Как стать автором
Обновить
198.73
Рейтинг
JUG Ru Group
Онлайн-конференции для Senior-разработчиков

Влияние кризиса на IT: уволят ли нас всех

Блог компании JUG Ru Group Карьера в IT-индустрии Финансы в IT


Нередко вижу слова в духе «по другим отраслям коронавирус сильно ударил, а вот IT практически не затронул». Мол, веб-сервисы от карантина только выиграли, писать код можно и удалённо, а раз сейчас ограничения отменяют — значит, всё закончилось хорошо, проблем нет и теперь уже не будет.


По-моему, заявлять такое означает не вполне понимать ситуацию. Существует, например, прогноз Минкомсвязи, что российская IT-отрасль может стать убыточной, а численность российских айтишников во втором полугодии может снизиться на 27 000 человек. Понятия не имею, насколько сбудется конкретно этот прогноз, но поискал разные данные, и в целом они подтверждают: хотя IT и повезло больше многих, картина невесёлая, а уверенно говорить «всё осталось позади» рано.


Как всё могло ухудшиться в период, когда популярность онлайн-сервисов резко возросла? Как происходящее может сказаться на обычном айтишнике? И что ему делать, чтобы сложности задели как можно меньше?


Как ситуация задела IT


Когда говорят «по многим происходящее ударило, а в IT всё осталось по-прежнему», мне вспоминается анекдот «деньги я беру в тумбочке». Считать, что здесь всё может оставаться по-прежнему, когда сразу у многих других ухудшается — это считать, что у IT-отрасли какая-то своя отдельная экономика, в которой средства возникают сами собой. Давайте вспомним, откуда они берутся на самом деле.


Начнём с лежащего на поверхности: есть IT-компании, напрямую зависящие от пострадавших отраслей. Сервис Airbnb получает доход, когда кто-то заселяется с его помощью — значит, при жёстком упадке туризма так же жёстко падает сам. От безысходности там попытались продавать «онлайн-впечатления», но вряд ли это сильно помогает, так что в компании сократили 1900 человек (25% от всего штата). И это только один пример: пострадали IT-сервисы, связанные с массовыми мероприятиями, общепитом, авиаперелётами и многим другим. Наверняка многие графики пользовательской активности были похожи на это:



Теперь перейдём к менее очевидному. Есть гиганты вроде Google и Яндекса, от которых зависят рабочие места многих тысяч разработчиков. Раз они не завязаны на туризм, и у них потребительские веб-сервисы (что актуально на карантине), то у них всё хорошо? Нет. Во-первых, у гигантов тоже есть пострадавшие сервисы. Когда каршеринг временно запрещают, Яндекс.Драйв несёт большие убытки. И если разрабатывать софт на карантине не проблема, то с железом всё куда сложнее: Google до сих пор не представил Pixel 4a, который ожидали ещё весной.


А во-вторых, вспомним, что главный источник дохода Google и Яндекса — реклама. Они существуют на деньги рекламодателей, в большинстве своём неайтишных, от стереотипичных «пластиковых окон» до тех же турфирм. И чего ждать в ситуации, когда сразу у очень многих рекламодателей падают доходы и сокращаются рекламные бюджеты? Точные итоги ещё не подвести — но Тигран Худавердян, возглавляющий Яндекс, ранее говорил «пока можно сказать, что всё идет плохо». Крупных сокращений в Яндексе пока не было, но компания активно урезала различные расходы.


А теперь давайте учтём, что от рекламы зависят не только поисковики, но и соцсети, видеохостинги, новостные сайты и так далее. И будем вспоминать об этом каждый раз при виде комментариев «да веб от карантина только выиграл».


Вы скажете: пусть рекламная модель в проигрыше, но ведь многие веб-сервисы получают деньги не от рекламы, а напрямую от пользователей. Пользователи же на карантине ринулись заменять офлайн такими сервисами! Вместо футбола во дворе — онлайн-игры, вместо кинотеатров — стриминг вроде Netflix, вместо кафе — агрегаторы доставки готовой еды, вместо стрип-клубов — вебкам-сайты. Они же все должны были озолотиться!


Тоже не обязательно. Да, средний пользователь гораздо больше обычного пользовался онлайн-сервисами, но значит ли это, что он гораздо больше обычного платил? Многие люди потеряли уверенность в будущих доходах и принялись откладывать в рекордных масштабах, а не сорить деньгами.


А в итоге ситуации могут различаться. В гейминге всё и правда оптимистично: например, Playrix рапортовал о рекордном доходе. Но вот в вебкам-индустрии писали об аудитории: «Мемберы, хоть и сидят по домам, но сидят осторожно. Нервничают, не тратят, подпасают». И что даст всплеск неплатящих пользователей, кроме роста расходов на хостинг?


