж плохого, что образование — это услуга? Своё личное отношение к «госуслугам» я уже писал тут, не вижу смысла повторяться.

    В первой части автор оригинальной статьи (далее, просто — автор) обращает внимание, что заказчик и «объект» услуги — разные лица. (Вообще говоря, в этом нет ничего необычного, ведь очень часто вы заказываете мойку не себя, а своего авто, стрижку — своего кота, уборку — своего дома и т.д.) Итак цитата:
    Таким образом, мы имеем уже трех действующих лиц:

    • педагога, у которого есть определенный набор профессиональных знаний и учебная программа;
    • родителя, который до сих пор определенным образом воспитывал своего ребенка, а теперь, исходя из каких-то своих соображений, выбирает ему ту или иную школу, программу и педагога;
    • ребенка, который имеет произвольную степень заинтересованности в предмете и способность к усвоению этой программы.

    На деле картина еще немного сложнее. Ребенок занимается не частно, а в школе, где у него есть определенное окружение и какие-то отношения с этим окружением. Педагог зачастую не свободен в выборе программы, учебника и педагогической парадигмы, а работает согласно директивам свыше и указаниям непосредственного начальства (с которыми может быть не согласен). Мама тоже существует не в культурном вакууме — она читает популярные книжки и общается с другими мамами внутри родительского сообщества.
    А «слон»? Где «слон»? «На деле» надо добавить финансирующее и регулирующее (а потому — главное) действующее лицо: государство. Это «маленькое» действующее лицо, скрылось от внимания автора. А между тем, корень описанных проблем педагогов, детей и родителей, не в педагогах, не в детях и не в родителях…

    2. Главное: чем педагог отличается от парикмахера


    Представьте себе, что вы — дама, которая пришла к маникюрщице.
    Почему в качестве (контр)примера потребляемой услуги приводится «салон красоты», а не, например, работа медсестры? Потому что, при ближайшем рассмотрении, медсестра в бюджетной больнице в отношении профессионального выгорания ничем не лучше учителя. Еще интереснее: почему у парикмахеров лучше с профвыгоранием? Может быть, там как раз есть эта самая «рыночная экономика», которая позволяет маникюрщице просто встать с плохого по её мнению места и уйти на хорошее? Может быть маникюрщиц экономике нужно гораздо меньше или действует положительный отбор?
    Ниже мы попытаемся разобраться, как это происходит (и чем педагог отличается от парикмахера).
    Что мешает учителям воспользоваться привилегиями парикмахеров? Ответ прост: участь подавляющего большинства учителей одинакова (по крайней мере, в пределах региона). Нет смысла увольняться из одной школы и уходить в другую: там такие же дети, родители и зарплаты. Система образования замкнута. Управляют школами одни и те же чиновники. Директора школ на совещаниях сидят за одним столом. И если расстанешься со старой школой «по плохому», то можешь вообще больше не устроиться по профессии. Именно это — по сути кабальное — положение учителей толкает их «во все тяжкие».

    Я лично сейчас наблюдаю две категории рядовых учителей. Первая, и самая многочисленная, — люди, которые не могут уйти из профессии по какой-то причине и терпят все «тяготы и невзгоды учительства» по нужде. Вторая, редкая, — люди, которые не нуждаются в работе как в источнике существования, как правило, их альтернатива — домохозяйка не самого бедного домохозяйства, но по идейным соображениям они поддерживают свою профессиональную занятость. С первыми могут сделать всё, что угодно. Со вторыми, обычно, ничего не сделать вообще.

    3. Лирическое отступление о профессиональном родителе


    В статье проповедуется презумпция большей компетентности учителя во всех вопросах обучения и воспитания, по отношению к родительской.
    С одной стороны, мама защищает в этот момент свое право на свободу действий. Она взрослый человек, который совершает свои выборы и несет ответственность за последствия. И да, мама обоснованно полагает, что она лучше всех знает своего ребенка — потому что она с ним знакома с рождения и наблюдает его почти каждый день.

