Как стать автором
Обновить
29
VovixLDR @VovixLDRread⁠-⁠only

Пользователь

Отправить сообщение
Бред какой-то. Как раз эта статья — «сплошные эмоции» вместо фактов. Автор по ходу напрочь лишен экспоненциального мышления. Мол, если за столько десятилетий не смогли создать сильный ИИ, то и не смогут. Хотя причем здесь вообще сильный человекоподобный ИИ?

Большие данные, которые, вероятно, имел в виду Пейдж и которые потенциально могли бы спасти сотни тысяч жизней, — это не базы поисковых запросов и не ИИ, который якобы должен их «интеллектуально» обрабатывать. Это скорее что-то типа Watson с соответствующей базой знаний, который уже демонстрирует результаты в обработке данных. Имелось в виду, что если бы биомедицинская информация миллионов людей, начиная хотя бы с секвенированных геномов, находилась в открытом доступе, то на основе этих больших данных медицина бы несомненно очень серьезно продвинулась. (Собственно, так оно со временем и будет, хочет этого автор с его скепсисом к «сильным мира сего» типа Пейджа или нет.) 100 тысяч за первый год — возможно, и передергивание, но потенциал здесь реально очень большой. Автор за деревьями ситуативных проблем не видит общего леса — незнание убивает, знания помогают спасать жизни и чем больше таких знаний (релевантных!) доступно для обработки (вовсе необязательно человекоподобным ИИ, биоинформатика развивается и без него), тем лучше в целом для всех.

Люди, которые сейчас боятся не то что делиться, а даже самостоятельно узнавать генетическую и другую биомедицинскую информацию о себе, — это люди с сознанием прошлого. Они полагают, что для них будет лучше, если они будут закрывать глаза на угрозы, которые могут их убить лет так через 50. Почему? Потому что они глубоко поражены пессимизмом в отношении будущего, не понимают, что за эти 50 лет или даже гораздо раньше человечество вполне может разработать способ устранить или отодвинуть ранее неустранимую проблему, и главное — получение подобных данных может напрямую ускорить получение этого результата. Активные пользователи сервисов типа 23andme руководствуются принципом «Познай себя, чтобы себя изменить» и в целом конструктивно относятся к возможностям коллективного человеческого разума в этом отношении. А противники, вероятно, цепляются за старый мир с его ограничениями — как в доступе к информации, так и в возможностях медицины и других наук и технологий, — и основанными на этих ограничениях социальными отношениями. И они придумывают тысячи оправданий для того, чтобы оставаться в этом старом мире, хотя имхо, все это перечеркивается одним простым аргументом — старый мир убивает человека с вероятностью 100% в предсказуемый и весьма ограниченный срок. Поэтому я предпочту ему «дивный новый», даже если в нем социальные отношения будут отличаться от нынешних, как Амстердам от Кабула (и даже не то что «даже если», но и благодаря такой либерализации и открытости в том числе).
Ну вот вам и ПЦ пришел, оккупанты. За Netscape и за все жертвы войны браузеров. Интересно, поверили бы 7 лет назад, что лисичка с собратьями сложат ослика вдвое?:)
Вы думаете, осел продержится целых 33 года?
> переходят от него дальше по цепочке к другим айтишникам, которым он мог слить эти сведения

А вот этим и отличается структура Анонимуса от традиционных организаций, что перехват одного анона (скорее всего не особо квалифицированного) особой погоды не сделает, разве что разозлит остальных анонов и вынудит их дозированно отомстить за это, придержав другую часть информации, чтобы в ответ на это не последовало что-то похуже.