Что до видеостриминга и доставки готовой еды, то хочется напомнить, как выглядели эти рынки в докарантинном мире. Еда: рестораны жалуются «всю прибыль съедает комиссия агрегаторов», а сами агрегаторы тем временем работают вообще в убыток (что российские Яндекс.Еда и Delivery Club, что западные Grubhub и Uber Eats). Онлайн-кинотеатры: российские игроки убыточные, а у Netflix дела получше, но там все деньги сразу вкладывают в контент и тоже остаются без чистой прибыли.


Так что, читая бодрые слова онлайн-кинотеатров о большом росте просмотров, стоит задаться вопросом: а с прибыльностью-то как дела? Об этом кинотеатры почему-то рассказывать не стали. Зато есть частичные данные по еде. Хотя в марте заказы уже устремились вверх, Grubhub и Uber Eats по итогам первого квартала по-прежнему показали потери. Вывод получается такой: конечно, карантин сыграл стримингу и еде на руку, но пока воображение рисует золотые горы, на самом деле большинству таких компаний даже не выжить без инвестиций.


Давайте тогда о жизни на инвестиции и поговорим. В мире вообще немало убыточных IT-компаний. Чаще всего это маленькие стартапы, где существовать на средства инвесторов логично. Но новичками дело не ограничивается: Uber существует 11 лет, разросся до десятков тысяч сотрудников и вышел на IPO, а вот в плюс так и не вышел. У Spotify, Square, Tesla, Lyft и Pinterest дела немногим лучше. То есть существует много айтишников, зарплата которых не приходит целиком из карманов довольных пользователей — требуется карман совладельца компании.


А что происходит с такими карманами в случае кризиса? Можно обратиться к истории: рецессия 2008-го сократила венчурные инвестиции на 30%. То есть это ещё один поток средств в IT, способный сильно ослабеть. Если в тучные времена инвесторы готовы смело вкладываться в убыточные компании в надежде «когда-нибудь одна из них окажется новым гуглом», то в период затягивания поясов красивые фантазии становятся менее уместны.


Тот же Uber из-за своей убыточности и раньше проводил сокращения, а в карантин ещё и снизилось число заказов, и в результате компания сократила сначала 3700 человек, а затем ещё 3000 — суммарно около четверти всего штата.


Конечно, все эти проблемы не отменяют того, что есть и истории успеха. Помимо упомянутого гейминга, вспоминаются, например, сервисы для удалённой работы. Miro и раньше был IT-гордостью Перми, а при всеобщем переходе к удалёнке резко стал актуальнее, и пока где-то происходят массовые сокращения, у него открыто немало вакансий. Да, кому-то стало лучше, а не хуже.


И наверняка есть множество компаний, на которых происходящее особо не сказалось ни в какую сторону. Скажем, не нашёл хорошей информации по госзаказу, но предполагаю, что там «тихая гавань» (ну или «застойное болото», тут уж кому как), где бюджеты пока никак принципиально не менялись.


Но в целом проигрыши выглядят куда масштабнее выигрышей. Сайт layoffs.fyi собирает информацию о «сокращениях в стартапах» (слово «стартап» там понимают вольно, Uber тоже считают им), и на их счётчике уже более 60 000 сокращённых. Вряд ли они все окажутся трудоустроены в Miro.


А общий вывод получается такой: катастрофы не произошло, но если на карантине разработчики по-прежнему продолжили писать код, и он продолжил где-то исполняться, то это ещё не значит, что он продолжил приносить столько же денег.


И что дальше


Ещё одна вещь, которая кажется мне необоснованным оптимизмом: уверенно говорить «обещали экономическую катастрофу, а всё уже вернулось в норму». Мол, ограничения снимают, и смотрите — вот сотрудник Aviasales пишет «всё восстанавливается даже быстрее, чем ожидалось»! Сложности позади!


Ну, во-первых, к любой такой оптимистичной новости можно мысленно добавлять эту картинку:



Во-вторых, есть и противоположные новости вроде той, что число официально зарегистрированных российских безработных в июне продолжило расти.


В-третьих, существует риск «второй волны» пандемии.


А в-четвёртых, даже если второй волны не будет — отмена карантинных ограничений не означает, что в экономике всё автоматически так же улучшается. Главное «бдыщ» всё ещё может оставаться впереди.


Например, потому что за время карантина многие компании и люди успели кому-то задолжать, но тогда из-за «военного времени» к невыплатам относились с пониманием. А когда карантин заканчивается, понимание тоже заканчивается. И в результате банкротство может наступать тогда, когда со стороны кажется, что всё уже стало хорошо.