    С другой стороны, педагогика — сложное искусство, и даже те, кто имеет профессиональное образование в этой области, не застрахованы от ошибок. Родители, действуя во многом по наитию и не имея предшествующего опыта воспитания детей, ожидаемо будут ошибаться (чистосердечно желая ребенку самого лучшего). А когда общаешься в основном с собственным ребенком, довольно трудно оценить его возможности на фоне сверстников. Сообразительнее он других или наоборот? Быстрее или медленнее? И самое главное: если у него что-то не получается, то это возрастные трудности или его личные?
    И, вероятно, в большинстве случаев так оно и есть. С другой стороны, до сей поры право «владения и распоряжения» ребёнком у нас (по умолчанию) отдано именно родителям. Пока ещё не надо сдавать экзамены на «право размножения». Родители не во всём профессионалы. Как и все. Мы же не запрещаем есть всем, кроме диетологов, или бегать — всем, кроме легкоатлетов. Каждый, как говорится, сам венец кузнец своему счастью (а к этому понятию легко можно присовокупить и счастье детей каждого).

    4. Говорите тогда, когда мне нужно, и то, что мне нужно


    Тяжело увязать в одно две следующие мысли автора. Первая, где от имени учителя корят родителей, не общающихся с ним напрямую:
    Соображения здравого смысла должны были бы побудить здесь вступить в диалог с педагогом, сообщить ему о своих особенностях воспитания и выяснить, насколько сильно педагогу необходим в его программе азиатский колорит (и не учит ли он случайно детей языческим верам). Для того, чтобы мы могли это проделать, мы должны верить, что педагог — это такой же субъект, как и мы, и с ним можно вступить в диалог.

    … Так или иначе, установление степени субъектности конкретного педагога — это дополнительная операция. И ее во многих случаях опускают. Недовольная мама (реже папа) сразу начинает с того, что обращается с жалобой, скажем, к руководителю образовательного учреждения.
    И вторая, где родители виноваты в том, что достают учителя по чём зря:
    В общем, нечто подобное было реализовано и в образовательных учреждениях — только с поправкой на то, что педагог «поддерживает контакт с родителями» не в свои рабочие часы, а в любое время, когда родителям захотелось пообщаться.

    Педагогов массово посадили в WhatsApp, так что у каждого класса теперь есть своя группа, а у каждого родителя, соответственно, — актуальный контакт педагога, куда в любой момент можно что-нибудь написать.… Поэтому в любое время суток педагогу может написать чья-нибудь мама, желающая уточнить подробности домашнего задания. Или еще что-нибудь.
    Надо бы как-то определиться.

    5. Слово о бедном педагоге


    Нелегка доля современного учителя:
    … педагог, участвующий в поддержании иллюзии образования, должен выполнять двойную интеллектуальную работу: во-первых, он должен заниматься выдумыванием и описанием альтернативной реальности; во-вторых, наличную реальность никто не отменял, и нужно заниматься решением тех проблем, которые там встают. Например, если это педагог в инклюзивном классе, то с одной стороны ему надо написать пачку индивидуальных программ, которые будут изображать индивидуальный подход к каждому ребенку, а с другой стороны — как-то решать реальную проблему учеников с нарушенным поведением, которые не могут совладать сами с собой, вследствие чего регулярно срывают уроки.
    С другой стороны, чем такая «двойная интеллектуальная работа» отличается от работы, например, личного помощника большого руководителя? Ведь какой-нибудь абстрактной девушке Маше, находящейся в такой позиции, приходится:

    • быть на связи 24/7;
    • очень быстро соображать;
    • уметь связно говорить, писать и очень быстро печатать (в том числе, и не на родном);
    • помнить весь ключевой персонал и знать его текущие возможности;
    • быть готовой ответить на все абсолютно вопросы босса (желательно мгновенно);
    • знать кого, куда и как можно послать, а кого — нельзя;
    • вести за босса распорядок, календарь, записную книжку и работать живым напоминальщиком;
    • иметь все контакты для решения любых проблем и организации любых приключений;
    • всегда красиво выглядеть;
    • никогда не болеть;
    • контролировать в любых условиях трезвость умов: своего и своего босса.