Кроме того, «элитные» аноны наверняка не лохи и, прежде чем публиковать подобную информацию, анализируют, кого еще она может задеть, и вырезают сомнительные фрагменты. Вряд ли там содержатся свидетельства, способные прямо спалить конкретных информаторов и агентов (как в случае Викиликса по Афганистану). А сами сведения… В криминализированном обществе вряд ли для кого-то особый секрет, где находятся «точки», кто курьер, кто «смотрящий», кто оборотень и т. д., т. е. эту информацию можно узнать по множеству каналов и для конкретно того локального сообщества, которое оккупировано криминальной ячейкой, толку от нее мало. Там и так все знают обо всех, включая детей, и на уровне района или городка желающих стать героем крайне мало, у всех есть семьи и т. д. Зато эта информация может стать оружием, выйдя за пределы локальной замкнутой системы. У любого члена сообщества есть такие знакомые, у которых есть знакомые из других городов и регионов, о которых никто не знает. Вот они и могут выкладывать информацию с зачищенными источниками из такого места, за которым картель не следит. И чем больше и разнобразнее сетевые контакты в обществе в целом, тем больше возможностей информацию вынести на свет и скрыть, кто это сделал и как, сделав поиски настолько ресурсоемкими, что на них не хватит сил и времени даже у наркобаронов. Важна также и концентрация удара, возможность управления тем, когда и какая информация будет опубликована — блогеры, которые постят ее просто так, рискуют больше в том числе и за счет того, что враг следит за тем, когда они ее выкладывают.
Фиг его знает, его где-то в комментах уже об этом спрашивали. Но если с ним что-то случится, аноны наверняка в долгу не останутся. Кроме того, вряд ли этот чел лично имеет доступ к компромату или к тем, кто его собирает в Мексике и хранит (общение в чатах не в счет). По идее, он как бы является переговорщиком, гарантирующим, что условия сделки будут соблюдены, поэтому трогать его картелю смысла нет, тем более в США и после того, как эта история получила огласку, ибо этим он только привлечет к себе ненужное внимание американцев и тех, кто действительно способен нанести ему дополнительный физический ущерб.
Правительство там само по уши в этом самом. Почему там вообще начался такой беспредел последние лет 5? До этого были картели, были наркотики, но не было столько трупов (50 000!). Потому что (судя по словам анонимусов) Кальдерон — это своего рода Буш мексиканского разлива, предпочитающий показательно бряцать оружием вместо реальных действий по улучшению жизни населения. Потому что война с наркотиками там ведется такими методами, которые не особо лучше методов наркомафии. Плюс создается видимость приложения усилий: «вот видите, мы воюем как можем», т. е. политический пиар на крови. Короче говоря, Ж как она есть. Рыба гниет с головы.
Ну что, господа. Кажется, 0:0. Картель отпустил анона, о котором якобы не знал, что он анон, и вместе с этим пообещал кое-что сделать с семьей этого теперь уже бывшего анона, если Анонимус после этого информацию опубликует; после чего Анонимус коллективным решением операцию прекратил. Жертв, связанных конкретно с этой операцией, вроде бы нет.

Анонимус, по идее, возвращается к привычной регулярной работе с правительством и обществом, от эффективности которых в конечном счете и зависит дальнейшее положение дел с картелем и его возможности наносить ущерб. Надеяться конкретно сейчас на что-то большее было бы странно — решение застойных социальных проблем это кропотливая работа и прежде всего самого общества.

Также хочу немного прояснить товарищам voicer, tassadar_ha и другим, что я имел в виду под выражениями типа «история на стороне Анонимуса», «Анонимус победит», «асимметричная война с неопределенным результатом» и т. д. и почему вообще весь этот случай — что-то большее, чем глупый безрассудный поступок кучки самонадеянных хацкеров.

Анонимус — это, по сути, особый и новейший тип оружия глобального масштаба. Понятие информационного оружия не ново, однако сейчас перед нами качественно новое его поколение. Когда-то были листовки, газеты, радио, ТВ, интернет, социальные сети. Теперь есть еще и Анонимус — оружие тоже сетевое, распределенное, единицы которого обладают разной степенью защиты (т. е. анонимности).

Каждая новая военная технология после своего появления меняет баланс сил в мире не только и не столько тем физическим ущербом, который она может нанести в случае применения, но прежде всего тем, чего ее обладатель может достичь, манипулируя одним только обещанием применить силу. Анонимус в этом смысле — конечно, не вундервафля, но данный случай показал, что он может как минимум говорить на равных с опаснейшими криминальными организациями мира и выбивать у них кое-какие условия. По состоянию на сегодняшний день.

Но если бы Анонимус был просто очередным медиаканалом, это все имело бы очень мало смысла — как известно, технология дает преимущество тому, кто ее контролирует. Весь же фокус в том, как меняется сам механизм этого контроля. В индустриальную эпоху доминирующей была сама материальная возможность производства газет, радио или телевидения. В последних случаях приходилось считаться еще и с теми, кто контролировал эфир и выдавал разрешение на осуществление вещания. Их влияние, в свою очередь, определялось тем, насколько просто можно было при необходимости прервать несанкционированный процесс распространения информации, вычислить и наказать нарушителя.