В США опасаются «апокалипсиса выселений»: большому числу людей стало нечем платить аренду или ипотеку, а среди арендодателей немногие захотят долго идти навстречу.


А из российских примеров мне запомнился майский пост совладельца магазина комиксов «Чук и Гик»:


«Что начнется после окончания карантина? Когда поставщики будут иметь сомнительное, но право приостановить отгрузки до выплаты долга; когда нужно будет начинать выплачивать все, на что дали отсрочки и каникулы, не имея привычных оборотов; когда аренды повысят до обычных величин, а часть клиентуры еще довольно долго будет подстраховываться и прятаться дома от новой волны пандемии или попросту экономить, в связи с потерей или уменьшением зарплаты; когда будут нужны деньги, а объем новых товаров даже в нашей нише уже заметно снизился и не восстановится сиюминутно — что тогда?

Тогда наш магазин и индустрию комиксов в России ждут те самые потрясения, которых по большей части удавалось избежать весной».

Я не экономист и не могу прогнозировать, ограничится тут всё отдельными печальными историями, или это приведёт к «эффекту домино» с кучей банкротств по цепочке. Но попробовал разобраться, чего ожидают экономисты. Вывод оказался таким: они тоже не знают, чего ждать. Традиционные подходы к экономическому прогнозированию в условиях пандемии не работают. В итоге никакого консенсуса среди специалистов нет, и можно найти прогноз на любой вкус, от оптимистичного V-образного «ща всё восстановится стремительным отскоком» до ожиданий новой Великой депрессии.


Что делать, когда даже специалисты не могут ничего спрогнозировать? По-моему, действовать, исходя из того, что вероятен любой вариант: и «всё будет хорошо», и «всё будет плохо».


Как это сказывается на айтишниках?


Окей, индустрию уже ощутимо задело и может задеть ещё сильнее — а что это значит для конкретных людей в ней? Про 60 000+ человек из статистики layoffs.fyi, попавших под волну сокращений, понятно, а что ещё можно сказать о состоянии айтишного рынка труда?


Тут я сам тоже не эксперт, поэтому вспомнил свою знакомую Надю Петрову, открывшую HR-агентство Luna Park, и спросил, что сейчас видно ей. С её стороны выглядит так:


  • Многие заморозили найм: обходятся без сокращений, но и новых людей не берут
  • Помимо найма, часть компаний сокращает расходы и всевозможными другими способами
  • А кандидаты тем временем опасаются менять работу: «на текущей всё вроде стабильно, а на новой, если что, первым уволят»
  • Стартапы сейчас закрываются чаще обычного, но какого-то масштабного прилива кандидатов на рынке труда это не создало
  • Вообще у разных компаний всё ощутимо по-разному, есть и выигравшие, но в среднем по рынку ухудшение
  • При этом в начале пандемии зачастую было отношение «да это какая-то ерунда и скоро всё пройдёт», но со временем ощутили серьёзность ситуации

В описанном не вижу апокалипсиса, тут есть даже хорошая новость для айтишников: если увидишь вакансию своей мечты, то заполучить эту работу может помочь то, что какие-то другие кандидаты будут пережидать неспокойное время и не позарятся на неё.


Но если даже те компании, которые не сокращают, замораживают найм — значит, вероятность увидеть вакансию своей мечты сейчас ниже обычного. А вот вероятность внезапно столкнуться с необходимостью выбирать «из того, что дают» выше обычного. Это неприятное сочетание.


А что дальше? Если сбудутся благоприятные экономические прогнозы, то всё просто вернётся к прежнему уровню. Но если неблагоприятные, ситуация может стать ещё хуже — и, как мне кажется, это может изменить привычный баланс на рынке труда.


Есть стереотипичное представление «пока за разработчиком бегают и обещают ему разные "печеньки", он лениво выбирает из предложений». С этим можно спорить: «предложений хватает, но они зовут в опенспейсы, можно вместо печенек дать комфортные мне условия работы?» Но в целом дефицит кадров в IT действительно играет на руку работнику — компании активно конкурируют и зарплатами, и другими вещами, позволяя кандидатам предъявлять к работодателю больше требований, чем во многих других сферах.



В шутках из «Кремниевой долины» есть доля правды


Думаю, ухудшение экономической ситуации изменит этот баланс не в пользу работников. Многие компании, даже желая биться за разработчиков самыми разными способами, просто больше не смогут себе это позволить. И окажется, что опенспейс никуда не делся, но теперь ещё и печенек нет.