    Я скажу вам чем. Эта Маша получает за свой труд очень сильно гораздо больше учителя. Она вряд ли откажется от своего нелегкого труда (разве что перейдет на более высокооплачиваемую должность), ведь на место этой Маши стоит очередь из желающих.

    Выходит, всё дело не в тяжести труда, а в ничтожности оплаты. О какой высокой оплате труда ведёт речь автор:
    Посмотрим с этой точки зрения на взаимодействие педагога с образовательным учреждением. Фасад этих отношений — картина педагогического триумфа и высокие зарплаты, о которых сообщает статистика.
    Где там такая статистика? Зайдите в раздел о зарплатах учителей на сайте Минпросвещения. Во-первых, эти якобы «открытые данные» много лет не обновляются. Во-вторых, даже на период их актуальности заплаты — нищенские.

    6. О рыночной парадигме


    Автор видит виновного в участи педагогов и заявляет об этом в самом предисловии к статье так:
    Сегодня мы коснемся еще одной болезненной для отечественного образования темы: рыночной парадигмы в вопросах воспитания и обучения детей.

    Начиная с девяностых годов прошлого века, мы применяем к деятельности учителя понятие «образовательная услуга». Современный педагог выступает как представитель сферы услуг, и эта социальная роль накладывает определенный отпечаток и на поведение самого педагога, и на отношение к нему других участников образовательного процесса.
    Я не согласен, от слова «совсем». Не рынок виноват. Рыночная экономика здесь ни при чём. Да и есть ли она в школьной отрасли? (Монада из Haskell, на мой взгляд, там очень нужна, чтобы избежать эксепшна).

    Я бы сказал, что играет роль как раз отсутствие рынка и противоестественность искусственного регулирования отраслей. То, что потребитель отрезан от реальных рычагов воздействия. Все эти жалобы, о боязни которых среди учителей так расписывает автор, не есть реальное воздействие на отрасль. Это такая же профанация, как и то, что скрывается от проверок по ним. Всё делается, чтобы отвести глаза народа от примитивной неэффективности системы. Часто — банального воровства.

    Вы пробовали когда-нибудь разобраться со структурой бюджета образования в государственном масштабе? Ладно, не всего образования — хотя бы школьного? Это практически нереальная задача. Вроде бы, никаких секретных статей. Не оборона и не правоохранительное. Однако, от этого не легче. Начиная с того, что бюджет размазан по уровням власти: федеральный, региональный, местный. Везде есть расходы на образование. Есть федеральные организации, региональные, муниципальные. Бюджетные и автономные. Отдельные целевые программы, субсидии, субвенции, стимулирования, конкурсы и премии. Тот ещё квест.

    Частных школ мало, как мало и платежеспособных их потребителей. Но они — благое дело. Во-первых, это дополнительные рабочие места для преподавателей. Во-вторых, это дополнительные учебные возможности для детей. В-третьих, за налоги тех, кто учит своих детей частным образом, возможно, чуточку лучше научат детей в «бесплатной» школе. Хочется в это верить.

    7. Лирическое отступление о стыде


    Если вы думаете, что педагоги находятся в каком-то исключительном положении с точки зрения выгорания, то вы заблуждаетесь. В таких же «клещах» между потребляющим услуги разнородным народом и спускающим порядки госаппаратом находятся практически все бюджетники. Именно потому я поставил условного бюджетника индексом в массиве профессий — кандидатов в борьбе за лидерство в гонке профессионального выгорания в названии этой статьи.

    И воин-контрактник, и патрульный полицейский, да даже судья, хоть и не в столь драматичной манере, как медики и педагоги, но, всё равно, находятся в таких же противоречивых условиях профессиональной деятельности. Система, когда «верхи» в своей декларируемой реальности спускают порядки, никакого отношения не имеющие к реальности «низов», всегда порождает социальные деформации и профессиональные выгорания.