С появлением интернета ситуация качественно изменилась. Вещать теперь может любой, а затраты на его выявление существенно возросли — и зависит это уже не от овеществленного крупного материального капитала в виде типографий, радиостанций и т. п., а прежде всего от личных способностей и навыков специалиста по информационной безопасности. Если же рассматривать не индивидуальных высококвалифицированных хакеров, а общество в целом, в нем благодаря интернету качественно развились механизмы обратных связей, что позволяет этому обществу все больше увеличивать объем свобод индивида, которые оно считает допустимым. Возможности влияния на этот процесс со стороны отдельных субъектов все еще существуют (реклама, пиар, политтехнологии, форсинг мемов), но становятся все более «тонкими», общественно допустимыми и опирающимися на интеллектуальную деятельность людей вместо грубой силы.

«Таким образом, по мере развития ИТ и социальных сетей ценность информации и способностей работать с ней приобретает в целом все большее значение и влияние по сравнению с обладанием материальным капиталом и другими ресурсами», — говорит капитан Очевидность. И вот перед нами очередной феномен, вызревающий в информационном обществе, — Анонимус. Чем же он качественно отличается от предыдущих технологий информационной войны и информационного мира?

Уникальная сила Анонимуса в том, что его позиция как коллективного разума, мобилизующего общественность и таким образом пополняющего свои ряды, просто обязана все больше совпадать с коллективными интересами человечества. Не в том смысле, который некоторое время назад получило слово «общечеловеческий» в результате злоупотреблений традиционных СМИ, но и тем более не в смысле тех ценностей, которые у некоторых косномыслящих индивидов превалируют над истинно общечеловеческими. Идеология Анонимуса по сути дела альтерглобалистична — это закономерное историческое движение вперед, увеличение возможностей для общения и иной деятельности в глобальном масштабе, но на тех условиях, которые ставят сами земляне, выбирающие путь Анонимуса или поддерживающие его, находящегося на переднем краю технологий, а не обладатели старых сил, постепенно теряющие власть. Уровень поддержки Анонимуса и соответственно его фактических возможностей зависит (и все больше зависит!) именно от совпадения с общими интересами и ценностями землян, и в каком-то смысле их отражает и проясняет. Возможно, назвать его сегодня самым эффективным субъектом политики в мире было бы преувеличением, но тренд движется именно туда: Анонимус постепенно превращается в щит и меч глобального коллективного разума, в некоего «президента планеты», выдвигаемого постепенно совершенствуемыми методами прямой демократии и меритократии, и помогают ему продвигать свои действия по Сети новые все более эффективные и оперативные формы СМИ, они же защищают его от перехвата враждебными субъектами — любая фальсификация, противоречащая ценностям Анонимуса, а значит и всего человечества, будет встречена обществом с недоверием и быстро опровергнута реальным Анонимусом. Это относится как к откровенно враждебным сигналам, так и к бессмысленным и отвлекающим внимание, а также к появлению отвлекающих его других группировок типа LulzSec, которые приходят и уходят, а Анонимус остается и развивается дальше в силу своей подчеркнуто безличной природы.

Каково будущее Анонимуса, что он нам всем несет? Во-первых, как уже было сказано в предыдущих комментариях, один из нарисовавшихся сегодня трендов — это сегментация, выделение «спецназа» и «ополчения», выполняющего разные роли в тех или иных операциях, особенно качественно нового уровня, сопряженных с реальной физической опасностью. Также постепенно выделяются локальные Анонимусы по странам, крупным городам и регионам — то есть любым обществам, в которых есть достаточно много ИТшников-профессионалов и любителей, чтобы их нельзя было перечислить по пальцам, и при этом присутствуют какие-то специфические только для этой группы средства коммуникации (например, испанский язык) и/или задачи (например, операция мексиканских анонимусов против строительства стадиона на месте какого-то парка, и другие явления чисто локального масштаба).

Развитие глобального и локальных Анонимусов, наряду с развитием информационно-коммуникационных технологий, посредством которых они осуществляют свою деятельность, по мере все большей «мобилизации» внимания общественности позволяют существенно увеличить по сравнению со «старыми» медиа и в дальнейшем увеличивать плотность эффективных операций на единицу времени. Возвращаясь к параллели с оружием, это значит постоянное увеличение скорострельности, дальности и прицельности. И это значит все больше возможностей разрешать проблемы всего лишь демонстрацией этого оружия вместо его применения.