Работать без печенек — ещё куда ни шло. Неприятнее следующий сценарий: когда не беспокоишься за свою работу, потому что ты ценный сотрудник для компании, а потом оказывается, что при всей твоей ценности компания не может больше тебя содержать. А когда начинаешь разбираться «и куда теперь», обнаруживаешь, что с работой по твоему профилю всё печально: вакансий куда меньше обычного, и за них надо биться с другими сокращёнными. И из ситуации «компании бегают за сотрудниками» всё превращается в противоположную с необходимостью побегать за достойным работодателем. Если всё будет развиваться неблагополучно, то в 2020-м с таким сценарием может столкнуться гораздо больше айтишников, чем обычно.


И что теперь делать


Хочется не сеять панику «мы все умрём», а действовать конструктивнее. Если впереди вероятны сложности, то что можно сделать, чтобы даже при худшем развитии событий задело как можно меньше? Составить «антикризисный план» полезно, потому что он в любом случае ещё пригодится, даже если в этом году всё обойдётся: экономика циклична, рецессии неизбежны.


Тут нет какого-то единственно верного для всех ответа, можно только делиться мыслями. Поделюсь своими (не уверен, что они на 100% верные), а в комментариях буду рад вашим:


Первая мысль наиболее очевидная, она про разумный подход к финансам. Если у вас нет финансовой «подушки», то самое время ей обзаводиться: жить без неё и так плохая идея, а сейчас особенно. Влезать в кредиты, предполагающие «у меня сохранится текущая зарплата», сейчас тоже не лучшая идея. А вот досрочно гасить имеющиеся кредиты, если есть такая возможность — хорошая идея. На Hacker News был большой тред «как вы готовитесь к рецессии», там ответы оказались на 90% о подобном.


Вторая мысль. Сейчас стоит активнее думать о своём скилл-сете, чем обычно. Думаю, что даже если на данный момент вас никто не собирается сокращать, разумно задаться вопросом «что было бы, если бы я завтра оказался без работы». Насколько мой текущий набор умений востребован на рынке труда? Хотел бы я продолжать заниматься в другом месте тем же, чем занимаюсь сейчас, или это был бы повод что-то поменять? Какие вакансии выглядят для меня самыми привлекательными? Требуются ли там какие-то знания и умения, которыми сейчас ещё не обладаю? А пригодятся ли они, если останусь на текущей работе? Сколько времени нужно для их получения? Могу ли получать их уже сейчас?


Тут есть сложность, связанная как раз с кризисом: сейчас, когда компании сокращают расходы, пункт «обучение сотрудников» тоже попадает под нож, и развиваться за корпоративный счёт оказывается сложнее. Ну, видимо, сейчас время вкладываться в себя самостоятельно.


Третья мысль. В кризис из умений полезнее не «модные и молодёжные», а «скучные и надёжные». В том же треде на Hacker News участник заикнулся, что учит Rust, потому что сейчас пригодится «recession-proof skill». И все наперебой принялись объяснять ему, что если что-то сейчас и можно назвать recession-proof skill, то это будет не молодой Rust, а наоборот, что-то вроде Java / C# / JavaScript. Да, Rust может быть для кого-то настолько увлекательным, что сложно представить «зачем люди захотят писать на чём-то старом», но не надо переносить свои увлечения на экономическую ситуацию. Кризис способствует консервативному поведению и проверенным временем решениям.


И четвёртая мысль. В кризис может пригодиться «фуллстековость». Узкий специалист зависит от судьбы своей узкой ниши, а при готовности браться за разное круг возможностей расширяется, и в сложной ситуации это полезно. Конечно, сложно быть глубоко вовлечённым в разные области одновременно, и если душа требует заниматься чем-то конкретным, вряд ли стоит спорить с ней только ради гарантии занятости. Но можно, как минимум, развиваться в направлении «T-shape»: глубоко закапываясь в одном направлении, при этом посматривать по сторонам, иметь представление о происходящем в других, и быть готовым при необходимости перекатиться во что-то смежное.


А теперь было бы интересно узнать у Хабра:


  • Затронула ли как-либо ситуация вас или компанию, где вы работаете (хоть в худшую сторону, хоть в лучшую)?
  • Изменили ли вы как-то свою жизнь в связи с ней?
  • Какие действия кажутся вам целесообразными для айтишника в ситуации, когда есть вероятность кризиса?

Напоследок — минутка рекламы. Если идея развития «T-shape» вам близка, то вам может быть интересно и вот что: мы в JUG Ru Group сейчас проводим сезон из 8 онлайн-конференций по разным IT-темам, и есть билет-абонемент на все сразу — он как раз рассчитан на людей, которые «копают одну область и посматривают на другие».
Теги:
Хабы:
Всего голосов 117: ↑112 и ↓5 +107
Просмотры 53K
Комментарии Комментарии 185

Информация

Дата основания
Местоположение
Россия
Сайт
jugru.org
Численность
51–100 человек
Дата регистрации
Представитель
Алексей Федоров