    И что интересно, ведь каждый преподаватель — это бывший ученик. А очень часто, он ещё и родитель. Казалось бы, все тонкости, радости и невзгоды подопечных «потребителей» должны быть ему отлично известны. Да и вообще, любая из бюджетных профессий, столь подверженных выгораниям, обладает теми же качествами. Генерал, за редким исключением, — бывший рядовой. Главврач больницы — бывший ординатор. Министр просвещения, в теории, когда-то должен был быть учителем. Хорошим учителем? Что-то странное в настройках «лестницы», если взбираясь по ней, нормальные и, возможно, выдающиеся профессионалы принимают правила игры, стимулирующие выгорания «на земле», «в поле». Это только наш «закон природы» или общий?

    8. Что делать? (Вместо заключения)


    Автор не много предлагает путей выхода из ситуации:
    Но для этого сначала надо отказаться от парадигмы потемкинской деревни и признать, что образование выглядит не так радужно, как нам хотелось бы.
    … А первый шаг, который нужно совершить в этом направлении, это просто сказать: «А король-то голый!»
    Я, со своей стороны, уже предлагал кое-что для встряхивания и стимулирования преподавателей и учеников.

    А для защиты прав работников любой профессии, ничего лучше и эффективней профессиональных союзов не придумали. Профессиональный союз — всё ещё конституционное право граждан. И отсутствие адекватного объединения, организующего борьбу учителей и прочих бюджетников за их права, защищающего их (а вместе с ними и всё общество, его будущее) от произвола и перегибов, является непростительной ошибкой. Нашей общей ошибкой.

    А вы как думаете?
    AdBlock has stolen the banner, but banners are not teeth — they will be back

    More
    Ads

    Comments 26

      0

      Ох, вторая ваша статья про которой хочется оставить развернутый комментарий со словами поддержки, критики и мыслей по поводу) но времени все нет (
      Исходную статью достать не смог… Тут в целом подпишусь.

        0

        Собственно, основные проблемы, которые хочется обсуждать по прочтении что этой, что той что об оценках: это вопрос социального государства. Совместимо оно вообще с хорошим образованием или нет...

          0
          Тут нужно определиться с понятием «социального государства».
            0

            Вы простите меня еще раз, потому как я до сих пор на скорую руку…
            В принципе, та статья, что об оценках — я такую тоже писал (для нашего ректора) :D Правда писал куда менее талантливо и много не по делу.


            Опять-таки, простите, что объединяю обе статьи в одну ветку, но они все ж таки обе в целом о системе преподаватель-ученик-контроль. Так вот в принципе, в обеих статьях возникает ддихотомия: рынок или контроль успеваемости. Почему?


            Давайте рассматривать социальное государство в том смысле, что оно гарантирует всеобщее бесплатное (налогами оплаченное) образование. Тогда в общем и целом гарантировать некий уровень текущей успеваемости мы можем как раз унифицируя программу, вводя дополнительные стори-поинты с независимым контролем (тут уже можно подискутировать, насколько часто эти стори-поинты нужны: раз в урок, раз в тему и т.п.).


            Есть у этого подхода определенная засада по части творческих заданий (а это не меньше четверти того, что ребенок все-таки делает в школе. В идеале как раз их должно быть в том или ином виде все больше и больше). А ведь именно пресловутые «проекты», творческие задания, поделки и т.п. и являются основной темой для хохм (а если быть честными, слез) родителей.

            Ну допустим. Однако, получается, что если государство гарантирует, государство обеспечивает и т.п. мы приходим к проблемам, описанным уже в этой статье — государство является по факту заказчиком. А это не есть хорошо, все мы это понимаем.


            Регулировать частные школы в таком порядке? Увольте, зачем тогда за них платить? Вот и получается, что в «рыночной» модели обучения играют роль не столько программы и контроль за их выполнением, сколько репутация конкретного заведения. А само заведение уже обладает всеми недостатками описанными в предыдущей статье про оценки (в смысле, на голубом глазу можно вылететь, чтобы не порочить честное имя школы и т.п.). С другой стороны — набрать объем частного рынка общего образования достаточный, чтобы государство начало двигаться и что-то делать с «социальным» образованием — я хз, сколько на это времени надо...


            Для себя как преподавателя я пока проблему решил тем, что открыл школу одного предмета и пытаюсь не потерять в качестве относительно всей экосистемы. Насколько эксперимент выйдет успешным — пока рано судить, у нас все-таки время экспозиции достаточно длинное.