Поговорим теперь немного со скептической позиции. Я знаю, что некоторые уже сейчас приготовили увесистую порцию возражений типа «игрушки все эти ваши анонимусы, а мир катится в тартарары» и т. п. х. В свое время, после обвала доткомов, в журнале «The Economist» была опубликована критическая статья по поводу интернета. Там приводились теперь уже опровергнутые реальностью аргументы, почему интернет это пузырь, и в частности упоминалось, что, мол, когда-то радио тоже называли средством диалога нации о мире с нацией, а в Руанде по нему транслировали призывы к этническим чисткам. Или чуть позже появилось «опровержение» миротворческой роли «Макдональдса» на том основании, что в 2008 году он присутствовал и в Москве, и в Тбилиси. (Предлагаю подумать, почему последний так и не решились штурмовать.) Что можно сказать в этом отношении? Разумеется, не бывает правила без исключений. Shit, как говорится, happens, но главное то, как часто оно happens и к каким последствиям приводит. И вот в этом плане развитие ИТ, как и весь технический прогресс в целом, делает человечеству скорее лучше, чем хуже:). Не без неприятных последствий — но в целом их все меньше на фоне явно положительных результатов.

Анонимус в этом отношении, как уже было сказано, не волшебная палочка. Нет гарантий, что в следующий раз противостояние коллективного сетевого разума и какой-нибудь мафиозной или террористической группировки позволит гарантированно избежать лишних трупов. Однако в долгосрочном плане это оружие (технология, общественный феномен… определение в данном случае не важно) по мере дальнейшей своей эволюции несомненно будет становиться все более важным фактором в жизни человеческого общества и решении глобальных и локальных проблем. То, что какая-либо проблема не поддается быстрой атаке из сети и требует сложного координированного взаимодействия многих сторон, ни в коей мере не приуменьшает роли сетевого сообщества, в том числе и анонимной и особо анонимной его части, в процессе ее решения. Наоборот, сеть и Анонимус в частности становятся ключевыми факторами, приближающими это решение. Победа над наркотизацией и связанным с ней криминалом, даже отдельными его составляющими, в отдельно взятой стране — не дело одного дня, это комплексный вопрос, который займет еще много человеко-дней и хакеров, и политиков, и силовиков, и обычных граждан, и унесет, к сожалению, не одну еще жизнь, но процесс этот идет, и сетевые технологии вместе с «коллективным сознательным» в лице Анонимуса вносят в это дело немалую лепту. Еще пару лет назад подобная новость вообще показалось бы не более чем научной фантастикой киберпанкового жанра.
Я конечно понимаю, что кто-то спит и мечтает, чтобы всех землян пересадить на максимально тупые тонкие клиенты без возможности копирования и сохранения данных, но этому не бывать.
Всегда забавляют демонстрируемые в подобных роликах интерфейсы. Такое все с большими кнопками и птичками, как для дебилов, и физические устройства с «футуристичным», бросающимся в глаза дизайном и доведенными до предела фичами. Последний ролик 1999 в этом смысле показателен:

1) Десктоп. (А где ноутбуки?) «Игрушечный» браузер. Аналог скайпа, с возможностью быстро показать собеседнику видео, и само всплывающее видео, это конечно в точку, но кто из фантастов такого не предсказывал? Точно так же с голосовым управлением. Всем почему-то казалось, что когда эти технологии будут доступны, то они будут использоваться во всех случаях, где раньше применялись более простые.

2) Телефон. С выступающей антенной и корпусом явно «военного» дизайна. Без сенсорного интерфейса (хотя были уже КПК, и далее в ролике показан планшет со стилусом!). В общем, такая себе милитаризованная N95.

3) Планшет. Как оторванная половина ноутбука 90-х, снабженная «футуристическими» выпуклостями:). Ну вот как девушка будет таскать ЭТО с собой, сколько оно будет весить и сколько места займет? Помню, где-то в 2003 была попытка массового вброса недопланшетов в виде трансформирующихся ноутов — дорого, тяжело и сердито. MS тогда всем запудрила мозги, что вскоре все ноуты станут такими.

Не будем также забывать, что относительная реалистичность показанного на видео — это результат того, что практически все показанные технологии к 1999 году так или иначе разрабатывались в стенах MS по крайней мере на уровне концептов. Веб-интерфейс в ролике с попапами и блестящими кнопками — то, как мог бы выглядеть мир без Google и Facebook:). НЯП, по их замыслу даже не IE, а MSN Browser должен был погглотить всех. Хотя в прошлом веке, наверное, все это воспринималось совсем по-другому…
А тем временем операцию усилиями радикального крыла Анонимусов решено продолжить.

www.scmagazineus.com/anonymous-ready-to-continue-with-operation-cartel/article/215883/

Будет жарко.
Каких «всех людей в городе»? В 24-миллионном Мехико что ли? Или хотя бы в 700-тысячном Веракрусе? В мелких же городках сомневаюсь, что остались не свалившие оттуда ИТшники, никак не сотрудничающие с картелем.

У картеля есть два варианта. Либо пытаться задействовать собственные хакерские ресурсы для прицельного вычисления конкретных воюющих с ними анонов (если им это по силам). Либо начать валить рандомных цивилов и тем самым переводить конфликт в совершенно иную плоскость, угрожающую уже политическими и даже геополитическими последствиями.

У Анонов (которые реальные и квалифицированные) стратегия — продолжать бить по уязвимым местам картеля (когда и если для этого имеются возможности) и, что еще более важно, по политикам в Мексике, США и других странах, которые в этом замешаны. Ко всему прочему, важна мобилизация общества — сколько и каких людей в нем готовы рисковать и чем рисковать, чтобы преодолеть криминальный террор. Тут может долго и вяло тлеть, а может разом взорваться, как в Тунисе, Египте и т. д., когда головорезы под конец творили что хотели, но каток уже пошел вперед и давил их несмотря ни на что; за Мексикой вполне может посыпаться Колумбия и другие «братские республики». Обстановка там может взорваться в любой момент, и сейчас сложно сказать, сумеет ли Анонимус, в лице своих наиболее законспирированных представителей, выступить тем запалом, который все взорвет. Мухаммед Буазизи и Гаврила Принцип были вообще одиночками и скорее всего сами вряд ли предполагали, какие последствия вызовут. Еще важен глобальный характер этой войны. Если картель попытается протянуть щупальца к каким-то анонам за пределами Мексики, не будем показывать пальцем, это может стать поводом для новой «войны с террором» и повысить одобрямс превентивных военных действий на чужих территориях, с участием танков и т. д.

Вообще, главное оружие Анона — не суд присяжных, а прежде всего влияние на общество в целом, чтобы оно лучше понимало, что нужно формировать более эффективную власть, полицию, армию, спецслужбы и т. д. и требовало что-то со всем этим делать реально (что не всегда означает прямую силовую агрессию по-кальдероновски), ибо конкретный картель — это всего лишь симптом общего бардака, в котором это общество находится. И наконец, это легитимизация анонимности в глазах общества, чтобы оно понимало, что анонимность может требоваться не только криминалу, который так или иначе наглеет и перестает ее соблюдать, но и в первую очередь тем, кто реально и по собственной инициативе пытается с этим криминалом бороться — для блага самих же неанонимных и ни с кем не воюющих обывателей.

В любом случае ясно, что для Анонимуса, каким мы его знали, предстоит новый этап эволюции. Зверек вырос и посылает нах не только неповоротливых бронтозавров, но и Т-рексов. Для того, чтобы свалить принципиально нового врага, может понадобиться совершенно новая парадигма, отличающаяся не меньше, чем спецназ от регулярной армии или тем более ополчения. Собственно, этот этап уже запущен — рядового анонимуса распускают в запас и формируют элитную группу из самых шустрых «зверей», которые будут способны загнать ящера до смерти по солнцепеку и заставить его свариться в собственном соку. Я бы не стал недооценивать их возможности, поскольку история на стороне Анонимуса и его идейных потомков как принципиально новых общественных феноменов.
Мне вот интересно, а почему «Речь», а не «Рѣчь», зато «рѣдька»? Ять во всех остальных случаях пишется там, где в украинском языке стоит І, но в украинском — «річ» и «редька».
В данном случае пример совершенно мимо кассы. Под линухом есть вирусы, но нет такой критической массы ламеров, которая бы обеспечивала их массовое распространение и прибыльность «разработки». И какое отношение это все имеет к мексиканским анонимусам? Я высказал версию, что создавший ролик анонимус мог быть либо реальным Анонимусом из тех, которые координируют свою деятельность в IRC-чатах и редко себя афишируют даже друг перед другом, либо просто никому не известным провокатором хз из каких кругов, изучившим их стиль придумавшим эту историю ради желтого пиара или дискредитации реальных Анонимусов. Анонимус (с большой буквы) от простого безвестного анонима отличается стремлением к солидарности с себе подобными в вопросах поддержки или агрессии против кого-либо.
Короче говоря, ситуация следующая.