            Передо мной как перед родителем эта проблема все ещё стоит. Мама моя (для сетренок) сейчас её решает домашним обучением на онлайн-платформе с доп нагрузкой в виде проф предметов. Насколько нам (с дочей) зайдет такая модель для общего образования — не знаю, надо пробовать. В «социальную» школу просиживать юбку отдавать неохота, если честно… Ну а с частными там другие проблемы, особенно в контексте того, что пока ещё рынок невелик.


            Короче, это все пока мысли, ни в какую нормальную форму не оформленные

              0
              Спасибо за развёрнутый комментарий. На счёт таланта — Вы мне льстите.
              Опять-таки, простите, что объединяю обе статьи в одну ветку, но они все ж таки обе в целом о системе преподаватель-ученик-контроль. Так вот в принципе, в обеих статьях возникает ддихотомия: рынок или контроль успеваемости. Почему?
              Про систему источник-приёмник-контроль — согласен. Про дихотомию с рынком — нет. Мне не кажется, что рынок отрицает контроль или наоборот. Если, как Вы говорите, противопоставить унифицированную программу обучения рынку, то есть определенные трудности в унификации контроля по предложенной схеме, но и они принципиально разрешимы.
              Давайте рассматривать социальное государство в том смысле, что оно гарантирует всеобщее бесплатное (налогами оплаченное) образование.
              Давайте. Но весь вопрос тогда упирается в уровень этого образования. Мне кажется, что не имеет особого смысла искусственно завышать этот уровень. Человек должен получить обязательные базовые знания для общественной жизни. Их надо ограничивать минимумом, но минимум этот преподавать качественно и гарантированно. Расширенные знания, которые не всем дано освоить, на мой взгляд, должны стать предметом дополнительного обучения.

              Вопрос о бесплатности дополнительного обучения можно обсуждать. Однако я уверен, что оно должно быть не всеобщим. Каждому ребенку что-то интересно, но кому-то — стихосложение, а кому-то — кибернетика, кому-то — рисование, а кому-то — резьба по дереву. Так пусть учитель занимается углубленно с заинтересованными детьми. На мой взгляд, сейчас всеобщая программа излишне углублена. Взять хотя бы список литературы для прочтения, зачем всем читать, к примеру, Диккенса? Все его всё равно не читают. Пусть будет доп. класс английской (европейской) литературы, там и изучать углубленно, для фанатов. Подобные примеры можно найти в любом практически школьном предмете.

              В тоже время, есть критически важные для общественной жизни моменты, которые вообще игнорируются в школе. Как то: право — имеем лишь поверхностное ознакомление, даже начальным изучением я бы это не назвал, экономика — еще смешнее. Это вещи которые можно изучать лет шесть, и всегда будет материал. Начальная медицина (с упором на практические кейсы) — годик легко, в дополнение к анатомии. Вряд ли всем даже производные из математики в жизни пригодятся, а вот эти предметы — точно пригодятся. Я бы обязательно их сделал всеобщими.

              Теперь про рыночную модель. Если оставить за скобками приведенное выше дополнительное (необязательное, опционально-углубленное) образование, то я считаю, что вообще всё профессиональное образование должно быть платным. Будь то среднее или высшее. Другой вопрос, что должны быть развитые механизмы изыскания средств для обучения. Обычно их три вида: государственные, коммерческие и персональные. Государственные: гранты и стипендии для одаренных или обездоленных (социально незащищенных), в минимальном, буквально штучном количестве, публично и явно, со строгой отчетностью. Коммерческие: оплата за счёт будущего работодателя под контрактные обязательства студента, всем выгодно — и фирме, и человеку. Персональные: банковские образовательные кредиты, по типу ипотечных — пошёл, взял, отучился, выплачиваешь; или личные деньги семьи.

              Каждый должен понимать, что профессиональное образование — это инвестиция в будущий уровень жизни. Люди, которые учатся «просто так», не собираясь заниматься профессией, должны осознавать, что они выкидывают свои деньги.