Движение анонимусов, как известно, неоднородно. Есть серьезные и хорошо шифрующиеся хактивисты, есть позеры, есть сомневающиеся. Некоторые представляют свою деятельность в виде какой-то игры.

В то время как основная масса мексиканских активистов засомневалась в перспективах операции — будь то из страха или из разумной оценки рисков для дилетантов — в глобальном движении выделилась группа «радикалов», обещающая продолжать борьбу и организующая теперь нечто вроде спецназа — «Анонимуса в квадрате», с доступом только по приглашению, который будет обеспечивать критически важные элементы операции, такие как публикация непосредственного компромата на картель. Сама операция теперь выходит за пределы противостояния сугубо двух группировок и приобретает масштаб «глобальной революции», «мексиканской весны» (а может быть и общеибероамериканской). Основной целью новой атаки является уже не картель, а правительство, позволившее ему и другим дорасти до таких масштабов, и лично Кальдерон с его «войной против наркотиков» Короче, последствия могут быть намного масштабнее, чем тупое выпиливание неудачливых анонов зетами или сдача зет-оборотней коррумпированному государству. Могут быть — это не значит, что обязательно будут, но потенциал для перерастания локальных конфликтов в нечто большее там есть.
Какая служба безопасности? Причем тут Митник? Принципиальное отличие наркокартеля от публичной корпорации состоит в том, что наркокартель в своих публичных акциях не подстраивается под общественное мнение потребителей. В отличие от даже такой компании, как Sony. Если их за обычное юридическое преследование Геохота так вздрючили, какая волна бы поднялась, если бы ему еще и физически пытались что-то сделать? Мы бы видели по всему миру погромы магазинов и представительств Sony, уже не говоря о бойкотах, организованных не какими-то пиратами, а массовыми и респектабельными общественно-политическими движениями. Не выдумывайте химеру.
Ага, уже переводим стрелки на Open Source. Толсто. Держите юбилейный 100-й минус сами знаете куда.
А вот обращение глобального Анонимуса в связи с этой новостью к Зетам, мексиканцам и мексиканскому правительству:

ht.ly/7gBsN

«THIS IS NOW INTERNATIONAL. THIS IS GLOBAL. YOU CAN TRY TO STOP ANONS IN MEXICO, CENTRAL AMERICA, AND PERHAPS THE UNITED STATES, BUT YOU CAN'T STOP ANONYMOUS AS IT IS A WORLDWIDE IDEA, A GLOBAL SPIRIT IMPOSSIBLE TO SHOT, IMPOSSIBLE TO BURN IN ACID. STOP YOUR REGIME OF TERROR.WE KNOW WE ARE RISKING OUR LIVES, BUT WE PREFER TO DIE STANDING THAN TO LIVE A WHOLE LIFE ON OUR KNEES. WE DON'T KNOW WHO OR WHAT IS REALLY BEHIND YOU. BUT BELIEVE US, WE WILL FIND OUT. WE RARELY FAIL.»
Корпоративу-то что? От чего он должен перестать спать? И какая в действиях криминала «эффективность»? Картель в этот раз пытается действовать точно так же, как действовал всегда — шантаж разглашением информации не является чем-то новым, новым является уровень значения этой информации и особенности организации субъекта шантажа, которые картель и проверяет на прочность. А если действовать подобным образом придет в голову какой-нибудь публичной корпорации, на ее бизнесе можно будет тут же поставить крест.
В большинстве случаев это именно что фигура речи как элемент стратегии: запугать можно большинство, а реально «подвесить» — единицы, и при превышении определенного порога общество перестает бояться и придумывает более эффективные способы противодействия.

В данном же случае скорее возникает вопрос, а был ли вообще мальчик? Кто реально стоял за тем и другим заявлениями? Как вообще проконтролировать, Анонимус ли это, обладающий хакерскими ресурсами по всему шарику, или закос под него?
Мне одному кажется, что и то, и другое заявление под видом анонимусов сделано хрен знает кем? Ну то есть технически они, конечно, тоже анонимы, но хакеры ли, или их задача — формировать имидж Анонимусов как трусов, которые «не отвечают за базар»? Т. е. налицо обыкновенная провокация под «бренд», который кому-то хочется дискредитировать?
1
23 ...

Информация

В рейтинге
Не участвует
Откуда
Киев, Киевская обл., Украина
Дата рождения
Зарегистрирован
Активность