              Частная школа должна работать в такой же парадигме. Можно рассматривать частную школу, как начальное профессиональное образование. Она должна давать базовый уровень и дополнительные классы, как и все школы. Но при этом должна чем-то выделяться, чтоб оправдывать плату. Это могут быть более тесные связи с коммерцией, для подбора кандидатов на коммерческую модель получения профессионального образования. Может быть просто более добротная подготовка по какому-то профилю. Может даже быть, как сейчас, просто сегрегация богатых, чтоб не приходилось общаться с простолюдьем (не самая этичная модель выделения, но всё же).

              Не уверен, что я на всё ответил, простите. Готов уточнять.
              0

              Ещё, кстати, есть предметы легко поддающиеся автоматизации, есть те, которые не очень.
              Можно посмеяться, что те, что не очень — это гуманитарная фигня, а не предметы, но всё же. То как можно персонализировать изучение языка через приложуху уже много кто заценил. Да, потом с тем, что сделано в приложухе надо выходить в диалог к носителям и т.п. но в целом, предметы, в которых наибольшее значение имеет объем усвоенного материала гештальты его (материала) использования формализуются хорошо.


              Там, где нужны «действительно человеческие» навыки: литература, музыка, программирование — формализация, скажем так… Дорога. Да, можно действительно напрячься и сделать обучение или систему контроля из серии «Code Quest». Но, чтобы никто не взламывал систему — таких квестов надо будет писать разных и много. Есть у меня в практике сейчас области, которые я хотел бы автоматизировать на платформе какой-нибудь LMS. Но, даже если представить, что уже все настроено — только строчи задачи — я не знаю, с какого количества учеников рентабельнее будет их загонять в задачник, чем с каждым по отдельности возиться по старинке, из головы)

            +1
            Спасибо. Для того и пишу, чтоб люди, что умней меня, сказали критику, и может быть кто-то, что просто не задумывался, задумался…
            +3

            Профсоюзы могут решить проблему оплаты труда педагогов, но качеством обслуживания предприятия с профсоюзами особо не славятся. В целом государственные школы — это не про образование, а про продолжение детского садика для подростков, где десять лет детей занимают сложением-умножением, зубрением правил языка и названий столиц — то есть тем, что можно изучить за два-три года при наличии интернета и желания.

              0
              По классике производство и контроль качаства — это разные и не связанные структуры финансово и административно. Ладно, не верим контролёрам, тогда их роль должны выполнять сами потребители, но как минимум не хотят вникать в специфику отрасли, чтобы проверить качество заявленных метрик, и развибираться кому конкретно на какие нарушения жаловать, в итоге реагируют полуиснтинктивно, в рамках заявленных метрик и на уровне нравится-не нравится.
              По идее, если преподаватели не могут, а минобр не хочет, ситуацию должны разгребать родительские комитеты. Но то ли я чего-то не понимаю, то ли большинству родителей всё ОК.
                0
                Вот только вы совсем ничего не написали ни про Анзора Ахмедовича, ни про Кравцова, нашего нового министра, ни про то, почему учителя перестали ставить двойки. А без этого все эти рассуждение про сферический рынок в вакууме не имеют смысла.
                  0
                  Не всё можно писать и не везде. Тут как в том анекдоте про диссидента, разбрасывающего чистые листы на Красной площади: «А зачем писать-то? И так всё ясно...»
                  0
                  > заказчик и «объект» услуги — разные лица. (Вообще говоря, в этом нет ничего необычного, ведь очень часто вы заказываете мойку не себя, а своего авто, стрижку — своего кота, уборку — своего дома и т.д.)

                  Авто, кот и дом — это лица?
                    0
                    Ну кот пожалуй может сильно возмутиться если ему процесс не понравится.
                      0
                      Дом — может быть юр.лицом, типа ТСЖ. А ребёнок до 14 лет — недееспособен, ровно как и кот.

                      P.S. Впрочем, мелкие бытовые сделки ребенку с 6 лет разрешены. В отличие от кота.
                        0
                        Не обижайте кота. У него тоже есть вполне себе права и обременения. Может устраивать бартер: дохлые мыши на молоко. )))
                      0
                      Тяжело увязать в одно две следующие мысли автора. Первая, где от имени учителя корят родителей, не общающихся с ним напрямую… И вторая, где родители виноваты в том, что достают учителя по чём зря.

                      Бывают разные родители. Здесь приведены две крайности.
                        0
                        Как бы я считаю что обсуждение подобного вида проблем — не тематика данного сайта. Элементарно по причине полной профанации в педагогике местного сообщества (про исключения я в курсе, но это чаще просто исключения чем правило Хабра). Есть люди которые педагогику и ее проблемы понимают, но они либо молчат, либо что-то пытаются сделать не здесь. Пытаться родить что-то среди людей которые просто родители — бестолковое занятие.

                        P.S. Понимаю что огребу в очередной раз, но это реальность :-) Только примеры «а у меня ребенок такой и это я сделал», «я тут пару детей научил, нефиг меня учить», «я лучше понимаю, чем вы все вместе взятые» — это как раз будет только подтверждать мое мнение, т.к. педагогика это не на год на два, а на десятилетия. И опыт 1-2-3 лет не дает оценки результата, как и единичные случаи воспитания 1-2-3 детей.
                          0
                          С другой стороны, до сей поры право «владения и распоряжения» ребёнком у нас (по умолчанию) отдано именно родителям. Пока ещё не надо сдавать экзамены на «право размножения». Родители не во всём профессионалы. Как и все. Мы же не запрещаем есть всем, кроме диетологов, или бегать — всем, кроме легкоатлетов. Каждый, как говорится, сам венец кузнец своему счастью (а к этому понятию легко можно присовокупить и счастье детей каждого).

                          Кузнец именно что своему счастью. И когда я плохо ем и неправильно бегаю, я убиваю своё здоровье.


                          А вот родители ответственны за чужое здоровье и счастье.

                            0
                            Формально верно. Но я бы не называл их «чужими» родителям.
                            Более того, даже сама возможность таких опций как здоровье и счастье, то есть — жизнь их ребенка — тоже выбор и ответственность родителей.
                            0
                            Тааак мысли вслух, это же наверно те же самые педагоги которые занимаются вбросами на выборах
                              0
                              Конечно. Ведь тех кто отказался уже уволили.
                              Ведь вы же были наблюдателем на выборах?
                              0
                              Я вот подумал, а что если бы были частные школы, но платило за них государство.
                              Родитель мог бы выбирать, куда направлять финансирование из гос. бюджета на обучение своего ребенка. Имхо, это сильно бы подхлестнуло конкуненцию.

                              Что думаете? Какими рисками это может грозить?
                                0

                                А какое место в этом всём будет отведено Анзору Ахмедовичу?

                                0
                                Что-то странное в настройках «лестницы», если взбираясь по ней, нормальные и, возможно, выдающиеся профессионалы принимают правила игры, стимулирующие выгорания «на земле», «в поле». Это только наш «закон природы» или общий?

                                Антигерои русско-японской. Куропаткин — герой Туркестана, Рожественский — герой русско-турецкой. Но наверх взбираются те, кто готов принять правила игры в верхах. Прогнувшиеся увы и готовые нагибать и брать подношения. И второе — каждый достигает на карьерной лестнице уровня своей некомпетентности.
                                  –1
                                  Преподаватель — хочу читать лекции 30-40 годичной давности. Получил диплом — живешь за его счет всю жизнь.
                                  Тоже преподаватель — хочу много денег.
                                  Давайте тогда уберем вообще профессию «педагог». Или будем требовать переучиваться. Хотим рыночные зряплаты, а рыночную экономику не хотим.
                                    0
                                    Мне кажется, что социальная политика России сейчас всеми фибрами избежать безработицы. В итоге куча организаций с минимальными зарплатами. Учителя, милиция, военкоматы, ракетостроение с оборонкой, НИИ всякие академические… Не можешь — выгораешь, можешь — берешь взятки и отстегиваешь наверх. Ибо нормальных денег для нормальной деятельности нет. И плюс бюрократизация для создания фасада благополучия

                                    Only users with full accounts can post comments. Log in, please.